Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Alma Mater » 12-13.12.3013, Capitol. Like a miracle you change me, raise me


12-13.12.3013, Capitol. Like a miracle you change me, raise me

Сообщений 21 страница 40 из 70

1

http://savepic.ru/8595002.gifhttp://savepic.ru/8602171.gif


• Название эпизода: Like a miracle you change me, raise me;
• Участники: Cashmere Fraser, Reagan Lerman;
• Место, время, погода: 12 декабря, конец очередного съемочного дня. Гримерка Кашмиры Фрайзер/возможная смена локации;
• Описание: Кашмира активно работает в статусе капитолийского символа, но в её жизни вне кадра не меняется ничего. Всё та же вежливая отстраненность. А Рэйган по-прежнему не хочет с этим мириться;
• Предупреждения: nope.


+2

21

-Я ведь говорила. Не нужно меня спасать! - огрызается Кашмира, разозлившись одновременно и на отсутствие морфлинга, и на патетику о "медленном убийстве". Медленное, быстрое... Боже, какая разница. Гектор тогда не стал стрелять, Рэйган продолжает поддерживать имидж святого. На деле они сохраняют лишь кое-как собранную оболочку того человека, который ещё не так давно, до второй жатвы и событий в Восьмом был (с переменным успехом) Кашмирой Фрайзер. Ради чего? Насладиться собственным благородством? Она прижимает пальцы к вискам, словно терзаемая какими-то ей одной слышимыми голосами. Замирает на пару секунд, затем встряхивает волосами:

-Хочу побыть одна. Извини. Приятного аппетита - договаривая последнюю фразу, Фрайзер уже идёт к лестнице. В гостевой первым делом Кашмира достаёт записку из кармана, садится на постель и перечитывает. Она не может игнорировать слова Гектора... Никогда не могла. Но как последовать сейчас этому совету - тоже не знает. Точно ли он имел в виду съёмки и искренность в эфире? Победительница не уверена даже в этом... Хорош символ, у которого крошечный кусок бумаги может выбить из-под ног землю. Нужно успокоиться и подумать об этом позже. Когда схлынут злость, адреналин и волнение. "С ним всё там будет в порядке. Он сильный. И в отличие от тебя знает, что делает" тем не менее, прежде, чем достать из сумочки припасённое снотворное, Кашмира ещё несколько раз измеряет комнату шагами из одного конца в другой...

Сил хватает только на то, чтобы выпить две таблетки, бросить джинсы в кресло и забраться в майке под одеяло. Не думается ни о душе, ни об одежде для сна... Успокоение Фрайзер обретает, лишь провалившись в сон и оставив письмо Гектора на прикроватной тумбочке. Снов Кашмира не видит, но спит беспокойно - что-то бормочет испуганным голосом, морщится, мечется по кровати, путается в одеяле, стремясь то ли сбежать от чего-то, то ли что-то догнать...

13 декабря
Выныривает из сна девушка столь же неожиданно, словно вылетает из тёмной трубы на свет. Почти на свет. Когда победительница просыпается, то первые несколько секунд не может понять, где находится. Незнакомая комната, полумрак, рисунки... "Рэйган" приходит в голову верное слово. Затем события вчерашнего дня вспыхивают в памяти, заставляя вздрогнуть и бросить взгляд в сторону тумбочки... Карточка на месте. Не сон... Шторы в комнате плотно задёрнуты. Кашмира не уверена, что это сделала она... Не уверена и в том, что висящий на спинке кресла белый махровый халат вчера здесь был. Или она не обратила внимания? Неважно. Он очень кстати. На ходу стащив с себя майку, девушка идёт в душ. Раз никто не колотится в её дверь - время до съёмок, наверное, ещё есть... Контрастный душ несколько приводит в порядок мысли. По крайней мере, Фрайзер не трясёт так, как вчера перед сном. У неё будет время подумать над словами Гектора, а у него... Он никогда не нуждался в её помощи, как бы ей этого ни хотелось. Справится и теперь. Может, они ещё увидятся...

Кашмира вытирает полотенцем мокрые волосы, надевает халат. Снотворное окончательно её "отпускает" и вместе с Фрайзер просыпается жуткий голод. Сунув ноги в обнаруженные возле кровати тапочки (нет, со вчера здесь определённо прибавилось вещей), девушка бесшумно крадётся в сторону кухни. Может, от вчерашнего пирога что-то осталось? В кухне оказывается сам Рэйган. Одетый, как и вчера, в рубашку и брюки. Такой же невозмутимо спокойный:
-Доброе утро - запинаясь, здоровается Кашмира. Она чувствует себя несколько неудобно. Кажется, вчерашнее её поведение не очень вяжется с образом благодарного гостя... Хотя, может теперь Лерман не будет думать, что все её предупреждения - для красного словца.
-Извини, если вчера тебя обидела. Я вообще не должна была соглашаться здесь ночевать. В смысле... Наверное, я не в том состоянии, чтобы ходить в гости - есть вещи, которые она не может контролировать. Вспышки гнева, боли и чего-то ещё, какого-то яда, который она не способна выгнать из собственной крови... Всё, что оживает от какой бы то ни было близости Гектора. Всё, что Кашмира не должна сваливать на кого-то ещё.

-Вернёмся в телецентр и просто забудем об этом, ладно? - она даже пытается улыбнуться, нервно комкая в пальцах пояс халата. Безумно хочется кофе и Фрайзер как раз собирается спросить Лермана о завтраке (если у него ещё не пропало желание её кормить), когда взгляд её останавливается на циферблате часов. Половина первого?! Только сейчас Кашмира замечает, как светло в кухне.
-Рэйган, который час? Почему ты не поднял меня на съёмки? - ахает она, надеясь, что это какая-то ошибка. Может, часы сломанные? В собственной способности проспать больше полусуток девушка не сомневается. Дело даже не в снотворном, а в том, что после всплесков истерики Кашмира всегда чувствовала себя обессилевшей и долго восстанавливалась... Блеск, привыкший к такому явлению, не будил сестру, пока она сама не выбиралась из спальни. Но это было в Первом, где её ждали максимум тренировки или шопинг, а не агитационная работа на благо всего Панема.

+1

22

Коротко пожав плечами он отпускает её без каких либо объяснений, в сущности ему итак всё понятно. Призраки прошлого проклятьем врываются в жизнь и всё, что ему остаётся, молча смотреть ему в спину, уповая на скорое исчезновение с лица планеты. Ведь с её лица уже столько всего исчезла, неужели так трудно забрать ещё одного крохотного человечка?! Господи, смерти прошу. Не откажи Господи, не для себя ведь прошу.
Запах свежеприготовленного ужина медленно расползается по кухни и Рэйган взирает на него с каким то холодным безразличием, искренне не понимая — и кто теперь это всё будет изничтожать? Самому есть не хотелось, кусок встал бы поперёк горла, а рыбья кость обязательно поцарапает нёба, даже если в рыбе их полностью не осталось. Это судьба, злой рок, наверно, хотя Рэйган и не верил в судьбу. Слишком много на свете контроля извне, что бы доверяться чему то ещё. Пол часа на кухне в объятиях ароматного чая и куска яблочного пирога, молча, в полнейшем одиночестве, даже камин, будто почуяв настроения хозяина затих, лишь угольками тлея в середине гостиной комнаты, перед диваном, ещё сохранивший её запах. Ещё пол часа в душе, в полнейшем и безоговорочном желании поскорее смыть с себя остатки дневного отвращения, все эти прикосновения ярости, слепого гнева, злобы, бессилия, а после, когда мысли восстановили свой привычный порядок и ход мозговых волн больше не подскакивал по неровной синусоиде, подобно кардиологической линии, в голову Рэйгану пришла идея, простая, незатейливая и просто гениальная, на его взгляд. Удивительно просто, насколько пелена ярости способно затмевать логическое мышление, не позволяя разуму додуматься до самых элементарных вещей. Обернутый полотенцем вокруг бедер, мужчина сел за компьютер, запустил операционную систему, ввёл свой персональный идентификационный номер, затем пароль, через несколько секунд оказывающий подключенные к локальной сети Капитолия. Несколько движений пальцами, небольшое злоупотребление своими полномочиями, когда то надо было начинать, зря что ли столько лет трудился верой и правдой, затем ещё пару команд и списанная с личного банковского счёта круглая сумма денег, на которую даже самый среднестатистический капитолиец мог бы безбедно прожить пару месяцев, не отказывая себе даже в СПА раз в неделю. Но разве могут волновать такие мелочи человека, деньгами не интересующегося в принципе? Вот и у Рэйгана на лице не дрогнул ни один мускул. Когда стрелки часов перевалили за половину первого ночи, он наконец отключил компьютер, но прежде чем отправится в свою спальню, свернул на пролёт раньше, достал из подсобки махровый халат, тапочки и отправился в комнату, где часом ранее расположилась Кашмира. Внутреннее чутью подсказывало — девушка уже крепко спит. И оно не подвело, тихое посапывание, а так же какие то стоны и подёргивания разрезали идеальную тишину комнаты, заставляя внутри у Рэйгана что то болезненно сжаться. Через силу он заставил себя поскорее оставить вещи на положенных местах, не удержавшись всего один раз накинув развороченное одеяло на девушку, и поскорее удалиться восвояси, дабы забыться тревожным, безликим сном.

13 декабря

Утро встретило мужчину яростными лучами зимнего солнца, что так и норовило прожечь ему кожу. Недовольно поморщившись и коротко взглянув на часы, Рэйган обнаружил начало десятого, а это значит, будь у них рабочий день и они безнадёжно проспали. Как хорошо, что это было не так. Ночью, он отправил в телецентр ротацию, о дополнительном выходном дне для всего персонала телеканала, в связи с продумыванием и установкой новой концепции эфиров, и как ни странно, его просьбу удовлетворили без лишних разборов. Сам того не осознавая, Гектор Клерик, подсказал ему отличный план.

-  Да ничего страшного, Кашмира, у каждого бывают плохие дни, вечера, ночи. Ты проходи, позавтракай. Да и можешь не торопиться, у тебя сегодня выходной.

Совершенно спокойно констатирует мужчина, намазывая на тост малиновым джем, взглядом указывая девушке на стул напротив. Это спокойствие давалось ему отнюдь нелегко, однако предвкушение будущего сюрприза, подготовленного этой же ночью, компенсировало все затраченные нервы.

+2

23

Thank you for your patience
The time that you gave me
I think I never knew
You were trying to save me

Рэйган говорит так, словно вчера не произошло ничего особенного. Словно истерики Кашмиры действительно можно списать на банальный "плохой день". Вот только проблема в том, что хороших у неё не бывало уже давно. Фрайзер смирилась с тем, что она сумасшедшая. Может, не такая двинутая, как Креста, но определенно более опасная. И можно понять, почему с ней возился Блеск - они близнецы, единое целое, брат не откажется от неё с любыми закидонами. Но Рэйган... С момента возвращения Кашмиры в Капитолий он провёл рядом достаточно времени, чтобы понять - с девушкой что-то не так. Это невозможно не заметить. Лерман наблюдал и её вспышки гнева, и тягу к таблеткам-алкоголю-чему похлеще, и вчерашнюю истерику, красноречиво дающую понять, кем занята весомая часть мыслей победительницы. Здесь подобное мало кого волновало, пока Фрайзер убедительно выполняла свою работу. Но всё же получить за очередную потерю самоконтроля день отдыха...

-Выходной? - переспрашивает победительница удивлённо, взяв из подставки чашку и занимая предложенный стул. Если задуматься, Лерман в вопросах съемок - её непосредственное начальство. Он вполне мог применить политику ежовых рукавиц, вытряхнуть капризный символ из постели ни свет ни заря и отправить в телецентр, выбивать дурь из головы (если там осталось что-то помимо дури) работой. Испытующе глядя на Рэйгана через стол, Кашмира берёт кофейник, наливает себе целую чашку черного, без всяких добавок кофе, и с наслаждением делает глоток. Когда у неё последний раз был выходной в Капитолии? Пару лет назад, когда по вине организаторов перенеслось какое-то мероприятие... Тот выходной она провела с Блеском на шопинге. Теперь же совершенно не знает, что делать со свободным временем. Оно Кашмире просто не нужно, слишком много мыслей лезут в голову... С другой стороны, в кадре бы она тоже едва ли смогла сделать сегодня что-то годное.

-Нам стоит изменить концепцию эфира. Что я делаю не так? - спрашивает девушка, тоже намазывая джемом хрустящий тост. Этот вопрос будет чертовски сложно выбросить из головы. На самом деле, относится он не совсем к эфиру... "Что я делаю не так для него?" размышляет Кашмира, ещё вчера вполне довольная своей работой. Её не покидает ощущение, что она не видит чего-то важного... Ответа у себя под носом. Перепутала последние элементы вроде бы в собранной картинке.
-Гектор прав. Я говорю, то что хочет услышать Капитолий... А Капитолий и Панем никогда не воспринимали информацию... Равнозначно? Он всегда прав. Раздражает. Но ведь он знает, что в моей искренности нет ничего такого, за чем пошли бы люди. Какой-то замкнутый круг. Он предлагает невозможное - похоже, Фрайзер не очень-то нужен ответ. Она просто размышляет вслух, и, занятая завтраком, не замечает напряженности Рэйгана. Победительница не называет Клерика "генералом", раз и навсегда принципиально отказавшись замечать его звания. Будучи частью Пятьсот Первого, Кашмира признавала его авторитет и честно пыталась быть образцовым солдатом... Но то стремление давно прошло. В мыслях и вслух, она называла Гектора только по имени. Учитывая тот факт, что письмо для неё вчера доставили на адрес Лермана, Фрайзер не видит смысла скрывать их с Клериком знакомство, посему не скрывает и свои сомнения. Любые изменения в эфире всё равно пройдут через Рэйгана. Будет ли Гектор продолжать следить за их эфирами из Второго? Кашмира не знает, какой ответ устроил бы её больше.

-Ох... Не слушай меня. У тебя ведь, получается, тоже выходной? - непохоже, чтобы Лерман часто позволял себе отдых, и победительница вовсе не хочет портить сей редкий случай своим присутствием. И так заставила вчера мужчину впустую провозиться с ужином.
-Наверняка мост уже расчистили. Если не сложно - можешь попросить своего водителя отвезти меня во дворец... Или я вызову ту машину... - она доедает второй тост и допивает кофе, в то же время поймав себя на мысли, что возвращаться в обитель Сноу не хочется совершенно. Раньше ей было там не по себе от вероятности встречи с Гектором, а теперь... По прямо противоположной причине. С Рэйганом комфортнее - от него не исходит ощущения постоянной оценки или угрозы. И он на свой лад заботится о Кашмире. Едва ли Кейну или Сноу пришло бы в голову дать ей выходной... Кашмира не очень понимает, зачем так утруждается Рэйган. Но полагает, что максимум благодарности, который она может ему оказать - избавить его от своего присутствия. Потому что и здесь она всё делает не так.

+2

24

Такой спектр эмоций, что за несколько минут налетел на него от девушки, едва не сбил с четкого ритма мыслей, и Рэйган чуть не потянулся к телефону, на самом деле вызвать для Кашмиры машину. В последней момент повернув кисть по направлению к тосту, мужчина коротко выдохнул, настраиваясь на привычный жизненный темп. Она меняла его жизнь, дело тут даже не в бытовом или эмоциональном плане, Рэйган уже и забыл про вчерашнюю истерику, выкинул из головы все просьбы о морфлинге, пометив на досуге провести для в своём блоке медицинское обследование под предлогом выявления каких либо недугов, вызванных чрезмерными нагрузками. Нет, дело было скорее в какой то невидимой, чувствительной сфере, на которую девушка влияла своеобразно, но больше положительно. Это как поток невидимых волн, биоимпульсы, что исходят от её глаз и голоса, он принимает их, на какой бы те не звучали частоте, а внутри всё обдаёт приятным жаром, заставляя улыбаться, даже когда на это вроде бы нет видимой причины. Удивительная девушка, ему впервые попадается кто то подобный.

-  Если ты не против, мы обсудим эфир и стороннее мнение завтра на работе. А сегодня ты просто сделаешь вид, что всё хорошо и наконец спокойно проведёшь заслуженный выходной. Считай, что это приказ президента. Ему нужен свежий, отдохнувший и полный сил символ, а не затюканный со всех сторон победитель.

Откусив ещё кусок малинового тоста, Рэйган наскоро запивает его остатками кофе, искоса наблюдая за реакцией девушки. Такая смена тактики должна была в его понимании подействовать, как контрастный душ. Ему хотелось отрезать даже малейшие пути к отступлению, всеми возможными силами осуществить свой план, однако даже в самых идеальных и сглаженных планах Рэйгана всегда было место для маленькой красной кнопки самоуничтожения. Если он заметит в процессе проведения сюрприза, что Кашмиру это тяготит, он немедленно отправит её назад во дворец, ни коем образов не посягнув на остатки свободы, что остались у неё с момента пребывания в имитационной золотой клетке.

-  Завалы на мосту будут расчищать ещё несколько часов, судя по последним данным. Поэтому я взял на себя смелость сделать кое что для тебя, дабы скоротать эти часы совмещая приятное с полезным. Насколько я могу судить о подобном времяпрепровождении. Сразу хочу сказать, что я ни коим образом не настаиваю и если моё предложение покажется тебе неприятным, тягостным или неуместным, я вызову тебе машину прямиком до президентского дворца. А пока ты ничего не решила, собирайся, машина уже ждёт нас внизу.

Снежные завалы действительно ещё перегораживали своими огромными морозными телами все подступы к мосту, но Рэйгану это было только на руку. Не только в плане перспективы продления общения с Кашмирой, освободить огромный торговый центр от всех людей в преддверии рождественских праздников задача тоже не из лёгких, но поскольку в ближайшие три часа в стилизованное здание точно не устремится огромная толпа посетителей, арендовать его на пол дня оказалось гораздо проще.

+1

25

Нет, он правда считает её выходной заслуженным? Есть в Рэйгане что-то такое, чего Кашмира никак не может понять... Его спокойствие - признак полнейшего равнодушия? Если да, то почему Лерман так возится с ней? Или это лишь прописанная должностной инструкцией забота о временно ценном символе? Кажется, Рэйган вовсе не замечает странностей Фрайзер, и его не смущает, что физически находясь за столом в его кухне, мысленно и эмоционально Кашмира блуждает где-то в иных сферах. Но именно поэтому девушке не приходит в голову задумываться о каких-то чувствах со стороны Лермана в свой адрес. В подобном случае столь спокойно выносить её поведение было бы невозможно... По крайней мере, никому раньше не удавалось. Даже Блеску.

-Хорошо. Ни слова о работе - самой ей было бы сложно прийти к такому решению. Потому что для Кашмиры мнение Гектора не "стороннее", но так или иначе, общество Рэйгана отвлекает, а разговор заставляет возвращаться из мыслей в реальность и цепляться за неё.
-Сделать для меня? Ты хочешь провести свой выходной... Со мной? - уже поднявшись было из-за стола, чтобы поставить пустую чашку в мойку, девушка замирает в изумлении. Даже если мост ещё расчищают - наверняка у Рэйгана есть дела, рабочие или личные, которые стоило бы решить. И Кашмира ожидала, что Лерман просто оставит её предоставленной самой себе до момента прибытия машины. Но чтобы кто-то постарался организовать что-то специально для неё, да ещё здесь, в Капитолии... В столице действует система обязательств или кредита. Марс, например, устроил день СПА в рамках подготовки к ужину Сноу, где победительницу тут же взяли в оборот. Но сейчас Фрайзер не видит ничего подобного. В рабочие обязанности директора телеканала точно не входит организация досуга. Подкупать её Рэйгану причин нет, Кашмира и без того сломлена и послушна. А ещё она не чувствует давления со стороны Лермана. Он всегда оставляет за ней право отказаться. Право выбора... Непривычное для пребывания в Капитолии. Улыбнувшись Рэйгану, девушка идёт назад в спальню. Одеваться.

-Забавно. Пыталась вспомнить, когда мне последний раз делали сюрприз... И это была наша поездка к родителям - во вчерашнем свитере и джинсах, с сумочкой наперевес, Кашмира спускается по лестнице несколькими минутами позже. В чужом доме сборы не занимают много времени, но настроение у девушки, кажется, более приподнятое. Любопытство вытесняет мысли о вчерашнем письме. Хотя сама карточка бережно убрана в потайной кармашек сумки, где не потеряется и не помнётся.
-Я точно не нарушаю твоих планов? Ты вовсе не обязан тратить на меня личное время - говорит девушка, застегивая пуховик и выходя с Рэйганом из дома. Снега со вчерашнего вечера нисколько не убавилось. Он сверкает так, что больно глазам. Но дорожка от крыльца до машины расчищена - кто-то поработал над ней с утра. Возможно, водитель. Кажется, Лерман называл парня Филиппом? Тот коротко улыбается, открывая перед победительницей дверь авто.
-Куда мы едем? Хоть намекни - в голосе Фрайзер не слышится настороженности, с которой тот же вопрос звучал несколько дней назад. Первая поездка с Рэйганом была приятной, ночь в его доме тоже не принесла негативных (со стороны Лермана) впечатлений. Мужчина не нарушает её личных границ, не задаёт лишних вопросов... В спокойном состоянии Кашмира начинает привыкать к его ненавязчивому присутствию. И садясь в машину, уже не забивается в угол у противоположного окна.

+1

26

-  А что в этом удивительного, учитывая, что я нахожу твою компанию вполне располагающей. Другой вопрос, удобно ли будет тебе?

Рэйган на секунду вскидывает левую бровь и тут же вновь возвращается к тостам, делая вид, что ответ на этот вопрос для него сам собой разумеющийся, однако если бы можно было внимательнее присмотреться к его лицу, которое мужчина так старательно прятал с усердием достойным лучшего применения намазывая на тост очередную порцию варенья, легко получилось бы увидеть, как напряглись уголки его глаз, как вытянулся в прямую линию рот, как мышцы замерли, словно разом окаменели, в ожидании ответа на, казалось бы вскользь брошенный вопрос. Это тоже было частью плана, аккуратно, ненавязчиво нащупать хотя бы какое то подобие взаимности, а если не её, то хоть что то, лишь бы не безразличный холодный взгляд, что непрошибаемой стеной он всё чаще ловил на площадке, стоило только оператору прокричать в мегафон команду — снято! Хорошо ещё если удастся отвлечь Кашмиру от работы, хотя бы на один день, поразительная вспышка трудоголизма Рэйгану нравилась ещё меньше, чем мнение Гектора Клерика о том, в чём он разбирается, как свинья в апельсинах. Во истину, критика — это когда один человек объясняет другому, как бы сделал он, если бы вообще умел.

-  Если эта поездка сделает тебя хоть наполовину такой же счастливой, как визит к родителям, мой день точно пройдёт не зря.

Всё так же вскользь бросает он, промокая рот салфеткой, подмечая образовавшуюся реакцию, покидая своё место и отправляясь на верх, дабы привести себя в надлежащий вид, волосы всё ещё, как то не слишком ровно лежали на привычный пробор, да и пиджак остался где то наверху, в спешке забытый на стуле. Рэйган разумеется никаким боком не относился к сообществу модников, что так и наводнили Капитолий своими эпотажными видами, однако выглядеть презентабельно всегда и везде был обязан хотя бы по положению занимаемой должности. По правде говоря и собственный растрёпанный вид его тоже нередко коробил.

Спустившись вниз, мужчина обнаружил, что Кашмира уже собралась, а за окном уже маячил силуэт Филиппа, пригнавшего машину и теперь ловящего всеми частями тела белоснежный каскад снежинок, ожидая когда их пара покинет дом. Внезапно захотелось запустить в кого то снежком.

-  Мои планы на сегодня, это съездить за подарками, наконец украсить дом, как оказалось я единственный в районе, кто благополучно прозевал эту традицию, ну и наконец провести приятный вечер у камина с чашечкой хорошего глинтвейна. Не думаю, что ты сможешь как то нарушить эти планы, а вот скрасить, развлечься, приобрести хорошее настроение, мне кажется гораздо более реальными перспективами.

Привычным жестом открыв перед Кашмирой дверь салона, параллельно кивком поприветствовав водителя, Рэйган садиться следом, устраиваясь по удобнее на пассажирском сидении и как только машина мягким ходом выезжает со двора, обращает свой взор в окно, на встречу холодному, бесконечному вихревому потоку снега. Он летит, набрасывается на стекло, кружится над городом, как большой снежный торнадо, красива орошая близлежащие дома, хоз постройки, виднеющийся вдали гигантский торговый центр, стилизованный под настоящий сказочный дворец, его безлюдную парковку и входы, огороженные со всех сторон канатными лентами, словно бы скоро сюда за покупками явиться лично сам президент. Ну президент, не президент, а за приличную сумму денег, здание легко можно было арендовать на несколько часов в своё личное пользование кем бы ты ни был.

-  Сюрприз.

Нарочито весело произносит Рэйган, когда машина въезжает на абсолютна пустую парковку в самый разгар праздничного ажиотажа.

+1

27

Сидя в машине и глядя на заснеженный, точно засахаренный, город, Кашмира размышляет о словах Рэйгана. Съездить за подарками и украсить дом - это звучит, как семейный план досуга. Вернее, как план, в котором не нужна помощь посторонних людей... А говоря о вечере у камина - имел ли Лерман в виду, что приглашает её остаться и на сегодняшний вечер? Вчерашнее приглашение она приняла в виду форсмажорной ситуации. Но чувствует, что сегодня за теми же словами кроется несколько иной смысл...

Дорога постепенно становится знакомой. Они едут к центральному торговому центру - Фрайзер десятки раз за последние десять лет ездила этой дорогой с братом и "поклонниками" - были у неё и свои любимые магазинчики, знакомые продавцы... Может, кто-то из них ещё работает. Даже революция не в силах победить в столице страсть к шопингу. Но Кашмира не думает, что они на самом деле едут в торговый центр, полагая, что её присутствие едва ли облегчит Рэйгану поход за подарками. Если только он не планирует присматривать их издали, стоя на одном месте в кольце толпы.

Странно... С курса на торговый центр они упорно не сходят. И нужно сказать, украсили его в этом году действительно потрясающе. Чтобы люди отвлеклись от раздирающих Панем невзгод, не иначе. По периметру здания надстроены остроконечные светящиеся башни из лампочек, по стенам свисают мерцающие искусственные сосульки, двери оформлены в виде арок. Настоящий ледяной дворец. Кашмира просто не может не улыбнуться, глядя на это сказочное великолепие... А Филипп, тем временем, мягко въезжает на парковку. Что-то ещё царапает внимание Фрайзер... Но суть этой странности девушка понимает уже тогда, когда они с Рэйганом направляются ко входу. Они не стояли в очереди при въезде на парковку, в воздухе не разносятся голоса взбудораженных шопингом капитолийцев, никто не толкнул её, не задел, не окликнул, торопясь к своим машинам или от них... Кашмира озирается, хмуря брови, всё ещё не понимая причины такого странного запустения в предпраздничные дни. Сияющий серебристым светом вход приближается, двери бесшумно расходятся:

-Боже мой - бормочет победительница, окидывая взглядом просторный и абсолютно пустой торговый центр. Запах кофе и булочек, рождественские мелодии в воздухе, движущиеся эскалаторы, украшенные витрины - все составляющие грядущего Рождества. Кроме одной. Они здесь - единственные покупатели. Наконец до Кашмиры доходит вся суть сюрприза. Девушка прижимает ладони к лицу, глядя на улыбающегося спутника:
-Рэйган. Это ты всё устроил? Но... Зачем... Не нужно было - конечно, господину президенту нужен символ, но Фрайзер прекрасно понимает, что Сноу бы скорее удавился, чем обеспечил ей такой выходной. Капитолию сейчас нужны ресурсы и деньги, а мало что обогощает казну так, как зимние праздники. Значит, расход, вызванный временным закрытием торгового центра, должен был как-то компенсироваться. И Кашмира не сомневается, что это было личной инициативой Лермана. Но здесь нет Кристиана и Цецилии, значит, Рэйган не заботится об организации рождественского настроя для всей промо-команды:

-Ты с ума сошел - выдыхает победительница потрясенно. Она помнит, что вчера говорила что-то о невозможности купить подарки родным из-за повышенного внимания, но... Кашмира вообще много чего болтает. Кажется, никому до сих пор не приходило в голову воспринимать её слова настолько всерьёз. И настолько незаслуженно баловать её сюрпризами. Фрайзер чувствует себя ужасно неловко, представляя, скольких усилий и трат стоил Рэйгану такой выходной. Но возможность провести время в рождественской атмосфере, за покупкой подарков, которые порадуют (наверняка их сейчас мало что радует) родителей... Провести день так, как раньше. В другой, нормальной жизни... Лицо Кашмиры озаряется светлой улыбкой, стирающей последние нервозные отголоски вчерашнего вечера. Сделав пару шагов по направлению к холлу, в центре которого выстроили огромную пирамиду из подарков, победительница останавливается, чтобы задать лишь один вопрос:

-Это свидание? - синие глаза изучают лицо Лермана внимательно, но спокойно. Только так Кашмира может объяснить сумасшедший по своей щедрости подарок и отсутствие здесь Джонсон и Соло (ещё можно было бы понять, устрой они здесь фотосессию для их фейковой пары, но нет). Она не собирается убегать, испытывая к Рэйгану чувство благодарности и на удивление не испытывая страха, но... Хотела бы наконец узнать мотивы такого внимательного к себе отношения. Чтобы в свою очередь быть искренней с ним. Кашмиру не покидает ощущение, что её образ в голове Лермана слишком... Романтизирован?

+1

28

Торговый центр, хотя сейчас ему это название подходит меньше всего, а посему, гигантский стилизованный дворец Санта Клауса, у древних было много разновидностей снежного деда приносящего подарки, но Рэйгану более запомнилось это имя, встречал двух своих единственных посетителей абсолютной тишиной. И тишина эта была отнюдь не вселенского масштаба, из динамиков, закреплённых под потолком лилась тихая, красивая музыка, что то их репертуара рождественских гимнов последних лет, во времена массовой Капитолийской лихорадки на зимние праздники, все композиторы от известных до провинциальных кинулись писать свои видения рождественской песни, воспевающую ёлки, подарки, снежные забавы, почему то совершенно забывая об истинном предназначении данного мероприятия, вероятно в виду своего узкомыслия и полного не просвещения на благородную тему воскрешения Иисуса Христа. Зато это ни сколько не помешало их произведениям стать популярными и из года в год звучать из одних и тех же динамиков торгового центра, машинных приёмников, радио телецентра и, Рэйган готов был поклясться, что однажды слышал Let it snow из кабинета президента, в интерпретации какого то популярного композитора. Была эта тишина человеческой. Ни одного голоса, ни вздоха, ни стука сердца не было слышно на многие километры вокруг и это даже несколько умиротворяло.
Как ни странно, но даже продавцы, которым нисколько не было запрещено передвигаться по территории «дворца» во время их визита, засели где то в глубинах своих стилизованных павильонов, не спеша показывать носа своим единственным клиентам. Впрочем, Рэйгана это не сильно расстраивало, Кашмиру, как видно тоже. Её реакция вообще вызвала непроизвольную контрастную улыбку, которую мужчина тщетно пытался убрать с лица добрых тридцать секунд. Почему то она ему казалось неуместной.

-  Называй это так, как тебе будет угодно. Для себя я в терминологии определился. К тому же, какая разница что будет на словах, главное — что ты внутреннее почувствуешь, испытаешь, привнесешь для себя. Я не буду торопить тебя с ответом, подумай, а пока.

Локоть мужчины, любезно предложенный спутнице ознаменовал начало их шопинг-похода. Рэйгану меньше всего сейчас хотелось что бы девушка загонялась насчёт его намерений, путалась в них, чувствовала себя неловко, пусть всё обдумает и примет решение потом, он терпеливый, он умеет ждать, а пока... Пока это маленькое рождественское приключение, где нет места ни работе, не каждодневным интригам, ни миротворцам, не войне, ни Гектору Клерику. Это их время! Он честно заполучил его в многочисленной череде эфиров, съёмок, интервью. Пускай хоть один день Кашмира почувствует себя никому не обязанной, просто расслабится и проведёт этот время именно так, как сама того захочет.

-  Куда сначала хочешь отправиться?

+1

29

Такой улыбки на лице Рэйгана Кашмира ещё не видела. Широкой, по-мальчишески обаятельной. Почему-то сразу становится заметно, какие добрые и яркие у Лермана глаза. Но даже столь выгодную для романтического признания возможность мужчина не использует, по-прежнему оставляя за девушкой право выбора. Кашмире было бы привычнее, попытайся Рэйган обратить романтическую обстановку себе на пользу в надежде на взаимность... Но кажется, ему вовсе не важен факт наличия или отсутствия таковой. Сие ново для Кашмиры. Привыкшая к тому, что её внимание в Капитолии покупают, она несколько теряется, столкнувшись с бескорыстным жестом. И что значит его "в терминологии определился"? Фрайзер к своему удивлению чувствует, что её щёки трогает румянец, который не удалось вызвать даже стихийному стриптизу в исполнении Соло.

-Рэйган, ты такой... - Кашмира качает головой, улыбаясь и не в силах сформулировать точно определение. Чуткий? Удивительный? Добрый? Незлобивый? Особенно, учитывая итог их вчерашнего вечера, за который девушке теперь стыдно вдвойне. Так и не найдясь, что сказать, победительница берёт Лермана под руку. Вопрос Рэйгана тоже вызывает некоторые затруднения... Страшно подумать, сколько денег он уже потратил на саму аренду торгового центра. И тратить их ещё на подарки... Но они ведь всё равно здесь... А желание провести обычный день за обычными женскими радостями становится почти нестерпимым.

-Не стесняйся меня ограничивать - всё же предупреждает она с улыбкой. Хотя Кашмира не собирается сегодня сильно тратиться, грех увлекаться покупками за ней водится, а место само по себе не из дешевых. Жаль, подарок Блеску не передать при всём желании... Зато она может порадовать родителей. Именно им в отсутствие близнеца достанется первый кусок праздничного пирога:
-Я бы хотела присмотреть что-то маме и папе. Для домашнего уюта... Всё, чем мама украшала дом, осталось в Первом - нет, дом, который выделил старшим Фрайзерам Сноу, хорош, но Эмбер с такой любовью обставляла каждую комнату в Первом, подбирая кухонные полотенца, картины в гостиную, вазы и прочие элементы с такой тщательностью... А временное капитолийское убежище смотрелось комфортно, но безлико. В голове Кашмиры крутятся мысли о меховом пледе, который наверняка понравился бы и Таме, но ходить в магазин за чем-то определённным девушка не умела никогда. Вот и сейчас, не успевают они пройти пары десятков метров по первому этажу, как Фрайзер притормаживает возле одной из витрин, а затем уверенно входит в магазин, торгующий посудой из хрусталя и цветного муранского стекла.

-Мисс Фрайзер! - продавщица - высокая девица с длинными ярко-красными волосами и рисунками на руках - вытягивается в струнку и разве что из туфель не выпрыгивает, когда они входят внутрь. Если она и не знала, для кого зарезервировали торговый центр, то теперь наверняка эта новость разнесётся раньше, чем они достигнут следующей точки маршрута.
-Чем могу быть полезной? - Кашмира подходит к стенду, притянувшему её внимание, и разглядывает изящные винные бокалы. Не цветные, но ножки и основание увиты изящной (кажется, серебряной?) виноградной лозой. Фрайзер не сомневается, что Эмбер оценила бы такой акцент на рождественском столе. В наборе бокалов шесть, на витрине выставлены два.
-Великолепный хрусталь, чистый, без примеси металлов. Декор на бокалах серебряный, ручной работы. Набор всего один, второго подобного не найдёте во всём Панеме - забавно думать, что скорее всего это великолепие было изготовлено где-то в мастерских Первого и наверняка Кашмира даже смогла бы узнать клеймо, если бы напрягла память... Впрочем, смотрятся бокалы действительно великолепно. И стоят соответственно. В глазах Фрайзер вновь появляется смятение - словно почувствовав его, девушка отпирает витрину, ставит один из бокалов на прилавок и аккуратно стучит по краешку деревянной палочкой. Магазин наполняет мелодичный звон, свидетельствующий об отсутствии сколов:
-Мужчине Вашего статуса такие дома просто необходимы - отвлекаясь от разглядывания бокалов, Кашмира вдруг с удивлением обнаруживает, что внимание девицы за прилавком приковано не к капитолийскому символу, а к Рэйгану. Ещё более удивительно, что Фрайзер это не нравится. Она тут пытается в свою очередь определиться с терминологией, а некоторые подобными вопросами явно не терзаются, удовлетворившись созерцанием дорогого пальто и симпатичного мужчины в нём... Но победительница даже Блеску иногда не показывала своей ревности, и уж тем более не собирается унижать себя, демонстрируя недовольство поведением торговки.

-Тебе нравятся? - спрашивает Кашмира Рэйгана, чуть плотнее прижимаясь к его локтю. И одобрение Лермана интересует её не только потому, что он спонсирует сегодняшнее мероприятие. Шопинг - тоже способ узнать человека получше, сделать некоторые выводы. По крайней мере, подумать над своим ответом девушка действительно собирается. Рэйган не заслуживает того, чтобы быть подвешенным в неизвестности, хотя со многими соискателями своих симпатий Кашмира поступала так с удовольствием.

бокалы

http://thumbs.dreamstime.com/x/luxury-wine-glasses-12971670.jpg

+1

30

А какой я? - Думает Рэйган ощущая на своём локтевом сгибе тяжесть женской руки, с лёгкой улыбкой на губах начиная следование по маршруту — Шопинг — подарки - рождественское настроение. Быть может он добрый? Нет, скорее просто справедливый, и даже не через чур, как те повстанцы, что кричат на каждом углу о свободе, равенстве, братстве, на деле же просто меняя одни кандалы на другие. У него есть своё собственное понятие справедливости, со своей шкалой измерения, со своими правилами, сильно разнящихся от общепринятых мер, однако не выставляющихся на показ от слова совсем. Эта очень метафизическая справедливость, в большинстве случаев она направлена не на облегчение жизни людей, на неё тоже, но в первую очередь на поддержание баланса в идеальной составляющей той самой Вселенной, которой Рэйган окружил себя в полном нежелание хоть какими то эмоциями относится к окружающему миру. И эта Вселенная — его оплот, она его Рай, его отдушина, так что, скорее всего его справедливость ничто иное, как защитная реакция. Какой же ещё, может быть чуткий? Но он не более чем остальные чувствует эмоции других, лишь в процентном соотношении не лишённый сострадания, поэтому когда на лице девушки он видит слёзы у Рэйгана Лермана на уровне инстинктов возникает желание помочь, а не ударить плёткой ещё, как сделал бы например, тот же Бальдер, или покрутился бы с виноватым видом, как Соло. Проще говоря, всё его нутро хочет что бы это поскорее прекратилось, а внутренняя программа выбирает для этого наиболее щадящие методы. Базовые характеристики, против них не пойдёшь. А может быть он необычный или удивительный? Ну нет же, посмотрите, абсолютно такой же, как и все: две руки, две ноги, одно сердце и пара лёгких, что гоняют кровь всё по тем же кругам кровообращения, большому и малому, не проявляя и малейшей уникальности. Даже у Сноу всё тоже самое. Он самый обычный человек, с набором клеток и заложенных генетическим кодом программ, просто немного... другой. Вот оно, он другой, не подстроившийся ранее под общепринятые догмы и аксиомы, отвергающий их, как иммунная система опасный вирус, даже не замечая, что сам в итоге и стал паразитом, на здоровом теле общества. А может, это всё же оно паразитирует на нём?

-  Ненавижу рамки, достаточно того, что мы уже находимся в закрытом пространстве, выход из которого осуществляется двумя возможными путями: через систему пропусков на границе и естественным концом человеческой жизни. Так что не стесняйся, порадуй себя свободным выбором, за финансы можешь не беспокоится, в конце концов мне их не солить.

И снова улыбка, какое то необычно приподнятое настроение. Удивительно, как близость Кашмиры рядом позволяла ему вот так запросто перестать чувствовать себя инородным, хотя скорее просто забыть об этом, наслаждаясь неукротимым теплом, что льётся из её взгляда, исходит от самой сути, это редкие моменты, но именно они заставляли мужчину чувствовать себя по настоящему счастливым.

Нужный магазин подворачивается быстро, пока Кашмира выбирает подарок, Рэйган был полностью согласен с тактикой — первым делом семья и кошка, свежи ещё были воспоминания о купании этого маленького бесёнка, он отвлекается на созерцание одного весьма необычного чайного сервиза, стилизованного под династию Мин, вещи той поры было уже не достать в виду своей хрупкости и почти полного исчезновения с лица Земли, но копирайтер этого набора работал достаточно тонко, всё, начиная от замысловатых птиц на чашках, до узора едва угадывающихся веток Сакуры на блюдцах, было выдержанно в том древни-восточном стиле, словно фарфор и правда был едва из рук лучших китайских мастеров.

-  В моём доме слишком много стекла на квадратный метр. Я считаю его в большей степени безликим, нежели завораживающим, хотя в этих бокалах чувствуется стиль и некая частичка индивидуальности мастера. Кажется, это первый дистрикт, Кашмира, я прав? Они замечательны.

Всё время своей речи Рэйган не отрываясь смотрел на девушку. Продавец отошла на второй план, её речь затерялась и утонула ещё на словах о статусе, Боже правый, все эти пафосные значения, коробит сознание. Ему понравилось наблюдать за тщательностью её выбора, словно выбирая бокал, Кашмира открывала новую страницу истории собственной жизни.

Отредактировано Reagan Lerman (Вс, 6 Мар 2016 11:39)

+1

31

Вот, возьми все богатства и плеть,
Ведь корона всегда с законом:
Кто Дракона посмел одолеть,
Тот становится сам Драконом.

-Да, Первый. У нас есть несколько мастерских, специализирующихся именно на посуде - улыбается Кашмира, обводя пальцем ободок бокала. Типичная для Панема ситуация, когда действительно стоящие образцы продукции родного дистрикта реальнее купить в Капитолии, чем в самом Первом. Мама непременно оценит такой подарок, и раз их с Рэйганом вкусы совпали (приятный бонус), сомнения девушки развеиваются:
-Мы их берём - решается Фрайзер на первую покупку с сосредоточенностью пловца, резко погружающегося в холодную воду. Продавщица достаёт коробку и тщательно заворачивает в бумагу каждый бокал прежде, чем положить его в шелковое "гнездо". Кашмира наблюдает за процессом с чувством давно забытого удовлетворения. Уму непостижимо, что даже в революцию шопинг способен заставить изрешеченную женскую душу почувствовать себя лучше.

Аппетит приходит во время еды, после первой покупки девушке намного легче решиться на новые. На этом же этаже Кашмира покупает серое меховое одеяло, незаменимую для зимних посиделок с глинтвейном вещь. Затем, в зоомагазине - зелёный с серебряной вышивкой лежак для Тамы. Продавцы при виде капитолийского символа улыбаются, вытягиваясь по стойке смирно, ощущение собственной исключительности и компания Рэйгана приятно кружат голову. Едва ли кто-то давал победительнице почувствовать себя рядом с ним королевой... Скорее мужчины самоутверждались за её счет. Не удивительно, что общение Кашмиры с Лерманом теплеет в процессе штурма бутиков:

-Здесь есть один небольшой ломбард... Я уже много лет знакома с его владельцем. Не знаю, где он достаёт свой товар, но вещи у него исключительные. Надеюсь, он ещё работает - делится девушка, уверенно заворачивая в маленький коридорчик на втором этаже. На фоне сверкающих магазинов, украшенных к рождеству, неприметное помещение за бархатной шторой выглядит входом в подсобку. Тем не менее, ломбард оказывается достаточно большим, чтобы вместить в себя несколько витрин и прилавок. За которым Кашмира видит неизменного пожилого лысого капитолийца:

-Ливий! - восклицает она радостно. Кажется, в последний раз она была здесь с братом, тогда Блеск подарил ей старинную музыкальную шкатулку. Вещи с историей, с налётом старины интересны девушке куда больше сверкающего новодела... Жаль только, доставать их со временем становится всё сложнее. Но для Кашмиры здесь всегда припасены самые лакомые кусочки:
-Мисс Фрайзер. Глазам своим не верю. Безумно рад видеть Вас снова. На Вашу красоту не повлиял даже Тринадцатый дистрикт. Я смотрю все эфиры с вами - рассыпается в комплиментах Ливий, и победительница даже готова поверить в то, что он скучал. Потому что второй такой обеспеченной, а главное, разбирающейся в товаре покупательницы, не нашел бы вовек. Ещё один плюс Ливия - он никогда не пытается обманывать Кашмиру, зная, что в камушках она разбирается не хуже, чем в ножах и технике флирта.

-Тогда тебе точно есть, чем меня порадовать? - спрашивает победительница с улыбкой. Торговец кивает, с деловитым видом открывая одну из витрин.
-Чудесный медальон с аметистом. Камень не синтетический, никаких сколов, орнамент на крышке в отличной сохранности - выглядит вещица действительно занятно, но на сей раз попадание неточное. Камни для Фрайзер живые, а украшения имеют характер и душу... Этот аметист, пожалуй, не про её честь. Ливий, не заметив в синих глазах знакомого огонька, со вздохом убирает вещицу назад:
-Ты знаешь, какие камни тебе подходят? Мне кажется, опал... Такой... Тёмный, с вкраплениями другого цвета, которые можно увидеть только при правильном освещении - обращается Кашмира к Рэйгану, не переставая изучать взглядом витрины:
-У нас в Первом верят в то, что камни живые и у каждого особые свойства. Поэтому мы очень внимательны в выборе украшений - Лерман ассоциируется у неё именно с опалом потому, что за толщей его спокойствия нелегко разглядеть те самые яркие искорки, которые делают черный опал самым дорогим из своих собратьев. Но поняв истинную глубину и красоту этого камня, расстаться с ним невозможно.

-Как я мог забыть. Я не выкладывал эту вещь на обзор... Получил его с месяц назад и, кажется, подсознательно понял, что он ждёт именно Вас, мисс Фрайзер. Настоящее произведение искусства - Ливий обрывает мини-лекцию Кашмиры, выкладывая на бархатную подушку вещь, от которой у победительницы перехватывает дыхание. Нож. Рукоятка из черной кости, выточенная в стиле терновых веток. Белая эмалевая вставка с золотыми цветами, лезвие, сочетающее несколько видов стали и украшенное удивительно живым рисунком в виде дракона с зелёным глазом. Стык рукояти и лезвия охватывают три серебряные ленты, инкрустированные теми же зеленоватыми камнями:
-Хризолит? - уточняет Кашмира, думая, что более идеального камня сюда было не найти. Это не просто нож... Это оружие-тотем. Оружие-талисман. Из тех, что остаются с хозяином до последнего вздоха. Это не её нож. У "её" дракона глаза были бы синие или золотистые, сапфировые. Хризолит - мужской камень. И Фрайзер с первой же секунды, как увидела нож, знает, кому он принадлежит:
-Балансировка в клинке - взвесив нож на ладони, отмечает девушка. Значит, этим оружием удобно колоть и рубить. Ножи с нейтральной или смещенной к рукояти балансировкой предназначены для метания или нейтральных хозяйственных нужд. Но балансировка в клинке позволяет наносить более серьёзные повреждения сопернику в ближнем бою. Впрочем, метать их тоже можно:
-Ты позволишь? - улыбается девушка и Ливий, поняв её без слов, отходит в сторону. Поставив возле стены деревянную небольшую доску. Кашмира берёт нож тремя пальцами за лезвие, отводит назад чуть согнутую руку, щурится, оценивая расстояние... Сверкая драконьим глазом, нож со свистом рассекает воздух и входит в единственное тёмное древесное пятнышко на доске. Глазомер победительницы и балансировка ножа идеальны.

-Оружие наверняка с историей. Но оно прослужит Вам ещё долго - замечает Ливий, вытаскивая нож из доски и возвращая его на прилавок. Кашмира качает головой:
-Не мне. Но я знаю, чей это нож - согласно повериям Первого дистрикта, хризолит ограждает своего владельца от необдуманных решений и дурных снов, наделяет даром предвидения, позволяющим оценить ситуацию на несколько шагов вперёд, а так же помогает избежать опасностей - несчастных случаев, ранений и прочих. Касаясь подушечками пальцев зелёных мерцающих камушков, Кашмира думает о том, что несмотря на наличие парных пистолетов, этот нож  должен принадлежать Гектору Клерику. Пистолеты - надёжное оружие, но это грубая механика. А сталь, усиленная действием подходящих камней... При всём его упрямстве генералу не повредит талисман. Фрайзер сжимает черную рукоять в одной руке, а пальцами второй обводит контуры рисунка на клинке:

-Кто дракона посмел одолеть, тот становится сам драконом... - бормочет она, сама толком не зная, откуда в её голове всплыл этот текст. Похоже на какую-то сказку. Кашмира переводит взгляд на Рэйгана. Одно дело - покупать подарки родителям, а другое, вспоминая вчерашний вечер и их разговор в холле... Если это свидание... Но уйти без этого ножа Фрайзер не в состоянии. Один вид поблескивающих хризолитов заставляет сердце гулко биться в ушах. Хотя и не считая декоративных элементов, один только искусно выкованный рисунок на отменной стали клинке, превращал нож из качественного оружия в баснословно дорогое. Ливий уж точно знает цену вещице, потому и припрятал её в ожидании настоящего оружейного фаната.

нож

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/564x/0b/f8/72/0bf8726f6e73a61685c6d23d57f67cce.jpg

+3

32

Стучу по твоей крыше,
Но ты не услышишь,
Ты как всегда ничего не поймешь,
Но не стану я тише,
Мои капли напишут на твоем окне
"Это был дождь..."

Бокалы отправляются в упаковку и Рэйган бросает последний заинтересованный взгляд на фарфоровый чайный сервиз, так и оставляя одну не сбывшуюся мечту на полке магазинной витрины. Не то что бы он не мог его купить, по правде говоря Рэйган мог трижды купить и продать весь торговый центр, просто именно эта вещь, так приковавшая первый взгляд на поверку оказалась лишь имитацией. Весьма точной, тонкой работы, украшающей собой любой дом или прилавок, где бы в общем то не оказалось, но сути это не меняла. Имитация, подделка, выражаясь менее громко, копия, просто похожая вещь, однако совершенна не та, которую бы мужчина захотел привнести в свой дом. Не было в ней того живого налёта истории, что неизменно присутствовал в каждой вещи, отжившей более полу века, не было индивидуальности, души, если хотите, только цветастые безликие формы, стерильные, едва сошедшие с конвейера чьих то рук.

-Да, Первый. У нас есть несколько мастерских, специализирующихся именно на посуде.

Это тоже была работа первого дистрикта, небольшое, едва заметное клеймо, словно ставить его на подобные шедевры было чем то постыдным и изделие незамедлительно теряло в цене, однако по мнению Рэйгана это было единственное, что хоть как то могло разбавить стерильную безликость набора, оно пестрило оттиском на самом краю белоснежного фарфора,  и опять и опять вызывая внутри ощущение звенящей пустоты и желание расколотить по скорее всё, до последнего блюдца и маленькой белой ложечки, что покоилась на его краю.
Он оплатил, он оплатит всё что Кашмира только пожелает купить, сверкая азартом из увлажнившихся глаз, пропуская сквозь пальцы шелковые ворсинки мехового пледа, перебирая руками ткань кошачьего лежака,  девушка выбирала, а он всё смотрел и смотрел на неё и ему было противно от самого себя, липкое ощущение покупки, будто Рэйган привёл её сюда не добровольно, а буквально приволок силой. Словно не получил время наедине с ней заботой и вниманием, а банально купил, как это делают все в округе, не растрачиваясь на такие банальности, как чужое мнение и желания. Липкое, смрадное чувство забивало ноздри, мешая дышать, сердце едва сокращалось, голова шла кругом, а мысли буквально наперебой кричали желанием мести. И с каких пор он стал таким? Боже, с каких пор его так заботит чужое влияние, а глаза затуманивает серый пепел и вместо того что бы идти вперёд, он занимается какой то ерундой, типа самокопаний или посыпанием головы пеплом. Спокойно, в конце концов постоянной величины, кроме времени нет, но даже оно, как известно изменчиво и потворно, он повернёт это русло вспять, ему это уж точно под силу.

-  Если ты про Ливия, то да, он по прежнему на своём месте. Вообще не знаю, существует ли такой катаклизм, способный заставить его прекратить свою деятельность. Кстати, ты знала, что у него есть негласное прозвище — ювелирный Цезарь. По аналогии с Фликерманом, мол и тот и тот похоже навсегда срослись со своими постами.

Эту забавную историю Лерман слышал давно, кажется ещё со времён начала работы на канале. Первое время она не распространялась так ярко и лишь последний год, быть может из-за событий в мире, людское сознание вообще очень податливо на изменения, всё чаще это прозвище можно было услышать вблизи лавки Левия.
Обстановка внутри была гармоничная и выдержанная. Темные стены из панелей морёного дуба, едва колыхающиеся огоньки света под потолком, создающие приятный полумрак. Всё здесь, начиная от стен и заканчивая лицом старого торговца настраивало на созерцание и пока Кашмира занимается выбором подарка, Рэйган отводит взгляд в сторону дальней витрины и глаза его мертвенно приковывает один медальон. Лебедь. Изогнувший спину изящной линией, сверкая черным глазом, его оперение, выполненное в виде отдельных капелек из опала, инкрустации маленьких бриллиантов и литых золотых пластин вызывало внутри какой то живой трепет. Словно однажды эта вещь принадлежала какой то прекрасной принцессе, волею судьбы выбравшей свободный путь, оттого и была жестоко и навеки вечные заточена в золотую клетку медальона. Никто не в силах был снять это заклятье, ибо безграничная свобода предполагает и отсутствие привязанность, так же, как и совершенная справедливость существует лишь при отсутствие сердца. Она навеки в нём и единственное, что им остаётся носить на себе частичку этого беспокойного сердца.

-  Во все времена существуют легенды и мифы, повествующие о наличии в камнях души, хранящей отпечаток своего владельца. Радует, что Первый дистрикт ещё верит во что то подобное, значит, ещё не всё потеряно.

Рэйган коротко улыбается Кашмире, стараясь не смотреть на выбранный нож. Он не дурак, да и хризолит никогда не был его камнем. Жестом подозвав к себе продавца и что то тихо шепнув ему на ухо, мужчина делает шаг в сторону и когда Левий возвращается, держа в руке бархатную подушечку с медальоном, Рэйган аккуратно берёт его в ладони, заходит за спину девушки, чей взгляд по прежнему прикован к ножу, едва вытащенному из доски для метаний (однако какое попадание!) и ловким движением перекидывает цепочку через шею, заставляя Кашмиру вздрогнуть и посмотреть прямо перед собой, напротив красовалось зеркало, как раз до уровни груди.

-  Нравится?

медальон

http://savepic.ru/8948867.jpg

+1

33

Однажды, Лисёнок, каждый поймёт, что такое — капризы цветка.
Ты отдашь ему всё, без остатка. Помнишь? — жизнь у роз коротка.
Но одумайся, часто ли в душах цветов есть серьёзнее что красоты?
Не торопись. Умоляю, не злись. Не сходи с рокового пути.

Внимание Кашмиры всё ещё приковано к ножу, когда шеи, заставляя вздрогнуть, касается что-то холодное. Зеркало отражает появившуюся на груди подвеску в виде золотого лебедя. С изогнутой шеей и лёгким мерцающим оперением из опалов и бриллиантов. Девушку удивляет не столько сам факт украшения - ей покупали их предостаточно, в том числе и в этой лавке - сколько то, что Рэйган помнит ту беседу в его машине. Тогда она сказала, что ассоциировала бы себя с лебедем... Кашмира снова замечает, как внимателен Лерман к её словам. Открытие удивительное, потому что мало кто из мужчин действительно слушал победительницу. Может быть, никто кроме брата.

-Нравится - откликается она эхом, касаясь подушечками пальцев гладких шлифованных опалов. Конечно, Кашмира не может не знать, что опал - камень любви и семейного счастья, а белые опалы должны помочь своему владельцу обрести покой и гармонию. Знает ли об этом Рэйган? Или простое совпадение? Девушка улыбается Лерману в зеркало, но на сердце у неё вопреки опалам неспокойно... Рука, в которой Фрайзер всё ещё держит нож, сжимает рукоятку до побелевших костяшек. Кашмира в шаге от того, чтобы идентифицировать своё беспокойство, но голос продавца отвлекает её от самоанализа:

-Если Вы покупаете нож в подарок - я могу организовать доставку, только оставьте адрес - в Капитолии, загруженном событиями, модно пользоваться этой услугой, особенно если покупаешь кому-то презент, а лично не можешь явиться на мероприятие. Но этот подарок слишком личный, и предстоит ещё обдумывать ответное письмо...
-Не стоит, я сама займусь отправкой - она не смотрит на Рэйгана, пока торговец упаковывает в деревянную выстланную шелком коробку нож, подает голос лишь при виде бархатной коробочки поменьше, для лебедя:
-Можно я сразу надену его? Поможешь? - подняв волосы и повернувшись спиной к Лерману, спрашивает Кашмира. Надевая украшение, мужчина прикасается к её шее и беспокойство победительницы превращается в нечто осязаемое. Когда они выходят из ломбарда, с ножом в коробке и лебедем на Кашмире, Фрайзер касается руки мужчины и тихо спрашивает:

-Рэйган... Ты сердишься? - вопрос звучит неуверенно. С Блеском было проще - эмоции близнеца Кашмира чувствовала, как свои, а с другими людьми никогда не могла этим похвастаться. Она расценивает изменение в атмосфере между ними с Лерманом, как недовольство. Но не может в полной мере осознать его причину. Не зря ведь Фрайзер честно предупреждала Рэйгана о том, что не приносит ничего, кроме проблем... Кашмира привыкла играть определенную роль в жестких заданных рамках. И покупатели всегда оставались довольны ею, но никогда раньше в привычный сценарий не вписывалось столько сторонних переменных... Сам Рэйган, его непохожесть на других. Изменения, произошедшие с победительницей... И не то, чтобы Кашмира пыталась уложить их прогулку в рамки прогулки со спонсором. Ей этого не хотелось бы. Просто некоторые модели поведения тяжело искоренить. Фрайзер перебирает в уме причины... Что могло обидеть Рэйгана? Может быть, она уделяет ему мало внимания? Едва ориентирующейся в своих чувствах, Кашмире трудно осознать глубину эмоций Лермана. Трудно понять, что кто-то способен относиться к ней серьёзно. К ней как к личности, а не как к красивой статусной вещице. Мысли о ревности в голову победительницы тоже не заглядывают. В конце концов, Рэйган позволил ей сегодня купить подарки для дорогих Кашмире людей... И даже если список этих личностей был достаточно специфичным, обойти их вниманием девушка не могла. Но основной причиной её ступора по-прежнему служит непонимание Фрайзер того факта, что все эти эмоции, предназначенные для "нормальных" девушек в каком-то другом мире можно испытывать к ней. Когда она уже достаточно убедилась в обратном. Кашмира останавливается посреди коридора, в задумчивости потянув себя за локон. Ей совсем не хочется обижать Рэйгана. Не хочется, чтобы он подумал, будто этот день для неё наравне с прогулками с другими капитолийцами...

-Спасибо большое за лебедя, он прекрасен. Но мы ещё ничего не выбрали тебе. Что бы ты сам хотел получить на Рождество? Может, тебе чего-то не купили в детстве? Или есть какая-то тайная мечта? Для украшения дома у тебя всё есть? Я могу помочь, если хочешь - "если всё ещё хочешь" добавляет Кашмира мысленно. Рэйгану тоже должна достаться сказка. И для девушки, никогда не интересовавшейся капитолийцами по собственной инициативе, это целый шаг. Улыбающийся Рэйган нравится ей гораздо больше:
-Я всегда всё порчу, да? - по-прежнему держась за локоть Лермана, Фрайзер вновь касается его запястья рукой, заглядывает мужчине в глаза. Он бы, наверное, удивился, узнав до какой степени для Кашмиры непривычны обычные вещи. Но она готова постараться понять.

0

34

Он наверное хочет меня открыть
Как простой чемодан, он знает одно,
Даже в самом пустом из самых пустых
Есть двойное дно, есть двойное дно.

Загадка. Он ведь очень любил загадки, ещё в детстве, когда отец приносил ему книги по древнему миру, в которых говорилось о мировых загадках истории, и после прочтения оба строили длинные теории о том, что и как могло быть, приводили факты, строили гипотезы, однако если правильного ответа в итоге не находилось на страницах отпечатанного дерева, теории так и оставались теориями, ведь сколь бы логичным в итоге не выходило уравнение, истинный ответ на века канул в лету. А по своему опыту Рэйган знал, у каждой загадки может быть совершенно неожиданный ответ и ничего ты с этим не сделаешь. Сейчас Кашмира казалась ему одной из таких загадок древних цивилизаций. Когда всё вроде бы ясно, как будто под светом бестеневой лампы, однако, несмотря на кучу логичных выводов и теорий, что он только мог придумать волею случая созерцая все изменения в её состоянии и внешних признаках, девушка по прежнему оставалась для него той неразгаданной тайной, к которой хочется прикоснуться, которая находится рядом и одновременно бесконечно далека, обитающая где в своей маленькой вселенной. Он видел это в её глазах, таких живых и блестящих, но одновременно таких холодных и далёких, словно свет яркой звезды. Звёзды, они так далеко, их свет идёт до нас так долго,что мы видим даже не звёзды, а их старые фотографии.
Благородный металл касается кожи шеи одновременно с его пальцами, Рэйган не может отказать себя в удовольствии, пользуясь выгодным положением, скользнув тёплыми пальцами по гладкой коже, но это ведь так бесконечно мало, что даже Рэйган не ощущает укора со стороны совести.

-  С чего бы мне сердится?

В жесте искреннего удивления мужчина вскидывает брови, показывая максимальное удивление подобным вопросом, он его и правда не ожидал. Они едва покинули созерцательную атмосферу ломбарда и теперь обоих вновь окружала торжественная обстановка празднично украшенного зала, откуда то сверху на головы сыпались прозрачные искусственные снежинки, а вдалеке, там где кончался горизонт первого и начиналась полоса второго этажа, поигрывала тихая музыка рождественского гимна, в исполнении приятного лиричного сопрано.

-  Нет, я бы не сказал что ты портишь, скорее созидаешь. Ты как начинающий скульптор, материал для тебя чужд и непривычен, но ты пытаешься придать ему какую то форму, у тебя не получается, но ты вновь и вновь сминаешь работу, пытаясь придать ей желанную форму. Это нормально, из тебя выйдет хороший мастер, главное не останавливаться на достигнутом. И пускай этот день для нас ещё не закончился, однако я уже благодарен тебе, что ты вносишь разнообразие в мою размеренную жизнь.

С этими словами Рэйган приблизился к девушке чуть лучше, едва касаясь губами лба, так, что бы не сильно смущать или шокировать её своеобразным благодарственным жестом.

-  Чего бы я хотел? Честно говоря не знаю, обычно, нечто удивительное сваливается на голову внезапно, знаешь, взгляд неожиданно цепляется и невозможно уйти с пустыми руками. Думаю это нечто ещё свалится на меня сегодня, а вот об украшениях дома я и забыл, буду очень благодарен, если поможешь выбрать. Я мало что в этом понимаю, в основном украшением всегда занимались стилисты, но в этом году меньше всего захотелось пускать их в дом.

Отстраняясь и перехватывая руку Кашмиры по удобнее, Рэйган напряженно пытается вспомнить, где же здесь находился ближайшая нужная лавка с украшениями, смотря куда то вдаль.

-  И кстати, в детстве я мечтал путешествовать.

+1

35

-Мне показалось, что ты... Ладно, неважно. Ошиблась, наверное - Кашмира ещё недостаточно знает Рэйгана, чтобы уверять, рассердился он или нет, когда мужчина утверждает обратное. В том, что уловила некое изменение настроения, девушка вполне уверена. Но мало ли, с чем оно могло быть связано. Тем более, царящая в торговом центре обстановка не располагает к негативным мыслям. Речь Лермана о созидании немало удивляет девушку, заставляя задуматься о том, как по-разному он и сама победительница воспринимают её личность... Может быть потому, что и Рэйган мало знает Фрайзер.

-Если когда-нибудь у меня получится что-то, хоть отдаленно имеющее форму, я покажу тебе - улыбается она растерянно и замирает от неожиданности, когда Рэйган целует её в лоб. Поцелуй такой невесомый и мимолетный, что даже Кашмира не расценивает его, как нарушение личного пространства, лишь непонимающе хлопает глазами. Силясь осознать, что из привнесенного со вчерашнего вечера разнообразия Лерман мог счесть приятным. Вкусы у него определенно странные... Но рядом с ним Кашмира понемногу оттаивает, как даже самые вековые льды покрываются капельками под солнечными лучами. И в ответ на такое участие ей хочется сделать для Рэйгана что-то действительно приятное.

-Путешествовать... Кажется, придумала - в синих глазах Фрайзер вспыхивает огонёк и девушка меняет курс, направляясь к эскалатору на второй этаж. Половина которого отдана под огромный магазин с товарами для дома. В рождество там традиционно был лучший выбор украшений. Если бы жизнь Кашмиры сложилась по-другому, может, из неё бы получилась отличная мать семейства. Несмотря на полный разлад с кулинарией, создавать уют девушка умеет и любит, она всегда с удовольствием помогала украшать родительский дом, а после переезда в деревню победителей "одевала" оба жилища, своё и брата. Всегда с идеей и вкусом.

-Не обращай внимания на то, что я беру. Это нужно оценивать в комплексе - предупреждает Кашмира, с упоением ныряя в лабиринт стеллажей, корзин и полок. Их тележка быстро заполняется достаточно странным набором. Множество декоративных коричневых ветвей (победительница предполагала, что это ива), простые гирлянды из одноцветных золотистых лампочек, прозрачные стеклянные шары, белые полотняные абажуры, рождественские носки, бежевые, смахивающие скорее на валенки, красные декоративные ягоды, золотистые ленты из ткани... Эта гора забивает тележку довольно скоро, но до финиша ещё далеко:

-Если честно, я хотела так украсить в этом году свой дом. Но как видишь, планы изменились - в корзину с лёгкой неугомонной руки Кашмиры летят позолоченные шишки, пушистые игрушечные совы разных размеров, ещё какие-то игрушки... Апофеозом становится игрушечная железная дорога, которую девушка, поднявшись на цыпочки, едва снимает с полки.
-А это для Кристиана. Будет странно, если я ничего не подарю ему, правда? - к железной дороге прибавляется ещё одна объемистая коробка. На самом деле, Фрайзер послушалась одного из старейших своих правил. Если увидев какую-то вещь, она думала о человеке, то ему победительница эту вещь и покупала. Музыкальная шкатулка, демонстрирующая уютную рождественскую комнату и семью (мама, папа, маленький мальчик и девчушка), как показалось Кашмире, должна понравиться Соло. Парню здесь так же одиноко, как и ей... С той лишь разницей, что у Криса вовсе нет семьи. Даже частично плененной и растащенной по Панему.

Когда почти через час забега они покидают магазин и торговый центр, толкая перед собой забитую до краев тележку, Кашмира выглядит весёлой и словно проснувшейся в предвкушении приятных хлопот. Чеком, который они получили на кассе, можно обмотать всю ёлку и без дополнительных ухищрений... Рэйган сегодня потратился более, чем достаточно, подарки для всех близких куплены, Фрайзер больше не хочет тратить его деньги и предлагает взять курс на дом. На шее Лермана висит длинная зелёная парчовая лента, которую расшалившаяся Кашмира повесила на Рэйгана в одном из отделов. Сказав, что эта лента имеет стратегически важное назначение. Глаза водителя, ожидающего их на парковке, слегка округляются, но как и положено образцовому персоналу, Филипп молчит. Открывает пассажирскую дверь, багажник и, пока Рэйган и Кашмира усаживаются, начинает споро грузить покупки:

-У меня есть идея. Ты займешься обедом, а я украшением дома. Тогда для тебя это станет сюрпризом... И сэкономим время. Я проголодалась и не откажусь от глинтвейна. Обещаю, что в этот раз поем - нож - единственная покупка, которую Кашмира не отдает в багажник, берёт пакет с собой в салон. Любой профи расскажет вам о привычке держать оружие при себе - оно, как и украшения, не любит чужих рук.
-Дашь мне в помощь Филиппа? Мне понадобится кто-то высокий. И самое главное! Ёлка у тебя есть? Или выберем по пути? - капитолийские ёлки, как и цветы, долго держатся в живом состоянии и очень сильно пахнут. Хотя за исключением запаха, мало чем отличаются от искусственных - такие же, иголочка к иголочке. Кашмира устало откидывается спиной на сидение, словно не замечая шокированного взгляда Филиппа, уставившегося в зеркало заднего вида. Вряд ли он привык к тому, чтобы девушки брали над ним шефство, но когда победительница входит в раж, спасение - личное дело каждого:
-Рэйган? Мне очень понравился сегодняшний день. Я давно так здорово не проводила время - в этот раз уставшая Кашмира осознанно устраивает голову на плече Лермана.

0

36

Ошиблась. Быть может и ошиблась, Рэйган пока сам толком не мог разобраться в своём внутреннем состоянии. Вот вроде и не злился, однако какое то призрачное чувство, обиды, даже нет, сожаления грызло изнутри, прокладывая под кожей свои извилистые туннели. Обижаться на Кашмиру не было ни желания ни смысла, она не виновата, что однажды на её пути встал не тот мужчина, что он её использовал, расположил к себе, при этом не делая даже каких то определённых усилий, а потом просто предал, выбросил как не нужную вещь, и это ей ещё повезло, жила на свете когда то одна замечательная женщина, павшая от рук проклятого Клерика. Да и не одна, наверно, жалость камням не знакома.
Злиться, что она за его счёт покупает ему, Гектору, подарок, тоже бесполезно, во-первых он его оплатил без всякого сопротивления, а во-вторых где то в глубине души Рэйган надеялся, что презент будет своеобразным ритуалом отпущения, как, например, в одном древнем обряде погребения, когда личную вещь, принадлежащую покойному сжигали, а пепел развеивали по ветру, как символ отпущения его из души, на вольные ветры вечности.
Вольные ветры вечности.
Может Кашмира хочет вместе с этим подарком выслать Гектору ту часть себя, в которой ещё теплиться память о нём, о тех моментах, когда он не на долго сбрасывал с себя мертвенно-холодный панцирь, пребывая на границе дозволенных эмоций? Рэйган не знал и единственное, что ему оставалось — это надеяться на лучшее.

-  Ты правда ошиблась, Кашмира, не накручивай свою голову лишними подозрениями, займи её чем то более приятным.

Его предложение было расценено максимально буквально и уже через секунду девушка уводит его по направлению к эскалатору, медленно ползущему на второй этаж, проводит между стилизованными стойками самых разнообразных товаров, прямиком к магазину товаров для дома, в котором для Рэйгана начинается такое неизведанное таинство, что мужчина даже не пытается разгадать его смысл, с молчаливой покорностью сгружая в металлическую корзина на колёсиках, всё, что только понадобиться Кашмире для украшения дома. Оценивать в комплексе, так оценивать в комплексе, полностью доверяя изысканному вкусу, Рэйган даже не сопротивляется, когда на его шею с истинным размахом Санта Клаусного эльфа надевают ленту парчовой ткани, исподтишка рассматривая витиеватую железную дорогу для Криса, пропуская в ладонях самый искренней смешок. Всё таки не одно бетство и не одна катастрофа не способны в полной мере стереть из этой женщины чувство юмора.
Пропуская удивлённый взгляд водителя, (тоже мне нашёлся эстет) Рэйган сгружает на парня всю подноготную рождественского шопинга, а сам уютно устраивается на пассажирское сиденье рядом со стратегически настроенной Кашмирой.

-  Отлично, с меня ужин, с тебя эстетическое удовольствие, мне нравится такое разделение труда. За ёлку можешь не беспокоиться, живую ель доставили мне ещё вчера, она не такая пахучая, как идентичный модификат, зато выглядит более живой. Филипп, ты не будешь против помочь нам?

Отдавать в распоряжение человека без его согласия, словно во времена рабовладельческого строя Рэйган просто не мог себе позволить и кажется водитель оценил этот его жесть. Бодро кивнув, парень вывернул руль вправо, наконец отъезжая с абсолютна пустой парковки, словно являл собою новый модифицированный вид автомобиля-призрака.
Голова Кашмиры на плече безусловно вызывало удовлетворение, по крайней мере для Рэйгана это было отличное завершение их похода.

-  Не знаю, смог бы я где то провести день лучше чем с тобой. Нет, точно нет, абсолютна нет. Я уже говорил, что ты обладаешь кармическим талантом скрашивать собой любое время суток? Быть может поэтому Сноу решил сделать тебя символом, ты не просто воодушевляешь людей на борьбу, но ещё и поселяешь в их сердцах надежду. Надежду на лучшее будущее.

+1

37

-Если это правда так, то это безумно смешно - откликается Кашмира, имея в виду сочетание себя и надежды. Можно понять, как надежду возрождает Китнисс, девочке есть, за что бороться, и юношеский максимализм берёт своё... Но Фрайзер видела слишком много, чтобы испытывать это опасное и бесполезное чувство. Её надежды не принесли девушке ничего кроме боли и Кашмира не хотела больше обращаться к ним. Как можно воодушевлять людей на то, во что не веришь сама? Черт с ним с лучшим будущим, она согласна уже хотя бы на стабильное. Но всё это не те мысли, которыми стоило бы портить остаток своего выходного... Кашмира, уставшая от беготни и эмоций, дремлет на плече Рэйгана до самого дома, просыпаясь уже после остановки от голоса Филиппа, спрашивающего что-то про сумки из багажника:

-Нам понадобятся.. Вот эти - кивнув на большую часть выстроившихся пакетов с логотипами, обнадеживает Кашмира шофёра. Парень, крякнув, вытаскивает покупки и бредёт с ними к дому. Кашмира с одним только пакетом с ножом выпархивает на подъездную дорожку налегке:
-Филипп, поставь сначала дерево - просит она и, заручившись кивком новоиспеченного помощника, вновь возвращает внимание Рэйгану, они уже входят в холл дома:
-Мне нужно переодеться. Одолжишь какую-нибудь рубашку? К еде у меня предпочтений нет, но глинтвейн люблю с ложечкой коньяка - Кашмира вешает на вешалку пуховик. В свитере жарко, а майка, в которой она спала, сильно помялась и потеряла презентабельный для перемещений по дому вид.

Минут через пятнадцать, когда Кашмира разложила у себя в комнате бокалы, одеяло, лежак, нож и застёгивает на себе выданную Рэйганом (и пахнущую его парфюмом) рубашку, снизу раздается голос водителя:
-Мисс Фрайзер, ель установлена - поправив подвеску-лебедя и улыбнувшись себе в зеркало, девушка спешит вниз, где Филипп как раз закрутил дерево в специальную подставку. В вооружение Кашмиры помимо пакетов с покупками поступают ножницы.
-Спасибо, Филипп. Начнём с сортировки веток. Короткие нужно разложить на равные кучки, а длинные давай мне - пальцы девушки споро вскрывают коробки с гирляндами. Первый раз Кашмира наводит уют в доме мужчины... Не считая Блеска. Никто из её временных партнёров подобного не заслуживал, не говоря уже о покупателях. А Рэйган даже не дотянул пока до звания "партнёра"... Но успел уже сделать для девушки гораздо больше и имел право на благодарность со стороны победительницы. Сильные руки Кашмиры гнут податливые ивовые веточки в причудливый венок, одновременно вплетая в него гирлянду с золотыми лампочками. "Кучки", сложенные Филиппом, девушка обвязывает кусками зелёной ленты, висевшей недавно на шее Рэйгана. Пока что всё выглядит, как огромный гербарий из веток. Белые бумажные абажуры Кашмира тоже крепит к венку:

-Первый готов. Теперь шарики - шары из прозрачного тонкого стекла, в каждый из них победительница кладёт по автономно работающей золотой лампочке, каждый подвешивает на тонкие прозрачные нити типа лески. Должно состояться ощущение, что они висят в воздухе. В одну из стоящих на столе ваз Фрайзер от души наталкивает искусственного моха и шишек. Это часть композиции для кухни...

-Эти лапки с ягодками тоже привязываем к снопам из веток - командует Кашмира. Филипп уже снял пиджак и закатал рукава рубашки, парень управляется с поручениями со сосредоточенностью ребёнка, первый раз увидевшего лобзик. Периодически он бросает задумчивый взгляд на Кашмиру:
-Мистер Лерман очень хороший человек. Добрый. Таких в Капитолии мало - девушка удивлённо вздёргивает брови, не понимая причины, вызывавшей эту сентенцию:
-Я знаю -  отзывается она, решив не спорить с очевидными вещами и привязывая очередную партию ягодок:
-Я служу у него несколько лет и за это время он ни одной женщине не позволял распоряжаться в своём доме - продолжает водитель, пристально глядя на Кашмиру. И тут до победительницы доходит - паренёк боится, что она причинит его хозяину боль. Возможно, не без оснований. Ничего другого девушка просто не умела... Но во всяком случае, в адрес Рэйгана не хотела делать этого нарочно:
-Филипп, я всего лишь помогаю Рэйгану, он слишком занят, чтобы украсить дом. Пойдём, это нужно повесить на перила - мягким компромиссным тоном прерывает беседу Кашмира, не будучи, впрочем, уверенной, что паренёк ей поверил.

Из кухни уже доносятся вкусные запахи, из холла, где Филипп под руководством победительницы украшает перила - взрывы смеха. Кашмире нравится получающаяся картинка... Закончив с перилами, Филипп помогает повесить на нужную высоту ивовую композицию с абажурами. Затем Кашмира развешивает на камине носки, а помощнику вручает вазу и кое-какие мелочи для кухни:
-Вам не велели оборачиваться, мистер Лерман - рапортует Филипп, втискиваясь в кухню и расставляя предметы на обеденном столе в указанном порядке. После чего спешно ретируется в гостиную, где победительница начинает одевать ёлку. Вся суета, включая финальное снаряжение водителя на выброс горы упаковок, занимает около полутора часов. Кашмира устало вздыхает, запуская паровозик железной дороги "бегать" вокруг ёлки.

-Рэйган? Всё готово. Волнуешься? - она вырастает за спиной готовящего Лермана и закрывает ему глаза ладонями. Презентация своего творения - самый волнительный момент... Девушка даже волнуется немного, что ему не понравится. Капитолийские дома обычно украшают по-другому... Сверкающим стеклом, блёстками, в золотых и серебряных тонах:
-Пойдём в гостиную. Осторожно, порог... - путь от кухни до гостиной недолог, Кашмира останавливается на пороге, с таким рассчетом, чтобы Рэйган мог увидеть и перила и комнату. Может быть, это всё немного чересчур... Но в любом случае, уже поздно:
-Мы с Филиппом рады пригласить тебя в путешествие. В волшебный лес - девушка убирает ладони с глаз Рэйгана, наконец позволяя ему увидеть преобразования собственного дома. Свет погашен, в полумраке гостиной, как светлячки, мерцают золотые лампочки. К перилам привязаны композиции из веток и ягод, под потолком гостиной протянуты ивовые ветви, украшенные теми же лампами и абажурами. С веток тут и там на невидимыхх нитях свисают прозрачные светящиеся сферы. На каминной решетке - четыре бежевых носка, один с первой буквой имени владельца. Ёлка украшена совятами, кусками золотой парчовой ленты и золотыми шишками. Основные тона декора - коричневый, золотой, зелёный. Паровозик железной дороги, шурша механическими колёсами, нарезает круги вокруг украшенной ели. Просто удивительно, как в уме жестокой профи вообще могла родиться подобная идея дизайна. Может быть, отрицая в себе надежду, Кашмира была не так уж права.

волшебный лес

http://savepic.ru/8971938.jpghttp://savepic.ru/8960674.jpghttp://savepic.ru/8940194.jpghttp://savepic.ru/8936098.jpghttp://savepic.ru/8925858.jpghttp://savepic.ru/8973989.jpg

ель

http://savepic.ru/8965797.jpg

кухня

http://savepic.ru/8954533.jpg

+1

38

Выгрузив наконец все оставшиеся покупки, помогая водителю дотащить их до порога, Рэйган скрывается на кухне, перед этим с самым серьёзным видом давая понять, что не при каких обстоятельствах не заглянет в комнату раньше времени, дабы не испортить сюрприз.
Сюрприз, он любил сюрпризы, причём не зависимо от того, что именно сулили нежданные подарки судьбы, находя даже в самых отвратительных некое утешение и стимул к дальнейшей борьбе. Нет, он не мазохист, просто привык жизнь по принципу — как бы плохо мне ни было, но сегодня всегда хуже чем завтра.

-  Да, на втором этаже есть гардеробная, подбери себе что-нибудь по вкусу. Правда женских вещей там отродясь не водилось.

Последние слова Рэйган добавляет почти остывшему следу Кашмиры, и коротко улыбнувшись, сбрасывает с себя верхнюю одежду и пиджак, развешивая всё на вешалку, и отправляется в кухню, мысленно перебирая подходящие обеденные рецепты.
Поскольку гарантия на пробу приготовленной пищи обоюдно возросла в геометрической прогрессии, перед мужчиной встал довольно таки не лёгкий выбор, предполагаемый в себе такую тучу рецептов, что Рэйган вообще удивлялся, как ухитрился удержать в голове текст томика кулинарной книги. Ему казалось, работа уже давно вытесняла из головы любые светские знания, заменяя рецепты расписанием эфиров, истории и мифы биографией капитолийских звёзд, вот уж с чем он боролся яростнее всего, а какие то мелкие бытовые хитрости на работу механизмов в рубке пульта управления. Ан нет, память услужливо подсунула пару сотен рецептов, стоило только появится человеку, ради которого захотелось постараться. Удивительная женщина, всё таки было в ней нечто такое, он был уверен, Сноу разглядел это ещё при первой встрече, задолго до знаменитого ужина, и теперь стремился во всю использовать, чувствуя богатый и нерастраченный потенциал внутри Кашмиры Фрайзер. При чём делая это настолько уверенно, совершенно не опасаясь, что в какой то момент просто напросто не сможет контролировать силу, которой завладел.
С мерным гудением духовки в комнате послышался странный скрежет, и хоть Рэйгану было запрещено появляться в комнате, его охватило невероятное любопытство, пальцы сами собой забарабанили по столу, по куску фольги, оставшейся от большего куска, в который он пару минут назад завернул мясо и отправил в духовой шкаф. Однако резкое появление Филиппа уравновесило реакцию, заставляя отвернуться в противоположную сторону и наконец заняться обещанным глинтвейном. Бутылка отличного, даром что капитолийского коньяка, уже с пол минуты покоялась на столе.

-   Эм, ну не то что бы сильно. Я надеюсь хрупкие предметы все целы?

Пытаясь шутить, двигаясь откровенно на ощупь, при этом желая двигаться так, как можно более дольше, ибо ощущение тёплых ладоней Кашмиры вызывали внутри приятный трепет, Рэйган наконец достиг заветного порога, и стоило только девушке убрать руки от глаз, как дыхание перехватило где то в районе горла. Это и правда был его дом? Прозрачные шары, парящие буквально в воздухе, ивовые ветви, пестрящие светлыми электрическими огоньками, носки, развешанные на камине, ель в золоте сосновых шишек, и даже та самая железная дорога, что он по ошибке принял за подарок Крису. Всё это было настолько потрясающе и невероятно, что скажи сейчас Кашмира, что Рэйган попал в чужой дом и он немедленно поверил бы каждому слову.

-  О, у меня нет слов. Здесь и правда будто бы раскинулся волшебный лес. Это невероятно.
Дар речи вернулся только спустя минуту, однако движения всё равно оставались какими то заторможенными, словно двигался мужчина под воздействием того самого морфлинга.

+1

39

Кашмира с любопытством наблюдает за реакцией Рэйгана. Непривычно наводить уют в чужом доме... Непривычен сам факт того, что она осталась здесь ночевать. Вчера - в виду экстренной ситуации. Но сегодня она ведь вернулась добровольно и провела с Лерманом незапланированный выходной... Фрайзер сама не понимает, в каком качестве она здесь присутствует. Нагревшийся от тепла кожи лебедь на шее вроде бы подтверждает, что их прогулка была свиданием... Но по ненавязчивости Рэйгана трудно определить это наверняка, а мысли самой девушки то и дело переключаются в другое русло:

-Тебе правда нравится? Надеюсь, я не очень загоняла Филиппа - тем не менее, видеть радость в глазах Лермана приятно. Кашмира редко соблаговоляла проявлять о ком-то заботу и ещё реже получала благодарность в ответ... Кое-кого и вовремя обработанные раны оставляют безучастным:
-Твоя очередь удивлять меня - с кухни тянутся аппетитные запахи, которые далёкой от кулинарии победительнице сложно идентифицировать. Но один из них - определённо глинтвейн. И сказать по правде, Кашмире после вчерашнего стресса куда больше хочется выпить, чем есть. Вот только второй вечер подряд обижать Рэйгана своим безразличием к еде - ни в какие ворота. Да и до еды в этом доме, похоже, не наливают.

Оказавшись на кухне, Кашмира мигом заглядывает в кастрюльку с вином, потом косится в сторону духовки, благоухающей, кажется, мясом. Из-за фольги толком не разберешь:
-Может, поедим в гостиной? На ковре достаточно места - ужин в волшебном лесу получится куда как атмосфернее. Блеск часто ворчал на сестру за привычку есть, растянувшись на ковре перед телевизором или камином, но Фрайзер, когда дома не было лишних людей, такой способ трапезничать нравился куда больше. Уютно. Почти пикник. Победительница садится на ближайший стул, наблюдая за хлопотами Рэйгана. Здесь лучше, чем во дворце Сноу, но настроение Кашмиры постоянно скачет, заставляя то идти Лерману навстречу, то желать броситься прочь и забиться в какой-нибудь тёмный безопасный угол. Всё происходящее для неё - разновидность игры, как с Кристианом. Нет, старается Фрайзер куда как более искренне, но она сама ненастоящая. Рэйган понятия не имеет, какая она на самом деле. Кто она. Кажется, сама девушка потеряла ответ на этот вопрос. В отличие от многих капитолийцев и революционеров, Кашмира не знает, на чьей она стороне. Не может толком сказать, чего хочет достичь, когда всё это закончится. Да, вернуться в Первый с Блеском, увидеть семью в сборе будет замечательно, но... То, от чего Кашмира пытается бежать, она неизменно несёт в себе. Возвращение к прошлому не может автоматом стереть те события, что уже произошли, как бы ей этого ни хотелось... "Если хотите выиграть эту войну" строчка письма отдаётся в мыслях пустым звуком. Что бы она ни предприняла - лично Кашмира Фрайзер проиграет в любом случае. Она лишь помогает другим получать выгоду за свой счет... Кашмира втягивает ноги на стул и обнимает колени. Синие глаза невидяще смотрят в пространство, уйдя куда-то за пределы досягаемости Лермана и их волшебного леса.

+1

40

Мысли комком, время бить фарфор.
Нервы зажав в ладонь, лучшее на потом.
То там такт в такт, то там тон в тон.
Играем с судьбой и каждый из нас обречён.

Волшебный лес. Сколько героев легенд могли похвастаться тем, что побывали в волшебном лесу? Единицы! И пускай атмосфера вокруг была создана искусственно, ивовые ветки давно отделены от дерева, стеклянные шары парят в воздухе при помощи тонкой лески, едва угадывающейся в проблесках электрического света, паровоз с железной дорогой, не более чем игрушки, ель, хоть и выглядит более жизненно, нежели её генетические модификаты, через самое большее, две недели превратится в сухой ствол, однако это всё было настолько незначительно. На каждом элементе декора, на каждой игрушке и веточке чувствовался отпечаток человеческого тепла, тот самый, что оживляет даже самые тусклые цвета и предаёт смертельному оружию налёт людской слабости. Воспоминания о кинжале, как то уж очень не кстати всплыли в памяти, на секунду отражаясь на лице мужчины залёгшей между бровей складкой. И всё бы хорошо. Да что что не хорошо.

-  Много ли у тебя ещё скрытых талантов, о которых мне предстоит узнать?

Мягко улыбается Рэйган, провожая Кашмиру на кухню, где уже вот вот должно было дойти до финальной стадии мясо, остальная часть полу праздничного обеда давно уже дожидалась их, сервированная на столе. Даже после того, как Кашмира отказалась есть его предыдущий ужин, желание удивить её чем то необычным не пропало, а наоборот, укоренилось внутри, подталкивая в память рецепты один оригинальнее другого. В этот раз на столе красовались: в белоснежном салатнике, благоухая свежим, ароматным, поджаренным багетом, возвышалась панцанелла с красным перцем, любимый из итальянских рецептов, за счет смешения вкусов багета и бальзамического уксуса с овощами создавалось необычное вкусовое ощущение, которым Рэйган решил непременно порадовать Кашмиру, после утомительного похода по магазинам. Из духовки, таймер которой уже погасил огонь и теперь томил в себе блюдо на оставшихся теплых испарениях, мужчина извлёк противень. На металлическом пласте, покрытое фольгой, запекалось мясо, источавшая при развороте тонкий аромат травяного букета. Рэйган любил специи, сам придумывал многие смешения, экспериментировал на себе любимом, изобретая очень даже годные комбинации, не стесняясь применять на практике.

-  В гостиной? Что ж, мне нравится, давай. Помоги тогда, отнеси салат и мясо, а я доведу до ума глинтвейн и присоединюсь к тебе через минуту.

Переложив мясо из горячей фольги на прохладное фарфоровое блюдо, Рэйган разворачивается к плите, слыша за спиной удаляющиеся шаги девушки. Всё таки это необычное ощущение, когда позволяешь кому заглядывать в твою зону комфорта, добровольно, без претензии на нечто большее, слепо доверяя, повинуясь одним лишь инстинктам. Это нечто сродни падению вслепую, когда сзади тебя стоит человек, но ты не знаешь, подставит ли он руки, когда твоё тело начнёт неизбежное притяжение к земле. Смешанные чувства, с одной стороны торопить Кашмиру было бы сродни зверству, а с другой, немного, хотя бы каплю конкретики и внутри всё стало бы гораздо спокойнее. Внутренний голос, отчаянно защищавший хозяина, ещё со вчерашнего дня выпускает шипы, неприятно покалывая, при каждом ледяном взгляде со стороны девушки.
Закончив наконец с напитком, мужчина возвращается в комнату, как и обещал, краем глаза вычленяя из общего идеального облика Кашмиры одно маленькое несовершенство. Она потянулась за чем то через ковёр и рубашка, немного большеватая для девичьей фигуры, задирается, обнажая край бедра и левого бока, на котором пестрым росчерком пламенеет полоска розового шрама.

-   Травма на Арене?

Опуская глинтвейн на стол, слова сами собой вырываются из горла, не то из любопытства, не то из-за смутного беспокойства из-за расположения раны.

Отредактировано Reagan Lerman (Ср, 16 Мар 2016 20:18)

+1


Вы здесь » THG: ALTERA » Alma Mater » 12-13.12.3013, Capitol. Like a miracle you change me, raise me


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC