Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Animi magnitudo » 26-27.1.3014. Capitol. My universe will never be the same


26-27.1.3014. Capitol. My universe will never be the same

Сообщений 1 страница 20 из 28

1

http://savepic.ru/11281748.gif http://savepic.ru/11272532.gif


• Название эпизода: My universe will never be the same;
• Участники: Cahmere Fraser+Demetra, Cashmere Fraser+Reagan Lerman;
• Место, время, погода: 26-27 января, выходные. Клиника при центре подготовки трибутов, дом Рэйгана и Кашмиры;
• Описание: некоторые перемены сложно предугадать, но они меняют вашу жизнь навсегда;
• Предупреждения: паникуем всем Панемом.


+1

2

Часы на прикроватной тумбочке показывают без пяти одиннадцать, когда Тама, отчаявшись дождаться пробуждения хозяйки, запрыгивает на постель, повиснув на передних лапках и помогая себе забраться задними. Котёнок уже позавтракал и вернулся в спальню в надежде поиграть с человеком, а не со скучным мячиком, но Кашмира всё ещё спала, уткнувшись в подушку и оставив в зоне досягаемости Тамы лишь разметавшиеся по постели золотые локоны. За отсутствием более привлекательных вариантов, котёнок трогает волосы девушки лапой - сначала мягко, затем, войдя в раж, запуская в них коготки и оттягивая на себя.

-Ай! Тама, хулиганка - тут Кашмира наконец просыпается, нехотя поднимая лицо от подушки и щурясь в сторону часов. Соседняя половина постели уже пустует. Рэйган редко спал так долго, а вот Фрайзер, похоже, превращалась в земляную белку. Говорят, этот зверёк дрыхнет девять месяцев в году. И символ Капитолия имеет все шансы побить её рекорд... Сегодня суббота и можно отоспаться. Хотя и без учета выходного всю неделю Кашмира падала в постель, едва возвращаясь со съёмок, и игнорируя порой ужин. Наверное, усталость имеет свойство накапливаться... Потому что за неделю, прошедшую с посещения миссис Лерман, самочувствие девушки не улучшилось. Приступы тошноты нападали ещё несколько раз, на съёмках Кашмира стала требовать дневной перерыв хотя бы на час, иначе к вечеру выматывалась окончательно, переставала соображать и быть на что-то годной.

Визит к Деметре, намеченный для плановой сдачи крови, был назначен на понедельник, поэтому Кашмира не торопилась искать дополнительной встречи с врачом, зная, что всё равно уже послезавтра они посмотрят анализы и скорректируют лечение. Девушка переворачивается с живота на спину, предварительно пошарив в стороне рукой и вытащив из волос котёнка.
-Игры с Рэйганом тебя что, не устраивают? Ты уже ела? - смеётся она, повалив любимицу на бок и почесывая довольной Таме рыжее с белым подшерстком брюшко. Нужно бы брать с пушистой пример - накинуть на плечи хотя бы халат, умыться и спуститься к Рэйгану, который наверняка сейчас готовит завтрак. Кашмира садится на постели, спуская босые ноги на ковёр... И с её лица вдруг сползают все краски, будто кто-то взмахнул невидимым ластиком. Оставив котёнка на постели, девушка срывается с места в сторону ванной, на бегу распахивая дверь. Этот приступ похож на тот, что накрыл её у Медеи от запаха тунца. За одним маленьким исключением - сегодня никаких видимых раздражителей нет, а желудок напротив не собирается успокаиваться по-хорошему.

Кашмира едва успевает опуститься на колени возле унитаза, как её выворачивает наизнанку вчерашним овощным салатом. А потом ещё раз, и ещё, с перерывами буквально по пять секунд. После третьего "рывка" Фрайзер не торопится вставать, тревожно прислушиваясь к ощущениям в собственном теле. Живот противно сжимается, перед глазами подрагивают мушки... Но кажется основная волна схлынула. По крайней мере, дискомфорт больше не переходит в рвотные позывы.

"Какого черта" думает Кашмира, упираясь ладонью в стену и поднимаясь на подрагивающих ногах. Это уже не тот симптом, от которого можно легко отмахнуться... Размышляя, стоит ли говорить о подобном Рэйгану или просто подождать понедельника и беседы с Деметрой, Фрайзер тянется за зубной щеткой, чтобы избавиться от горького привкуса во рту. Мысль, которая в связи с утренним недомоганием посетила бы многих девушек значительно раньше, приходит в голову, когда Кашмира вытирает полотенцем лицо.

"Не может быть. Я пью противозачаточное с момента начала лечения, а до него я не могла... Нет, глупости" застыв на пороге ванной думает Фрайзер, не замечая роняет полотенце на пол, и возвращается в комнату в поисках своей сумочки. Тама сидит на постели, вытянув шею и удивлённо глядя на хозяйку, издававшую только что такие странные звуки. Кашмира находит сумочку в кресле и вытаскивает из неё ежедневник. Садится рядом с котёнком, листая страницы. С учетом частых связей и осенней операции, привычка следить за циклом доведена до автоматизма. Сейчас же, находя взглядом последний крестик в предыдущем месяце, Фрайзер понимает, что новый должен был появиться в графе января... Четыре-пять дней назад. Когда она кладёт ежедневник на тумбочку, руки заметно подрагивают.

На ум приходят и появившаяся недавно болезненность груди, и внимательный, изучающий взгляд Медеи Лерман после странной реакции Кашмиры на салат... Но нет. Причина не может быть этой. Не сейчас, не так. Её организм бурно реагирует на гормоны, это нормально. Хотя Фрайзер не уверена, что препараты, направленные на нормализацию функций, могли вызвать такой эффект... Идея дождаться понедельника откладывается. Кашмира сама себя изведёт за два дня. На спинке кровати лежит вторая телефонная трубка - девушка тянется к ней, набирая номер.
-Деметра? Прости, я знаю, что сегодня выходной, но у меня поменялся график и в понедельник съёмки закончатся гораздо позже... Могу я сдать кровь сегодня? Я ещё не завтракала, подъеду максимум через час - говорить что-либо ещё прежде, чем она окажется в кабинете, Кашмира не спешит, не доверяя местным линиям связи. Зато как порой приятно воспользоваться служебным положением. Для символа врача выдернут в клинику в кратчайший срок хоть с выходного, хоть из отпуска, хоть из гроба. А может, Деметра уловила в голосе пациентки что-то иное... Но уговаривать её не приходится. Остаётся Рэйган.

Кашмира не хочет пугать его своими наверняка нелепыми подозрениями, тем более, что сама не далее как вчера на очередное предложение пойти к врачу упиралась и доказывала, что в состоянии дождаться понедельника, не придумывая себе лишних дел. Поэтому спускаясь в кухню, где витает аромат тостов, Фрайзер излагает мужчине совсем иную версию поездки:
-Доброе утро, милый. Давно проснулся? Я хочу съездить на тренировку, а то совсем разленилась. Вернусь через пару часов... И позавтракаю уже в машине, ладно? Хочу оттренироваться, пока в зале никого - она действительно порой ездила в центр подготовки, когда ей нужны были не простые тренажеры, имеющиеся и в доме, а полоса препятствий или интерактивные мишени. Поцеловав Рэйгана, Кашмира, чтобы не вызвать подозрений, собирает спортивную сумку, в которую даже (стараясь лишний раз не дышать) честно кладёт тосты.

-В зал, мисс Фрайзер? - спрашивает Филипп, когда она в сопровождении Рагнара садится в машину. Ах ты черт, вот кого в этом доме никак не обманешь:
-Не совсем. Давай сначала заедем в клинику? Это близко, сэкономлю время в понедельник - Кашмира улыбается, надеясь, что улыбка получилась убедительной, и откидывается на спинку сиденья, прикрыв глаза. Последнее время её иногда укачивает... Но девушка старается не думать о своих подозрениях сейчас. Пока не поговорила с Деметрой - не стоит себя накручивать. Даже по теории вероятности на одного человека не может настолько свалиться всё сразу. Филипп косится в зеркало заднего вида с подозрением, но пожимает плечами  и выруливает на шоссе.

***

-Деметра... По телефону я не всё сказала - сидя за столом в кабинете врача, Кашмира закатывает рукав свитера и работает кулаком, чтобы было проще взять кровь. Рагнар ждёт перед кабинетом, Филипп - на стоянке в машине, по официальной версии мисс Фрайзер сдаёт анализы, чтобы убедиться в отсутствии влияния недавнего курса антибиотиков на организм. Настоящая карточка Кашмиры лежит перед Деметрой... Можно говорить начистоту:
-Последние полторы недели я стала сонной, быстро устаю, случались приступы тошноты и боли в груди. А сегодня утром меня рвало и... У меня задержка около пяти дней. Пожалуйста, скажи, что это может быть побочным эффектом лекарств - быстрым сбивчивым тоном говорит девушка, расслабив руку и стараясь смотреть не на врача, а на приближающуюся к сгибу локтя иглу, хотя в любое другое время это зрелище для Кашмиры в топе наиболее неприятных.

+1

3

Этот день не был отвратным, как один из тех типично-серых дней засланного на территорию вероятного противника агента, в который единственным желанием является затягивание пеньковой петли вокруг шеи, на которой пока ещё держится его многострадальная голова.
Этот день не был счастливым, когда наполненное вдохновением тело воспаряет над всеми проблемами, и окрыленная мечтами и планами стремиться куда-то ввысь, туда, где забываются все обиды и тревоги, туда, где пространство наполнено чистой, нерафинированной гармонией.
Этот день был просто никакой. За окном небо не было затянуто тёмными свинцовыми тучами, снег из которых получался особенно холодным и острым, но солнце вот уже целую неделю наблюдать можно было исключительно на сияющих билбордах, да на рекламных вывесках местного солярия, обещавшего всем своим посетителям ровненький, стойкий шоколадный загар всего за 15 минут.
Несмотря на то, что загар посреди зимы выглядит слишком вычурно, местное население это отнюдь не пугало. В их жизни было вполне достаточно аляповатости, так что на пару тонов потемневшая кожа выглядела почти так же естественно, как белоснежная улыбка. Необычно, но вполне привычно.
Деметра уже ко многому привыкла в этом безумном, светящимся городе. По началу некоторые особенно специфические преображения пациентов будоражили её природное любопытство, подталкивая на вопросы хотя бы о местном умельце, умеющего превращать обычные человеческие тела в помесь бульдога с носорогом, но постепенно смирилась и с этим. В конце концов имя пластического хирурга ей вряд ли скажет о чём-то больше набора знакомых букв. А потом ещё неизвестно, какую реакцию спровоцирует её незнание. Если ты завербован в отряд Гектора Клерика помощи можешь ждать исключительного от самого себя, и, если твою истинную принадлежность обнародуют из-за досадной оплошности, выкручиваться, а точнее ступать на эшафот, тоже придётся самому.
Но Деметра не жаловалась. Продолжая смиренно выполнять свою работу, она едва сама не поверила в свою капитолийскую принадлежность, и только скверное отношение к местному образу жизни всё ещё удерживали её, балансирующую на тонкой грани между предательством и провалом.
Никакой день, постепенно перерастал в никакой выходной. Квартира Деметры была в пяти кварталах от центра, но в райончике настолько законсервированном, что тихие улочки, казались почти спальными, до тех пор, пока рядом не проезжал какой-нибудь высокопоставленный кортеж. Но поскольку было такое не часто, тишиной и уютом можно было наслаждаться вплоть до наступления сумерек.
Как проводить свой выходной, к счастью выбирать не пришлось. Странный, встревоженный звонок Кашмиры, повторная сдача анализов которой была назначена на понедельник, заставил женщину напрячься и мгновенно настроиться на рабочий ритм. Её не пугала работа в выходной, отнюдь, это было гораздо лучше, чем бесцельное времяпрепровождение на диване. Всё-таки она в какой-то степени была трудоголиком. Ну или так на неё влияло полное отсутствие личной жизни.
Медицинские инструменты для забора биологического материала были разложены на стерильном металлокерамическом подносе, и изымались с подставки согласно своей очередности. Сначала резиновый жгут, который Деметра плотно обтянула вокруг рельефной мышцы предплечья, затем одноразовая спиртовая салфетка, протереть проступившую вену, затем пластиковая мензурка с острой иглой на конце.

-  С одной стороны похоже, но ни один препарат, из тех, что я назначала, не должен был влиять на рост молочных желёз. Плюс задержка. Кашмира, я чего-то не знаю?

Холодная игла вошла в вену также требовательно, как прозвучал тон врача. Вот так и начинаются доверительные отношения, когда уже нет никакого выбора.
[NIC]Demetra Romero[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/11327377.jpg[/AVA]

+1

4

Острая игла входит в проступившую под кожей вену, Кашмира тихо охает, но нервозность, напротив, спадает. Слова Деметры действуют на неё успокаивающе... Похоже. Её симптомы похожи на побочные действия препаратов. Она зря навела паники. Грудь может ныть по каким-то своим причинам... Банальный ПМС, не нашедший выхода из-за сбоя. Отголоски недавней болезни. Мало ли. Что вообще стукнуло ей в голову? Кашмира вполне уверена в том, что сейчас забеременеть не может. Её тело ещё недостаточно в форме, чтобы зачать. Но подсознательно девушка, наверное, надеется, что когда-то с этим справится... Раз впала из-за задержки в такую панику, что мигом сорвалась в клинику.

-Глупости. Я, наверное, зря дёрнула тебя в выходной... - голос победительницы звучит спокойнее. Кровь из вены перетекает в пробирку, этот процесс завораживает. Раз уж Фрайзер сюда приехала - им, возможно, потребуется не один забор. Глупо приехать и не сдаться на запланированный анализ... Но всё же для полного успокоения совести Кашмира предпочла бы провести ещё один:
-У меня был незащищенный контакт, подходящий по сроку... В начале января. Всего один. А потом я стала принимать то противозачаточное, что ты выписала - поясняет она причину своей паники. Впрочем, они с Рэйганом спали, не озадачиваясь контрацепцией, с декабря, и весьма активно... Никаких внештатных ситуаций не возникало. Так мог ли тот раз, когда они вернулись из Второго и устроили себе романтический вечер в джакузи, стать каким-то иным? С чего бы? После похищения и болезни Кашмира была ослаблена, в такой ситуации организм наверное меньше всего должен стремиться к зачатию. Но раз она всё равно здесь:

-Ты можешь срочно сделать анализ на хгч? Или УЗИ... Что-нибудь, чтобы я убедилась, что эта задержка простой сбой - игла выходит из вены, Фрайзер прижимает к коже протянутую Деметрой пахучую ватку. Сколько времени вообще занимает анализ? И даст ли он достоверные показатели после трёхнедельного приёма гормональных препаратов?
-И займёмся корректировкой плана лечения - честно говоря, тошнота становится достаточно раздражающей - символ повеселела, теперь смело глядя на врача. Конечно, она лечится, чтобы в один прекрасный день, если обстановка в Панеме позволит, и в личной жизни ничего не изменится, суметь подарить Рэйгану ребёнка. Но сейчас, когда Кашмира себе-то в полной мере не принадлежит, и потолок ответственности, которую девушка может взять на себя без страха разрушить чью-то жизнь, это котёнок - подобная неосмотрительность была бы настоящим безумием. Не говоря уже о том, что они с Лерманом вместе всего полтора месяца.

+2

5

Как врач, Деметра никогда не делает поспешных выводов. Привыкшая полагаться исключительно на факты и заключения лабораторных анализов, она не стала бы вот так поспешно говорить про беременность, однако обоснованные предположения уже залегли в её голове. Впрочем, Кашмира и так нервничает, даже получив заключение, Деметра ещё подумала бы, как следует подготовить человека к таким новостям. С одной стороны, Кашмира сама говорит про незащищённый контакт, подходящий по срокам и скользит в её речи нечто похожее на надежду, а с другой… Пускай она совсем не давно попала в Капитолий, однако некоторые особенности жизни девушки, выполняющей обязанности местного идейного вдохновителя знала без всяких подсказок. А о чём не знала о том догадывалась.
Вряд ли президент обрадуется, узнав о такой перемене в жизни своего символа. Даже если отцом будет её партнёр, Кристиан Соло, в чём Деметра, непонятно почему, но сомневалась. Интуиция -хороший дар. Хорошо развитая интуиция так и вовсе бесценна.
Если даже отмести в сторону сотни выпавших часов съёмок, непозволительных теперь по состоянию здоровья, то нельзя просто так взять и выбросить закономерную реакцию публики. Именно ради неё и задумано всё это пестрящее ненастоящим блеском шоу. Веяния Капитолия такие же непостоянные, как температура у туберкулёзного больного, так что негативная реакция может последовать вполне закономерно. А делать аборт с одним яичником – форменное самоубийство для будущего желания иметь полноценную семью. Не говоря уже о том, как это скажется на организме Кашмиры.

-  Сколько раз за день у тебя случаются рвотные позывы и сонливость?

Будто случайно проигнорировав вопрос, Деметра уводит тему в другое русло, отправляя пробирку с кровью в портативный анализатор, вбивая на электронном табло все необходимые критерии и показатели.

-  Давай для начала, ты не будешь нервничать и накручивать себя, до получения результатов анализов?! Это вполне может быть индивидуальной реакцией твоего организма на препарат. Вот только не понимаю, почему ты не обратилась за корректировкой лечения раньше? Если уж я могу выйти в свой выходной, то задержаться допоздна – проблема ещё меньшая. К тому же такие побочные эффекты могут негативно отразиться на твоём организме. Похоже, нам с тобой придётся вводить ещё одно правило: если что-то идёт не так, не начинать терпеть, а сразу обращаться ко мне! Кашмира, ты же не маленький ребёнок, чтобы бояться врачей.

Анализатор тихо запищал, начиная сканирование вверенного образца, а на всплывшем вверху экране стали сменяться голубые цифры таймера, отсчитывающие время до конца исследования. В данный момент до конца исследования оставалось ровно десять минут.
[NIC]Demetra Romero[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/11327377.jpg[/AVA]

+1

6

Спокойствие Деметры постоянно ввергает Кашмиру в некоторый ступор. Наверное, это некий защитный механизм, который все так или иначе обретают в Тринадцатом, но здесь, в эмоциональном Капитолии, сталкиваться с ним непривычно. Хотя для баланса определенно полезно. Кто-то из двоих должен быть спокоен, и лучше, если это доктор. Фрайзер даже начинает привыкать к тому, что Деметра отчитывает её, как капризного ребёнка. Лёгкая встряска за шкирку девушке порой необходима.

-Да, я просто... - она вновь смущенно опускает взгляд в стол. После возвращения из Пятого её мысли гораздо больше занимали личные дела, нежели политика, рабочее расписание и прочие тонкости, к которым символ совершенно охладела за то время, что на её спине под равнодушным приглядом Клерика тикала бомба. Отношения с Рэйганом вышли на первый план в списке личных потребностей, и внимание Кашмиры было сфокусировано на том, чтобы найти баланс между их развитием и угождению интересам Сноу. А ещё краткое возвращение Кристиана, обед с миссис Лерман... В общем, межличностные аспекты взаимоотношений несколько перевесили даже мысли о здоровье, до недавнего времени не вызывавшем особых опасений. И да, Кашмира действительно недолюбливает докторов - их в её жизни было достаточно, чтобы привить привычку откладывать встречи до момента острой необходимости. С одной стороны Фрайзер, конечно, взрослая... С другой - в её поведении так много ребячливых всплесков.

-Немного утонула в личных делах. И не сразу поняла, что это может быть симптомами. Они нарастали постепенно- после рабочего дня сложно порой отличить, тянет тебя в сон от реальной усталости или по иным причинам. Кашмира вообще не замечала странности этого состояния, пока Рэйган не изъявил беспокойство, а студийное окружение - недовольство. По крайней мере одно пожелание Деметры Фрайзер сейчас выполняет точно - занятая поиском оправданий, она уже не накручивает себя теми мыслями, с которыми сюда ехала.
-Рвало сегодня впервые. Но зато вывернуло сразу три раза. В остальном... Приступы тошноты за эту неделю были раза три-четыре. Сонливость почти постоянная - после семи вечера я совсем выпадаю из активного режима - вечер после съёмок последние дни выглядел примерно так - Рэйган с Кашмирой приезжали домой, отпускали Филиппа и Рагнара, потом Лерман возился с приготовлением ужина, а Кашмира, сграбастав в объятия Таму, дремала на диване. Затем под настроение ужинала или просто составляла компанию Рэйгану, общаясь с ним с того же дивана, нехотя принимала душ, добиралась до постели и мгновенно проваливалась в сон. Даже секс у них сместился на выходные или первую половину дня, если таковая выпадала свободной.
-Если что-то ещё пойдёт не так - я буду внимательнее, обещаю - послушным тоном завершает своё покаяние символ, глядя на ведущий обратный отсчет экран анализатора. Ей совсем не хочется остаться без единственного в Капитолии врача, который не сделает проблемы символа достоянием гласности. До писка, означающего окончание обработки результатов, осталось совсем немного.

+1

7

Голубые цифры медленно сменяли друг друга, всё ближе подводя исследование к своему логическому завершению. Оптические сенсоры уже просканировали кровь на всевозможные первичные инфекции, пройдясь своими бесцветными лучами по каждому миллиметру сжиженной плазмы, и сейчас, запуская первые обороты центрифуги, разделяли жидкость на мельчайшие составляющие, проводя более детальный анализ каждой отделённой частице.
Деметра почти видела, как завертелись внутри оборотные кольца, как стержневые манипуляторы с микроскопическими присосками подцепляют к своим телам тонкий пластины с каплями разделённых эритроцитов, тромбоцитов и желтоватой лимфы.
Три минуты тридцать секунд: анализаторы разделились по функциональному признаку, выполняя обработку образцов реактивами, терпеливо выжидая реакцию, собирая и анализируя полученную в процессе информацию.
Две минуты пятьдесят секунд: активная часть биологических клеток уже дала основополагающую форму и была сброшена в отходный контейнер, аппарат ещё не может сделать однозначных выводов, но уже есть первый процентный эквивалент.
Две минуты девять секунд: иглы вбирают в себя последние капли жидкостей, мощные потоки воздуха, направленные форсунками, выдули с гладкой поверхности все оставшиеся органические следы, а распылённые следом аэрозоли омыли их полированные тела, делая панель для раскладки образцов стерильно чистой.
Последняя минута замелькала на электронном таймере. Тихое шипение анализатора смолкло окончательно, уступая место прерывистому скрежету печатной части машины.

-  В первую очередь это важно для твоего здоровья. Постарайся впредь чуточку больше задумываться о нём, иначе никакая корректировка лечения не даст результатов.

В последний раз отчитав губящую своё здоровье её труд пациентку Деметра встала со стула и направилась в сторону пищащего прибора, возвещающего о полной готовности требуемых результатов. Неизвестно кто в данный момент больше переживал за полученные результаты, врач, который вопреки своим желаниям, относился к пациенту чуточку больше чем просто к очередному больному в своей жизни, или женщина, всем сердцем желающая полноценную семью, но опасающаяся заводить её в таком положении.
Пальцы сжали белые листы и глаза въедливо впились в строчки. Общее содержание белка, эритроциты, чужеродных микроорганизмов не обнаружено, содержание естественного хорионического гормона… Сколько?.. Максимально возможный срок развития – 5 недель.
Но ведь один яичник ещё недостаточно дееспособен для подобных выбросов.

-  Кашмира. Корректировка лечения тебе не понадобится. Если только полная отмена предыдущего курса.

Голос женщины был твёрд, но взгляд по-прежнему впивался в черные строки.

-  Прими мои поздравления. Срок твоей беременности – около 5ти недель.
[NIC]Demetra Romero[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/11327377.jpg[/AVA]

+1

8

Деметра направляется к фыркнувшему и смолкнувшему анализатору, Кашмира расслабляется, поглядывая на настольные часы. Наверняка с корректировкой плана лечения они справятся минут за пятнадцать... Тогда она успевает вернуться домой как раз за то время, что обычно занимает поездка в зал. И Рэйган не узнает ни о некоторых изменениях маршрута, ни о панике, которую она развела на ровном месте. На обратном пути с чистой совестью позавтракает тостами, а впереди их с Лерманом ждут спокойные выходные, окрашенные лишь обществом друг друга да проделками Тамы. Ради этих часов стоило жить всю наполненную сомнительными достижениями неделю... В мысли вплетается голос Деметры - девушка вопросительно поднимает бровь, услышав её вердикт. Что значит не понадобится корректировка? Всё в норме, самочувствие естественным образом вернётся к нормальной отметке?

"Срок твоей беременности..." Кашмира погружается в вату, сквозь которую каким-то чудом продолжает выборочно воспринимать реальность. Беременности. Её. Она ждёт ребёнка от Рэйгана. Пять недель. Первая стадия - полное отупение, Фрайзер словно выпала из собственного тела и наблюдает себя со стороны, пытаясь осознать, что всё это действительно происходит с ней. Что утренние опасения не были ошибкой.
-Но... Как... Мне ведь говорили, что я... - рваный набор фраз - единственное, что Кашмира может выдавить прежде, чем накатывает вторая стадия реакции. Волна страха, близкая к панической атаке, захлёстывает девушку с головой. Горло сжимает спазм, перекрывающий доступ кислорода, на висках проступает холодный пот, по телу пробегает дрожь.

Самое странное в этом то, что боится Кашмира не за себя. Она не отдает себе в этом отчета, но её руки нервным жестом обвивают живот. Фрайзер всё бы отдала, чтобы услышать эти слова от Деметры через два, может, три года. Когда Панем станет более безопасным для них всех местом, когда с её ролью символа уже наверняка будет покончено, когда родители и Блеск вернутся домой, им с Рэйганом можно будет больше не скрываться, а страх потерять близких перестанет будить её среди ночи, заставляя вскрикивать в темноте спальни. Что ждёт её ребёнка сейчас? Саму Кашмиру не тронут, пока она нужна Кориолану Сноу. Но долго скрывать беременность по понятным причинам невозможно. Едва об этом факте станет известно... Ей просто не позволят родить. Яд, несчастный случай - что угодно. Подстроить выкидыш несложно. Для давления на символ у Сноу есть её родители. Накажут и Рэйгана - влиятельные люди порой пропадают в Капитолии со своих постов. Саму Кашмиру скорее всего вернут до поры в президентский дворец, уже далеко не на таких щадящих условиях. В самом лучшем, почти утопичном случае, ребёнку позволят появиться на свет, но отнимут и лишат биографии.

Фрайзер цепенеет на стуле, закрывая глаза и вцепившись побелевшими пальцами правой руки в край стола Деметры. Левая всё ещё обвивает живот. Мысленным взором Кашмира представляет себя, склонившейся над белой кружевной колыбелью. Рэйгана, берущего на руки малыша, улыбающегося в ответ такой же обаятельной, как у отца улыбкой. Простые моменты счастья, которых у неё не будет никогда. Потому что они не предназначены для таких, как она... И ведь Кашмира знала об этом, начиная отношения с Рэйганом. К чему привела её беспечность? По её вине пострадало слишком много народу, чтобы добавлять к этому числу своего будущего ребёнка. Она убийца, но не настолько. Девушка пару раз судорожно хватает ртом воздух, пытаясь избавить горло от спазма и обрести возможность говорить. Мешающий дыханию ком тает, но вместо него теперь по щекам катятся слёзы.

-Боже мой, нет. Только не сейчас! Не так - не после приёма антибиотиков, не после гормональных препаратов, не в должности безвольной марионетки. Кашмира опускает голову и волосы падают на лицо, скрывая капли слёз, падающие на столешницу и колени. Левой рукой Фрайзер так же упрямо обвивает живот. Но этого недостаточно, чтобы защитить растущее в нём существо от всех опасностей, подстерегающих его только потому, что это её ребёнок. Она будет ненавидеть себя до конца жизни:
-Какие последствия могут быть в случае аборта? Ты ведь понимаешь... - убийствам на арене Кашмира могла найти оправдания. У неё вообще всегда легко это получалось. Но не теперь... Даже если Деметра её не осудит - ничего не изменится. "Я ничего не могу дать тебе, прости" она не примет этого решения прямо сейчас, в кабинете, сознавая, что хуже аборта может быть лишь аборт в тайне от Рэйгана. Кашмира слишком многим обязана ему, чтобы лишить возможности выбирать судьбу и его ребёнка тоже. Даже если Лерману, учитывая скоротечность их отношений, сейчас не нужна такая обуза - он имеет право знать. Сохранятся ли при худшем исходе их отношения, или все ниточки, которые ещё связывали Кашмиру со стремлением к будущему, окажутся отрезаны вместе с жизнью их ребёнка, для которого гуманнее по её вине будет вовсе не родиться?

+1

9

Она понимает. Ну конечно, а как иначе, она ведь врач. Давала клятву Гиппократа, если в этом насквозь прогнившему мире они и были действенны, то эта была одной из немногих, что ещё сохранила свою силу. Врачи, что в Капитолии, что на задворках Двенадцатого, в рудниках Седьмого, и в подземных лабиринтах Тринадцатого, одинокого хорошо выполняли свою работу, с маленькой поправкой на наличие необходимого оборудования и медикаментов. Но это ерунда, мелочи жизни, в общей массе своей врачи одинокого делали всё от них зависящее, дабы не навредить, оказать помощь и, если понадобиться, сохранить имеющуюся информацию в рамках врачебной тайны. Но не для того клялась она Аполлоном, врачом Асклепием, Гигиеей и Панакеей, всеми богами и богинями, беря их в свидетели, для того чтобы потом нарушать шестой принцип, данный в нерушимой клятве.

-  Помимо того, что потом ты с вероятностью девяносто девять процентов вообще не сможешь родить?

Деметра вопросительно выгибает бровь, взирая на Кашмиру со смесью гнева и горечи. Она понимает, прекрасно понимает, как опасно рожать ребёнка в подобном положении, какая жизнь уготована маленькому человеку, если даже его матери не подвластна её собственная. Но с другой стороны Деметра просто не могла позволить себе запятнать руки ещё не родившейся жизнью. С неё уже хватит той крови, что неустанно льётся на мир, превращая атмосферу вокруг в одно сплошное зловонное месиво.
Отложив результаты в сторону, женщина возвращается в своё рабочее кресло, переплетая пальцы между собой на манер домика, и тут же роняет на конструкцию, трещащую от пульсирующей боли голову. Как же она устала. Остыть бы. Остыть насовсем. Только не так, как трупу. Стать льдом, но не туманом; снегом, но не слякотью; окаменеть, но не растечься...

-  Ты пойми, Кашмира. Принимать такое решение — вот так сразу, даже под влиянием всех имеющихся страхов – глупо. Оно не для одной тебя. А как же право отца? Он имеет право знать.

Одна из лучших стратегий – вспомнить о втором участнике событий, если таковой имеется. Ну и разумеется, если после сообщения ему не станет только хуже. Судя по их предыдущим разговорам, хуже точно не будет, а значит пришла пора разыгрывать карту ответственности.
[NIC]Demetra Romero[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/11327377.jpg[/AVA]

+1

10

Ответ Деметры никакого облегчения не добавляет. Если она сделает аборт сейчас - в дальнейшем можно будет забыть о желании стать матерью, подарить Рэйгану нормальную семью, вести спокойную обычную жизнь... Забыть о всём том, о чем Кашмира мечтала, выполняя свою повинность символа. Оба оставшихся в её распоряжении варианта выглядят равно безумными и трудными. Сохранить беременность, не переставая при этом рисковать жизнями Рэйгана и ребёнка... Или прервать. И когда революция завершится - вернуться в Первый. Потому что всё равно не сможет дать Лерману той жизни, которую бы ему желала. Есть хоть малейшая вероятность, что для них всё завершится хорошо? Обеими ладонями Кашмира устало закрывает лицо. Право отца... Конечно, она ему скажет. Попытается. Но Деметра просто не понимает, что в данном случае и отец, допустивший подобную "оплошность", находится в зоне риска. Некоторое время девушка сидит, замерев на своём стуле, пытаясь собрать реальность воедино и систематизировать мысли. Когда она опускает руки, вновь глядя на Деметру, голос звучит хрипло и глухо:

-Отец не Кристиан - Деметра знает уже достаточно. Фактом больше, фактом меньше... Фрайзер почему-то ей верит. Но даже если Ромеро придёт в голову сдать пациентку каким-либо из имеющихся властей, в большую беду, чем сейчас, Кашмира уже не влипнет. Может быть, будь ребёнок от Соло, как-то получилось бы сыграть на развитии их отношений... Люди любят хэппи энды. Но Сноу, зная, что Фрайзер живёт с Лерманом, едва ли будет столь наивен. И вряд ли озадачится поиском путей, удовлетворяющих его символ.

Рэйган с момента переезда Кашмиры к нему занят тем, что решает проблемы, мешающие им жить мирно, и неизбежно сопровождающие девушку. Свалить на него ещё и беременность... Но Деметра права в одном. Решать за Лермана она не может. Придётся взять себя в руки и как-то донести до него эту новость.
-Может быть, я заслужила это? - вполне подходящее наказание для убийцы и политической шлюхи. Оказаться в шаге от своей мечты - и лишиться и её, и возможности когда-либо ещё её воплотить. Невозможно избегать ответственности за свои поступки постоянно. Кашмира никогда не была образцом морали, принципов... Образцом чего-либо кроме внешности. Но несправедливо расплачиваться за её грехи не рождённому малышу.

-Я не буду решать сейчас. Конечно я обсужу это с моим... Партнёром - она не может сказать "отцом ребёнка", пока Рэйган сам не возьмёт на себя подобные полномочия. До тех пор беременность - её. В конце концов, именно Кашмира ввела Лермана в заблуждение, заставив не думать о контрацепции.
-Какова вероятность, что ребёнок родится здоровым? Что я смогу его выносить? С учетом  недавних антибиотиков и гормональных препаратов - девушка делает глубокий вдох, морально готовясь услышать любую информацию. Пока она не приняла однозначного решения... Нужно постараться максимально беспристрастно взвесить все факторы за и против. Объяснить все риски Рэйгану, чтобы он тоже мог сделать адекватные выводы.

-И что ты сейчас посоветуешь делать мне, чтобы не навредить ему? Питание, интимные отношения, тренировки... Все области. Деметра, я не представляю, что мне делать. Меня никогда не готовили... К этому - Кашмира профи. Она может расписать нагрузку и питание, знает, какие упражнения для какой группы мышц. Умеет грамотно сочетать одежду, правильно вести себя в обществе, работать на камеру. Но материнство или даже смежный опыт обошли её стороной. Негде было взаимодействовать даже с чужими детьми. И во что она пытается влезть в сейчас? Но между тем Фрайзер отлично понимает, что сегодня из клиники она выйдет ещё беременной. Даже если они с Рэйганом решат завтра избавиться от ребёнка... Каждая секунда, что он находится в её теле, и Кашмира об этом знает, делает ситуацию ещё более болезненной, ещё более непереносимой.

+1

11

Мир жесток ко всем, вне зависимости от того какое положение ты занимаешь, какие связи имеешь и каким местом к тебе вот уже полных десять лет поворачивает капризная удача. Ещё вчера можно быть всем, иметь состояние, статус, положение, распоряжаться человеческими жизнями, а уже завтра никто и не вспомнит твоего имени, приветствуя с трибун нового баловня судьбы, успевшего занять ещё неостывшее местечко. Всем тяжело в этом мире особенно тем, кто ещё чисто физически не может за себя постоять.
Деметра слушает Кашмиру, медленно растирая виски. Головная боль была внезапной, точно игла, с размаху вонзившаяся в позвоночник. Это её индивидуальная реакция, как застарелое ранение ноет на осадки, так и её нервные окончания начинали выстреливать импульсами в голове, предчувствуя скорую смерть. Чужую скорую смерть. Так было всегда, сколько Деметра помнила себя, не имеет значение кто становился жертвой, парящий в облаках сокол, вожделенно подстреленный голодным охотником или больной с пневмонией, мнимо идущий на поправку. В голосе Кашмиры уверенности не прибавилось, сомнения колыхали её нутро, но колебания в сторону худшего из решений, вследствие которого её ребёнок останется жив всё ещё не уступало своих позиций, и даже когда речь зашла о биологическом отце, что стало весьма интересным подспорьем, виски всё ещё продолжала стягивать нестерпимая боль.

-  Неважно, кем является этот человек. Уже одно то, что ты беременна от него и не желаешь избавляться от ребёнка сиюминутно, говорит о том, что ты желала бы создать с ним семью. Вероятно, он даже достоин этого. Не нужно лишать его шанса, вы оба заслужили его. Неважно, через какие дебри он ведёт, если это стоит того чтобы терпеть.

Деметра не пытается уговорить или переубедить, она хочет, чтобы Кашмира нашла собственные причины держаться и не отступать, ведь никогда не было и не будет ничего сильнее голоса нашего собственного разума. И кажется, её слова находят отклик. Режим, питание, тренировки, несмотря на некоторую повседневность и обыденность именно эти маленькие заботы приносят радость будущим родителям. Моральная подготовка важна ничуть не меньше физической, а под час именно она играет ключевую роль в становлении будущей человеческой жизни.

-  В первую очередь, нужно провести несколько дополнительных клинических тестов и анализов, установить уровень формирования некоторых микроэлементов, возможно, придётся добавлять их в организм искусственно. Плюс, не помешало бы определить количество оплодотворённых яйцеклеток. Маловероятно, но поскольку в анамнезе наследственности твоей семьи имеется факт рождения близнецов, вполне возможно это передастся и тебе. Насколько видно из показаний первого анализа, антибиотики не повлияли на развитие яйцеклетки, но я бы всё-таки провела ещё несколько скринингов для более достоверных результатов. Кое-что возможно провести прямо сейчас, самые сложные анализы оставим на будний день, если ты не против. Вызов лаборантов сегодня может вызвать ненужные подозрения.
[NIC]Demetra Romero[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/11327377.jpg[/AVA]

+1

12

Неважно... Это было бы неважно, если бы являлось исключительно делом Кашмиры. Но когда весь Панем с наслаждением суёт нос в твою личную жизнь - важность личности отца возрастает многократно. Но что, если сам факт её беременности, казавшийся врачам невозможным, означает несколько иное? Что испытания заканчиваются, и Кашмира заслужила не аборт, чувство вины и крах надежды на нормальную жизнь в шаге от финишной прямой... А наоборот, готова обрести свой мир, рядом с Рэйганом и их ребёнком, настоящим ниспосланным свыше чудом, учитывая её состояние здоровья. Деметра ведь права - Кашмира не хочет прерывать беременность. Мысли об аборте рассматриваются лишь в контексте защиты будущего ребёнка от мук, которые довелось по вине Капитолия испытать его матери. Ради чего она вообще ввязалась в революционную пропаганду, если это вынуждает её отказаться от может быть лучшего, что случилось с победительницей за всю жизнь?

-Хорошо. Моя мама тоже близнец, у неё есть сестра - тётя Жемчужина, мать погибшей на предыдущих играх Диадемы, после смерти дочери отдалилась от их семьи. Винила Кашмиру и Блеска в паршивом менторстве, и что греха таить - по-своему была права. Тем не менее, Жемчужина была похожа на Эмбер, как две капли воды, и столь же сильно отличалась по характеру. Многоплодность вроде бы передается по женской линии... Но представив на секунду, что у неё может быть двойня, Кашмира вздрагивает. Один-то ребёнок казался сущим безумием... Его потенциальная мать до сих пор с наибольшей нежностью держала в руках лишь ножи. И с двойней живот растёт очень быстро. Быстрее, чем она могла себе позволить. К тому же у неё всё ещё один яичник, и двойня может оказаться разнополой, что по понятным причинам пугает... Хотя Фрайзер, самой родившейся частью целого, возможно было бы проще понять близнецов.

"Блеск" мысль о брате внезапно пронизывает тело острой секундной болью. Этот ребёнок - его племянник или племянница... А она даже не может поделиться новостью с самым родным человеком. Со своим отражением. Даже не знает, нужны ли ему подобные известия. Или он окончательно вычеркнул сестру из жизни. Они всегда болели вместе, чувствовали друг друга на расстоянии... Теперь с телом Кашмиры впервые происходит что-то такое, что не найдёт отклика в её брате. Чувствует ли Блеск, что в жизни близняшки сейчас что-то происходит? Что он безумно нужен ей? Словно забыв о присутствии Деметры, Фрайзер сжимает ладонями виски, зажмурившись, пропадая из кабинета куда-то в своё подсознание. Пытаясь нащупать ту ниточку... Докричаться по близнецовой связи. Но ловит лишь тишину. Кажется, со всеми этими распрями они перестали друг друга слышать.

-Деметра. Ты видела в Тринадцатом Блеска? Что ему наговорили? Он действительно ненавидит меня? Из-за Койн? - руки опускаются назад на столешницу. Кашмира пытливо и взволнованно заглядывает в глаза женщины, впервые нарушая их негласную договоренность врач-пациент. Они не обсуждали Пятый дистрикт, не касались личности Клерика или похищения символа повстанцами... Но сейчас для Кашмиры остро важен тот факт, что Деметра из их числа. Она ведь была в Тринадцатом совсем недавно. Может быть, общалась с Блеском? Наблюдала за ним? Это ведь не секретные сведения? Фрайзер почти привыкла давить воспоминания и мысли о брате, но разговор о близнецах растревожил её. Всколыхнул спавшую внутри панику - страх остаться одной, потерять свою половинку. Второй всплеск паники за одно утро - многовато даже для Кашмиры с её перепадами настроения.

Мысли возвращаются в русло анализов, лишь когда Ромеро поднимается из-за стола и кивает в сторону кушетки перед странного вида аппаратом. Чем-то похожим на тот сканер, в котором победительницу просвечивали в Тринадцатом. Кашмира послушно стягивает с себя свитер и штаны, раздеваясь до белья. Пока она старается не думать, потребуются ли ей запланированные на будни анализы. Но для сегодняшнего разговора они с Рэйганом должны представлять картину как можно более полно. Девушка вытягивается на прохладной поверхности кушетки, прикрывая глаза, надеясь получить новости сразу о брате и о растущем в ней зародыше.

+1

13

Настенные часы безжалостно отмеряли минуты, секунды, часы до окончания её выходного. Правда сегодняшний день волновал её ни сколько в контексте дня отдыха, сколько в лишней идентификации их с Кашмирой личностей, коим оборудованы на входах все клиники Капитолия, и ещё чёрт знает, что в этом городе. Стрелки неумолимо бежали вперёд, отметив уже большую половину часа, и когда Деметр подняла глаза вверх дабы убедиться в нехороших подозрениях, две пластиковые пики издевательски замерли напротив черной восьмёрки. Без двадцати. Необходимо было поторапливаться, пока дотошный дежурный персонал не заглянул в кабинет за дополнительным отчётом и, если анализы крови ещё можно будет списать на стандартный список процедур, то вряд ли удастся с той же лёгкостью объяснить использование УЗИ-аппарата, да ещё и применительно к органам брюшной полости. Списать всё на профилактическое обследование в следствии тяжелой травмы у неё не вызовет никаких проблем, да только местные эскулапы давно научились умножать два на два. Сопоставят день, визит в клинику публичной персоны, в частную жизнь которой, в последнее время стало неимоверно трудно пробраться и вуаля.
Стойко дождавшись пока Кашмиру отпустит очередной приступ Деметра кивает в сторону кушетки, одновременно с ней поднимаясь со стула, следуя в сторону аппарата и занимая место напротив.
Настройка аппарата – дело тонкое, лучше всего делать это вручную, чем доверять наборам заводских параметров. Пальцы пробегают по кнопкам, вбивая заученные наизусть данные, подстраивая калибровку, вводя возможные отклонения в виде многоплодной беременности в семье и отсутствие одного яичника. Деметра пока не знает, будет ли сразу огорошивать Кашмиру подобными новостями, всякое может случиться, а в жизни победительницы итак с лихвой хватало несбывшихся надежд.
Упоминания о Тринадцатом заставили пробудиться в памяти не самые приятные воспоминания. Жизнь под землёй. Она смирилась, её работа – спасать людей, не важно на какой поверхности их штабелями укладывают на койки перемазанными собственной кровью, слизью и ещё неизвестно чем. Но, сама атмосфера внутри. Она старалась пропадать в работе, брать дополнительные дежурства, лично скандалить с пациентами за целесообразность очередной процедуры или немедленной ампутации, но только не оставаться наедине с этими давящими стенами, день за днём пропитывающихся людским горем и ненавистью к миру. Она, как и многие другие знала камень преткновения, но предпочитала молчать.

-  Я плохо знала Блеска, мы сталкивались пару раз и то по рабочим вопросам. Я не знаю, что наговорила ему Койн, что он так слепо подчинился, но одно могу сказать точно – последний раз, когда мы виделись, он не хотел никуда идти. На секунду мне показалось, что он очень сожалеет обо всём, что случилось, но уже ничего не может исправить. Прости, это всё что я знаю.

Несколько раз скользнув по контактному гелю, щедро размазанному по плоскому животу Кашмиры, Деметра несколько раз повела роликом, улавливая нужный ракурс. Аппаратура здесь была очень чувствительная, и уже через пару минут Деметра повернула к девушке экран, на котором в самом центре крохотным пятном застыл образовавшийся эмбрион.

-  Это он. Через пару минут я сделаю снимок, и ты сможешь забрать его с собой.
[NIC]Demetra Romero[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/11327377.jpg[/AVA]

+1

14

-Последний раз... Это было в конце декабря? Он не хотел лететь во Второй? - уточняет Кашмира с лёгким оживлением в голосе. Если это было незадолго до её похищения... Она так и думала, что Блеск не мог хотеть причинить ей вред. Койн наверняка обманула брата, скрыла свои истинные намерения. Блеск просто хотел вернуть её в Тринадцатый дистрикт, держать на виду. А потом всё так запуталось... Что такого могла наговорить ему Альма, чтобы оправдать свои методы? Что Блеск думает теперь? Да, он не согласился поехать с сестрой в Капитолий, но ведь видел своими глазами, что Койн лжет, что Кашмира в плену подвергалась опасности. И Блеск знает, что в столице его ждёт семья...

-Я уверена, что он не мог желать причинить мне вред. Но Блеск совсем меня не слушал, а раньше такого никогда не бывало - она готова признать, что сама вбила между ними первый клин, упорствуя в своём желании войти в отряд Гектора. Но до сих пор считает себя правой. Блеск не должен был отнимать у неё право выбора, пытаясь запереть на паршивой подземной кухне. Теперь, после такой долгой разлуки, Кашмира уже не может однозначно идентифицировать причину ссоры, не зная, что говорили брату об её работе на Капитолий... Но если Деметра права и у Блеска появлялись сомнения - наверняка они смогут их разрешить. Позже, когда политическая ситуация в стране придёт к знаменателю. Лишь бы до этого момента не случилось ничего дурного.
Кожи касается холодный гель - Кашмира вздрагивает и на плоском животе четким рельефом контурируются мышцы. Внешне спортивная фигура профи не претерпела ещё никаких изменений, и мысль о том, что где-то внутри уже развивается их с Рэйганом ребёнок, по-прежнему кажется сюрреалистичной. Более материалистичное подтверждение этого факта девушке точно не повредит.

-Ох - вырывается у неё, когда Деметра разворачивает монитор. Сероватый фон на черном экране поначалу кажется совсем однородным, но приглядевшись, Кашмира видит черное округлое пятнышко, размером с фасолинку. Сердце дергается в груди, совершая кульбит. Взгляд Фрайзер не отрывается от монитора. Сейчас, когда она смотрит на то, что через восемь месяцев может стать её ребёнком, всё в душе Кашмиры протестует против аборта. Это пятнышко - её часть, крохотная вверенная ей жизнь. Должен же быть способ сохранить беременность? Если бы не родители - она бы рассмотрела даже вероятность побега из Капитолия назад в Первый. Спрятаться куда-то, где никто её не найдёт, не сможет выкручивать руки и диктовать...
-Удивительно. Похож на фасолинку - губы девушки, всё ещё разглядывающей пятнышко на экране, трогает неуверенная тёплая улыбка. Хорошо, что снимок можно взять с собой и показать Рэйгану. Кашмире по-прежнему страшно, но к этому страху примешивается нотка желания поделиться теми робкими чувствами, что сейчас зарождаются в ней.
-С ним всё в порядке? Что ещё сегодня сделаем из анализов? Если нужно ещё сдать кровь - бери... И можно я здесь поем? - визуально определить беременность ещё невозможно, но Кашмира уже чувствует скачки потребностей своего организма. Пару часов назад её выворачивало наизнанку и она едва перенесла запах свежих тостов, а сейчас чувствует, что проголодалась, и те же тосты, запрятанные в карман сумки, кажутся самыми желанными.

+1

15

-  Да, всё верно, это было совсем незадолго до его отъезда на какую-то плановую операцию. Никто толком ничего не знал о назначении этой вылазки, и только после взятия Пятого дистрикта под контроль Капитолия всё стало на свои места. Забавно, никто не знал, что Койн тоже отправляется с отрядом. – Болтун – находка для шпиона! И как ей теперь идентифицировать себя? Агентом Капитолия, Тринадцатого или Клерика? Откровенно говоря, ей было всё равно, кто там и когда отдаёт приказы, Деметра никогда однозначно не причисляла себя ни к одной из сторон, предпочитая однородный нейтралитет, однако в условиях современной политической ситуации стало просто жизненно необходимо пристроить себя хоть к кому-то, банально выживания ради. Каждый боец на счету, каждая человеческая жизнь и воля. Эта война давно уже перешла из разряда земельно-ресурсной в борьбу за человеческий капитал. Пропаганда, символы, иллюзии свободы – типичные бомбы войны за умы, и теперь лишь вопрос времени, когда на их головы полетят настоящие заряды.
Но пока за окном мирное небо есть вопросы куда более насущные и объективные, требующие куда более деликатного подхода, коим обычно приходилось оперировать. Достав из ящика медицинского шкафа ещё несколько пробирок, помечая чёрным маркером наклеенную бумажку стандартным шифром, Деметра всё думала, как бы преподнести те имеющиеся знания, в более-менее правдивом контексте и одновременно избежать самовыведенного подтекста. Сообщая информацию, мы всегда прикрепляем к ней кусочек личного отношения, эдакий невидимый комментарий интонации, раскрывающийся в голове собеседника подобно информационной бомбе. Откровенно лгать не хотелось, констатировать сухие факты не достоверно, добавлять сочувствия в голос … Но Кашмире сейчас нужна уверенность, а не пустые сожаления.

-  Всё меняется, когда человек невольно втягивается в политическую борьбу. Он – всего лишь оружие агитации в руках Койн и нужен только вкупе с приставкой «победитель». Блеск не догадывается, в плане запудривания мозгов Альма очень преуспела, было время на тренировку. Однако, твой брат не дурак и уже начал подозревать. Пройдёт не так уж много времени, когда и до него дойдёт истинная суть президента мёртвого дистрикта. - Кровь постепенно заполняла пробирки, пока на заднем плане гудел трёхмерный принтер, выдавая небольшой пластиковый конверт, запаянный со всех четырёх сторон. Технология позволяла плёнке проявляться внутри вместилища и при вскрытии выдавать полностью сформированный снимок. Деметре очень понравилось это сравнение. Фасолинка – идентификация с чем-то живым, теплым и родным. Глаза Кашмиры светились, а руки чуть подрагивали от напряжения, но внутри неё уже было принято окончательное решение.

-  Всё будет хорошо. Судя по первичным результатам приём препаратов совсем не повлиял на развитие эмбриона. Более детальный анализ будет готов уже завтра, но не думаю, что мы обнаружим, что-то серьёзное. Ты главное не нервничай, здоровье ребёнка полностью зависит от эмоционального состояния матери. И от её хорошего питания. Конечно поешь, я могу сделать чай. Какой предпочитаешь? Вверенный мне бакалейный склад больше похож на мини бар, найдётся практически всё.
[NIC]Demetra Romero[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/11327377.jpg[/AVA]

+1

16

Под жужжание принтера, печатающего снимок, Кашмира протягивает Деметре руку, из которой кровь сегодня ещё не брали. Получить за утро две исколотые вены - не самое большое удовольствие, но это такая ерунда по сравнению с грядущими новыми заботами. Главное - что по первичным данным её будущий ребёнок развивается нормально. Учитывая образ жизни его матери - чудо не меньшее, чем сам факт зачатия.
-Надеюсь, скоро придёт время, когда мы с братом сможем всё это обсудить без вмешательства любого из президентов - победительница со вздохом поднимается с койки, когда Деметра заканчивает забор крови и снимает с её предплечья жгут. Судя по отзыву, врач тоже не в восторге от Альмы Койн... Вот только выбора у Панема не было. Либо один тиран, либо другой, потенциально не меньший. И приятно видеть, что даже в самом Тринадцатом есть люди, видящие истинное лицо своего лидера. Блеск просто уцепился за надежду о спасении, нормальном существовании... Ему достаточно было пообещать жизнь хотя бы без унизительных ежегодных продаж. Может, сама Кашмира думала бы так же, но на неё сильнее повлиял другой фактор. Койн просто не смогла впихнуть свою идеологию в упрямую голову, целиком занятую на тот момент Клериком. Но с Блеском они обязательно помирятся - у них теперь нет выбора. Кашмира приложит все силы, чтобы её ребёнок не остался без дяди.

-Не нервничать - повторяет она, скептично усмехнувшись. Совет разумный, но звучит, как издевательство. Если бы только можно было не нервничать... Когда ты связана по рукам и ногам, и сама реальность вокруг трещит по швам. А отвечать отныне нужно не только за себя...
-Любой травяной без сахара - пока Деметра возится с чаем, Кашмира поднимается с кушетки, одевается и идёт к своей оставленной возле стола сумке. Можно было бы перекусить и дома, но девушке кажется, что до особняка, и даже до машины, она не продержится, так плотно вклинились в мысли тосты. Или это попытка неосознанно оттянуть время пугающего объяснения с Рэйганом? За то время, что она провела в кабинете, Филипп мог уже и доложить, что в тренировочный зал они отчего-то не поехали.

-Спасибо тебе. Я ещё ни крошки сегодня не съела - не могла. Вроде сейчас стало легче - положив на стол плёнку с тостами и аккуратно её разворачивая, благодарит Кашмира конечно не за чай. За то, что Деметра вообще здесь оказалась и возится с ней. Будь на месте Ромеро любой другой врач - он бы донёс о беременности символа через секунду после того, как она покинула бы кабинет. При мысли об этом по телу пробегает озноб. Фрайзер откусывает крохотный уголок тоста, прислушиваясь к ощущениям - может, затишье короткое, и он сейчас рванёт вверх, как на реактивной тяге? Но нет... Кусочек удерживается в желудке. Довольно вздохнув, Кашмира налегает на тост и чай более основательно:
-Так теперь будет каждое утро? - Эмбер рассказывала, что когда ждала их с Блеском - тошноту вызывало буквально всё, даже запах мелованной бумаги, на которой она обычно рисовала свои эскизы. Но ведь у мамы была двойня. С одной "фасолинкой", может, проще? Хотя у миссис Лерман, например, они были не с утра... Реакцию на тунца это не изменило.

-Всё так запуталось, Деметра. Я не хочу больше никакой политики. Ни одной стороны. Жить бы так, как считаю нужным, и чтобы за этим не следил весь Панем... В одном Блеск прав - я столько глупостей наворотила, любому человеку хватило бы на всю жизнь. Не хочу, чтобы за них расплачивался мой ребёнок - все мысли Кашмиры, кажется, теперь будут сводиться к этому. Уберечь, защитить то крохотное пятнышко, которое она видела на мониторе. Разорвать даже без ножей любого, кто попытается ему угрожать. Тем страшнее сознавать, что главная угроза - она сама. Девушка устало трёт виски, доев первый тост и переходя ко второму. Каждый вечер перед сном она пыталась как-то систематизировать свою жизнь, свои планы... И упиралась в полную невозможность этого действия. Всё было так зыбко, так нестабильно. Словно невзирая на окружающие декорации, она навечно застряла на арене, где всё сводится к одному - выжить, без каких-то высоких целей или идеалов. Просто механически выжить.
-У тебя есть дети? - спрашивает Кашмира Деметру, поднимая глаза от чашки с чаем. Едва ли... Иначе бы женщина не сидела сейчас так спокойно здесь, если бы оставила в подземном дистрикте свою семью. С другой стороны, они почти ничего друг о друге не знают. А общаться (если всё сложится хорошо) теперь придётся часто. Может быть, однажды победительница представит врачу и Рэйгана... Но пока Кашмира ревностно блюдет замки, навешенные на свою частную жизнь. Да и неизвестно ещё, как отнесётся Лерман к новостям.

+1

17

Травяной, без сахара. Деметра едва ни скривилась от одного словосочетания, с трудом представляя, как такое вообще можно сделать, не то что пить, в прикуску с тостом. Она не была ханжой, хотя чай предпочитала исключительно черный, как дёготь и крепкий, как совесть грешника (или наоборот), и терпимо относилась ко всевозможным сортам белого, зелёного, пуэра, эрл грея, мятного, и другим пятидесяти оттенкам чая, но когда однажды в её распоряжение поступила высушенная трава, по виду напоминавшее скошенное сено лугов пятого дистрикта, а по запаху отдающую чем-то вроде угольных шахт двенадцатого, она окончательно разочаровалась во всём, кроме крепкой традиционной заварки.
Неизвестно, всегда ли Кашмира предпочитала травяной чай, или с беременностью у неё извратились вкусы и не далёк тот час, когда сверху куска её арбуза появиться чёрная икра, уточнять Деметра не стала. Бросив в заварочный чайник несколько ложек заварки и залив её крутым кипятком, она поставила на поднос вазочку с фигурным печенье, и одним движением огородила автоматической перегородкой рабочую зону кабинета, создав естественную зону отдыха.

-  Влияние президента всегда было и будет на любого из жителей Панема. Вопрос только в том, чьё это будет влияние и в какой степени. Хотя, честно говоря, я всегда была против монархического типа государства. Один человек наделённый властью очень часто впадает в крайности. Например, вместо того, чтобы прислушаться к проблемам жителей своих республик, устраивает голодные игры. - Деметра уже не удивлялась тому, как свободно и легко она говорила о своей сторонней политической позиции, находясь в стенах кабинета, где вполне могла быть установлена прослушка. Это было странной, но весьма полезной её особенностью. Стоило только Деметре заговорить о политике, как все вокруг внезапно становились глухими. В такие моменты её особо остро начинает интересовать, кем же были её предки.

-  Это нормально, когда твой организм перестраивается, развивая в себе новую жизнь. Я бы порекомендовала тебе высчитать примерное время начала приступа и начинать первый приём пищи приблизительно за час. Начни с чего-нибудь лёгкого, йогурт, например, а уже после пика активности, спустя примерно полчаса, начинай полноценное питание. Обычно токсикоз длится три месяца, после чего организм окончательно адаптируется к своим новым обязанностям. Но прошу тебя, Кашмира, если после очередного приступа ты почувствуешь резкий упадок сил или упадёшь в обморок, не откладывай, звони мне и немедленно приезжай в клинику. Тоже самое касается перепадов температуры выше 37,5 и ниже 36, резких головных болей, сыпи и болей, где бы то ни было. Все остальные радости в виде отёков, тяжести и больной поясницы тебе пока не грозят. – Вопрос о собственных детях вызвал невольную улыбку. Так обычно всегда происходит, когда человеку задают вопрос, заведомо не предназначенный для него. С одной стороны, смешно, а с другой… Впрочем, ей никогда не хотелось иметь детей.

-  Глупости может совершать каждый, не ты первая, не ты последняя. 76 лет, большой срок для такой кровопролитной политике. Конец уже близок, это ощущает каждый, именно поэтому сейчас в Капитолии, как никогда напряженные настроения. Вполне возможно, скоро тебя и твою семью оставят в покое. Нужно только верить.
Нет, у меня никого нет. Даже своей семьи.

[NIC]Demetra Romero[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/11327377.jpg[/AVA]

+1

18

Три месяца... На мгновение Кашмира "подвисает", думая, большим ли запасом удачи нужно обладать, чтобы три месяца скрывать от окружающих признаки токсикоза. На ум приходит внимательный изучающий взгляд миссис Лерман в их последнюю встречу... А если её будет выворачивать так же внезапно, как сегодня? Но в словах Деметры есть здравое зерно - нужно последить, есть ли у этих приступов тошноты какая-то система. И реально ли вписать её в съёмочный график. Кашмира вдыхает исходящий от чашки аромат и прикрывает глаза. Она любила все разновидности мятного и зелёного чаев, но только у "живых" травяных сборов имелись приятная горчинка и особый, уютный, успокаивающий её запах. Победительница мысленно проговаривает озвученные Деметрой рекомендации, чтобы ничего не забыть, и кивает. На сей раз Кашмира будет внимательна к своему здоровью, потому что теперь оно не только её. Обе женщины ведут беседу так, словно Кашмира и Рэйган уже приняли решение сохранить беременность. Но уверенная несколько минут назад в целесообразности аборта, теперь символ знает - она не найдёт на него сил. Пусть это будет безумием. Даже если окажется, что Лерману ребёнок не нужен - их пути просто разойдутся, и за будущего маленького Фрайзера Кашмира будет отвечать сама. Брови сдвигаются над переносицей, пока девушка вновь обдумывает возможные риски, возвращаясь за стол лишь с прозвучавшим ответом Деметры:

-О... Прости. Это должно быть трудно - смущается победительница, услышав про такое тотальное одиночество своего врача. Для Кашмиры её семья была смыслом, вывернувшим жизнь наизнанку на целое десятилетие. Ради сохранности жизни близких приходилось продаваться и терпеть унижения, но ни разу Фрайзер не пришло в голову, что тот вариант, который выбрала Мэйсон, мог бы быть более верным. До недавнего времени семья была лишь по крови - родители и брат. Теперь у неё есть ещё Рэйган, Тама... Скоро будет ребёнок. Говорят, даже у Альмы Койн когда-то был сын, хотя Кашмира с трудом могла представить эту женщину, качающей колыбель. Дети были и у Гектора. Он наверняка считал, что семья - это слабость. И был прав. Но эта слабость достойна того, чтобы забывать ради неё о любой силе.
-Я слышала, что многие семьи в вашем дистрикте выкосила лихорадка. Как знать, может, когда всё закончится, ты обретешь новую семью - почему бы нет? Деметра симпатичная и в подходящем возрасте. Кашмира не большой спец по любовным советам, но полагает, что после революции, когда мужчина больше не сможет сдать тебя врагам, влюбляться можно будет с меньшим риском.

-Или заведешь котёнка. Мы недавно взяли в дом кошку... Никогда не думала, что животные так успокаивают и радуют - конечно, нормальные животные, а не переродки-убийцы, как псина Кейна. Взгляд Кашмиры падает на часы - Филипп и Рагнар, наверное, уже извелись. Скоро их маленький перерыв придётся сворачивать.
-Деметра, а что насчет интимной жизни и тренировок? Мы планировали некоторые съёмки в спорт.зале в этом месяце... Но пока есть возможность переписать сценарии - при воспоминании о том, как завершились предыдущие съёмки в спортивном центре, девушка невольно вздрагивает. Удар в живот можно получить на ровном месте... Или у неё начинает развиваться паранойя?
-И помешает ли то, что у меня один яичник? Дополнительно принимать ничего не нужно? - пожалуй, этот вопрос даже более актуальный, чем вопрос интимной близости. Ведь гормоны для нормального течения беременности вырабатывают именно яичники, а её организм получает в два раза меньше помощи. Жаль, нельзя так же легко в надежде на сиюминутный ответ, спросить Деметру, как лучше сказать о беременности своему мужчине, с которым у вас по сути "подпольные" отношения и простое сожительство.

+1

19

-  Это… нормально. – На мгновение Деметра задумывается, словно перебирает в голове десяток невидимых вариантов, для более точно определения своего состояния и тех периодов в своей жизни, которые ей довелось провести без семьи. В конце концов слово «нормально» выбилось в лидеры, как наиболее точное и ёмкое. Расписываться в собственной черствости хотелось меньше всего, но в тоже время нарушать принцип – откровенность за откровенность, тоже не хотелось. В конце концов для кого-то по воле жизни, всем становится семья, для другого окружающий мир и призвание помогать людям. Кто знает, смогла ли бы она с такой самоотверженностью отдаваться работе занимай в её сердце место кто-то ещё. Когда априори не за кого держаться жизнь воспринимается проще. Главное, не уйти в крайность.

-  У меня есть обоснованное предположение, что я родом не из дистрикта Тринадцать. Впрочем, это уже другая история. Не уверена, что хочу другую семью. Не удивляйся, всегда есть люди, которым лучше изначально ни к кому себя не привязывать, даже к животным. И, поверь, ты не из их числа. Я сутками на работе, и даже в выходной нет гарантии, что меня не вызовут в мед блок. Твой случай ещё не самый сложный. Так что даже котёнку у меня было бы трудно. Про твоего питомца я слышала. Он находится с тобой даже на съёмках. Кажется, его называют талисман для талисмана. - Отпив из чашки немного терпкого чёрного чая, Деметра попыталась вспомнить, как же звали новообретённого питомца Кашмиры. Имя было не слишком сложное, однако женщина всё никак не могла его припомнить и это её несколько огорчило. Когда являешься двойным, тройным и ещё, бес его знает, каким агентом, привык тщательно дозировать полученную информацию, почти мгновенно отсекая и удаляя из памяти придатки в виде информационно нецелесообразных данных. Обидно, что имя маленького котёнка в итоге отправилось на форматирование. Похоже, она и впрямь стала черствее, за время этой работы. У неё никогда не получалось совмещать.

-  Я бы рекомендовала тебе воздержаться от любых нагрузок и интимных контактов хотя бы до тех пор, пока не придут результаты исследований. Придумай какое-нибудь правдоподобное оправдание, подбери другой ракурс, но не рискуй, до получения от меня детальных рекомендаций. По поводу яичника, тоже самое, мы проведём ряд узкоспециализированых анализов и после этого можно будет точно определить, чего может не хватать твоему организму. А пока – Деметра протянула руку и положила её Кашмире на плечо – Не забивай себе голову и наслаждайся жизнью. Сообщи радостную новость будущему отцу. Обсудите цвет стен детской и придумайте имена на случай рождения ребёнка любого пола. Окунись в самые простые, человеческие хлопоты. Об остальном, мы подумаем завтра.
[NIC]Demetra Romero[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/11327377.jpg[/AVA]

+1

20

Кашмира редко лезет к кому-либо в душу, если не думает, что сможет помочь. Деметра пока не настолько близка ей, чтобы быть уверенной в собственной полезности, так что приходится удовлетвориться словами о врача о нормальности. Все люди разные... Может, Ромеро действительно не тяготит одиночество. Вполне возможно, женщина и не из Тринадцатого. Она непохожа на местных фанатиков. Беженцы могли приходить в подземный дистрикт и раньше - Альма Койн вряд ли предоставит честную статистику. Посему символ сейчас предпочитает "съехать" с не очень удобной темы в пользу более насущных:

-Правда? Не слышала. Это забавно... На самом деле, её зовут Тама - удивительно, как быстро в Капитолии распространяются слухи. Кашмира была уверена, что про присутствие на съёмках котёнка пошептались первые день-два и благополучно забыли. Тама не приносила особого беспорядка - пару раз играла с проводами от техники на площадке, да и только. В основном сидела в гримёрке символа под ворчание вынужденной няньки-Марса. Невольно вспоминается, что когда они забирали Таму домой, мама сказала, будто спасённые животные приносят удачу... Можно ли в случае Фрайзер отнести беременность к удаче? Чай в чашке заканчивается, подходит к концу и обсуждение насущных вопросов. Хотелось бы получить все ответы прямо сегодня, но раз Деметра считает, что волноваться пока не о чем... Кашмира найдёт в себе силы дождаться результатов анализов.
-Хорошо. Ты права... Ещё раз спасибо. За понимание, поддержку и за чай. Жду результатов с нетерпением - символ улыбается, поднимаясь со стула. Рука женщины на плече действительно успокаивает и вселяет надежду, что скоро они с Рэйганом действительно будут думать о детской... А не метаться в панике или планировать своё расставание и новый переезд для Тамы. Дальнейший механизм отработан - Кашмира уносит в сумке свою настоящую карточку и снимок в конверте из плотной бумаги, Деметра сдаёт в регистратуру "капитолийскую" версию анамнеза.

-Домой, Филипп. Сегодня без тренировки - девушка улыбается водителю, но в салоне машины почти сразу поднимает перегородку, отделяющую его от салона, и отворачивается от Рагнара к другому окну. Даже не заметив, что сделала то, что Филипп долго и безуспешно пытался заставить её делать. Пристёгивается, сидя на заднем сидении. Потому что теперь нужно защищать своё тело. Обвив рукой живот, Кашмира глядит сквозь стекло, и думает... До сих пор пытаясь осознать. Мальчик это или девочка? Будет похож на неё или на Рэйгана? Вырастет в полной семье или с одной матерью? Или отцом... Неизвестно, позволят ли ей потом остаться в столице. А капитолийские отцы при желании могли забрать своего ребёнка у матери из дистрикта. Говорят, такое иногда случалось между победителями и покупателями... За каждой мыслью - страхи, страхи, страхи. И слепое, неконтролируемо нарастающее желание защитить это пока ещё неосязаемое, но уже живущее в ней пятнышко. Чем ближе особняк, тем сильнее колотит Кашмиру. От волнения даже снова начинает мутить... И когда Филипп останавливается на подъездной дорожке, открывая перед девушкой дверь, символ ещё с минуту топчется по снегу, жадно вдыхая холодный воздух. Нужно сказать сейчас... Чем быстрее она начнёт действовать, тем выше вероятность, что удастся найти безопасное для ребёнка решение. Удастся сохранить его.

-Привет, разбойница. Что делала всё утро? - первой в прихожей оказывается, конечно, Тама. Котёнок лежит возле ботинка Рэйгана, пытаясь лапой выудить попавший внутрь мячик. Кашмира достаёт игрушку и поднимает любимицу на руки, целуя в макушку, между треугольными ушами:
-Лови скорее - мячик по ковру катится в гостиную, Тама, звонко муркнув, несётся следом. Её хозяйка вешает на вешалку одежду, достаёт из сумки конверт, и медленно идёт по коридору, прислушиваясь. Пытаясь опознать, в какой части особняка Лерман. Подсказка приходит со стороны кабинета - оттуда слышится треск, означающий процесс печати документов. Рэйган часто уходил поработать, когда Кашмиры не было дома, потому что присутствуя в особняке, девушка требовала внимания не меньше непоседливой Тамы, и не любила, когда её мужчина в свободное время занимался скучными бумажками.
-Рэйган? - непривычно робко зовёт Фрайзер, проскальзывая в кабинет и плотно закрывая дверь. Конверт она держит за спиной. Колени слабеют, и Кашмире кажется, что можно почувствовать биение сердца в горле. Но отступать некуда - она специально пошла к Рэйгану прямым курсом, не распыляясь на домашние дела, даже не дав себе времени переодеться. Дойдя до стола, девушка останавливается перед ним - не садится на столешницу, не втискивается на колени к Лерману, отгораживая его от рабочих бумаг, как сделала бы обычно. Стоит, взволнованно покусывая нижнюю губу.
-Я сегодня была не в спортзале, а в клинике, у Деметры... И похоже, нам нужно серьёзно поговорить - быстро выпаливает она, словно кидается в холодную воду. Может, не лучшее начало, но у символа нет опыта в таких вопросах. И на самого Рэйгана она сейчас смотрит как-то по новому, изучая взглядом его черты, выражение лица... Теперь Лерман не просто её любовник. Он - отец её будущего ребёнка. Жизнь, развивающаяся в теле Кашмиры, наполовину она сама, наполовину - Рэйган. Это одновременно потрясающе... И пугающе.

+1


Вы здесь » THG: ALTERA » Animi magnitudo » 26-27.1.3014. Capitol. My universe will never be the same


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC