Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Callida junctura » Прямая Осанка


Прямая Осанка

Сообщений 21 страница 37 из 37

1

http://66.media.tumblr.com/5a15567ad69913a7a7c1c74f94ac5fe7/tumblr_mspngtLBI01qcra4yo1_r1_250.gif http://67.media.tumblr.com/706d18066589eff9235184aa6f4ab4d2/tumblr_mspngtLBI01qcra4yo3_r1_250.gif
http://67.media.tumblr.com/c01de3b2033fdfbfbec02c8024bab728/tumblr_mspngtLBI01qcra4yo5_r1_250.gif http://66.media.tumblr.com/64d468a10f371138b11b0d6b8a00360a/tumblr_mspngtLBI01qcra4yo2_r1_250.gif


• Название эпизода: Прямая Осанка;
• Фандом: Штат Невада. Округ Лайон, город Дейтон.
• Участники: Aaron Levis, Hector Cleric, Ragnar Lothbrok, Angerona Cleric, Lucia Varis, etc;
• Место, время, погода: 1876 год. Засуха;
• Описание: на далеком диком Западе, где бандитизм властвует безраздельно, всё ещё остается место справедливости;
• Предупреждения: .


[SGN]https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/c9/93/15/c99315915a7ab06335521d818172cd2b.gif https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/b4/cb/be/b4cbbeb7f00d81ab1f0163afaaff0822.gif[/SGN][AVA]http://s8.uploads.ru/V2kTc.png[/AVA][NIC]William Earp[/NIC] [STA]not a hero[/STA]

Отредактировано Hector Cleric (Чт, 7 Июл 2016 08:08)

+4

21

17:50, 15 июля, суббота, год 1876
место: Штат Невада, лагерь Джесси Маккрати
герои: Джесси Маккрати, Оливия Монтгомери

Мы не виделись чуть меньше недели и те эмоции, которые накопились и которым нельзя было давать спуску в Дэйтоне, готовы были сейчас опрокинуться на Джесси. Хотя, при чем тут он? Этот выродок же не отдавал приказ забрать Дороти? Не отдавал же, Джесс? Не отдавал. Если бы так случилось, он бы вел себя сейчас иначе. Либо...
Щурюсь, глядя ему в глаза, пытаясь опровергнуть или подтвердить свои догадки и, возможно, даже надежды, и понимаю, как же все-таки он меня раздражает. Да, я в бешенстве от того, что случилось, наверно даже меня заботит, совсем чуть-чуть, судьба Дэна, но Дороти сейчас намного дороже.
- Выбора нет, вы ведь одних "девчонок" и таскаете, - морщу нос и подхожу ближе, останавливаясь возле его ног, чтобы потом немного наклониться и упереться руками в колени. Небольшое усилие и можно попробовать превратить Маккарти в кузнечика, но мне это не надо. - Джесси, где она? - тихо спрашиваю я, надеясь на его благоразумие. Каким бы засранцем он ни был, он оставался моим близким другом, куда ближе, чем кто-либо мог представить, и, несомненно, дороже, чем Дороти и этот чертов городишко со всеми его жителями.
Слова и голос Маккарти сплетаются и приникают куда-то на подкорку, задевая на своем пути области страха и чего-то того, что я обычно старалась игнорировать, когда проходила мимо палатки ковбоя, гоняющего своих лошадок, чтобы через какое-то время сменить их на новых. Омерзительно, низко и грязно. Нет, мне всегда было понятно, что мужикам лишь бы дырку себе найти, чем они активно и занимались, жизнь разбойника к этому располагала. К слову, на всех остальных мне было плевать, лишь бы ко мне не лезли. Новички, не обученные и неотесанные охламоны пытались подкатывать к практически единственной девушке в группе, но всегда получали от ворот поворот. Никто из них не был мне интересен, пожалуй, кроме одного. И это животное сейчас сидело передо мной и ехидничало.
И на какой-то миг я ему поверила.
Правда, доверяй, но проверяй.
- Ты не устал рассказывать сказки, я думала, это моя работа? - отпускаю его колени, в которые лишь слегка упиралась, а потом отхожу к столу и беру яблоко. - Зачем тебе она, Джесс? Неужели твои вкусы настолько испортились, что тебе без разницы, в кого кольтом тыкать? Девка под сороковник, рожавшая дважды, серьезно? - вытащив из-за пояса нож, разрезаю плод и откусываю кусок. - Кстати, кажется, одного из детишек - наследника шерифа - подстрелил Бобби, - и почему я тогда не остановила Дэна? - А парнишка был таким благодарным зрителем, - качаю головой и снова поворачиваюсь к Маккарти. Почему не остановила? Мне нет до этого дела. - Ладно, Джесс, если хочешь с ней кувыркаться и дальше - вперед. Только потом оставь ее в покое и отпусти домой. Дороти не виновата ни в чем, - ну или ты слишком хорош для нее, - добавляю, но уже про себя, ему знать об этом не обязательно.

[NIC]Olivia Montgomery[/NIC] [STA]I'm not afraid[/STA] [AVA]http://s7.uploads.ru/t/c9Abg.png[/AVA] [SGN][/SGN]

+2

22

[NIC]Jesse McCarty[/NIC]
[STA]Little Bitch[/STA]
[AVA]http://savepic.ru/10364790.jpg[/AVA]
[SGN]

Lawman said get him dead or alive

[/SGN]

17:50, 15 июля, суббота, год 1876
место: Штат Невада, лагерь Джесси Маккрати
герои: Джесси Маккрати, Оливия Монтгомери

Только Оливии сходит с рук вот так вести себя с Маккарти. Она может являться к нему нахохлившись как воробей, но строя из себя по меньшей мере орлицу. Она может что-то пытаться требовать, выяснять, заявлять. Так повелось. Они с детства вместе. Маккарти был немногим старше нее, но росли они на одних поломанных и никчемных игрушках и копаясь в одной пыли. Оливия росла пацанкой и мальчишки принимали ее. Разве что когда у нее подросли титьки ситуация стала иной, и парнишки стали задираться, почуяв впервые соблазн к особи противоположного пола, и тогда Джесси взялся защищать ее.

Сначала мелкого Маккарти никто не хотел воспринимать всерьез, подтрунивая над ним, а потом начали бояться. Насмешливое и потому такое обидное прозвище "щенок" превратилось в в сцеживаемого сквозь зубы "шакала". Он бросался в драку без прелюдий, а дрался без правил. В юности это считалось грязным, а по факту спасло жизнь и сделало его тем, кого боялись и слушались. "Шакал" за ним не закрепился, потому что свою добычу он добывал себе сам, создав стаю, которая была страшнее волчьей. Она сколотилась из головорезов и сброда, который тянулся за тем, кто знал, чего он хочет и обещал плату.

То, что шерифская женка оказалась здесь сегодня - стечение обстоятельств, и, признаться, ничего из ряда вон выходящего не случилось, но Олив что-то прицепилась к ней. То требовала отдать, потому что она как будто бы ее (что это вообще значит?), то просто потому, что куда Джесси нужна не первой свежести тетка. Какие-то странные аргументы.

Маккарти пускает сизые кольца терпкого дыма, глядя в них на Оливию как в рамку.
- Что, она успела стать твоей подружкой? - Джесси даже притворно всхлипывает. В его планах на налет эта баба и не значилась, но стоило ей тут появиться, как стала гвоздем программы. Парни начали подтягивать стремительно падающие штаны, а Олив вдруг запела про то, чтобы отпустить ее, ведь "она ни в чем не виновата". - О, дай угадаю, она стала тебе матерью?
Вот казалось бы, чего стоит уступить девчонке? Тем более, кто бы удивился, ведь над ними нет-нет да шутили, что Джесси порой становится как ручной пес для белобрысой смазливой подружки. Никто бы не удивился. Порычали недовольно, что даже крем с кекса в виде шерифской жены не слизнул, но умылись бы и забыли. А тут...

Вообще, Маккарти был не в духе сегодня, и причины на то были. Трое его ребят сцепились из-за какой-то херни, а он этого не любил, и одному пришлось даже пустить пулю в лоб. Случилась история накануне налета, так что... Дурной знак типа. И даже прибыль с Дэйтона не особо сейчас заботила. А теперь Олив является и что-то там городит.
Джесси морщится.
- Олив, ты что ревнуешь? Ревнуешь, - ухмыляется он. - Чувствую это.
Нет, особых трепетных чувств между ними не наблюдалось. Ну да, чего греха таить, бывали между ними случаи особо тесных контактов с некоторой силой трения телами, но... Так, по-дружески. В целях поддержания тонуса.
- Ну и что, что под сороковник и рожавшая? Может, я хочу ее? - Маккарти цепляется к словам, на это у него был особый талант, тем более что он видит, как закипает Олив. Она держится вроде и спокойно и даже безразлично, но он-то ее знает не первый год. - В моей обойме полный боекомплект, могу и потратить пулю на молоко... - пожимает плечами, лыбясь. - А ты бы пошла к Тайлеру да осчастливила его вниманием. Парень же сохнет по тебе. Глядишь, польет твой цветок, а то одни колючки, - невозмутимо продолжает он, раскручивая подругу. Была у него одна гадкая черта характера - он любил подзаряжаться от того, что доводил до каления других. Как только жив до сих пор, да? Просто он отличный стрелок, один из лучших на Западе.

- О, а может ты все-таки... Пойдем к этой шерифской красотке вдвоем, а? - играет бровями, отпивая из стакана и допивая поганый теплый виски. - Подумай только, какая она должна быть опытная? Ну что ты так смотришь? Сама завела эту шарманку! Что-то ты меня сегодня откровенно бесишь.

....

+3

23

18:00, 15 июля, суббота, год 1876
место: Штат Невада, лагерь Джесси Маккрати
герои: Джесси Маккрати, Оливия Монтгомери

Слова о матери сказаны зря, хотя, по сути, именно той женщине, бросившей меня в этот мир, я была обязана своим нынешним положением. Она сделала для всё - не сделав ничего. Наверно, именно поэтому я так быстро от нее отделилась, когда была мелкой, привязалась к шайке парнишек и с ними и осталась.
И, наверно, Джесси сейчас оказался прав, Дороти стала для меня кем-то большим, чем просто женщина, которых я знаю не мало, возможно, она заставила меня задуматься и захотеть какой-то оседлости и семьи. Я думала над этим, когда оставалась в их доме на ужин, думала, наблюдая за тем, как она хлопочет по хозяйству, думала, глядя на её детей, но стоило мне вернуться сюда, как эти мысли обрывались и начиналась другая жизнь.
- Никогда раньше не замечала за тобой такую проницательность, - присаживаясь на край стола, с усмешкой протягиваю, а когда Маккарти снова указывает мне на мою же невнимательность к его способностям, вопросительно вскидываю бровь:
- С чего ты взял? - О, Господи, ты козявки о мое платье вытирал, какое "ревную"?! - начинаю смеяться, на половину порезав яблоко ножом. - Не дури. А Дороти просто не повезло и все-тут, - срезаю ломтик и снова отправляю в рот.
Да, наверно, Джесс прав, но что это изменит?  Если скажу, что ревную, что не хочу, чтобы он даже смотрел на других женщин, он послушает? Да никогда. Поэтому и отмахиваюсь от него и молчу. Тишина, правда, длится недолго. Я почти доедаю яблоко и собираюсь пойти заняться делами, оставив этого проницательного полудурка развлекаться в одиночестве или не в нем, а в ком-то другом, но Джесси останавливает меня словами, цепляет, как на крючок. Если захочу - освобожусь быстро, но мне пока не хочется.
- Мне считать это дружеским советом? Иди к черту, Маккарти, или лучше признай, что староват тоже стал, только на одну хватает обоймы, - игриво улыбаясь, смотрю на него из-под приопущенных ресниц, а потом усмехаюсь и срезая последний кусочек с фрукта. - Эх, Джесси, Джесси... за все то время, что мы знакомы, ты должен был понять одну простую вещь, - кладу нож на стол и поворачиваюсь к парню спиной, не заканчивая предложения. Я знаю, что он знает о моей терпеливости, поскольку только благодаря ей, он все еще жив, поэтому с такой недосказанностью и собираюсь уйти. Нужно посчитать все собранное и разделить, только вот Дороти Эрп включать в список как-то не сильно хочется.
Думая об этом, делаю несколько шагов к выходу, но Джесси посещает просто гениальная мысль!
Останавливаюсь, поворачиваюсь, глядя на него и выслушивая все до конца, а на фразе про "бесишь", начинаю улыбаться.
- Ты мне льстишь, мы не так много времени не виделись, чтобы за десять минут я успела тебя достать. Но... идея мне нравится. Допивай и пошли. Посмотрю на твое фиаско, - оттянув один уголок губ, довольно и даже как-то удовлетворенно смотрю на парня. - А может... и спровоцирую, - киваю ему и, наконец, добиваюсь того, к чему уже прикладывала попытки - выхожу из палатки, но со словами: - Она же у тебя, верно?

18:10, 15 июля, суббота, год 1876
место: Штат Невада, лагерь Джесси Маккрати
герои: Джесси Маккрати, Оливия Монтгомери, Дороти Эрп

Двое головорезов охраняют вход в личную палатку главаря. Никогда не понимала, зачем это нужно, будто кто-то решится что-то (или кого-то) у него стащить. Воровать у вора, тем более такого, как Джесси, просто безрассудно, но я, кажется, начала об этом задумываться. По сути, мне важен результат, а то, какими способами мы к нему придем - значения не имеет.
- Идите прогуляйтесь, - тихо говорю парням, - Сейчас придет Джесси, - и я не вру, этот дурачок просто не посмеет дать слабину или пойти на попятную. Тем более со мной. Ранимую, но гипер гордую душонку это сильно покромсает.
Распахнув два свободных, не стянутых шнурами, пола палатки, делаю шаг и оказываюсь внутри. Она такая же большая, как и та, в которой я только что побывала. В центре - импровизированная, довольно большая для одного человека, кровать, стол, несколько стульев, мешки и ящики с вещами и добычей, и... связанная женщина. Меня всегда начинало тошнить, когда я заходила сюда и видела новую сучку Джесси. А теперь, когда Маккарти дал новое определение этому ощущению, мне стало еще более омерзительно. Я ревную? Кого к кому, интересно? Джесси к Дороти или Дороти к Джесси? Это не имеет никого значения, потому что, не сменив серьезности и жесткости в выражении лица и глазах, прохожу в глубь жилища и сверху вниз смотрю на сидящую на полу Дору.
- Я говорила тебе - останься дома и помоги мне с реквизитом. Но ты не послушала. И что вышло? - где-то в глубине души я чувствую сожаление, но оно укрыто таким слоем холодности и презрения к жалким существам - бессильным людишкам, попавшим в лапы Джесси Маккарти, что понять о его существовании просто не возможно.
[NIC]Olivia Montgomery[/NIC] [STA]I'm not afraid[/STA] [AVA]http://s7.uploads.ru/t/c9Abg.png

[/AVA] [SGN][/SGN]

Отредактировано Angerona Cleric (Пт, 22 Июл 2016 14:15)

+2

24

[NIC]Jhon Smith[/NIC]
[STA]REVENGE[/STA]
[AVA]http://s017.radikal.ru/i425/1607/9e/408446363f7d.gif[/AVA]
вечер, 15 июля, суббота, год 1876
место: Штат Невада, Округ Лайон, город Дейтон, Салун
герои: Джон Смит, Кэтрин Пирс, Уильям Эрп

Джон с веселым прищуром слушал ответ хозяйки Салуна.
-Договорились, - быстро произносит он, - постараюсь выжить  и возвращаюсь за тобой. Но если что, бумажные платки для слез у тебя рядом, прямо за острыми ножами для горла? Умру героем и не приду, - и Джон, смеясь,  снова приблизился к стойке, готовясь, если что уклоняться от летящей в него посуды, - А ты просто подумай над этим, мир интере…
-Внеси в счет,-  шериф  произнес это так, что Джону показалось, что его реплика перекрыла весь шум, стоявший в Салуне. Мелкие осколки на полу и остатки стеклянного стакана в ладони означали лишь одно. Решение было принято. - Должно быть скоро будут дожди, - Джон приподнял одну бровь, а затем вылил в глотку весь алкоголь, что держал в руках – свой стакан и порцию шерифа. Пойло снова обожгло горло, но уже не так ударяло в голову. Видно, организм привык к вкусу. Почему две порции? Да судя по всему, это будет  последний алкоголь за эти дни. Надо ж хоть как-то возместить эту несправедливость. 
Смит, склонил голову и продолжал внимательно слушать и сделал вид, что радуется больше всех, когда ему неожиданно прилетело поздравление с днем рождения.  Все, остались последние секунды их «актерской» игры.
Когда он последовал за Уильямом наверх, он украдкой повернулся посмотреть назад.  Почти все глядели на них, и, если они все-таки спасут жену шерифа, то последнему  достанется хорошая трепка. Джон ставил 10 из 10, что  утром весь город будет судачить об этом.
- Следующий отсюда дом - мой. Через пять минут заходи на чай.
- Пять минут? Это все, что ты можешь, шериф? – хмыкнул Смит, но кивнул. Честное слово, Эрп. Мог бы и через час назначить, подонок, - мужчина хлопнул дверью своей комнаты и почти с сожалением посмотрел на двух девиц на кровати. Они поддельно хихикали, одна из них была накачена алкоголем так, что еле держалась сидя, даже облокачиваясь на матрас.
-Ладно, дамы, сегодня я благороден, - Джон берет за руку ту, что трезвее и резко притягивает к себе, - только поцелуй, - он крепко целует девицу в губы. В первые секунды,  когда не чувствуется запах табака, алкоголя и еще хрен пойми чего, это даже приятно. Вкус женщины – это то, что стоит почувствовать перед очередным приключением. Снаружи негромко хлопает окно, скорее всего Уильям уже покинул заведение, – И грудь посмотрю, - он срывает слабо сидящий корсет и с удовольствием рассматривает крепкие груди шлюхи. Творение Господне, ты прекрасно. Но пять минут, данные шерифом, утекают и Джон просовывает в опущенный корсет несколько купюр, - я был с вами до утра, ясно? – девица перед ним понятливо заулыбалась, вторая же, похоже, была в отключке, - и я был лучшим, черт возьми, - он подмигивает, шлюшка смеется и кивает.
Окно Салуна поднимается и опускается второй раз.
ночь, 16 июля, воскресенье, год 1876
место: Штат Невада, Округ Лайон, город Дейтон, дом Шерифа
герои: Джон Смит, Уилл Эрп.

Все в округе знали, где находится дом Уильяма Эрпа. Поэтому Джон, не смотря на то, что спустился с карниза предельно осторожно, все равно намеренно пошагал в другую сторону. Сделав вид, что свернул к дому  старухи, которой делал ремонт, Смит, как только темнота поворота скрыла его от света тусклых фонарей, тут же рванул в обратную сторону, продираясь сквозь чей-то двор. Оставалось надеяться, что хозяин дома бухает в Салуне и не поднимет на него ружье. Затем, дождавшись, когда на улице не останется никого и, проследив, что в окнах с погашенным светом  не мелькает никаких лиц, он проскользнул к двери дома Шерифа.
Чтобы Уильям его не подстрелил (все  же у него был нервный день), Джон тут же обозначил свое появление :
- Шериф, я прибыл, - он негромко произносит, прислушиваясь, как тихое эхо слов вернуло ему окончание фразы. В тишине любой звук оглушителен, и Джон, шагая дальше, слышал каждый скрип половиц, на которые ступал. Свет луны освещал комнату, в которую он зашел и мужчина заприметил фото в рамке – мутное, как характерно для их времени. Он взял рамку со стола, повернув ее к окну, к лунному свету – на кадре было четыре человека. Эрп, его жена и двое детей : пацан-подросток и маленькая девочка на руках шерифа. Джон внимательно рассматривал фото. Жена у Эрпа и впрям  красотка, неудивительно, что ее похитили. Дети выглядят счастливыми, как и сам Уильям. Ни дать, ни взять образцовая семья.
Джон заметил шерифа в комнате только тогда, когда поднял глаза.  Он поставил фото назад, никак не комментируя того, кто на нем был запечатлён.
-Мне нужно их расположение, -  Смит продолжал говорить приглушенно, осматривая комнату, - чтобы понять, как именно обложить их порохом.
Половицы вновь скрипнули, когда он прошелся по ним. Пустые дома удивительно хорошо передавали звуки.
-Нужно ли отвлекать охрану? Или у них на посту один храпящий боров? – он щелкнул пальцами по какой-то вазе, - Рассказывай все, что знаешь. Заодно и придумаем, как вытащить твою жену до большого взрыва, - на глаза попалось еще одно фото детей, – про дочку оставил распоряжения?
Вопросы, вопросы. Джон почувствовал себя в приподнятом настроении, ему правда нравилось разрабатывать планы мести. Тем более, но почти физически ощущал, как близко расправа с  ссаным ублюдком, который  обрек его на долгие месяцы восстановления и унижения. Сколько боли, жара, гноения он перенес и сам черт, видно, решил вынести его из этого ада. Сколько людей плюнули в него, считая гниющим трупом, когда он вылез из братской могилы, воняющей трупным мясом… Жаль, что даже если он попадется мне на глаза я не могу долго пытать его. Слишком рискованно. Наслажусь лишь пожарищем, в котором будет пылать эта тварь.
-Да и какие твои соображения, шериф? Только жену спасешь? – он повернулся и скрестил руки на груди, - мне нужны четкие договорённости. Никаких заламываний рук, если они ее уже изнасиловали,  - тон стал жестким, - никаких раздумываний, спасать ее или нет, если она  истерзана. Решай сразу, забираешь ты домой изнасилованную жену или нет.
Можно сколько угодно говорить о благородстве цели, но, как правило, в реальности все по-другому. Не всякий мужчина готов принять обратно «испорченную»  другими мужиками  женщину, даже при условии, что  она ни в чем не виновата. Да и жертвы изнасилования, даже если выживают, на веки остаются с клеймом. Вот это было их реальностью, миром, в котором они живут. Было бы гораздо легче, если бы шериф согласился спалить все нахрен, стерев с лица земли и похитителей и свою боль. Но, судя по всему, Эрп горазд на благородные мотивы…Взгляд упал на фото. И любит свою семью.
-Только учти, что благородные девочки очень часто трогаются головой после такого. Продумай все и решай.

+3

25

[NIC]Dorothy Earp[/NIC]
[AVA]http://se.uploads.ru/3Cofw.png[/AVA][SGN]—[/SGN][STA]mrs Sheriff[/STA]

18:10, 15 июля, суббота, год 1876
место: Штат Невада, лагерь Джесси Маккрати
герои: Дороти Эрп, Оливия Монгомери

Время для Дороти идёт удручающе медленно. Каждая секунда прозябания в этой вонючей, видавшей виды палатки, наполнена страхом и болью. Не за себя... Страхом за Дэна, судьба которого остаётся для женщины неизвестной. Страхом никогда больше не увидеть свою семью... Или оказаться недостойной увидеть их. Беспокойство за Уилла, который сейчас наверняка разрывается между долгом шерифа и личным долгом. Миссис Эрп тихо сидит в своём уголке, мысленно прокручивая варианты бегства и отметая их один за другим. Даже если получится постепенно ослабить верёвки... Даже если каким-то чудом украдёт пистолет - разбойников слишком много. И лошадь быстро не увести, она видела, что двое человек охраняют лошадей. Двое у палатки... Понять полную численность банды затруднительно. Вряд ли они напали на город полным составом, кто-то всегда остаётся в лагере.

Сквозь полуприкрытые веки Дороти ощущает какое-то движение теней и открывает глаза. К двум охраняющим палатку силуэтам приближается третий, женский. Первые два уходят. Миссис Эрп настороженно приподнимается, не зная, чего ожидать от этой метаморфозы и пребывая в понятном удивлении от того, что оказалась не единственной женщиной в бандитском лагере. Полы палатки расходятся и внутрь с невозмутимым видом входит...

-Оливия - потрясенно выдыхает миссис Эрп. Первый порыв, длящийся буквально пол секунды - попросить помощи. Но разум тут же включается, напоминая, что единственный для женщины способ не быть здесь пленницей - это быть частью банды. Что тут же подтверждают слова Оливии. Лицо Дороти каменеет. Оливия была вхожа в их дом... Она позволяла этой мрази играть со своими детьми? А Лили так нравились забавные фигурки из кукольного театра. Осведомитель. Разведчик. Так, кажется, называл эту "должность" Уил. Перед налётом кто-то должен разведать обстановку в городе - наметить наиболее "лакомые" кусочки, оценить степень защищенности поселения... Женщины, тем более молодые и безоружные, априори вызывают меньше подозрений. Может, МакКарти и похож на плешивого койота, но судя по всему, он явно не глуп.

Оторопь на лице Дороти сменяется брезгливостью. Словно она видит эту девушку впервые, не принимала её на своей кухне, угощая обедом, не делилась некоторыми хитростями рукоделия, которые опытным путём находят более старшие женщины, не выслушивала нехитрые "рабочие" истории Оливии:
-О, так это я виновата в том, что ты подстилка и мразь? - перед тем, как выйти из палатки, головорезы МакКарти сняли с миссис Эрп кляп, видимо опасаясь, что в одиночестве женщина может задохнуться. И Дороти, без оглядки на опасность своего статуса, сейчас рада возможности высказаться. Низшие существа, те, что умеют лишь паразитировать на других и питаться за их счет, увы, нередко проявляют недюжинные способности к мимикрии. Это залог их выживания. Вот и Оливия научилась выглядеть как обычная добропорядочная девушка. Но теперь, увидев её истинное лицо, миссис Эрп не кинула бы Монтгомери и корки хлеба в голодный день. Она даже не обвиняет бывшую "подругу" в том, что по её вине пострадал Дэнни, хотя от этой мысли начинает болезненно жечь в груди. Такие, как Оливия, всё равно никогда не поймут ни пагубности своего поведения, ни того, что есть вещи, которых не стоит никакая материальная нажива.

+2

26

[NIC]Jesse McCarty[/NIC]
[STA]Little Bitch[/STA]
[AVA]http://savepic.ru/10364790.jpg[/AVA]
[SGN]

Lawman said get him dead or alive

[/SGN]

18:00, 15 июля, суббота, год 1876
место: Штат Невада, лагерь Джесси Маккрати
герои: Джесси Маккрати, Оливия Монтгомери

Оливия заводится, но чем сильнее - тем старательнее это скрывает за своими подколами и передергиванием острых плеч. То, что шерифская баба у них, ей сильно не по душе, а до причин можно и не докапываться. Маккарти это не важно. А вот задорить Оливию - это дело. Главное, не переборщить, когда подтрунивание на грани фола не перерастет в злое измывательство. В конце концов, у всего есть пределы, а Оливка - своя. Его.

Она спрашивает, где добыча, но и отвечать не надо - Джесси только лыбится, и она догадывается, куда ее доставили. И уж конечно уже разрисовала, зачем. Вообще-то не только для этого самого, но и для того, чтобы никто из грязных проходимцев до нее не дотянулся. Для того и охрана у входа.

Оливия выскакивает из палатки и скрывается стремглав. Маккарти не торопится, хотя решительности у подруги столько, что как будто она хочет опередить его и... и что? Женка не птица, лагерь - не клетка. Дверцу так просто не откроешь, не выпорхнешь. Поэтому Джесси выходит следом не спеша, потягиваясь и надвигая на лоб шляпу. Солнце клонится к горизонту, но оно слепое и жаркое все равно.

18:20, 15 июля, суббота, год 1876
место: Штат Невада, лагерь Джесси Маккрати
герои: Джесси Маккрати, Оливия Монтгомери, Дороти Эрп

Он входит как раз на той драматической части, где Оливия осуждается как подстилка и мразь. Шерифская жена сидит в углу, с запястьями, перехваченными на спиной, всклокоченными волосами, но опущенной юбкой. Третий пункт самый важный, а остальное так - временное неудобство.

- Ну что, убедилась, что твоя подружка жива? - спрашивает Маккарти, проплывая мимо Оливии и целуя в щеку. - Она такая милая, когда переживает, - сообщает он шерифке. - И все из-за тебя. Только я запутался. Она переживает, что ты здесь в лагере, или что ты конкретно в моей палатке... - притворщик, хамло и плут. - Хочу, говорит, посмотреть, за что наши мужики тянутся к ремню, когда речь заходит о тебе.

Джесси бросает на Оливию насмешливый взгляд. Нет, таки грань по части насмешек и измывательств - вещь условная. Так что он ее вовсе отметает.
- Ну что, малышка, присоединишься? - спрашивает он у нее, а потом снова обращается к пленнице: - Тебе выпадет великая честь первой попробовать нас обоих вместо, скажем, Барри и Джейка, - Маккарти опускается на корточки рядом с женщиной, проводит ладонью по ее щеке и цепко берет за подбородок, так что не вырваться. Целует. Пожалуй, да. Было бы неплохо расслабиться сейчас. День был тот еще. А эта шерифская кобылка с таким забористым норовом, что можно и поразвлечься в удовольствие. Все равно что объезжать дикую лошадь. Результат стоит брыканий и попыток сбросить тебя со спины.

- Ты так и будешь стоять? - спрашивает Маккарти, оборачиваясь к Оливии. - Или ВОН ПОШЛА! - рявкает он.

...

+3

27

18:20, 15 июля, суббота, год 1876
место: Штат Невада, лагерь Джесси Маккрати
герои: Джесси Маккрати, Оливия Монтгомери

Я остро ощущаю, как натягивается кожа под бровями, тянущими ее вверх. Забавное чувство и растянутое во времени. Когда я наконец перестаю мимикой выражать свое удивление на такие слова Дороти (хотя надо признать, я заслужила и не такого), а просто скрещиваю руки на груди и смотрю на женщину, слегка нахмурившись.
- "Подстилка"? - тихо переспрашиваю, не реагируя на вошедшего в палатку Джесси. О, милая, зря ты так, не зная броду. Или просто в голове не может уложиться, что будучи в практически стопроцентно мужской компании я позволяла к себе прикасаться только одному мужчине? Ох, Дора, Дора... подстилка не я, а ты... скоро станешь, если я ничего не стану предпринимать.
Но хочу ли я этого? Напороться на ярость Джесси, от поступка которого, без сомнения показушного, у меня, как у совсем юной девчонки, в груди начинает трепетать сердце. Да, я знаю, что это очень глупо, Маккарти и четверти не ощущает того, что чувствую я, а сейчас им движет только возможность позлить Дороти. И это действенно, насколько я вижу и понимаю, ведь Эрп сполна осознает, как глубоко она ошибалась, ведь та, кого она пустила в свой дом, не просто член банды Маккарти, а его близкий друг.
Сморщив нос, стираю рукой слюни Джесси со своей щеки и поворачиваюсь к главарю и его игрушке боком:
- Вот не знаю, радоваться или огорчаться. Зачатки сознания вроде есть - не одно предположение даже выдвинул, - а вроде и нет - раз в такой банальности путаешься, - фыркаю через плечо и вытаскиваю из-за пояса револьвер, складывая его на столик. Ох, во имя всего святого, что я делаю? Ну, вытаскиваю еще из сапога нож... В лагере безопасно, если людишки из Дейтона решат поднять бунт - парни дадут отпор, да и шум поднимут такой, что только глухой не услышит, а Дороти... Дороти не доберется до этого стола, я уверена.
На вопрос Маккарти отвечаю тихой усмешкой. Тебе дважды повторять, Джесс? Я пришла сюда не для того, чтобы наблюдать, хотя...
- Тебе выпадет великая честь первой попробовать нас обоих вместо, скажем, Барри и Джейка, - успев сложить оружие к этому моменту, морщусь, представляя набросанную мужчиной картину.
- Мерзость... даже бы врагу такого не пожелала, - а потом вижу поцелуй. Какого черта я вообще повернулась? Сердце сжимается , продавливая в вены металл. Больно, паршиво, омерзительно, обидно.
И я не выдерживаю этого. Снова отворачиваюсь и прожигаю взглядом стенку палатки. Как же он меня раздражает! Как же...!
- Закрой рот, Маккарти, - огрызаюсь на его рявк и резким движением расплетаю пучок волос на затылке. На кой черт, спрашивается, я это вообще делаю? Просто ли не хочу выглядеть в глазах Джесси слабой? Нет, наверно, не в этом дело. Меня трясет от злости и обиды, но эти эмоции надо подавить. Труда большого не составляет разделаться с этим, потому что игра на публику ни один год хорошо воспитывает, и вот, глубоко вдохнув и выдохнув, поворачиваюсь вновь, бросаю холодный взгляд на Дороти, а потом подхожу к парочке ближе, по пути расстегивая пуговицы на блузке и распахивая пола, совершенно спокойно оставаясь перед Джесси и... его гостьей, в одном бюстгальтере.
- Тебя ж на двоих не хватит, сладкий, - опускаюсь на колени и, зацепившись пальцами за рубаху Маккарти, тяну его на себя, впиваясь в губа жарким поцелуем. Низ живота мгновенно приятно сводит, сердце начинает ускорять темп. Рука скользит по плечу к груди, потом останавливается на штанах, ощупывая и потирая твердость под тканью. - Или...?
Я люблю его. Люблю этого невыносимого кретина и самовлюбленного идиота! Но ничего не могу с собой поделать.

[NIC]Olivia Montgomery[/NIC] [STA]I'm not afraid[/STA] [AVA]http://s7.uploads.ru/t/c9Abg.png[/AVA] [SGN][/SGN]

Отредактировано Angerona Cleric (Пн, 1 Авг 2016 20:27)

+3

28

[NIC]Dorothy Earp[/NIC]
[AVA]http://se.uploads.ru/3Cofw.png[/AVA][SGN]—[/SGN][STA]mrs Sheriff[/STA]

18:24, 15 июля, суббота, год 1876
место: Штат Невада, лагерь Джесси Маккрати
герои: Дороти Эрп, Оливия Монгомери, Джесси Маккарти

Общество Оливии вызывало скорее злость, чем страх - несмотря на статус участницы группировки Макарта, Дороти не боится другую женщину. Жаль, наедине они остаются недолго. Полог палатки отдёргивается ещё раз и входит плешивый койот собственной персоной. Миссис Эрп, покосившись на свои связанные руки, старается отползти поглубже в свой угол. Её губы презрительно кривятся, когда Джесси употребляет слово "подружка". В переживания Оливии, допустившей, чтобы из-за неё выстрелили в Дэнни, верится не больше, чем в способность Маккарти заняться благотворительностью.

Мужчина внезапно опускается на корточки, оказываясь на одном уровне с Дороти, и она подаётся назад, переменившись в лице. Если это сукин сын тронет её... Даже если Уил согласится принять жену... Такой... То сама Дороти не выдержит. Не сможет жить, как раньше, прикасаться к собственным детям. Сопротивляться со связанными руками сложно, тем не менее женщина извивается, содрогаясь от отвращения всем телом, когда эта грязная скотина целует её, цепко ухватив за подбородок. "Уил" повторяет миссис Эрп имя супруга как мантру, словно это может обелить её или сделать эти секунды менее мерзкими и мучительными... Но если бы была возможность - первую пулю она бы адресовала всё равно Оливии. Мужчины - существа, зачастую обладающие меньшим умом, чем их кони. А женщина, подставляющая таким образом другую женщину... Во вселенной Дороти нет даже подходящего для Монтгомери определения. Неужели ей самой не мерзко?

Как только хватка Макарти разжимается, Эрп сплёвывает куда-то в угол и поворачивает голову к плечу, вытирая губы об одежду. Тело бьёт крупная дрожь, отчего верёвки ещё крепче врезаются в запястья. "Животные" единственная мысль при взгляде на Оливию и бандита. Монтгомери в глазах Дороти падает ниже трактирных девок, тоже раздвигающих ноги перед мужчинами вне брака, но по крайней мере отрабатывающих свои деньги честно. Без особого ущерба чужим семьям.

"Нет. Они ведь не серьёзно, они не могут... Какая грязь" - сердце бьётся, как колокол, страх липким холодным потом выступает под одеждой, и женщина боится сейчас даже подать лишний раз голос, надеясь, что эти двое может отвлекутся друг на друга и ей придётся разве что наблюдать их неуклюжие совокупления, а не участвовать в них. Они все сейчас на полу, на коленях, в неудобной и уязвимой позе. Не то чтобы Дороти всерьёз рассчитывает на побег. Гнев, закипающий в крови при виде этого бесстыдного зрелища, застилает ей глаза. Она осторожно подгибает ноги, переходя из сидячего положения в более удобное на коленях. Отводит глаза от ладони девушки, бесстыдно исследующей штаны Маккарти. Воздух в лёгких у этих двоих когда-то должен закончиться. Монтгомери отрывается от своего возлюбленного бандита (хотя какая там любовь, эти люди, как свиньи, могут испытывать лишь похоть), её самодовольно усмехающееся лицо оказывается так близко... Что миссис Эрп просто не выдерживает. Резко подавшись, буквально упав вперёд, она единственным доступным образом - головой - с силой бьёт в лицо... Оливию. Столкновение с переносицей девушки отдаётся раздавшимся в палатке звуком глухого удара и краткой вспышкой боли в голове Дороти. Может, логичнее было бы выплеснуть свой бессильный гнев на Джесси... Но от шакала никто не ждал поведения волка. Претензий к Оливии у Эрп куда больше.

+2

29

[NIC]Jesse McCarty[/NIC]
[STA]Little Bitch[/STA]
[AVA]http://savepic.ru/10364790.jpg[/AVA]
[SGN]

Lawman said get him dead or alive

[/SGN]

18:30, 15 июля, суббота, год 1876
место: Штат Невада, лагерь Джесси Маккрати
герои: Джесси Маккрати, Оливия Монтгомери

Вот такая Оливия Маккарти нравится, очень. Ох, как она высвобождает свои белокурые волосы, как решительно готовится открыть свои прелести... Джесси не без удивленной ухмылки наблюдает за нею, не двигаясь с места, глядя на нее снизу вверх, а после того, как она становится перед ним на колени, - на равных. Не сводит горящих насмешкой и самодовольством глаз. Она задорит его, все хочет уколоть, а сама сидит крепко на крючке, потому что уже купилась на его слова. Может она только играет, да, раскручивая какой-то пафосный план, но дела это не меняет. Маккарти нельзя уступать ни в чем.

Ладонь Оливии путешествует по его груди вниз и бесстыдно ласкает его сквозь ткань штанов.
- Или, - шепчет он. Конечно, он мгновенно отзывается ей! Оливия впервые вот так бессовестно ведет себя с ним перед кем-то третьим. Да-да, только перед ним - не впервые. И есть в этом что-то очень сильно возбуждающее. Да к черту эту шерифскую старушку! То, что может достаться двоим, может достаться и одной Оливии, только бы она продолжала в том же духе, его ревнивая кошечка... Джесси целует ее, запуская руку между ее ног. - Я не узнаю тебя, детка, но уже хочу.
И получил бы, на глазах этой шерифской грымзы или нет, но получил бы, вот только черта с два. Эта дура врезается между ними и самым натуральным образом бодает Оливию.

Маккарти не то что ошеломлен... Понять, что случилось, не требует и секунды, а вот реакция... То ли взбеситься, то ли смеяться, потому что все это... Безумно.
- Эй, могла бы просто сказать, что не хочешь делить меня! - смеется Маккарти, глядя на женщину, которая смотрит из-под спутанных волос волчицей. Однако он бросает взгляд на Оливию, которую отбросило назад, и она держится за голову, чертыхаясь. Большего ему для того, чтобы переменить настроение, не надо. Он протягивает к шерифской телке руку и крепко хватает за волосы, подтаскивая к себе и заставляя подняться на ноги. - Ты, что, сука, а? - глухо рычит он, тянется к ремню, чтобы расстегнуть. - Успокоить тебя? перенаправить твой пыл? - и ужас переполняет глаза женщины, находя выплеск в очередном рывке, корый стоит ей клока волос, а Джесси - удара стопой под коленную чашечку, от чего искры сыплются из глаз. Рем Хэдли сегодня будет хромать очень натурально.

Он отталкивает женщину в угол и сплевывает. Смотрит на Оливию.
- Можешь позаботиться о своей подружке. Вам есть, что обсудить... - а потом снова обращается к женщине. - Что мне передать твоему мужу? - лыбится Маккарти как ни в чем ни бывало. - Видишь ли, тронуть тебя было бы просто... Лучше буду греть себя мыслью о том, как ты не находишь тут места, зная, что я где-то рядом с твоим муженьком и детками. Оливия, следи за ней. Делай, что хочешь, но чтобы я нашел ее здесь, когда вернусь.

Маккарти покидает лагерь и берет курс на Дэйтон. Злой. И очень трезвый. И с пропавшим стояком. Что из этого всего хуже - не понять, но сочетание не сулит ничего хорошего. Откуда знать, что у него в голове?

полночь с 15 на 16 июля, суббота-восресенье, год 1876
место: Штат Невада, Округ Лайон, город Дейтон, Салун
герои: Рем Хэдли, Кэтрин Пирс

...В Салуне Кэт дрянное пойло, но и оно сгодится. Хэдли бросает ей деньги, между делом осматривая обстановку. Время к ночи, а народу хоть закрытыми глазами и с мешком на голове стреляй. Шериф выглядит как старый навоз. И это облагораживает настроение Маккрати. Да-да, как навоз - землю. Кэт ловит ухмылку и спрашивает, чего это он такой довольный.
- День выдался дерьмовый, но были в нем свои плюсы, - широко улыбается Хэдли, глядя на женщину. - Слышал, Дэйтон потрепали? Это все, кто остался в живых? - хмыкает он. - Главное, шериф на месте, не пропадем. И ты тоже, крошка... Налей мне еще, - платит, но бумажку выпускает из пальцев не сразу. - На сдачу - улыбку и подробности.

...

Отредактировано Aaron Levis (Чт, 4 Авг 2016 22:51)

+3

30

вечер, 15-16 июля, суббота, год 1876
место: Штат Невада, Округ Лайон, город Дейтон, Салун
герои: Джон Смит, Рем Хэдли, Кэтрин Пирс.

В эту дрянную клоаку кого только не заносит. И Джон Смит, который изображал из себя этакого славного парня, а на самом деле присматривал за всеми так, словно у него глаза на затылке, был не первым, кого повстречала здесь Кэт из путников. Таких было много, кто-то не доживал, кто-то устраивал погром и сваливал, кто-то оказывался отъявленным мерзавцем. Но у Смита удивительно гармонично получалось сваливать на дурачка, к которому бояться приближаться. И что-то подсказывало, что с ним можно не только нажить себе интересностей на зад, но и выжить после них.
- Мои платки прямо сейчас у сердца. – она прижимает руку к корсету ровно в том месте, куда отправилась пачка банкнот, которую она приватизировала у Смита. – Буду утирать ими слезы горя и думать о тебе.
Затем же этот непонятный и совершенно мутный ковбой сваливает с шерифом и Кэт неизвестно, что там у них за делишки, лишь бы это никак не задевало ее бизнес. Хотя с другой стороны, внезапно радушие со стороны шерифа по отношению к неизвестному гостю немного настораживало девушку. Шериф хороший мужик и в таком приступе горя, после похищения женушки и убийства сына, он мог натворить глупостей. Даже самые умные сходят с ума от горя. Не приведи Бог еще поедет геройствовать наслушавшись этого Смита, который вещает, словно Бес на плече.
А другой черт сидел сейчас прямо напротив Кэт и сиял улыбкой почище свежей монетки, которую только-только отчеканили. И тут у Кэт снова два варианта, либо этот выродок кого-то отчеканил, либо… А, нет, вариант только один. Впрочем, ее ли это дело? в салуне немало ребят, которые часто раздражали девушку. Собственно, каждый первый, кто называл ее деткой, малышкой, крошкой, зайка, киской и другими представителями зоопарка. Но и Кэтрин в карман за словом не лезла, платив этим свиньям и козлам их же монетой. Рем Хэдли удерживал же в глазах Кэт статус Черта. Пост Дьявола за собой занял Джесси Маккарти.
- Кого ты тут называешь живым в этом Аду? – спрашивает Кэт, принимая очередную купюру, но Рем вдруг цепко удерживает банкноту, не выпуская ее из рук и глядя на Кэтрин. И несет при этом совершенную чушь, которая заставляет девушку поджать губы. Что он позволяет себе? К ней сегодня уже никто не полезет, после того, что вытворил Смит, в этом Кэт была уверена. Но Хэдли же не застал это зрелище, да? Отчаянный. Он пусть и по слухам, но знает, что Кэт – неприкосновенный товар в городе. – Ты обознался, дружок. – девушка немного наклоняется, не отпуская банкноту зеленых. – За улыбку платят в соседнем заведении. Здесь на сдачу, я могу только отрезать тебе твои явно лишние яйца. – скалится. – Может, хромать перестанешь.
Этот черт хмыкает и отдает бумажку, которую Пирс отправляет в кассу, а затем подливает спиртного в стакан мужчины. Слухи по городу распространяются быстро, так что едва ли Хэдли не в курсе произошедшего.
- Жену шерифа угнали, сына – застрелили. За подробностями предлагаю обратиться к этой сволочи Маккарти, когда он явит свой чертов зад в мое заведение. Впрочем, жить ему останется недолго, едва он переступит порог моего бара.
Кэт даже готова сделать исключение по стрельбе в своем салуне для этого кровососа, который не дает вздохнуть городу, который и так задыхается в летней жаре и пыли, поднявшейся после лошадей, словно подол шерифской жены, после ее похищения. Интересно, если шериф рассчитывает спасти свою ненаглядную, то что он будет с ней, такой опороченной потом делать? Насилие… После него никто уже не может стать прежним. Кэт ли этого не знать.
На барную стойку опускается купюра.
- Окажешь мне сегодня гостеприимство, красавица? – спрашивает один из неместных, но задержавшийся уже который месяц. – Между твоих ножек, желательно.
- В соседнем заведении прием будет радушнее.
- Зачем мне шлюхи? У меня удачный день и мне хочется чего-то почище. Красотки нынче на расхват, не так ли Рем? – мужик гогочет, но после вновь наполнившегося стакана, вновь отваливает. Шутников таких было достаточно. Теперь еще неделю будут напоминать Кэт, что она чуть ли не единственная не пользованная осталась, да еще без мужика. Остальные женки не в счет. Они чужие. Кэт же была ничья.
- У меня есть к тебе дело, Хэдли. - Кэт отставляет уже почти опустевшую бутылку и наклоняется к мужчине. - Мне нужно перевести партию выпивки из Бруквилла. Но тамошние дельцы боятся Маккарти, как курицы лисицу. Ты можешь подсобить мне в этом деле? По оплате договоримся.
Кэт внимательно следит за тем, как Рем отпивает из стакана и только сейчас замечает, что напускная расслабленность на самом деле действительно не является настоящей. Девушка знала, что никто тут не спускает своих глаз с другого, чтобы быть готовым к атаке. Но Хэдли... Было в нем что-то и от Дьявола.

[NIC]Katherine Pierce[/NIC][AVA]http://savepic.ru/10455305.jpg[/AVA][STA]go to hell[/STA]

Отредактировано Lucia Varys (Сб, 6 Авг 2016 22:07)

+3

31

[NIC]Jesse McCarty[/NIC]
[STA]Little Bitch[/STA]
[AVA]http://savepic.ru/10364790.jpg[/AVA]
[SGN]

Lawman said get him dead or alive

[/SGN]

полночь с 15 на 16 июля, суббота-восресенье, год 1876
место: Штат Невада, Округ Лайон, город Дейтон, Салун
герои: Рем Хэдли, Кэтрин Пирс

Кэт, как и водится, хорохорится на тот счет, что хрен Рему и даже без постного масла, а не улыбка. И сдачу, к слову, не возвращает, но Хэдли только хмыкает в стакан. Бойкая девчонка. Если бы только такая бойкость защищала ее как револьвер... Однако Кэт все же меняет непреклонность на милость и сообщает коротко то, что будоражит Дэйтон. Ну, про жену шерифа Маккрати знает, про сына - присвистывает. Хотя, конечно, для всех выходит, что Хэдли присвистывает на обе новости оптом. Интересно, а Оливия в курсе судьбы парнишки? Или она ему говорила, а он упустил? Потому что шерифская-то жена, кажется, не при информации, иначе не бодалась бы, а выла волчицей без луны. А Кэт меж тем протирает стойку и продолжает разоряться насчет банды Маккарти и того, что бы его ждало в ее салуне, осмелься он сюда явиться.

Рем Хэдли слушает внимательно и глушит так напрашивающуюся ухмылку в виски.
- Затрешь его насмерть тряпкой? До скрипа? - спрашивает Маккарти, желая-таки узнать, какая кончина бы его настигла, знай Кэт, кто перед нею. Кажется, он понимает, почему Оливия любит хорониться под прикрытием - есть кайф в том, что ты знаешь больше других и движешься на шаг вперед. Однако Кэт отвлекается на какого-то грязного борова, который еще и клеится к ней. Наверное, у него нос заложен, и он не чувствует, как смердит. Маккарти морщится, едва представив, как Кэт могла бы быть с таким. Фу, блядь. Честно, если бы он еще болтал тут своим вонючим языком, то словил бы пулю. Однако свинья вовремя отваливает, а Кэт вдруг сама заговаривает с Ремом.

Маккарти отзывается сразу, внимательно слушая столь неожиданное предложение.
- Серьезно? - спрашивает он, глядя на нее. Она серьезно выбирает хромого хилого чувака для такого дела? - Думаешь, если я попадусь, меня пожалеют? Или что я такой неприметный, что решат, будто с меня нечего взять? Ну в самом деле, - хмыкает Маккарти. - Ты хочешь, чтобы я был курьером, сопровождающим или кем? Мне придется прикрывать тебя или ты пошлешь меня вместо себя? Этот вариант умнее всего, но это обрекает меня шляться по пустыне без любования, как твои ягодички трутся о седло, - лыбится, а Кэт прищуривается, поджимая губы. - Ладно-ладно! Я просто хочу знать детали, чтобы понять, как ты это видишь, и кто те, кто в деле.
Бедняжка Кэт, уговариваться о том, как тайно справить бухло, чтобы оно не досталось банде Маккрати, с тем, кто на самом деле и есть Маккарти... Это может быть занимательно.
Рем попивает виски мелкими глотками. Он не хочет запьянеть, а желудок пустой, так что приходится следить за собой и заодно за этими ублюдками вокруг. Врагов у него не было, но в такой дыре, как Дикий Запад, межличностные отношения развиваются с невероятной скоростью. Вот ты ковыряешь в носу, а вот у тебя уже новая, не пригодная для жизни, дырка в черепе.

...

+3

32

вечер, 15-16 июля, суббота, год 1876
место: Штат Невада, Округ Лайон, город Дейтон, Салун
герои: Рем Хэдли, Кэтрин Пирс.

Юморок в этом затхлом городе, такой же тухлый, как и пизда какой-нибудь особо престарелой шлюхи. Так что Кэтрин не воспринимает шутку Хэдли про то, что все что она может сделать с Маккарти это затереть ему морду тряпкой для пола. Она выуживает из-под стойки нож, которым разрезает лимон напополам, а потом вертит им у носа этого хромого шутника.
- Почешу ему яйца. – и не надо же пояснять чем?
У Кэт была слабость к холодному оружию. Не то чтобы она обожала убивать, но ей было спокойно, если пара ножичком грели ей определенные места ее стройного тела. Это Смит еще не со всеми прибамбасами девичьими познакомился. Было бы у мужчины больше времени, раскрыл бы еще пару секретов.
Но дело еще было в том, что кольт хоть у Кэт и имелся, но служил только в определнных целях. Чаще всего мужики зажимали ее резко и внезапно, когда она не ожидала. Однажды она отбиться не смогла. Выучила урок на всю жизнь и с тех пор всегда ожидала нападения или подвоха. Это настоящая пытка – всегда быть в напряжении, ожидать удара в спину. Пока «красавцы» ждали выстрела в башку, Кэтрин ждала, что ее кто-нибудь прижмет в кладовке, лицом к стене и заберется под подол юбки. Ждала, потому что знала, что такое возможно и знала, что готова к такому. Несколько смельчаков уже уходили от нее с, если не вскрытыми венами, то с покоцанными животами и ногами.
Но суть ведь сейчас не в этом. Хэдли кривляется, выспрашивая, узнавая, шерстя Кэт направо и налево по поводу деталей операции. Тот еще лис, которому все надо. Ну да, он же жизнью своей рискует, таков его главный аргумент. Но все дело тупо в деньгах и Кэтрин ли этого не знать. Она и сама была охотна до наживы. Только в этом сраном заведении едва ли можно было выручить хотя бы на приличный корсет.
Который она сейчас демонстрирует Рему, наклоняясь к нему ближе и пытаясь игнорировать вонь, которая исходит от мужчины. Благо алкоголь в ее заведении ядреный. За ним вообще ничего не чувствуешь. Будто все рецепторы нахер поздыхали. А что там про корсет? Ах да, демонстрирует она конечно не корсет, но декольте.
- Ты мелкий, в тебя попасть труднее. – скалится девушка. – Так что твой размер как раз для таких вот поездок. – но хватит тут развлекаться, пора и к делу перейти. Кэт как ни в чем ни бывало подливает мужчине в стакан виски. – Нас будет трое. Я, еще один из местных и ты, если твое величество изволит. Валим туда, обговариваем сделку по-тихому, без шумихи, забираем партию пойла в тот же день и трясем задком домой. Обеспечишь безопасность моих ягодичек, - Кэт забирается рукой в свой корсет и достает несколько банкнот из той пачки, что она приватизировала у Смита. Не грудь, а кошелек. Кэт не спускает внимательного взгляда с мужчины, закусывая губу, - потру о них доллары, прежде чем вручить их тебе. Я не в курсе, ты предоплату берешь?
[NIC]Katherine Pierce[/NIC][AVA]http://savepic.ru/10455305.jpg[/AVA][STA]go to hell[/STA]

Отредактировано Lucia Varys (Вт, 9 Авг 2016 23:35)

+2

33

[NIC]Jesse McCarty[/NIC]
[STA]Little Bitch[/STA]
[AVA]http://savepic.ru/10364790.jpg[/AVA]
[SGN]

Lawman said get him dead or alive

[/SGN]

полночь с 15 на 16 июля, суббота-восресенье, год 1876
место: Штат Невада, Округ Лайон, город Дейтон, Салун
герои: Рем Хэдли, Кэтрин Пирс

Кэт решает показать коготки, роль которых у нее играет ее ножичек. Маккарти усмехается, облизываясь и нагло присваивая себе половину лимона. Кладет в рот и жует, не морщась, словно траву. А между тем мисс Салун наклоняется к нему, и ну очень сложно смотреть и дальше в ее глаза, когда смотрится скорее в декольте. Ну, сиськи у нее не как у дородной Рози из борделя, но что-то волнующее есть. Титьки Рози неохватны, а тело дряблое как... как мешок с прокисшей соломой. Многообещающе она смотрелась только в одежде, а без таковой... впрочем, Маккрати хватило глянуть, как она терлась о большого Билла тогда, чтобы у него самого едва не упало на кудрявую Бернадетт. Так к чему это все? К тому, что Кэт вкусная девка. Так бы и пощупать ее упругий зад и крутые бедра. О да, представление о них он составил только глянув в декольте. Но и оно не отвлекло его от того, что шериф, а затем тот мужик с лицом абрикосовой косточки куда-то свалили. Интересно... Но то интересно Маккарти, а Рему Хэдли должно быть интересно совсем другое.

Кэт обрисовывает свое к нему дело, вписывая в компаньоны еще кого-то из местных. И он бы готов хоть сейчас выезжать, когда она берется играть такую роковую подельницу. Однако...
Хэдли наклоняется к ней, и она не успевает опомниться, как его пальцы уже цепко держат деньги, но не вырывают из ее руки. Он и держится-то всего мгновение, а потом так же быстро отпускает:
- Ммм, - тянет он, закрывая глаза и поднося подушечки пальцев к носу, - еще теплые.
Любоваться на реакцию Кэт одно загляденье.

- Значит так. Я тебе помогу, но вот что. Никого местного. Я найму своего парня, он тебе не знаком, но, поверь, дороги знает как свои пять. Берет дельно, не загибает, - сухо чеканит он. - Стреляет со ста шагов, а не как эти лохи - с вытянутой руки через здешний стол, и без промахов.
Маккарти просто не любит местных идиотов, и если уж идти на дело то с кем-то, кто и его зад прикроет. Если что. Запад Дикий, и тут хватает придурков, которые шакалят в одиночку, покушаясь на его, Маккарти, владения.
- Если согласна, то можешь потереть две бумажки уже сейчас, - смотрит на нее, закуривая и пуская кольца сизого дыма. Ну, Кэт, насколько ты рисковая?

..

+2

34

вечер, 15-16 июля, суббота, год 1876
место: Штат Невада, Округ Лайон, город Дейтон, Салун
герои: Рем Хэдли, Кэтрин Пирс.

Вам знакомо чувство, когда вас будто облизывают, оставляя на коже скользкую липкую дрянь, чтобы обогатить ваше тело витаминами и минералами, разнообразить вкус и запах? А вот Кэт сейчас описала примерно такое, когда Рэм схватился за банкноты, так резво и шустро, будто змея, от которой так и не ждешь атаки. И он не хотел вырвать доллары, он только потер их между своих грязных пальцев, а потом со сволочной улыбкой и похотливым взглядом, которые оторвал от Кэт лишь раз, чтобы закрыть глаза, насладился запахом своих пальцев.
Жест этот был настолько внезапным и отталкивающим, что Кэтрин от неожиданности не смогла шевельнуться, будто кролик в кольце удава. Только волна дрожи от отвращения прошла по ее телу.
Черт. Он тот еще черт, который внезапно стал выглядеть опаснее, чем он есть на самом деле. Откуда в нем это? И откуда в Кэтрин внезапно проснулся этот страх, сковывающий тело в холодном оцепенении, будто Хэдли не просто коснулся только бумажек, но сомкнул пальцы на ее длинной шее?
Надо справиться с этой паникой, что заставляет сердце девушки биться сильнее. Ей кажется, будто весь салун слышит этот стук, который отзывается в ее ушах.
Она сглатывает, отводя на миг взгляд от мужчины и проигрывает, безжалостно проигрывает Хэдли в этой игре на выдержку. Но зато стоит ей вновь вернуть самообладание, которое покинуло ее всего на секунду, как в ее глазах вновь загорается огонь.
- Ты издеваешься, Хэдли? Я плачу тебе за услугу, и ты еще ставишь условие? Никаких твоих людей я видеть не хочу. Я рискую своей шкурой и своей репутацией. Поедет мой человек. И поедем мы, либо с тобой, либо без тебя. Решать тебе, стоят ли эти бумажки твоего риска.
Кэт осматривает зал. Уже поздняя ночь и как это ни странно, но больше половины народа слилась к своим телкам или к тем, что за банкноту приласкают во всех местах. Даже в тех, которые уже и двигаться и не должны. Они и не двигаются. Порой эти бедные потрахушечные работяжки заглядывают к Кэт за бутылкой чего покрепче и от рассказов их вянут не только уши, но и возбуждение. Именно так Кэтрин и выживала без мужика. Такого понаслушаешь, что мерзко становится. Да и как-то не прельщало Кэт пихать в себя заразный конец, приближая свой сосбтвенный. Жизненный, конечно. Об оргазме здесь и речи не идет.
И все же, после внезапного броска Хэдли, Пирс понимает, что лучше его все же заманить в свое дело. Этот коротышка скрывает в себе больше, чем может показаться на первый взгляд. И поэтому она наклоняется к нему, привлекая, чтобы он немного приподнялся и заглянул за барную стойку.
Кэтрин бесстыдно приподнимает несколько юбок ее простого застиранного платья, оголяя обнаженную ножку до колена, а потом забирается рукой с банкнотами под юбку и проводит ими между своих ног так, чтобы Рэм это точно увидел. Движение быстро, но острое и никто и заметить не успевает, как две бумажки помятых банкнот уже вертятся перед голубыми глазами.
- Я свои обещания держу, Хэдли. – Кэт кладет купюры на барную стойку. – Если подписываешься на это дело – они твои, как я и обещала. Со всеми деталями уговора. – девушка сама доброта и наивность. – Но сунешь свой нос дальше в мои дела, - тот самый ножичек, что разрезал лимон пополам, теперь врезается в дерево древней, как сам мир, барной стойки в дюйме от мизинца мужчины. – Следующие мозги, которые Бобби будет растирать по доскам, будут твоими. – скалится она. – Если они у тебя имеются, конечно.
Черт. Он точно черт, потому что как еще объяснить это непонятный дьявольских блеск в его глазах, от которого у Кэт пересыхает в горле и... напрягается что-то там, где она только что провела долларами, ради впечатления.
- По рукам? - она наклоняется к мужчине, и на губах ее играет совсем легкая улыбка.
[NIC]Katherine Pierce[/NIC][AVA]http://savepic.ru/10455305.jpg[/AVA][STA]go to hell[/STA]

Отредактировано Lucia Varys (Пн, 15 Авг 2016 20:22)

+2

35

Приношу свои искренние извинения соигрокам, в особенности Рагнару,
за такую длительную задержку ответа.
ночь, 16 июля, воскресенье, год 1876
место: Штат Невада, Округ Лайон, город Дейтон, дом Шерифа
герои: Джон Смит, Уилл Эрп.


Когда Уильям уже начинает думать, что Смитт слишком увлекся, голос мужчины оповещает о прибытии. Эрп выходит из оцепенения, тем не менее всё такой же серьезный и суровый.
- Мне нужно их расположение, чтобы понять, как именно обложить их порохом. - Первый вопрос.
- Я сказал, что знаю, где они находятся, но не сказал, что знаю их лагерь с достоверной точностью. - Мертвецки спокойный голос шерифа оповещает Смитта о том, что Эрп не шутит. - Его люди находятся в разных точках, на разных этапах подступов к Лагерю. Я знаю несколько точек - видел парней с оружием - но не могут быть уверен, что это все, что есть.- Уилльям касается занавески пальцами, проверяя, нет ли кого снаружи, затем тихо ступает по половицам, собирая в две сумки разные припасы. - О самом лагере знаю немного, я никогда не подъезжал слишком близко - из-за смотровых. У них есть сообщение между собой, я видел - они обмениваются световыми сигналами. - Эрп поворачивается к Смитту, в ладони зеркальце. Луна удачно роняет свой луч в комнату, поймав его на зеркальце, Уилл делает несколько световых бликов Смитту в лицо, а затем бросает парню в руки круглый осколочек стекла. - Их немного, но они чрезвычайно умны и хитры. Дремящий боров на охране - явно не вариант Джесси МакКарти. Нужно придумать, как провезти порох внутрь лагеря. Возможно, под видом чего-то другого. Нас двое и силой это место мы не возьмем, я думаю, это обсуждения не требует.

Следующей части речи шериф не ожидал, откровенно говоря. Смитт говорил об этом с настолько прагматичным тоном, что Эрп почувствовал, как на загривке встали дыбом волосы. От одной мысли о том, что кто-то касался Дороти, хотелось убивать, а когда речь шла о...
Он задумался. Этот вопрос был нов и необычен, однако ответ пришёл мгновенно. Как само собой разумеющееся, как очевидное, ясное, не требующее обсуждений.
- Дороти вернется домой в любом случае, - Эрп отвернулся от мужчины, затягивая узел на сумке, при словах особенно сильно и крепко. Это всё, что он планировал озвучить вслух. Не хотелось рисовать в сознании детали происходящего сейчас с Дор. Ещё меньше хотелось обсуждать их с незнакомцем, которому, к слову сказать, Эрп всё ещё не доверял. Ну как... доверял, но ровно настолько, чтобы вместе добраться до лагеря МакКарти.

Шериф поворачивается к Смитту и протягивает одну из сумок сначала, а затем оружие. И то, и другое молча.
- Патронов не слишком много. Надеюсь, ты не из тех, что стреляют зажмурившись, - короткий взгляд в лицо, а затем ещё одно оружие - на этот раз более компактное, и похожее на Кольт Уолкера. Сам же Эрп берет Кентуккийскую винтовку, с которой, на первый взгляд, обращается, крайне бережно. На рукояти этого оружия виднеется армейский штамп.
- Подожди здесь, мне нужно несколько минут. - Наконец говорит Эрп, в темноте заметен блеск белков его глаз и сведенные от серьезности брови, он поправляет ремешок сумки на плече и куда-то поднимается по лестнице. Ему нужно только пять минут, чтобы поцеловать дочь и сказать кое-что важное отцу своей жены.

Ночь давно властвовала безраздельно. Снаружи дома Эрпов пахло прохладой, в условно пустыне всегда так. Жара ночью, леденящая прохлада ночью. Это бесило, но иногда и спасало. Задний двор представлял собой сомнительный вариант для бегства, тем не менее это было лучше, чем выбираться через парадную дверь, где ты был как на ладони. Прохлада забиралась за шиворот Эрпу и охлаждала горячую голову. Из окон на втором этаже Салуна донесся громкий женский смех. Эрп посмотрел в ту сторону, а затем достал свои часы и сверил время.
- До поезда два с половиной часа. Твой выход, ковбой, - сказал тихим, но низким голосом Эрп, затем повернулся к Смитту. [SGN]https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/c9/93/15/c99315915a7ab06335521d818172cd2b.gif https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/b4/cb/be/b4cbbeb7f00d81ab1f0163afaaff0822.gif[/SGN][AVA]http://s8.uploads.ru/V2kTc.png[/AVA][NIC]William Earp[/NIC] [STA]not a hero[/STA]

+3

36

[NIC]Jhon Smith[/NIC]
[STA]REVENGE[/STA]
[AVA]http://s017.radikal.ru/i425/1607/9e/408446363f7d.gif[/AVA]

ночь, 16 июля, воскресенье, год 1876
место: Штат Невада, Округ Лайон, город Дейтон, дом Шерифа, затем вокзал.
герои: Джон Смит, Уилл Эрп.

-Хуево, - цокает Смит и морщится, когда лунный блик попадет ему в глаз, - но работаем с тем, что есть.
Он прикидывает возможные варианты и ни в одном из них нет достоверного повода что-то ввезти в лагерь бандитов, главарь которых не зря носил славу хитрожопого ублюдка.
-Что они ввозят в свое логово? Дань, женщин и алкоголь, - Смит раздумывает, стуча пальцами по столу, - сбор они уже забрали, ты не особо симпатичный, да еще и угрюмый, - Джон снова цокает, - остается алкоголь. Та хозяйка кабака, Кэт – он смотрит на шерифа, - она сможет продать нам кое-что из своего запаса? Жадность до бухла, поверь, затмевает порой  много глаз. Сегодня ты это видел, - он снова перевел  разговор в сторону бандитов, - они не откажутся от лишнего. Только вот без снотворного или слабительного. Уверен, что первым отхлебнет извозчик. В общем, думай пока над таким вариантом, шериф.
В голову снова закралась непроизвольная мысль, что сожги они с Эрпом этот мерзкий городишко,  горел бы к чертям собачьим и лагерь с бандитами.
-И надо будет хотя бы немного последить за световыми сигналами. Обычно зашифрованные сигналы такого рода понять достаточно легко. Ты этим еще не занимался?
В общем, план не заполнялся, а только расширялся пробелами. Оно и  к лучшему – пусть белые места на карте будут обозначены, чем не знать их вообще.  Он кивает, когда Уильям говорит, что в любом случае вернет жену. Кивает, не потому что  был уверен в воле шерифа, а потому что иногда нужно своим компаньонам поддакнуть. Оставалось надеяться, что у Эрпа и вправду железные нервы.
-Но, Эрп, я предупреждаю, - он принимает сумку и оружие, - я и секунду не потрачу на тебя и твою женушку, если увижу, что ты себя не контролируешь.
А что? Наверняка его собеседник и сам об этом догадался,  а озвучить бы не лишним. Сделав оскорбленный вид после фразы про зажмуривание, он выходит на задний двор. Наедине с самим собой у Джона Смита всегда очень угрюмый вид. Он много раз пытался взять под контроль это выражение лица (обманываешь всех? ври даже в жестах), но в моменты глубокой задумчивости лицо выражало вечное состояние его души – не привязанного ни к кому одиночке. И воспоминания, некстати, всплывают – дом, который когда-то у него был, женщина, что ласково зовет его по имени. Настоящее имя. Интересно, будет ли у него надгробие  с именем? А если и будет, то с каким? Джон Смит? Кстати, эти имя и фамилия он присваивал себе чаще всего. Даже документы были сделаны достаточно правдоподобно.
Он дождался шерифа.
-Надеюсь, ты не всегда такой неразговорчивый, - любезно отзывается Смит, - так как тебе придется болтать около десяти минут, шериф. Не дай мне уехать в поезде с отстрелянной башкой.
Далее они добираются до вокзала. За полтора часа Смит успевает вскрыть замок конюшни  и забрать свою лошадь, которая эти недели мирно стояла в стойле. Затем, черт знает какими окольными путями, он доводит ее до места около вокзала и крепко привязывает  за забором среди старых побитых кибиток. 
-Запомни, пятый вагон. Насколько я знаю, по протоколу, ты должен сначала поговорить с главным машинистом поезда, а затем отвлечь человека из пятого вагона. Только больше дружелюбности, Уильям, - Джон подмигивает ему, - а то от одного твоего вида хочется пустить в тебя пулю. Чтоб не мучился.
Эрп занимает место где-то на перроне, Смит же устраивается с другой стороны рельс.  Джон очень надеялся, что  шериф не подведет. Когда состав  с оглушающим свистком приходит на свое место, мужчина торопливо пробивается в шестой вагон, выломав хлипкий замок. В вагоне пластами были уложены какие – то материалы, но Джон и внимания не обратил. У него было только несколько минут. Найдя тонкую щелку в старой обивке вагона, он начал внимательно следить за перроном. В этой обстановке время тянулось очень медленно и в какой-то момент показалось, что у Эрпа ни черта не вышло. Однако, в следующий момент, около пятом вагоне послышались голоса и через секунд тридцать они начали смолкать, удаляясь. Не теряя ни секунды, Джон тут же перелез между вагонами и аккуратно соскользнул в пятый. Огромные мешки были накиданы друг на друга, и Смит тут же схватил один, взгромоздив его на плечи. Мешок оказался феноменально тяжелым, но Джон, пыхтя, начал резво его выносить, затем аккуратно опуская на соседние рельсы. Это требовало немалых сил, но он опасался швырять их о землю. Лишние звуки – всегда опасность.
Когда голоса стали громче, Смит бросил мешок, что был у него на плечах и торопливо покинул вагон. Поезд через несколько секунд оглушающе засвистел и вагоны медленно тронулись вперед. Постепенно состав разогнался, оглушив Джона звуками своего движения. Когда последний вагон покинул вокзал, Смит поднял глаза и увидел Эрпа, стоявшего на перроне.
- В следующий раз, - тяжело дыша от усталости и вытирая пот, пыхтит Смит, - ты таскаешь мешки, а я чешу языком. Давай, помогай допереть все до лошади.

Отредактировано Ragnar Lothbrok (Чт, 18 Авг 2016 00:34)

+3

37

[NIC]Jesse McCarty[/NIC]
[STA]Little Bitch[/STA]
[AVA]http://savepic.ru/10364790.jpg[/AVA]
[SGN]

Lawman said get him dead or alive

[/SGN]

утро 16 июля, воскресенье, год 1876
место: Штат Невада, Округ Лайон, город Дейтон, Салун
герои: Рем Хэдли, Кэтрин Пирс

Кэт назначила встретиться ранним утром на выезде из города. Хэдли поддался на сделку, которая, собственно, не стоила ничего для Маккарти, ведь пойла, судя по всему, планировалось сопровождать немного - так только, чтобы обновить запасы Салуна. Ребята из банды приговорили бы все за четверть часа, наверное. Конечно, в принципе, поживиться можно было бы, но Маккарти решил, что в этот раз сделает доброе дело, и, забирая накануне с барной стойки банкноты, ценность которых Кэт повысила весьма впечатляющим способом, решил, что для него это будет маленькое приключение. Возвращаться в лагерь он не хотел. Черт с ней, с этой бабой шерифской. Может, Оливия ее уже и порешила. А может психанула и отдала ребятам. Так и так, прощай тетка. Ну а если жива... То дождется.

Маккарти ковыляет в сторону конюшен и заваливается спать в сене, пока на утре его чуткий слух не ловит первого раннего петуха. Он всегда спит чутко, и некоторых членов банды это доводит до невроза, потому что кажется, будто главарь не спит вообще никогда, а только закрывает глаза. Стоит кому-то на привале в ночном дозоре шевельнуться, чтобы прилечь, как раздавался оклик Маккарти: "Если пулю в твой спящий лоб пустят не легавые или ублюдки, это сделаю я!" Банд здесь было достаточно, и власть Маккарти никому не нравилась. Спать приходилось с пальцем на курке и лезвием запазухой.

Хэдли курит, опустив поводья, и его кобыла пританцовывает на месте. Черная, с виду неказистая лошадка, но мчит в опор так, что никому не угнаться. Выносливая, полудикая.
Он видит, как Кэт приближается со "своим человеком", и узнает одного из местных лихих ребят, которых любят бабы за их бороду, выдающийся подбородок и солидную фигуру. Короче, как один из ребят Маккарти, только видом поцивильнее и почище. И наверняка любит набивать себе цену потугами на джентльменство. Он подавал ей руку, когда она садилась за поводья на козлы своей тележки?

Хэдли дожидается, пока парочка дотрусит до него. Ну до чего хороша хозяюшка Салуна! Смотрит так, словно револьвер взглядом заряжает и наводит на него. Разит наповал.
Он выплевывает папиросу и приподнимает шляпу, глядя на даму.
- Если вы наняли его охранять вас от меня, то переоценили меня, - "выкает" с самым сладким голосом. - Но для защиты вашей репутации он, несомненно, подойдет. Она бесценна.
Несет херню? Да. Чтобы только повыводить ее из себя? Тоже да.

..

0


Вы здесь » THG: ALTERA » Callida junctura » Прямая Осанка


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC