Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Alma Mater » 12-13.12.3013, Capitol. Like a miracle you change me, raise me


12-13.12.3013, Capitol. Like a miracle you change me, raise me

Сообщений 1 страница 20 из 70

1

http://savepic.ru/8595002.gifhttp://savepic.ru/8602171.gif


• Название эпизода: Like a miracle you change me, raise me;
• Участники: Cashmere Fraser, Reagan Lerman;
• Место, время, погода: 12 декабря, конец очередного съемочного дня. Гримерка Кашмиры Фрайзер/возможная смена локации;
• Описание: Кашмира активно работает в статусе капитолийского символа, но в её жизни вне кадра не меняется ничего. Всё та же вежливая отстраненность. А Рэйган по-прежнему не хочет с этим мириться;
• Предупреждения: nope.


+2

2

look

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/564x/4a/70/8f/4a708f4c6d01a457cbf2fde5ce5ae336.jpg

Это всего лишь третий день активных съемок. День. А такое ощущение, что они тянут эту лямку третий месяц. Кашмира по-прежнему улыбалась на камеры, озвучивала ожидаемые от неё речи, обаятельно строила глазки Кристиану (это проще, чем пытаться изображать дружбу с Цецилией), но как только звучало последнее "снято!" - со вздохом облегчения уходила в свою гримерную. Вечернее время начинало обретать подобие упорядоченности - к окончанию съемок Марс заваривал для неё травяной чай, потом машина забирала девушку во дворец Сноу, где едва перешагнув порог своей спальни, Фрайзер выпивала снотворное. И как раз к моменту выхода из душа падала в подушку. На большее сил не хватало.

К тому же такой безумный, расписанный посекундно график, не оставлял возможности думать. О том, как их пропаганда влияет на Тринадцатый и Блеска. О том, что творится во Втором дистрикте... Необходимость целый день быть в обществе и спасала и раздражала. А ещё сразу после выхода первого эфира пришлось вспомнить о том, что такое популярность. Бешеная популярность, ведь все считали её погибшей. Вчера даже отрезок от выхода из телецентра до машины не удалось миновать без навязчивого внимания - мигом собралась группа капитолийцев, выкрикивающих её имя и стремящихся обступить символ со своими личными вопросами. Водитель почти запихал Кашмиру в машину, пока она ссылалась на занятость, но подобное внимание всё равно пугало...

-Ты будешь пить свой чай или гипнотизировать его? - раздается над ухом голос Марса. Кашмира, сидящая с ногами в кресле и обнимающая ладонями высокий термо-стакан, вздрагивает и переводит взгляд на стилиста:
-Да, я пью. Ты вызвал машину? - сегодня чай, кажется, с ромашкой. Марс пытался отучать свою подопечную от снотворного, но несмотря на все вроде бы успокаивающие травы, Кашмира всё равно истерично держалась за свои таблетки, не соглашаясь без них идти спать. Она только начала вырываться из пут событий в Восьмом, создала себе удобную ложь, ставшую теперь официальной для всего Панема версией... И не имела никакого желания возвращаться в свой кошмар:
-Будет не раньше, чем через полчаса. На дороге заносы... Этот снегопад - Марс недовольно вздыхает. На часах всего половина седьмого - не время для Капитолия. Но за окном уже глубокая темнота, и снег сегодня метёт сплошной стеной.

-Полчаса! Я устала. Мне вообще положено спать? - во дворце она при таком раскладе будет примерно к половине восьмого, спать сможет лечь в восемь. Рано? Может быть, но вставать предстоит в семь утра... Да и нет у Кашмиры никаких планов, которыми хотелось бы занять себя после окончания съемочного дня.
-Золотце, время детское. А я не Санта и не могу организовать тебе сани - стилист фыркает, собирая в чемодан все свои кисточки и косметику. На секунду задумавшись, опрыскивает подопечную термальной водой - уставшей за день от грима коже не повредит. Фрайзер делает ещё глоток чая, собираясь немного поныть просто из вредности, когда дверь в гримерную после короткого стука отворяется:

-Что ещё? - огрызается было Кашмира, но когда видит вошедшего, голос вновь возвращается к спокойному тону:
-О, это ты, Рэйган. Что-то случилось? - в рамках съемочного процесса они держались формального "вы", но наедине (а Марс - всё равно что наедине, несмотря на ворчливость, стилист ей по-своему предан) девушка не видела смысла в этих церемониях. Первая мысль - Лерман зашел по рабочему вопросу. Изменения в расписании или типа того... Ему ведь тоже пора домой. Кашмира полагала, что он уже уехал.

+2

3

Начиная с утра снегопад обрушился на город непроглядной стеной, заметая каждый дом, каждую мостовую и каждого незадачливого прохожего, которого угораздило встать на пути летящей по городу метели. Порывы ветра яростно налетали на здание телецентра, будто стараясь опрокинуть на бок стеклянно-бетонную конструкцию,трепали укрепления антенн радиосигнала, усилители, кабели, но маленькие технические воины не сдавались, со всей своей иллюзорной волей бросая вызов разыгравшейся непогоде. Работники хозчасти едва успевали отгребать снег от всевозможных выходов, парковки, дорожек парковой зоны, но даже двойные усилия и резервное подкрепление в лице сердобольных работников, от скуки разминающихся во дворе с лопатой, не могли окончательно противостоять стихии, радовало хотя бы, что отпор давали достойный.
Рэйган поёжился, когда очередной сумасшедший порыв налетел на его панорамное окно, выплёвывая в лицо горстку морозного воздуха вперемешку со снегом. Даже его не иллюзорное чувство безопасности не могло до конца отделить мужчину от творящегося за окном хаоса, словно бы он сам лично стоял в центре древнего, как мир урагана, пытался вглядеться в ту непроглядную снежную пелену, раз за разом всё плотнее жмущуюся к телу. Он мысленно пытался кричать, махать руками, вызволять себя из кокона всевозможными средствами, всё явственнее понимая — это равносильно слепому бултыханию в котле кипящего масла. И когда он успел стать таким сентиментальным? Не то что бы душу и раньше затягивала корка льда, однако что то изменилось внутри Рэйгана Лермана за последнее время. Что то, кто то, когда то повёл не в ту сторону, увлеченный своими благородными порывами, Рэйган и не заметил, как влюбился. И пусть сейчас хоть тысяча человек одновременно завопят, как это пошло и вульгарно звучит, ему будет откровенно наплевать. Мысли о Кашмире обжигали грудь, отдавались гулким эхом в голове, а пальцы непроизвольно сжимались, стоило девушке кинуть очередной «влюблённый» взгляд на перекаченного миротворца. И хоть головой он прекрасно понимал — это только эфир, в жизни Кашмира ничего подобного не испытывает, стараясь обойти миротворца десятой дорогой, но чем больше он себя старался в этом убедить, тем больше попытки казались каким то фальшивыми и откровенно глупыми. Взъерошив чёрные волосы, разметав по лбу несколько прядей, Рэйган в последний раз за сегодня окинул взглядом рабочее место и стремительно удалился из кабинета, точно зная в каком направлении отправится сегодня.

-  Здравствуй Кашмира, можно? Добрый вечер Марс.

Нужно было наконец что то сделать, намекнуть, сказать, мелом на асфальте написать, хоть что-нибудь только бы не это дурманящее бессилие. Взгляд внимательно прошёлся по девушке, подмечая не самое лучшее расположение духа.

-  На улице сильно метёт, все свободные машины Капитолия на выездах, я подумал, ты не против если я отвезу тебя?

+1

4

Стоит отдать Рэйгану должное, он постоянно был рядом. В любой момент съемок, случись Кашмире выйти из себя или растеряться или только подумать о том, что сейчас пригодился бы совет - Лерман мигом проявлялся, как добрая фея. Добрая фея в дорогом костюме. Но и впечатления навязчивости он не создавал - разрешив очередной острый момент, Рэйган растворялся в заботах о своей части съемочного процесса. Он ни разу не напомнил Кашмире об их совместной поездке к её родителям, не намекал на необходимость особого к себе отношения, не заводил больше разговоров о доверии... Именно такая непонятная бескорыстность порой, когда девушка была уверена, что никто этого не видит, заставляла её поглядывать задумчивым анализирующим взглядом в сторону Лермана. Но лишнего общения Кашмира, конечно, не искала.

-Отвезешь? - удивленно переспрашивает девушка. Почему-то она уверена, что к Кристиану или Цицелии Рэйган с подобным предложением не заглядывал. С другой стороны, он не падал в их ванную в попытках выкупать котенка. Некоторое время Кашмира колеблется, но перспектива провести ещё полчаса в гримерке, переругиваясь от скуки с Марсом, не из самых радужных. А Лерман уже зарекомендовал себя, как надежный, не распускающий рук попутчик. И как кстати он сегодня опять оказался рядом. Допив оставшийся чай, Кашмира ставит стакан на туалетный столик:

-Это было бы очень мило с твоей стороны, Рэйган. Марс, ты поедешь? - если бы с ними собрался ещё и стилист, было бы совсем замечательно. Никаких лишних мыслей. Но то ли Марс видит что-то, чего не замечает пребывающая половину времени в себе Кашмира, то ли действительно не хочет доставлять неудобств уже вызванному водителю:
-А кто будет дожидаться машину? Езжай, если так устала, я буду чуть позже - Рэйгану стилист готов доверить подопечную без опасений, к тому же Марсу тоже хочется порой отдыхать от роли няньки при важной персоне.

-Ммм... Хорошо - на лице девушки вновь отражается сомнение, но поглядев за окно и оценив плотность снегопада, Кашмира думает, что и получасом дело, возможно, не ограничится. Она подхватывает с вешалки пуховик, шарф и сумочку, одевается перед зеркалом, поплотнее заматывая шею. На съемочной площадке никого не обрадует простуженное горло.
-Давно не помню такой зимы в Капитолии. Хотя скоро ведь Рождество, погода прямо как в сказках - говорит Фрайзер Рэйгану, когда они выходят из гримерки, оставляя Марса наедине с его чемоданами. Такую метель, наверное, хорошо пережидать у камина, с чашкой какао и чем-то вкусным... Кажется, Кашмира не только устала, но и проголодалась.
-Уже украсил дом? - в Первом они с братом всегда украшали свои дома в деревне победителей, и хотя Блеск ворчал для вида - ему явно доставляло удовольствие ходить за сестрой с накрученной на шею (её же стараниями) мишурой и вешать украшения туда, куда Кашмира не дотягивалась по причине их разницы в росте. В этом году украшать нечего - наверное, какой-то декор во дворце наведут, но ощущения дома в этом не будет ни на грош... Кашмира скучает по настоящему празднику. На выходе из телецентра Рэйган придерживает перед ней дверь, а Фрайзер надевает глубокий капюшон, чтобы не повторять вчерашний эпизод с вниманием поклонников. Хотя едва ли кто-то будет ждать их в такую погоду - снег пригоршнями летит в лицо, а ветер рвёт полы пуховика и развевает концы шарфа.

0

5

Странное чувство, вроде и всё правильно сделал, а тело кольнуло где то в районе седьмого позвонка. Чувство вины? Груз ответственности? Банальный страх? С чего всё это, ведь по сути он просто предложил Кашмире подвезти её до апартаментов, безо всякой задней мысли, сумев даже добродушно улыбнуться, когда девушка предложила поездку Марсу. Он бы и его подвёз, скорее всего в первую очередь, кажется стилист жил перед самым подъездом к Дворцу, на площади фонтанов, как называли её местные, давно укоренившиеся жители. Потом бы выбрал момент, дал водителю знак, тот бы немного поплутал по путям, давая фору на разговор, однако для треклятого чувства это были вовсе даже не аргументы.

-  Доброй ночи, Марс.

Кидает Рэйган напоследок, перед тем, как они с Кашмирой покидают небольшое помещение гримёрки. Всю дорогу до машины они молчат, Лерман не пытается привлечь внимание девушки, ловко подделывая на лице свой обычный, задумчиво-деловитый вид, сцепив руки в замок за спиной, лишь изредка, когда девушка оказывается чуть впереди, бросает на её профиль мимолётный взгляд и тут же отводит, не резко, но достаточно, что бы никто, ничего не заметил. Настроение Кашмиры он заприметил ещё на съёмках, не то канун надвигающегося праздника, не то всеобщая сказочная атмосфера, имеющая свой неповторимый налёт искреннего волшебства, даже в таком насквозь пропитанном фальшью месте, приободряли её, обыденная улыбка становилась чуть шире, глаза смотрели вокруг чуть живее, да и в целом, весь облик приобрёл некую яркость, не аляповатую и помпезную, какой её пытаются навязать стилисты, (не в обиду Марсу будь сказано) а той  первоочередной, природной, какой наградила девушку при рождении сама жизнь. Это несомненно радовало именно поэтому, вечно занятой Рэйган решился именно сегодня обязательно подвезти Кашмиру до дома, насколько им может считаться комната, в фактически ожившем террариуме.

Погода тут же встречает обоих вышедших холодным, порывистым ветром и Рэйган спешит поскорее открыть перед девушкой дверь, прекрасно осознавая, от кого на самом деле она пытается скрыться в слоях глубокого капюшона.

-  Не волнуйся, это защищённая парковка, фанатов сюда не пускают.

Спешит приободрить её Рэйган, после чего водитель мягко трогает с места, выруливает за ворота, вливаясь в общий поток машин на автостраде. В салоне тепло и едва ощутимо пахнет апельсином. Наконец расслабленно откинувшись в кресле мужчине удаётся как следует разглядеть миловидное лицо, что-то вещающее о праздничном настроении.

-  Особенно сказочно выглядит главный торговый центр на площади. Его стилизуют под настоящий сказочный дом Санты, внутри всё очень мило, даже несмотря на заведомый настрой на детскую публику. А вот свой дом я пока не украшал, некогда. Хотя к Рождеству стараюсь не обходить вниманием этот обычай.

Проехав буквально метров сто, машина резко тормозит, едва не выбрасывая своих пассажиров вперёд лицом. Рэйган успевает сориентироваться и крепко хватается за поручен над боковым окном, второй рукой удерживая Кашмиру от столкновения носом с обивкой перегородки.

-  Простите, мистер Лерман, авария на мосту, всё завалено снегом, лопнули два перекрытия. Кажется, в город нам не проехать.

+1

6

-Звучит заманчиво. Уж и не вспомню, когда я последний раз ходила по магазинам - вздыхает Кашмира, откидываясь на удобную спинку кожаного сидения. До Рождества чуть меньше двух недель - в это время она всегда бегала по торговым центрам Первого, думая, чем же удивить родителей и брата. Сейчас вся эта суета казалась такой далёкой... Навреное, последний безмятежный поход на шопинг у неё был в начале осени, до второй Жатвы. Всего несколько слов Сноу, произнесенных с экрана, разделили жизнь на "до" и "после". Получится ли у неё самой совершить то же в контексте всего Панема? Кашмира хмурится, отгоняя ненужные в конце рабочего дня мысли, и спрашивает:

-Если я выберусь за подарками родителям - меня ведь саму не разберут на сувениры? - в конце концов, даже если не получится выбраться к родным лично, не откажут же символу в просьбе передать рождественские подарки? Она и Таме что-нибудь присмотрит. Чем обычно радуют котов? Другой вопрос, что после вчерашнего случая на парковке Кашмира не уверена в возможности спокойной прогулки на шопинг. Даже в бытность победительницей и мирное время в Капитолии это удавалось с переменным успехом... В Первом половина дистрикта помнила их с Блеском детьми, а здесь они дебютировали уже в звёздном статусе. А ещё банально непонятно пока, предусмотрены ли в их гламурной пахоте выходные. Фрайзер расстёгивает пуховик и чуть сползает по сидению, устраиваясь поудобнее... Когда машина резко тормозит, как в первую их поездку. И снова Рэйган удерживает готовую перелететь через салон Кашмиру:

-Черт. Ты не пробовал проверять у водителей наличие прав? - спрашивает девушка Лермана, отбрасывая за спину упавшие на лицо волосы. Конечно, такая экстремальная езда бодрит, но сейчас не тот случай. Если только они не собираются спасать ещё одного котёнка. Причина остановки на деле оказывается куда менее приятной:
-Это единственный путь? И что нам делать? - синие глаза вопросительно глядят на Рэйгана. Перспектива ночевать в гримёрке вовсе не кажется заманчивой - там стоит небольшой и не самый удобный диванчик. Даже если аварию уже разбирают - это займёт какое-то время, а будь Кашмира настроена на ожидание - осталась бы в гримёрной с Марсом и термосом.

-Просто чудесно. Я голодная, уставшая и застрявшая на выезде с парковки. Спасибо, защищенной - в голосе сквозят капризные нотки. Оказывается, даже после Тринадцатого они возвращаются мигом, стоит лишь оказаться в комфорте. Именно от них сейчас отдыхает оставшийся в телецентре стилист. Интересно, Соло и Джонсон уже уехали? А если да, то как? Фрайзер вытягивает уставшие ноги и тоном великомученицы провозглашает:
-Полцарства за плед и чашку какао - или глинтвейна. Почему она просто не может отдохнуть после будней, больше всего похожих на пожар в сумасшедшем доме? Погода больше не кажется Кашмире похожей на рождественскую сказку. В сказках ты не сидишь в машине перед заблокированным аварией мостом.
-Там всё, похоже, серьёзно. Растягивают ленты - подаёт голос водитель, которому происходящее впереди видно лучше, и взгляд Фрайзер вновь упирается в Лермана. Может, он способен так же легко разрешить проблему вне съемочной площадки?

0

7

Интересно, а что произойдёт раньше — их вдребезги разнесёт о ближайший столб на чудовищно скользком асфальте или Кашмиру растащат на сувениры оголтелые поклонники? Видимо дорожная служба решила устроить внеплановый выходной. Это ведь чистая нелепица, что площадь перед дворцом, а так же остальные, более менее роскошные и важные места города зимой поливают текилой и посыпают солью. Если даже без алкоголя дорожная команда умудряется упустить все полимеры, сложно даже подсчитать сколько аварий их безответственность допустит под веселящими парами спиртного. Впрочим сейчас это интересует Рэйгана меньше всего.

-  Филипп, скажи, а объезды тоже перекрыты?

В надежде хоть на малейший просвет, водитель плавно трогает с места, выруливает на третью магистраль, какое то время вглядывается в даль, после медленно качает головой.

-  Сожалею, мистер Лерман, подняты все погодные щиты.

Погодный щит — изобретение совсем новое, ему не было даже полу века, поговаривают, что их изобретатель до сих прохлаждается в своем блаженном уединении, попивая из тонконогого бокала свежеприготовленный мартини. Работал отлаженный механизм не слишком сложно, в случае непогоды, штормового предупреждения или катаклизма, главная дорога оставалась неприкосновенной, однако обходные пути мгновенно запечатывались гигантскими металлопластиковыми листами, в защитном кожухе, сделанными на подобие купола. Аэродинамическая конструкция позволяла с лёгкостью пропускать через себя  беспрепятственно ненастье до 8 баллов, таким образом ограждая единственные короткие пути выезда до установления благоприятных условий. В данный момент, из-за сильного ветра и больших хлопьев снега, вдали виднелся лишь контур выпуклого строения, но виднелся отчетливо, достаточно для того что бы понять — путь вперёд нет!

-  Полагаю в гримерке телецентра для тебя найдётся всё необходимое, но с наименьшим комфортом. Могу предложить остановиться у меня. Дом большой, выделю отдельную комнату, накормлю, напою, в бане выпарю, и клятвенно обещаю не приставать.

Последнюю фразу Рэйган произносит чуть тише обычного, ни к чему водителю слушать приватные беседы своих пассажиров. Кажется Кашмира напряглась, это неудивительно, однако Рэйган действительно искренне хотел помочь, даже несмотря на радость где то в глубине души в отношении разыгравшийся бури.

+1

8

На секунду брезжит надежда - вдруг какому-то из объездных путей повезло сильнее. Машина трогается с места, создавая ощущение продвижения, и Кашмира успокаивается... Впрочем, ненадолго. Скоро водитель "радует" их очередным известием - магистрали перекрыты. Значит, они остаются в этой части города. И ужинать придётся в лучшем случае какой-нибудь разогретой дрянью, раздобытой Марсом... Вот он порадуется, увидев их снова на пороге гримёрки. Фрайзер раздраженно фыркает, а когда Рэйган озвучивает своё предложение - удивлённо смотрит на мужчину. Логично, что он живёт где-то неподалёку от телецентра... Но... Поехать на ночлег в незнакомый капитолийский дом...

-Ох... Рэйган, я даже не знаю... - ночевать в гримёрке не хочется, ехать к Лерману боязно. Вроде бы он живёт один, но в глазах Кашмиры это одновременно плюс и минус. Наверное, с пол минуты победительница молчит. Рэйган здорово помогал ей с решением всех рабочих проблем, но оказаться у него дома - это что-то другое, более личное. Впрочем... Приставаний от Лермана девушка действительно не опасается. А желудок сводит от голода и хочется уже вытянуться нормально, позволить отдохнуть ногам и спине... Одна ночь. Отдельная комната. Звучит не так уж страшно, если:

-Мы ведь можем утром вернуться в телецентр по отдельности? Если кто-то здесь увидит, что мы приехали на одной машине, то мы потом не докажем, приставал ты ко мне или нет - девушка улыбается, чтобы смягчить эффект своих слов, и уже менее напряженным тоном добавляет:
-Я буду очень тебе признательна. Особенно если ты накормишь меня чем-то таким же вкусным, как тот пирог - да, перспектива вкусного ужина способна здоров склонить чашу весов. Кашмира сама не верит, что проявляет подобное доверие, но...

Автомобиль вновь трогается с места. На сей раз едут они недолго - минут двадцать. Хотя пункт их назначения оказывается тихим ухоженным дорогим районом, из тех, где дома не понатыканы впритык друг к другу. Приятное ощущение свободного пространства. Лерман открывает дверцу машины и девушка выбирается наружу. Почти по щиколотку проваливаясь в снег - всё вокруг словно укрыто одеялом. И посреди этого белоснежного пейзажа - изящный кирпичный особняк. Двухэтажный,  каждой стороны примыкает по крылу. Большие окна - в таком доме, должно быть, много света. Жилище Кашмиры в деревне победителей скромнее, но тоже выдержано в похожем стиле... Разве что балкона у девушки нет.

-У тебя красивый дом. Рэйган, это точно... Удобно? Я не хочу тебя стеснять. Так что вполне могу поужинать в комнате, которую ты мне выделишь, и ты не увидишь меня до утра - ей не привыкать затворничать в спальне. Но сейчас, когда они идут по заснеженной дорожке к крыльцу, Кашмира думает о том, что могла бы потратить некоторое время на беседу за ужином. Да и с самим ужином посильно помочь, если нужно... В качестве платы за гостеприимство. Или здесь есть прислуга? Хочется надеяться, что не безгласые. У Фрайзер мурашки по коже от этой моды.

дом

http://savepic.ru/8712251.jpg

+1

9

Пропустив короткую улыбку и кивнув в знак согласия, Рэйган даёт отмашку водителю и автомобиль плавно сдаёт назад, выруливая на, покинутую минуту назад магистраль, плавно вливаясь в поток редких машин. Ветер по прежнему завывает, клубит в воздухе хлопья снега, что забивают собой каждый свободный сантиметр площади, ложась на лобовое стекло, покрывая его размеренной корочкой льда и дворники едва успевают смахивать её, дабы водитель не пропустил очередной поворот и не угодил в кювет. Кашмира зря подставила под сомнение способности их водителя. Филипп работал на Рэйгана вот уже более десятка лет, в своё время начинающий заместитель заметил молодого, но уже весьма опытного парнишку, что гонял на закреплённом за телецентром автопарке, проводя тест-драйв видавших годы машин. Многие из них были редкими моделями, фактически коллекционными выпусками, однако эта не та мера, которая будет ценится в современном Капитолии. Цена, редкость, роскошь, всё это несомненно важно, нужно и бесспорно прекрасно, однако местные богачи уже до отказа набили свои карманы всевозможным редким барахлом, а в средствах передвижения ценили теперь прежде всего безопасность и комфорт. Филиппа не очень то хотели брать водителем, несмотря на очевидный потенциал, гонял он по пересеченной местности так, что ангелы-хранители ссаживались с машины ещё раньше своих подопечных. Но Рэйган был не из пугливых, приметив парнишку, выходца из третьего дистрикта, он перекупил его у второго помощника, первого секретаря, официально права числились именно за ним, предоставил жильё, достойную оплату, а взамен потребовал лишь возить его настолько безопасно, насколько сам Филипп мог ощущать ситуацию. Что характерно, ни одной аварии за все десять лет вождения не наблюдалось, даже по мелочам.

-  Ну, пирог не самое вкусное, что я ещё умею делать. Сегодня, знаешь ли такое настроение, хочется чего то необычного. Буду признателен, если поможешь. Только чур условие — никакого алкоголя до начала ужина!

Весело подмигнув, как бы обозначая, что он помнит в чём заключалась её прошлая помощь, при этом совершенно не держа никаких обид, Рэйган переводит взгляд в окно, намечая взглядом первые крыши домой своего района.  Большого, светлого и совершенно не расчищенного, машина едва не буксовала на подъезде.

-  Мда, наверное все силы дорожных служб Капитолия пущены на разбор завала на главном мосту. Ладно, не критично. Кашмира позволь.

Сделав чересчур резкий шаг навстречу, Рэйган подхватывает Кашмиру на руки, вознося точно над возвышающимся сугробом, проваливаясь в него по колено. Негоже девушке в таких коротких ботинках ходить по километровым сугробам. Как бы двусмысленно ни звучало, отпустил её Рэйган только когда оба переступили порог дома. Прихожую тут же залил тёплый ламповый свет.

-  Располагайся. Ванна находится там, там и там.

Покрасневшая рука указала в трёх разных направлениях.

-  Гостевые комнаты есть на втором, три двери слева, выбери любую понравившуюся. Кстати, прислуги у меня нет, если не считать приходящей. Так что ничьего присутствия можешь не опасаться.

Скинув с себя заснеженное пальто и помогая раздеться Кашмире, Рэйган коротко взглянул в сторону кухни, прикидывая в уме варианты на будущий ужин.

+1

10

Ноги утопают в засыпавшем дорожку снегу, пробираясь к входной двери, Кашмира не очень-то смотрит в сторону Рэйгана и пропускает тот момент, когда мужчина резко сокращает между ними расстояние и... Подхватывает её на руки?
-Что ты делаешь?! - конечно, первая реакция - страх. Мышцы каменеют, девушка дёргается, едва не ударив Лермана головой в подбородок. Но несколькими мгновениями позже приходит осознание - с ней не делают ничего плохого. Просто несут. И сей процесс по такому глубокому снегу вряд ли даётся Рэйгану легко. Тогда зачем он это делает? Кашмира вполне в состоянии сама преодолеть разделяющее её с крыльцом расстояние. Никому не приходило в голову избавлять её от потенциального дискомфорта таким образом... Но чуть успокоившись на руках Рэйгана, Фрайзер не может не признать, что это приятно. Когда в тебе видят не игрушку и не профи, способную справиться со всеми своими проблемами самостоятельно. Обычную девушку.

-Спасибо... - несколько шокированно бормочет победительница, когда оба оказываются в тепле и Лерман вновь ставит свою ношу на ноги. За порогом дома. Рэйган перенёс её, как невесту... Эта идея кажется донельзя смешной. Просто... У Лермана выработалась дурная привычка помогать ей. Вот и всё. Для него дурная, конечно. Кашмира снимает пуховик, отдаёт его Рэйгану и с любопытством озирается. Уютную прихожую заливает тёплый свет - отсюда можно пройти, видимо, в кухню и гостиную, в зоне видимости оказывается и широкая лестница, ведущая на второй этаж.

-Хорошо. Скоро спущусь - взгляд Фрайзер невольно цепляется за покрасневшую руку Лермана - замёрз, но донёс её через сугробы... Пару раз моргнув, Кашмира поднимается в указанном к гостевым комнатам направлении. Значит, прислуга здесь приходящая, как дома в Первом. И готовит он сам... Рэйган странный. Но это приятные странности. Дом обставлялся явно с расчетом на комфорт хозяина, а не на впечатления гостей. Никакого безумного хай-тека или повсеместной позолоты или стилизации, например, под римскую эпоху. Фрайзер случалось бывать в особняке, где гостиной служила купальня. Здесь - ничего подобного. Тёплые тона стен, мягкий ковёр под ногами, торшеры на стенах - всё дорого и качественно, но со вкусом и не вычурно. Из любопытства предоставленная себе Кашмира, конечно, заглядывает во все три спальни. Неужели здесь останавливается столько гостей?

Первая спальня оформлена в синих тонах. Серо-голубые обои, серебряное с белым покрывало на постели, тёмно-коричневые комод и шкаф, синие шторы... Здесь было бы комфортно спокойному мрачноватому мужчине. Вторая дверь - просторная бежевая комната, с картинами (какие-то карандашные наброски) по стенам, белым креслом, удобной на вид кроватью и красивыми светильниками над ней. Кашмира входит в спальню, касается пальцем прозрачных подвесок на стилизованных под средневековые подсвечники люстрах, и улыбается, когда на её лицо падает маленькая радуга, вызванная преломлением в подвесках света. Третья спальня самая безликая - словно на ней фантазия составителя интерьера устала. Белые стены, черные шторы, черная в белых подушках постель... Интерес представляет только панно из красных пластиковых бабочек над кроватью. Стильно. Но Кашмире подобное сочетание цветов здорово давит на нервы... Так что она возвращается в комнату номер два. Вывод - гости бывают здесь нечасто (всё чисто, но воздух в спальнях спёртый), и если среди них есть женщины - наверняка они спят в выбранной ею комнате.

комната

http://livebeautifully.karastan.com/wp-content/uploads/2015/06/room_43606.jpg

В ванной на втором этаже Фрайзер моет руки, затем снимает свитер, оставаясь в джинсах из черного блестящего материала и тонкой черной майке. Хорошо, что утром додумалась поддеть её для тепла. Свитер Кашмира оставляет перекинутым через спинку кресла. Блеск говорил, что сестра как ртуть - занимает всё предоставленное ей пространство, постепенно захламляя своими вещами все возможные маршруты.

-Я выбрала вторую комнату. Она очень уютная. Чьи там рисунки? - спрашивает девушка с улыбкой, входя в кухню несколькими минутами позже. Направление определила по звуку - Рэйган уже чем-то гремел. Может, кто-то в семье Лермана рисует? Или это шедевры какого-нибудь модного нынче художника. Или их оставила женщина, раньше жившая в той комнате...
-Ты согрелся? Рассказывай, чем могу помочь. Я просто умираю от голода - она помнит о странном для Капитолия условии об отложенном до начала трапезы алкоголе. Немного досадно, но не критично. С неё действительно будет маловато толку, если "помогать" Рэйгану она станет, как в прошлый раз.

look

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/564x/c0/db/04/c0db043ab3d39cb3bbb2f7eda7e2f467.jpg

+1

11

В своём доме и стены помогают — сказал какой то древний и наверное очень мудрый человек. Рэйган был с ним полностью солидарен. Едва переступив порог дома, мужчина едва ли не впервые за день набрал полные лёгкие воздуха. Свобода, свобода, наконец то никаких навязчивых телекамер, бесконечного жужжания приборов, приторных улыбок стилистов и этого противно сладкоголосого — мистер Лерман, вы бледнее самой смерти... мистер Лерман, нужен чуть темнее тон... мистер Лерман ваша причёска... мистер Лерман... мистер Лерман. От коробящих воспоминаний мужчина аж глаза зажмурил. Было у него как то навязчивое желание очертить вокруг себя меловой круг, выстроить по нему защитный купол под напряжением и любого, кто только посмеет протянуть к нему кисточку пусть шибает током. Не насмерть, но чувствительно. Он даже как то в шутку сказал об этой идеи технику, ну достали напомаженные сил его больше не было, и парнишка с серьёзным видом, произведя какие то расчеты в уме, подняв вверх палец, гордо изрёк, что  - осуществить подобное вполне реально, было бы желание. Рэйган одобрительно кивнул и благополучно об идеи забыл, решил отложить такие меры непосредственно на крайний случай.

Эх, вот что ещё надо человеку для счастья, как ни теплый дом, крепкое здоровье и любящую семью? Рэйгану точно больше ничего не нужно. Семимильными шагами он двигался к осуществлению своих маленьких радостей. Дом у него уже был, здоровье, как показывал последний медосмотр было отменным, а что же семейное счастье? Ну в этом вопросе мужчина вовсе не собирался отступать, надеясь однажды всё таки обзавестись той самой таинственной женой, которую пророчит ему каждый второй, в непринуждённой беседе за чашкой чая.
Скинув рабочий пиджак, оставаясь в черной лёгкой рубашке, которую он тут же вывернул из ремня брюк, Рэйган направился в ванну, наскоро ополоснул лицо, слегка придирчиво осмотрел себя в зеркале, получив удовлетворительный кивок от своего отражения, отправился на кухню, дабы хоть примерно освежить память о наличии в холодильнике определенного набора продуктов. Ну, на яблочный пирог хватит точно, на стол отправились три зелёных яблока, мука, яйца, сахар, есть рыба, свежая форель, только утром доставили, можно запечь в лимонном соке, перед этим ошпарить в кипящем бульоне с особым набором специй, а на гарнир овощи, запечь на гриле — просто и со вкусом.
Присутствие Кашмиры Рэйган заметил не сразу.

-  А как ты думаешь?

Завуалированно спросил мужчина разворачиваясь к девушке лицом, да так и роняя на кафельный пол стеклянную миску, для смешивания теста. Что то в облике девушки заставило руки безвольно обмякнуть, а голову на секунду отключиться от всех возможных мыслей, выбивая только одно имя.

-  Прости, я наверное... просто... задумался. Ничего страшного. На счастье.

Сбивчиво оправдавшись, Рэйган коротко улыбнулся и достал из последнего шкафчика веник и совок убирая осколки, на которые разлетелась небольшая мисочка.

-  Не ходи пока сюда, можешь порезаться.

+1

12

Кашмира часто забывает о том, что её манера бесшумно перемещаться может здорово пугать непривыкших к этому людей... Но вроде бы сейчас не тот случай. Рэйган сначала обернулся к ней, а уже потом разбил миску. Девушка чуть хмурится, пытаясь найти обоснование этому событию - ей и в голову не приходит искать причину в себе или в трансформации собственного внешнего вида после избавления от свитера. На ум Фрайзер приходит другой, тоже вполне логичный аргумент:
-Ты просто устал. Вот всё и валится из рук - странно, что Лерман оправдывается. В конце концов, он в своём доме, бьёт свою посуду - на счастье, так на счастье. Но движения мужчины, когда он пытается замести осколки в совок, выглядят такими суетливо-скованными, что Кашмира качает головой и шагает вперёд, несмотря на предупреждение:

-Давай я соберу - она забирает у Рэйгана веник и совок, коснувшись при этом ладони мужчины, сама толком не понимая, чем вызван порыв хозяйственности. Наверное, давней уверенностью в том, что по крайней мере Блеску доверять собирать осколки - зряшная затея. Либо что-то оставит в укромных уголках, либо сам в процессе порежется и не один раз... А Рэйгану ещё предстоит их накормить.
-Так вот, о рисунках - чуть наклонившись и привычным движением головы перебросив волосы за спину, Кашмира загоняет осколки в совок - к счастью, совсем в пыль миска не разлетелась. Стекло было довольно толстым:

-Я не ценитель живописи. Но если ты скажешь, что ещё и рисовать умеешь - мне станет стыдно за малое количество собственных талантов - хотя ей показалось, что рука на карандашных набросках скорее женская, Фрайзер действительно трудно назвать знатоком изобразительного искусства. Не считать же таковым узоры, которыми она несколько раз от скуки покрывала спящего брата. Однажды он даже презентовал их на тренировке - проспал и не соблаговолил до выхода из дома поглядеться в зеркало:

-Куда выбросить? Сюда? - кухня Рэйгана не подбрасывает сюрпризов по части обстановки - панель управления здесь стандартная, Кашмира находит взглядом кнопочку, открывающую нишу для сбора мусора, и отправляет останки миски в последний путь.
-Мммм, форель? Я люблю форель. И мидий. И морепродукты в общем. В Первом их достать сложнее, чем здесь - убрав совок и веник туда, откуда Лерман их достал, девушка вновь по своему обыкновению бесшумно возникает за плечом у Рэйгана, встав на цыпочки и поглядывая за тем, как он ловко управляется с рыбьей тушкой. Ужин ожидается определенно лучше, чем мог бы быть в гримерке:
-Как думаешь, стоит позвонить Марсу? - спохватывается Кашмира. С одной стороны, стилист наверняка волнуется... С другой, Марс ведь в курсе, что звезда уехала с Рэйганом. А Фрайзер так лень даже на секунду возвращаться к мыслям о работе.

0

13

Да, он просто устал. Навалилось что то последнее время, наваждение прям какое то. На работе всё тоже вот так валилось из рук, врывались в центр управления недовольные актёры, техники по тридцать три раза одно и тоже повторяли, а он лишь методично кивал, потом не понимая, чего и куда они вывели и переспрашивал. Их это конечно раздражало в какой то мере, но виду никто не показывал, у шефа редко бывало такое настроение, так что в серьёзность ситуации все верили безоговорочно. Для него самого ситуация была более чем серьёзна. Итак, он влюбился! Поплюём немножечко на смягчения формулировок, ибо в своей голове можно было позволить себе и гораздо большее. Влюбился, окончательно, бесповоротно, со всей пылкостью и не соизмеримым желанием. Ситуация, мягко скажем, непростая, а вкупе с патологическим однолюбством мужчины, она вообще была едва ли не фатальной. Что он знал о ней? Кашмира Фрайзер, трибут от первого дистрикта, имеет брата близнеца, дважды победитель Голодных Игр, если исходить из концепции: победа = сохранённая жизнь. Будущий символ Капитолийского общества, а ещё девушка, якобы побывавшая в плену у зачинщика революционного движения, на самом деле банально влюбившись в одного из командиров армии. Кажется его звали — Гектор, да точно, Гектор Клерик. Этот человек, которого Рэйган видел всего пару раз, не вызывал в нём чувства омерзения и отвращения. Ему отнюдь не хотелось бы поскандалить или подраться с ним один на один, не хотелось посоревноваться в благородстве или честности. Отнюдь, хотелось просто тихо мирно размазать его мозги по стене и забыть, как страшный сон. Бывший генерал армии тринадцатого, а ныне действующий капитолийской армии, Клерик не вызывал совершенно никакого доверия, плюс ко всему у Рэйгана имелся на него один личный счёт в лице давно мертвой хорошей подруги, по имени — Мэри Стоун. Он никогда не называл доброго друга чужеродной фамилией, даже после рождения сына, Рэйган продолжал обращаться к ней исключительно по девичьей фамилии в официальной переписке, и вообще забывая о фамилии в личных письмах. Её смерть привнесла в его жизнь волну жгучей боли, девочка, которая росла с ним в одном дворе, поддерживала, была верным другом и соратником столько лет пала от руки человека, не достойного даже имя её произносить. Никто этого не знал, но Рэйган проклинал Клерика, а теперь когда он встал на его пути второй раз, готов был просто прострелить ему голову, и только многолетне тренированная выдержка позволила ему держать себя в руках, никоим образом не показывая даже малейшее недовольство в сторону генерала.

-  Я бы не сказал, что рисую, так. Иногда увлекаюсь на досуге. Самые удачные работы решил повесить в комнате. Правда я никому не говорил, чьей они руки.

Пока Кашмира возится с веником, Рэйган буквально на инстинктах разделывает форель, затем поливает её небольшим количеством лимонного сока и начинает приготовление букета трав для бульона. Кашмира появляется сзади почти ожидаемо и мужчина едва ли не физически чувствует каждый напрягшийся мускул в её теле.

-  Я тоже люблю морепродукты. Экспериментирую иногда при готовке, не слишком экстремально, но выходит очень даже прилично. Сегодня я покажу тебе один из последних рецептов.

При словах о Марсе, Рэйган лишь мягко улыбается и указывает подбородком на висящей на стене телефон.

-  Да, конечно. В телефонной книжке есть все номера, помнишь номер вашей гримерной?

+2

14

-У тебя неплохо получается. Рисунки очень... Живые - удивлённо отвечает девушка, услышав, что рука на эскизах всё же не женская. Что ещё Лерман умеет делать? Ходить по воде? Таланты самой Кашмиры включали разве что физическую подготовку и внешние данные, да и то в последнем пункте её заслуги было немного. Девушка чуть щурится, когда Рэйган говорит, что ни с кем не делился тайной происхождения рисунков. Словно пытается разглядеть - правду ли он говорит? Рвение мужчины делиться с ней чем-то личным по-прежнему кажется ей странным, но былого яростного отторжения уже не вызывает. Кашмире не трудно выслушать, а особой болтливостью Фрайзер никогда не отличалась.

-Травы? Пахнут вкусно - одобряет девушка, всё ещё стоя на цыпочках, чтобы было удобнее наблюдать за действиями Рэйгана. Сочетание рыбы, лимонного сока и душистых неопознанных травок радует её заочно. Скорее бы уже вонзить в розовое рыбье мясо вилку.
-Вроде бы помню... - Кашмира пожимает плечами, устремляясь к телефону. В крайнем случае - ещё кого-нибудь порадует своим звонком, наверняка Марс сегодня не единственный замурованный в телецентре. Девушка набирает номер самого телецентра и добавочный своей гримерной - можно похвалить память, голос стилиста отзывается почти сразу:

-Кашмира? Почему ты не вернулась? Вы успели выехать? - осведомляется Марс, и, судя по голосу, он уже слегка начал расслабляться в честь отсутствия подопечной. Фрайзер накручивает телефонный провод на палец, прислушиваясь к звукам готовки Рэйгана:
-Не совсем. Мост был перекрыт, и мистер Лерман любезно пригласил меня к себе. Я заночую здесь. Это ведь не будет проблемой? - до сих пор победительница не проводила ни одной ночи вне президентского дворца и не была уверена в том, насколько обязательно её там присутствие.
-Нууу вы ведь взрослые люди, сами позаботитесь об отсутствии проблем - давится смешком Марс на том конце провода, рождая в Кашмире уверенность, что завтра она поздоровается со стилистом хорошим пинком.
-Даже близко ничего подобного - понизив голос до раздраженного шипения, отвечает Фрайзер. Стилист в ответ подозрительно ангельским тоном заверяет, что он-то в любом случае могила. Пожелав ему хорошего вечера, девушка вешает трубку на рычаг... А потом снова снимает. Нужно сделать ещё один звонок, телефону здесь она доверяет больше, чем телефонам в президентском дворце.

-Алло, мам? Привет. Как вы? - голос Кашмиры теплеет, едва она слышит голос Эмбер. На сей раз, конечно, девушка не уточняет, откуда звонит. Но матери это и неважно, Эмбер и Гелиодор уже видели первый эфир:
-Всё замечательно, милая. Скучаем. Видели тебя в шоу Цезаря - ты такая умница. Твоя откровенность очень важна для всего Панема - хорошо, если родители никогда не узнают, сколько лжи и боли стоит за каждым её словом... Кашмире не хотелось бы разочаровывать их. Хватит того, что родители под невидимым, пусть и уютным, но колпаком. Пальцы, сжимающие трубку, чуть белеют:
-Хотелось бы верить. Что Тама? - обсуждать сейчас телевещание желания нет, девушке лишь хочется немного поговорить с семьёй без ощущения следящих за тобой невидимых глаз. Такая нейтральная тема подойдёт как нельзя лучше. Кашмира с улыбкой выслушивает, что Тама шкодничает, недавно опрокинула пакет с мукой и активно нападает на рождественскую мишуру. Ещё пару раз подтверждает, что у неё всё хорошо, но очень много работы...
-Люблю вас. Позвоню ещё как смогу, поцелуй папу - наверное, Лерман - единственный в Капитолии человек, рядом с которым Фрайзер смогла бы спокойно беседовать с родителями. Потому что она уже видела его во взаимодействии со своей семьёй и не сочла опасным. Вновь возвращая трубку на рычаг, на сей раз окончательно, Кашмира подходит к Рэйгану:

-Тебе привет от Тамы. Кажется, родителям с ней нескучно - девушка садится на табуретку, с которой удобно наблюдать за его работой, и берёт из подставки один из ножей. Безотчетно, чтобы чем-то занять руки. Рисовать она не умеет, зато другие фокусы ей даются без труда. Нож небольшой, обычной формы - Кашмира ставит его на кончик лезвия где-то в районе плеча. Кувыркаясь, нож плавно "стекает" до запястья, где девушка тремя пальцами хватает его за лезвие, легко подкидывает и, не глядя, ловит за рукоять. Потом запускает по второму кругу. Похоже на игру ленивой кошки с добычей. Наверное, только в такие моменты и можно поверить в то, что эта похожая на фарфоровую куклу девушка - убийца с солидным стажем и серьёзной подготовкой.

-Итак. Ты спасаешь котят, вкусно готовишь, рисуешь красивые картинки, богат, не похож на маньяка, как Кейн, не держишь дома штат безгласых... И всё ещё живешь один? Почему? Тебе это нравится? - Кашмире действительно любопытно. Ещё недавно ей было сложно поверить в то, что Рэйган на самом деле такой, но даже у него дома пока не обнаружилось ничего, развенчивающего эту маскировку. В свой список определений Фрайзер не добавила разве что "красив", оставив его для мысленного пользования.
-Не сочти за грубость. Я просто удивлена, что к крыльцу мы шли не по очереди из девушек - в голосе не слышно ревности или какой-то личностной окраски, скорее искреннее непонимание. С ней самой всё ясно - в Капитолии её привыкли считать шлюхой, игрушкой, недостойной серьёзного внимания. В Первом - убийцей, съехавшей девчонкой, ведущей праздный образ жизни на пару с балбесом-братом... В Тринадцатом - лучше не думать. Кашмира проворачивает нож в пальцах, следуя за своими мыслями. "Нормальная" жизнь не для таких, как она. Но Рэйгану вроде бы ничего не мешает. А он тратит вечер после трудного дня на то, чтобы накормить ужином едва знакомую ему и точно не самую приятную в общении девицу.

+1

15

Пока Кашмира разговаривает по телефону, Рэйган уже закончил с сортировкой травового венка, вскипятил воду в небольшой серебристой кастрюльке, забросил туда все ингредиенты: половину лимона, морскую соль, несколько видов специй и наконец жемчужину сего отвара — букетик пахучих трав, от которых тут же поднялось облачко пара, постепенно проникая в каждый уголок кухни. Он старался не слушать даже обрывков фраз, что сами собой долетали до чувствительного уха, однако кое что из общей массы вычленялось само собой. Вот Кашмира разговаривает с Марсом, явно чем то недовольная, ворчит, Рэйган слышит, как она рассказывает, что на эту ночь остановилась у него дома, по любезному приглашению, а после что то недовольно бурчит в трубку и мужчина улыбается краешком губ, как то даже слишком явственно представляя завтрашнее выражение лица стилиста и сгорающей от праведного гнева Кашмиры.
Очищенная рыба помещается на несколько секунд в кипящий отвар и Рэйган отвлекается нарезать овощи дольками, когда до него вновь долетает обрывок разговора, теперь интонации немного мягкие, неторопливые, ласковые, мужчина готов руку дать на отсечение, Кашмира говорила с родителями, что ж он был не против. Он сам указал ей на телефон не ограничивая в звонках словно заключенного. Ему определённо нравилась такая победительница, более человечная, не скрытая под маской вечного холода и безразличия. Та поездка к её родителям оставила внутри ощущение чего то мягкого, тёплого, как комочек маленького пушистого котёнка, что отчаянно пытается укрыться в руках от холода, открывая в лице своего спасителя целый новый мир. Прямо, как Рэйган открыл для себя в её глазах целую Вселенную, неизведанную галактику, которую только и знали, что страшились да бомбили, не пытаясь разобраться в сути, когда под толщиной холодных, далёких, мерцающих звёзд скрывался теплый сказочный мир. Он не для каждого, только избранные могут попасть в его обитель и смертных коробило это, они мечтали быть в нём и ненавидели одновременно, бомбили и использовали, обманывали и проклинали и в конце концов дивный мир покрылся ледяной коркой, и лишь отблески далёких созвездий ещё намекают — внутри пока теплится жизнь!

-  Передавай от меня горячий привет Таме. Надеюсь, она так же ярко скрашивает будни твоей семьи, как умеет проказничать. Впрочем, разве на неё можно обижаться?

Улыбнувшись одними глазами, Рэйган отправляет рыбу вместе с частью настоя в духовку, а после, быстро ополоснув руки, принимается за такое привычное приготовление теста. Игры Кашмиры с ножом мужчина находит завораживающими, он на секунду отвлекается от муки, пару секунд изучая замысловатые движения и коротко улыбнувшись возвращается в белоснежной пшеничной массе, прокручивая в голове какие то свои воспоминания.

-  У этого комплекса хорошая охрана, я ценю уединение, поэтому общество даже самых прекрасных девушек меня бы тяготило. Твои удивления мне понятны, мир вокруг выстроил такую политику, что любой человек, уклоняющийся от привычных устоев выглядит чужеродно, а некоторых это даже пугает. Но, это мой выбор. Понимаешь, Кашмира, я считаю, жизнь затворника гораздо более привлекательной, нежели существование в мире той вакханалии, что творится вокруг. Конечно, жить в этом несовершенном мире — невозможно, но ведь больше негде. Поэтому хотя бы дома, я стараюсь делать то что мне нравится, жить так, как мне действительно хочется. Пускать в свой мир только тех людей, которые действительно украсят его, привнесут что то новое, обыденное с одной стороны, но в этом и будет его прелесть. Дешевого блеска мне хватает и на работе.

+1

16

Кашмира продолжает баловаться с ножом, попутно наблюдая, как Рэйган замешивает тесто, не боясь извозить в муке черную рубашку. Впрочем, получается у него очень ловко, вот победительница, доведись готовить пирог ей, точно была бы в пшеничной пыли с головы до ног. Кажется, Фрайзер вовсе не слышит монолога Лермана. Или не принимает его всерьёз. Потому что когда мужчина замолкает, девушка тоже некоторое время молчит. Тесто отправляется в форму, форма - в духовку. Поймав последний раз нож, Кашмира возвращает его в подставку:

-Можно попросить тебя кое о чем? - спрашивает она, убедившись, что непосредственного участия ужин уже не требует и еды осталось только дождаться. Есть одна зимняя традиция, по которой девушка очень скучает:
-Ты не мог бы разжечь камин? Если он настоящий, а не электронная игрушка, как у многих местных. Блеск всегда разжигает для меня камин - Кашмира улыбается Рэйгану, надеясь, что ещё не перешла черту злоупотребления его радушием. Но когда она снимала пуховик и бросила беглый взгляд в сторону гостиной, ей показалось, что камин здесь не в пример капитолийской "нет саже" моде настоящий. А что может быть лучше, чем зимним вечером поужинать и выпить бокал вина, глядя на живое пламя? В её спальне во дворце Сноу нет даже электрического камина. Кашмира же отчаянно тоскует по домашним вечерам, по брату, по тому, каким он был до попадания в Тринадцатый. Они оба были...

Рэйган выходит из кухни - кажется, по направлению к гостиной. Хорошо, если это означает "да". Фрайзер идёт следом, чтобы заодно отвлечься от разносящихся по кухне аппетитных запахов. Пока не начала поскуливать возле духовки. В гостиной девушка опускается на диван, так удачно придвинутый к камину, и только сейчас вдруг выдаёт реакцию на услышанное в кухне:
-Знаешь, ты, пожалуй, прав. Если хочешь, чтобы твой мир оставался действительно твоим, в нём не должно быть много людей - именно поэтому сама Кашмира, несмотря на популярность, не обзавелась широким кругом друзей. До недавнего времени их с братом мир оставался для неё единственным безопасным и любимым местом. Любые попытки вторгнуться в него из вне девушка переживала болезненно. А потом она сама потянулась к чему-то, выходящему за рамки привычной жизни и эмоций... Потянулась и обожглась, удивляясь скорее не неудаче, но тому, как вообще могла рассчитывать на успех. Непохоже, чтобы и Лерман достиг серьёзных высот в поиске - трудно думать об украшенном мире, когда даже дом не украшен в преддверии праздника.

-Мне больше не хочется ничего нового. Я хочу, чтобы всё стало по-старому... Вернуться в Первый, с братом. Я должна извиниться перед ним. Он хотел, чтобы я была в безопасности, и если бы я послушалась его... Хоть один чертов раз. Блеск никогда не подводил меня, а я сделала неверный выбор - Кашмира много думала об этом. Обида на Блеска, поначалу жгучая, начала утихать. Да, Фрайзер до сих пор злилась на то, что Блеск сказал, будто она не нужна ему как женщина, но в остальном... В её желании затащить брата в отряд Гектора было больше эгоизма, чем здравого смысла. Она пошла на поводу у эмоций, считая, что Блеск не видит всей картины. А оказалось, слепой была сама Кашмира. И какая-то часть её сердца до сих пор отказывается это признать. Слова, пусть и расплывчатые, даже в такой формулировке диссонансны тому, что победительница вещает с экрана. Впервые она обозначает наличие между ними с братом конфликта. Частично потому, что устала держать боль под замком. Частично - памятуя о рассказе Рэйгана... Лерман должен понимать, каково бояться потерять близкого человека, не сказав ему всего, что он заслуживает.

-Помню, что ты отмываешь карму. Но всё же предупрежу - я могу привнести только проблемы - и справедливо, что их же получает в ответ... Кашмира переводит остановившийся в районе каминной решетки взгляд на Рэйгана, грустно усмехается и втягивает ноги на диван, обхватывая колени руками. Как ни странно, она не жалеет, что приняла сегодня приглашение Лермана. Здесь спокойно... И Рэйган уютный. Не вызывающий опасения. Или ощущения подкашивающихся коленок. Того самого, которое заставляет плыть с раной в солёной воде. Покидать убежище под свист пуль. Говорить глупости, о которых силишься потом забыть... Здесь, в Капитолии, так не хватает покоя.

+1

17

Камин. Ну точно, у него ведь настоящий камин, переделанный правда из электрической игрушки, но что поделать, не предполагалось во время покупки и планировки дома таких излишеств, как вытяжка, печная труба, а так же кучи дополнительных тонкостей, в которых Рэйган разбирался примерно так же, как свинья в апельсинах. Печник не его профессия, не его стезя, не его стихия, однако в Капитолии ещё остались лица, профессионально специализирующиеся на построении во истину первобытного уюта в жилище, с упором на современные знания. Спрос рождает предложения. Двух дней Рэйгану хватило для того что бы понять — этому выкидышу электронной мысли в его доме не место. Даже обладая всеми свойствами натурального камня, теплопроводности и даже звучанием потрескивающих полений, смотрелся камин чужеродно, заставляя Рэйгана отводить взгляд в какую либо другую сторону.
Молча покинув гостиную, погруженный в какие то свои мысли, мужчина достал с полки спички, переворошил кочергой новые поленья, заботливо уложенные «домиком» кем то из приходящей прислуги, чиркнул спичкой и желтое пламя мгновенно охватило пропитанные розжигом дрова. Говорят вечно можно смотреть на три вещи — на горящий огонь, на бегущую воду, да на чужую работу. Повезло пожарным. В копилку на созерцание Рэйгана с некоторых пор добавился ещё один элемент — светловолосая победительница из первого дистрикта, причём совершенно не важно, чем в данный момент Кашмира была занята. Смиряет ли она грозным взглядом кого то из распорядителей, улыбается на камеру, показывая один из наиболее выгодных ракурсов, задумчиво накручивает прядь волос на палец, переговаривается со стилистом, ест, спит у него на плече, или сидит на диване, придвинутом к камину, согревая не тело, скорее нечто внутри в первых отблесках каминного пламени. Ему нравилось видеть её любую и ему казалось, смотреть можно было вечно.

-  Каждый человек, впущенный в наш мир по особому дорог, нельзя иметь таких людей в избытке, чревато для внутреннего мира определёнными последствиями. К сожалению, люди имею свойства испаряться.

Он сказал именно испаряться, не уходить или покидать, почему то именно это слово, как нельзя точнее описывало исчезновение того или иного элемента в отполированной жизненной структуре. Быть может так просто проще воспринимать? Вы когда-нибудь видели как испаряется человек? Он уходит, умирает, убегает, улетает, но не испаряется. Испаряется воздух, превращаясь в большие газовые облака, что плывут по небу, до которых нам совершенно нет никакого дела, тучи проливают дождь, а люди по прежнему следуют намеченным курсом. Отпускать проще, если начинаешь относиться ко всему с изрядной долей иронии. Как бы он хотел, что бы и у неё это получилось.

-  Хорошо, конечно всегда учиться на чужих ошибках, но неизбежно совершать свои является таким же обычным делом, как дышать. Я думаю Блеск всё прекрасно понимает, но из-за чисто человеческого, братского инстинкта просто не может себе позволить вести себя как то по другому. Он не может тебя отпустить, только потому что хочет защитить, в то же время понимая, как для тебя важна личная свобода. Он ещё придёт к этому и у вас всё обязательно наладится.

Разговор о поездки назад в первый дистрикт вводит Рэйгана в состоянии какой то апатии, не то что бы он попытается её запереть навечно в Капитолии, посадит под замок рядом с камином, нет, это её выбор и он примет и смирится с любым решением, каким бы в итоге тяжелым оно не стало для него самого. Это её выбор и хоть в чём то Кашмира должна быть вольна. А он? А что он? Кто Рэйган Лерман такой, что бы вторгаться в судьбу прошедшей через ад победительницы. Делай выбор Кашмира, никто не посмеет тебе помешать!

-  Опасности подстерегают лишь того, кто их боится.

Философски изрекает Рэйган, облокотившись на диван и пристально вглядываясь в глаза девушки, словно пытаясь в их пленяще синий глубине отыскать ответы на самые сокровенные тайны.

+1

18

Эпистолярный жанр - удел романтиков и безгласых. Тем не менее, письменность с древнейших времён считается достоянием человечества и несомненным изобретением, не имеющих себе равных.
Гектор относился к письму лояльно, хотя и последняя вынужденная эпиграмма была предсмертной запиской Альме Койн, так и не дошедшей до адресата.
Прежде чем посетить старого не мёртвого друга в этот день Гектор Клерик сделал кое-что ещё. Накануне посмотрев эфир с участием двух барби-победительниц и кена, Клерик недовольно поджал губы. Не то. Хорошо, но не то. И если спрос с Соло и Джонсон был фактически нулевой - они всё равно что два торшера, то на Фрайзер была задача куда большей важности. И не то, чтобы это было его дело... сказать всё же стоило.
Лично общаться с победительницей Гектор не хотел. Да и не нужно это было, у неё своя жизнь, своя дорога в Капитолий... тут он был ей не попутчик. Хотя, нужно сказать, Гектор искренне сожалел о выборе Кашмиры. На её месте он бы предпочёл гнить в камере. Или умереть.
В сторону лирику. Вот что нёс генеральский посыльный в дом Рейгана, когда не застал победительницу у себя.
Конверт был из плотной желтоватой бумаги, на нём красовалась восковая печать с гербом Панема, и две короткие строчки, выведенные приземистым, мелким и угловатым почерком:

to Cashmere Fraser
Внутри была небольшая карточка также из плотной бумаги. Не совсем письмо, но Гектору вполне хватило и одной стороны, чтобы изложить свои мысли.

Добрый вечер, мисс Фрайзер.
Целью моего письма является отзыв на ваше интервью у г-на Фликермана от 10 декабря.
Должен признаться, эфир меня огорчил. Смею лишь надеяться, что это разминка перед настоящей работой.
Со своей стороны хотел бы заметить, что это Ваша вина лишь отчасти, большая часть её лежит на Рейгане Лермане, однако, с ним, полагаю, свяжутся отдельно. По моему мнению, это шоу должно отличаться от тех, что привык видеть Панем. Что бы вы ни сказали с экрана, сейчас Панем воспримет это никак иначе как очередную пропаганду. Капитолий вы, может быть, и сможете обвести вокруг пальца, но не Панем.
Если хотите выиграть эту войну - будьте искренней. Если не хотите - не смею больше задерживать Ваше внимание.
Хорошего вечера.

С уважением,
Генерал Армии Панема Г. Клерик.

+3

19

Береги себя, для меня ты больше, чем чужой человек.
За окном, смотри, падает талый и чуточку блеклый снег,
В небе то ли радуга, то ли боги пролили бензин.
Помни, я всегда мысленно рядом, так что ты — не один.

-Испаряться? - переспрашивает Кашмира с усмешкой. О, если бы люди просто "испарялись", всё было бы гораздо проще. Проблема в том, что попав в твой мир, они неизбежно оставляют в нём следы своего пребывания, избавиться от которых порой очень сложно. Кто-то вырастит тебе на память прекрасный цветок... А кто-то устроит лесной пожар и пепелище будет терзать тебя запахом горелой души при малейшем дуновении ветерка.

-Люди убивают, умирают, лгут, предают. Но не испаряются - чуть решившись было на откровенность, Кашмира уже вновь чувствует сожаление и раздражение по этому поводу. В синих глазах появляется сталь - как в тот вечер в доме родителей. Шаг вперёд-вспышка гнева-три шага назад. Любой психолог разрыдался бы от непаханного поля работы, оценив ассоциативный ряд, выданный победительницей. В её реальности люди не влюбляются, не заботятся, не созидают... Лишь стараются выжить. И да, из множества вариантов выбора всегда выбирают неверный. Отпустить это - значит забыть. А забыв ошибку, ты рискуешь повторить её. Кашмира же не сомневалась в том, что если оступится так снова, то уже не сможет собрать себя из осколков. Она знает, что Рэйган не хочет её обидеть, что сама убивает малейшую надежду на понимание между ними своими озлобленностью и молчанием. Но разве это не то, чего теперь так старательно добивается Фрайзер? Оградить себя от всего, способного подобраться слишком близко. Стать личным.

Рэйган облокачивается на диван и Кашмира, не спуская с мужчины настороженного взгляда, "отползает" спиной к противоположному концу мебели. Браслет психически нестабильной остался в Тринадцатом, но особо позитивных сдвигов характеру девушки это не придало. Из состояния в состояние Фрайзер по-прежнему переключается быстро и не очень контролируемо. Кажется, она уже не помнит, что несколько минут назад спокойно разговаривала при Рэйгане с родителями... И как раз в тот момент, когда девушка подумывает услать Лермана под каким-то предлогом назад на кухню, раздаётся звонок в дверь.

Конечно, Кашмира остаётся на месте, не собираясь высовываться в чужом доме. Но ей приходится выйти, когда она слышит, как мужской голос говорит что-то о "лично в руки мисс Фрайзер". Кто мог прислать ей что-то сюда? Если она совсем недавно понятия не имела о том, что здесь окажется? Сначала девушка осторожно выглядывает из-за дверного косяка, но, не обнаружив во внешности посыльного ничего подозрительного (кажется, она видела этого мужчину во дворце Сноу), выходит в холл.

-Спасибо - неуверенно говорит она, взяв конверт с официальным Панемским гербом. Почерк ей ни о чем не говорит. Пока. Девушка вообще ни от кого не получала писем... И не писала сама. Посыльный исчезает в покрове метели, а Кашмира с конвертом возвращается к камину. Любопытство временно отвлекает её от нити разговора с Рэйганом и мыслей об ужине. Девушка аккуратно надрывает уголок конверта и ей на колени выпадает жесткая карточка, исписанная мелким убористым почерком. Кашмира пробегает взглядом по строчкам, непонимающе хмурится, думая, что ей знаком этот стиль построения фраз, но он совершенно точно не мог... "Мог" подтверждает подпись. Потому что она права, и люди не испаряются, даже если ты приложил к этому все усилия.

"Хорошего вечера" перечитывает победительница в третий раз слова, произнесённые до боли знакомым "...в качестве пленной победительницы" голосом. Что, интересно, подумал Гектор, отправляя ей письмо по этому адресу? Хотя, казалось бы, какая разница.... И какого черта её это вообще волнует. Подумал то же, что все думают о шлюхе, которую сообразил продать даже принципиальный революционер. Главный вопрос даже не этот. "Зачем он его написал?" Они ведь могут увидеться во дворце... Или... Нет? Он попрощался? Горло сжимает невидимая рука, окружающая Кашмиру реальность полностью теряется. Вспоминая разговор о военных формированиях во втором, Фрайзер почти уверена, что...

Забившись в самый угол дивана, победительница снова сжимается в комок, словно хочет просочиться сквозь материю, "испариться", как говорил недавно Рэйган, о котором Кашмира теперь напрочь забыла. Запустив свободную от карточки руку в волосы, Фрайзер начинает смеяться. Хохотать. Смех на грани всхлипываний и в нём нет ничего, наводящего на мысли о веселье - лишь об истерике. Она нашла в себе силы избавиться от оставленного Гектором пистолета, сказать себе, что тот человек умер... Но вновь держит в руках материальное подтверждение его присутствия. Его... Неравнодушия? Нет, это было бы слишком громко. В том, что он смотрел эфир, нет ничего такого. Генерал должен держать руку на пульсе...

-Что, черт бы тебя побрал, я должна им сказать? Что?! - взрывается Кашмира, обращаясь к карточке, но вместе с яростью в охрипшем голосе слышна дрожь. Как вообще Гектору хватает наглости писать ей об искренности? Предлагать проявить то чувство, которое он же убил? Если бы не треклятая искренность, она бы вообще не сидела сейчас здесь. Резким движением Фрайзер вскакивает на ноги... И натыкается взглядом на Лермана, вспоминая наконец об его присутствии в его же доме.

-Ещё немного статистики по эфиру - резко бросает она, буквально ударяя рукой с карточкой в грудь Рэйгана, вынуждая его взять письмо. В нём нет ничего такого, что она хотела бы скрыть... И да, мнение Гектора для Кашмиры важнее мнения слепого Капитолия. Его недовольство её работой жжет, жалит, раздражает. Но что Клерик предлагает? Фрайзер охотнее рассказала бы с экранов о всех продажах вместе взятых, чем об этом-конкретном-предательстве. Поведать об островной тюрьме Сноу? О том, как пыталась задушить лучшего друга? И как любой из этих фактов поможет "выиграть эту войну"? Если они всё ещё имеют в виду одну войну... Погруженная в размышления, Кашмира мечется туда-сюда мимо камина, как тигрица в клетке. В очередной раз проходя мимо Рэйгана, она отнимает у него карточку, переводит взгляд с письма на камин, чертыхается сквозь зубы... И убирает короткую весточку в задний карман штанов.

-У тебя нет морфлинга? Хоть немного. Одну ампулу. Мне... Очень нужно. Я смогу завтра работать - Кашмиру колотит крупной дрожью, как Таму, когда они подобрали её в снегу. Девушка обнимает себя руками за плечи, зная, что Гектор бы сейчас скривился и сказал бы... "Жалкое зрелище". И был бы прав. Она действительно такая. Даже решимости умереть ей не хватает - лгать, изворачиваться, меняя сторону и "показания" - сколько угодно. Разве способна она до сих пор на искренность? Загадок становится больше, чем ответов, как это всегда происходит в присутствии (пусть даже в виде карточки) Гектора... Но разбираться с ними сейчас, здесь, Кашмира не чувствует себя способной. Ужин её тоже больше не интересует. Хочется только отключиться, отрешиться от поднявшейся в мыслях бури... Наверху в сумочке есть пара таблеток снотворного. Но всё же морфлинг был бы предпочтительнее.

+4

20

Люди. Люди не испаряются. Потому что люди не вода, они не могут просто исчезнуть, растворившись облачком пара в бесконечной глубине Вселенной в тот момент когда больше всего на свете тебе хотелось бы именно этого. Люди не аморфная масса, они вполне реальны, ходят, говорят, думают, он был согласен и с ненавистью и с предательством и даже с убийством, сам наблюдал такое и не раз, но почему, почему они не могут просто бесследно исчезнуть? Какие извращенные законы мироздания вновь и вновь подбрасывают их нам, как поленья в костёр, как белые кристаллы соли на свежую рану. Рэйгану захотелось выругаться, он делал это довольно редко и каждый раз поводы находились достаточно веские. Первый раз это была драка, самая обычная школьная драка, разборка за территорию между двумя молодыми ребятами, один из которых безумно хотел поднять себе авторитет за счёт физического унижения слабейшего, а второй был слишком умён, дабы не показывать оскал раньше времени, скорее даже без необходимости. Второй раз это было во время выпуска Голодных игр, когда маленькая девочка Рута пала жертвой безмозглого юнца, жизнь которого продлилась едва ли дольше её собственной. И третий раз по пороге собственного дома, когда посыльный, бросив короткую реплику вручил плотный жёлтый конверт и удалился восвояси. Сначала хотелось выругаться, потом налететь с кулаками на какой-нибудь древний восточный сервиз, обязательно редкий и самый малочисленный в своей династии и с упоением разбить его о тёмный марёный паркет, и бить с такой силой, что бы мельчайшие осколки, словно дождинки устилали покрытие, хватать их, сжимать в руках, до боли, до хруста, до крови. Будь ты проклят, Гектор Клерик! Чума на оба твоих дома! Насколько нужно быть безразличным мерзавцем, что бы вновь и вновь бить по одному и тому же месту, выкручивать беззащитные руки, проворачивая их вокруг своей оси с хладнокровием дыбы, наслаждаясь треском и хрустом, будто музыкой. Будь ты проклят! Когда же только твои мозги украсят алым блеском ближайшее поле боя?

Рука замерла, даже не в силах сжать бумагу, Рэйган стоял на месте, смотря в одну точку, отрешенно, не шевелясь, практически не дыша, но внутри у него бушевал настоящий ураган.

-  В этом доме нет и никогда не было морфлинга и любых его производных. А даже если бы и были, думаешь я бы стал соучастником твоего медленного убийства?

Приземлившись на диван, на этот раз расстояние было куда более пуританское, Рэйган уставился на огонь, на дикую, первобытную пляску языков пламени, что лизали, покусывали, с хрустом ломали деревянные поленья, сияя всё ярче, словно черпая силу из каких то адских глубин невыносимой боли и страданий. Кисти рук начали немного подрагивать, ярость вот вот готова была выплеснуться наружу, затопляя собой каждый сантиметр обжитой площади, но выдержки этого мужчины позавидовала бы и мраморная статуя. Коротко моргнув, он поднялся с дивана, переводя взгляд с древнего пламени на Кашмиру.

-  Ужин вот вот будет готов, если желаешь, буду ждать на кухне. Нет, настаивать не буду, вот только от голода лучше ещё никому не становилось.

+1


Вы здесь » THG: ALTERA » Alma Mater » 12-13.12.3013, Capitol. Like a miracle you change me, raise me


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC