Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Callida junctura » You can’t just leave me


You can’t just leave me

Сообщений 41 страница 60 из 100

41

Этот ужин проходит отлично. Как и все последующие.

Нерон теперь приглашает Регину сам, и она никогда не отказывается от того, чтобы составить ему компанию. Почему он приглашает ее? Потому что ему нравится проводить так вечера. Он старается всегда выбирать какое-то новое место или то, где бывал очень давно, но, конечно, от прессы скрыться не удается, и колонки уже пестрят их фотографиями вместе. Впрочем, плевать. На все плевать.

Теперь они в принципе видятся часто, потому что на дальнейшую разработку проекта дано добро, и Нерон приезжает к Регине сам, чтобы объяснить, что к чему. Порой она жалуется, что ее мозг взрывается, порой прикидывается, что засыпает, и деловые встречи тоже часто заканчиваются совместным ужином, после которого, правда, она едет не домой. Едет к Марку. Нерон в курсе их отношений. Что он чувствует? Раздражение. О нет, он не ощущает себя рогоносцем, он просто недолюбливает Марка, но даже несмотря на то, что Регина носит его фамилию, понимает, что никакого права вставлять им палки в колеса не может. Хотя так хочется... Особенно когда он склоняется над Региной, чтобы объяснить что-то или показать, и запах ее духов так щекочет нос...

О том, что в Двенадцатый Регина едет с Марком, известно давно. Нерон не едет с ними, потому что его присутствие нужно в столице - работать они будут дистанционно в зависимости от того, какие будут поступать данные о состоянии шахт. Проектировщики реконструкции тоннелей и прочие - все это компетенция Регины, а Нерону нужны уже их данные, чтобы понимать, как монтировать проект, что называется, под ключ. Он действительно увлекся работой, и черт его знает, что случилось с отцом, но он отстегивает любые средства, какие только Нерон просит. Может, поспособствовала мать, кто знает, но ему и плевать. Он горит этим делом, для него это что-то вроде проверки на прочность сейчас. А еще ему нравится работать с Региной, потому что это создает ощущение той общности, что появилась между ними еще в клинике. И кажется, словно все, что только имеет сейчас смысл, концентрируется на Регине.

...Когда из Двенадцатого поступает звонок об обрушении, Нерон не сразу понимает, насколько все серьезно. Эти чертовы остолопы только во вторую очередь говорят, что Регина среди прочих оказалась под завалом вместе с одним из бригадиров. Ее местонахождение известно, и глубина сравнительно неглубока, но положение херовое, потому что ее отрезало сразу от двух шахт, откуда добраться до нее было бы легче. да Нерону и плевать, кого там еще придавило, когда он срывается из столицы в Двенадцатый. Люций звонит ему, перепуганный и совершенно не похожий на себя. Он сбивчиво объясняет, что не может уехать от Оливии, которой стало плохо, но просит Нерона звонить ему всякий раз, когда что-то будет известно.
- Да, я буду звонить, Грег, - цедит Нерон, чувствуя, что трубка скользит во вспотевшей ладони.

До Двенадцатого на планолете пять часов лета, и они чертовски длинные. И следом за ним сразу летит еще и медицинский, который доставит Регину затем в столицу. Каждые четверть часа Нерон связывается со спасателями, и те всегда твердят одно и то же: "Работы ведутся". Они пускают бур, но использовать его можно только на половину, потому что дальше есть опасность взрыва. Под обрушением может скапливаться метан, и любая искра приведет к взрыву.

- Нужны военные, чтобы разгребать завал, - отрезает Нерон, звоня отцу. Он не объясняет ничего, тот должен быть в курсе. Миртоворцы и прочие - все, кто может помочь делать работу по разбору беспрерывной.
Наладить связь не получается, невозможно пробраться, обвал плотный. Специалист говорит, что у Регины и парня, который с нею, могут быть проблемы с доступом воздуха, потому что там, где они находились, и так тесно и глухо, как в жопе, и вентиляция давно приказала долго жить. Блядь...

Нерон действует на автопилоте, и, честно, готов бы с ходу вмазать Марку, едва узнает, что это дерьмо выбралось, потому что ему посчастливилось оказаться ближе к поверхности. Ему уже оказывают помощь, и Сцевола просто проносится мимо кареты скорой. Пока на месте только местные. Техника разворачивает землю, и от людей нет толку ближайшие несколько часов до того момента, когда машины уходят, а бур останавливается.
- Разбираем вручную. - Кто-то командует на этом участке, потому что есть еще три других точки, где ребятам тоже досталось при обрушении, но Нерону, честно, на них все равно.

Регина где-то под этой грудой камня и земли, и хер знает, в каком состоянии.
- Сэр, возьмите перчатки.
Нерон надевает рукавицы, засучив до локтей рукава рубашки. Ждать - самое поганое, поэтому он помогает с разбором завала, роясь в этой угольной пыли и вымарываясь дочерна, когда начинает идти ливень.
- Не прекращать работу!
Подтягиваются миротворцы, которых выбил отец. После революции их цвет теперь не белый, а серый, который под дождем и от грязи тоже становится черным.
Связи нет никакой, даже рация, которая была у бригадира, не подает признаков жизни, а телефон Регины недоступен.

Нерон стоит. упираясь руками в колени, пока его сменяет миротворец. Подгребает в дождевом плаще Марк.
- Там должен был оказаться я.
- Так хули ты не там, а? - Нерон сплевывает, утирая лицо рукавом и только развозя грязь. Честно, сил спорить нет.
- Если ты считаешь...
- Я не считаю ничего. Я хочу ее вытащить.
Марк щурится.
- Как давно тебе стало до нее дело?
Нерон смотрит на него. Дождь стих, но он вымок, и вода сочится за ворот рубахи. Может поэтому его передергивает?
- Я перед ней в долгу, а ты иди на хуй.
В самом деле, не говорить же этому херу, что он просто боится ее потерять. Что в эту самую минуту, когда он думает о том, что Регина там внизу, у него трясутся руки?

Часы вытягиваются в бесконечность. Нерон проваливается в сон, но работы продолжаются. Он спит урывками, и все кажется, что это какой-то день сурка. Да, они разбирают завал, но кажется, что копать надо чертовски глубоко... Они ведь не ошиблись? Они ведь точно знают место?

....
..

+1

42

Не знаю, сколько времени вот так сижу на земле и лелею свое горе, но время тянется как медленно и чем больше я погружаюсь во тьму, тем больше теряю в ней надежду выбраться живой.
- Регина…
Я поднимаю голову, ожидая увидеть хоть какой-то просвет, но его нет и только хриплый слабый мужской голос.
- Рик?
Я вслепую начинаю ползти на карачках по земле, пытаясь нащупать мужчину и в конце концов чувствую пальцами его робу. Боги, это невероятное ощущение понимать, что я не осталась здесь одна, потому что я начала думать, что схожу с ума от этой ситуации.
- Рик, что делать? Мы завалены и меня никто не слышит.
- Не развози панику. Найди каску и попробуй включить свет.
В общем, мужчина командует мной тихим голосом и не дает мне расклеиться, пока я вытираю сопли грязным рукавом куртки, перемазываясь в грязи, но конечно, понятия об этом не имея. Я все так же ползаю по земле и ищу этот дурацкий шлем. Хоть какой-нибудь и вроде как нахожу. Пытаюсь нащупать тумблер включения, но что-то не срабатывает. Тогда я лезу пальцами туда, где должна быть лампочка.
- Ай, блядь… - я хочу засунусь порезанный палец в рот, но в итоге ткну себя и в щеку и в глаз и только с третье попытки попаду, куда надо. Смешно вам? А мне нихрена. – Разбилась.
- Ищи вторую.
Со второй дела обстоят лучше и наконец зажигается свет и я даже немного слепну. Возникает пауза, потому что и Рик и я осматриваем положение в которое попали и оказывается что у нас тут места не так уж и много и дела херовее, чем мы думали. Проход завалило наглухо и на разбор уйдет много времени, если не подойти правильно к этому вопросу и не задействовать дополнительные силы. Воздуха надолго не хватит, у нас ни воды, ни еды. И короче, шансов выжить у нас не так уж и много.
Не знаю, почему до меня так с трудом доходит эта информация. Наверно потому что она абстрактная. Сдохну я завтра или послезавтра, от истощения или удушения. А вот Рик дохнет прямо в эту секунду, потому что в голове у него приличная кровавое рана, превратившееся в месиво из волос, грязи и крови.
- Твою мать… - не выдерживаю я.
- Все плохо? – хрипло смеется мужчина и пытается подняться.
Я не позволяю ему этого сделать, быстро оказываясь рядом с ним и веля ему не двигаться. Я стягиваю с себя куртку, снимаю рубашку, а потом уже майку. Надеваю рубашку обратно, потом куртку и застегиваюсь. Осторожно подкладываю голову Рика себе на колени и скомкав майку затыкаю ему рану, чтобы хоть как-то остановить кровь. Там не до мозгов, но все же лучше перестраховаться, чтобы он не терял силы. Хотя нужно ли теперь ему это?
И я не скоро забуду это липкое ощущение крови на руках и джинсах.
- Сколько придется ждать? – тихо спрашивая я, вытирая вновь катящиеся слезы по щекам.
- Долго. Думаю, раз застряла ты, то они используют бур. Но это только пол работы, потому что если копнут слишком глубоко, мы с тобой тут не задохнемся, а изжаримся.
- Как ты можешь шутить?
- Я работаю в таких условиях каждый день. И все мы отправляемся в шахту так, словно это в последний раз.
Я раньше и представить не могла, что у этих людей вот такая жизнь, такая опасность. Мне было плевать. А теперь я застряла тут сама, без возможности выбраться, без ответов на мои крики и получается, что пока меня саму не прижмет, мне похер. А теперь уже поздно.
- У тебя есть семья? – спрашиваю, чтобы как-то заполнить паузу. Мне откровенно страшно в этой тишине, которая нарушается хриплым дыханием мужчины.
- Две дочки. Жена беременна. Надеюсь, будет сын. – и на этот раз никакого смешка. Я сама того не понимая, задела за больное. Кто обеспечит его семью, если его не станет. Ему надо было спасаться самому, а не идти на геройство ради меня. Но не говорю этого. Потому что тоже хочу жить. – А у тебя?
- Родители. И муж.
- Надейся, что ты успела ему сказать то, что хотела. – я всхлипываю. – А что не сказала, скажешь, когда нас вытащат. Ты-то здесь. Тебя точно вытащат.
Время растягивается и мне кажется, что я сижу в этой глупой пещере уже несколько дней. Я совершенно теряю чувство времени. Сначала, когда Рик отключается и совершенно полностью сникаю, когда вырубается лампочка.
Клаустрофобия у меня может и не начинается, но то, что я прислушиваюсь к каждому шороху, это совершенно точно. У меня затекают колени и я аккуратно возвращаю голову Рика на землю, а сама встаю и принимаюсь мерить шагами то небольшое пространство, что есть, переходя от стены к стене. Мне надо размять ноги, потому что я уже начинаю засыпать.
Я пытаюсь отвлечь себя каким-то мыслями, но выходит только прислушиваться к посторонним звукам, которых чертовски мало. И в голове орет эта пустота. Вытащат ли нас? Делают ли вообще что-нибудь? А Марк выбрался? Он же тоже был в тоннеле, когда случился обвал. Интересно, что там сейчас происходит наверху? Интересно, как Нерону сообщили обо мне. Как он к этому отнесся.
Между нами в последнее время было так много хорошего. Я скатываюсь по стенке вниз и лбом утыкаюсь в холодный камень. Черт, я уже… Я думала о том, чтобы разбежаться с Марком и возможно, может быть, мы бы с Нероном… Он мне так нравился, как он рассказывал с умным лицом про все эти схемы и цепи переменного тока. Как он тут же, с таким же серьезным лицом мог выдать какую-то фигню, на которую я сначала поведусь, а только спустя время пойму, что он дурачится. И ему за это обязательно прилетает не в лоб так по лбу. Мы вели себя как приятели, и каждый раз приходилось быть себя по рукам, чтобы не сделать лишнее движение в его сторону. И не знаю, то ли бежать от него хотелось, то ли прижаться к нему и никогда не отпускать. Но наверно, все-таки больше меня отталкивало. Мы были связаны работой и наши ужины были приятными и дружескими. Нерон никогда не увидит во мне женщину, пусть я ему и снилась, это ничего не меняет. Просто я была рядом, когда он был в клинике. Вот и привык.
Но, черт возьми, если я только выберусь отсюда…
Меня смаривает. Я все чаще захожусь диким кашлем до сблева и во рту горько и неприятно. Хочется пить и в горле пересохло. Голову как будто тисками сдавливает. Я не знаю, сколько прошло времени, но больше у меня нет сил бороться со сном. И я довольно быстро погружаюсь в вязкую тьму, вспоминая, наш с Нероном ужин, за день до моего отъезда в Двенадцатый.
Мне кажется, что я как будто пытаюсь вынырнуть из прежде невиданной мне морской глубины, как будто так глубоко я еще никогда не опускалась. И мне чертовски тяжело, не могу нащупать опору, от которой бы оттолкнулась. И только легкие начинает жечь от недостатка воздуха и тянусь к вверх, чтобы вдохнуть, я знаю, что еще немного и я смогу вынырнуть. Но это немного длится так долго и отнимает так много сил, что я хочу сдаться и закончить эти пустые попытки.
Открывать глаза неожиданно больно. И получается у меня этот тяжело и не с первой попытки. Яркий свет ударяет и слепит и я как будто бы даже морщусь. Да, я определенно морщусь, потому что каждая мышца в теле болит. Я просто пытаюсь осознать, где я, даже пытаюсь сказать что-то, но в голове туманно, а язык не ворочается и почему-то еще странное ощущение на лице. Опускаю глаза вниз и вижу, что на мне маска. В раю носят маски или...?
Только мой интерес к маске падает так же внезапно, как и возник, когда перед своим лицом я вижу Нерона. он даже как будто мне что-то говорит, но я не разбираю его слов, в ушах нереальный шум. А еще я пытаюсь ему ответить и даже не знаю что, но у меня не выходит. Выдаю только мычание, похожее на писк издыхающей коровы. И закашливаюсь.
И Нерон, он же вот, здесь, рядом со мной. Я его вижу, даже чувствую тепло его ладони, смутно, но слышу, хоть и не понимаю, ни единого слова. Но мне спокойно. Он рядом, он здесь и теперь все наладится, потому что больше я никому, как ему не доверяю. Только почему тогда я плачу?

Отредактировано Lucia Varys (Вс, 13 Мар 2016 23:18)

+1

43

Двадцать два часа. Несколько смен. Ни минуты простоя. И вроде бы даже суток не прошло, и ощущение такое, словно время остановилось в мертвой точке. Нерон звонит в столицу, Люций на телефоне каждую минуту, и сам звонит, когда вестей нет дольше получаса. Но чего ему сообщать? Только то, что работы продолжаются, что они растаскивают эти херовые камни, а кажется, будто на месте одного убранного вырастает два новых? Поэтому Нерон не сразу понимает весь смысл, когда кто-то кричит, что видит человека. Здесь много людей, да. Но крик этот обращен к тем, кто внизу.

- Без сознания, двое, - парень буквально свешивается в образовавшийся разъем. - Нужно разобрать проход шире и спустить держатели, чтобы поднять их.
Сцевола спотыкается, когда спешит к месту. Он только полчаса как сменился. О да, он так и продолжал работать, и теперь его ничуть не отличишь от остальных - на нем такая же рабочая роба, как и у остальных. Разве что руки сбиты в кровь сильнее, потому что он не привычен тягать камни вручную. Кто-то из группы спускается вниз и сообщает, что Регина и бригадир живы, но без сознания. У мужчины фиксируют рану на голове, а о Регине молчат. Значит... цела? Совсем цела?

Марк где-то здесь, но Нерону на него класть. Он видит только то, как Регину поднимают, и совершенно невозможно узнать ее. Она похожа на забытую кем-то куклу, которую случайно нашли на старой свалке. Но здесь лучшие доктора, они из Капитолия, и уже отдана команда доставить Регину на борт. Как и мужчину, да, но для Нерона важна только она.
- Док? - Нерон пытается протиснуться к ней, но тщетно.
- Все будет хорошо, мистер Сцевола. Мы сейчас же вылетаем. Вся необходимая помощь будет оказана на борту. Через четыре часа мы будем в столице, нас уже ожидают.
Подскакивает Марк с "Как она?", но док отрезает, что вся информация у мужа, так что...
- Второй планолет улетает через четверть часа, там есть места, - отвечает Нерон сквозь зубы, но черта с два он сядет с ними в медицинский.

На Регину нацепляют кислородную маску, вводят что-то через капельницу, и док снимает показатели со всех своих многочисленных приборов. Он буровит что-то Нерону, но он туго соображает, и важно одно:
- Док, ее жизни что-то угрожает?
- Уже нет. Однако требуется прочистить легкие, восстановить ее силы. Думаю, потребуется порядком десяти часов, чтобы она пришла в себя и выспалась, а после мы поговорим предметно. Вы успели вовремя. - Док невозмутим как статуя.
Сцевола выдыхает, опуская голову и утыкаясь в испачканную ладонь Регины. Это в столице ее отмоют от этой грязи и пыли, а сейчас... Взвесь ощущается на пальцах, но Нерон не убирает руки, осторожно пожимая ее ладонь. Он смеялся, что она подводит брови углем, а сейчас на лице не разобрать черт. Он рассеянно касается ее скул, проводит по подбородку. Ох уж эта маска... Но без нее никуда.

- Повреждений нет, - док окончил оперативное сканирование. - Миссис родилась в рубашке.
Они улетают и не знают, что метан под местом завала взорвался, но, к счастью, никто не пострадал, разве что оказался контужен взрывом.

Нерон оставляет Регину только на пару часов, чтобы смотаться домой и привести себя в божеский вид, тем более, что в клинике Люций и Оливия. Приезжает Корнелия и Гней, о да. Как так выходит, что Марка нет, Нерон в детали не вдается.
- Семейный совет? Вы можете ехать домой, я останусь, - говорит он, проходя мимо них в палату. Они только что вышли оттуда. Люций задерживает его.
- Позвони нам...
- Да, я позвоню.

Регина спит. Док успокоил, что это не состояние потери сознания, не результат травмы, а теперь уже действительно сон, который необходим, и маска тоже необходима, чтобы прочистить ее легкие от взвеси, которая в них осела.
Нерон сидит возле постели, держа Регину за ладонь и уткнувшись в нее, но не сразу понимает, что движение пальцев - это действительно движение Регины. Все сомнения снимает писк подключенных экранов.

Нерон подрывается, склоняясь над нею, и видя, как она открывает глаза, испуганно озираясь и успокаиваясь только когда видит его и узнает. Она пытается сказать что-то, но из-за маски не слышно, и тогда по ее щекам бегут слезы. А, похер, док... Нерон снимает эту пластмасску и садится на край кровати, прижимая Регину к себе и чувствуя, как она плачет, вздрагивая всем телом. Он стискивает ее в объятиях, утыкаясь носом в ее шею и закрывая глаза. Все хорошо. Вот теперь все точно хорошо. А она все всхлипывает, цепляясь за него, и это... и это самое хорошее, что только может случиться.
- Все закончилось... Я тебя не потерял, не потерял... - шепчет он, укачивая ее в объятиях. Все как-то неловко, он словно какой-то деревянный сейчас, но его тоже отпускает этот напряг последних полутора суток.

- Как ты себя чувствуешь? Хреново? - рука попадает в этот дурацкий разрез в больничной хламиде. - Ну ничего, тепленькая, мягкая женщинка... Вроде, все при тебе. - Смеется Нерон в ее макушку. - Только больше я тебя шляться по всяким темным дырам не пущу. Заменим это беседами о моей душе - поверь, там так же темно и черно, если тебе так нравятся такие места.

....
.

+1

44

Оказаться в его руках это как глотнуть свежего воздуха. Я как никогда, наверно, чувствую жизнь и я никогда прежде я так не хотела жить как сейчас, находясь в его объятиях и чувствуя, как бьется его сердце. Нерон сжимает меня так крепко, что я как будто снова лишаюсь воздуха, но мне нравится. Потому что только с ним я понимаю, что жива, только он и делает меня живой, наполняет мое тело теплым, невероятным чувством… необходимости. Кому-то. В ком-то.
Я цепляюсь за его футболку на спине, сжимая ткань в кулаки, чувствую запах его парфюма, к которому так привыкла. Меня всю до мурашек пробирает, когда рука Нерона забирается под больничную одежду и касается обнаженной спины. И я только теснее прижимаюсь к мужу, рыдая и желая больше всего на свете, чтобы он меня больше не отпускал. И я как будто слышу выдох облегчения, ведь все закончилось. И мне пора бы успокоиться.
- Я так испугалась. – шепчу ему в шею, чуть ли не целуя горячую кожу, покрытую щетиной. – Я так испугалась…
Я так испугалась, что больше никогда тебя не увижу. Я так испугалась, что если вдруг я сдохну, ты снова сядешь на наркоту.
- Я испугалась, что ты начнешь ходить на ужин с кем-то другим. – хрипло шепчу я, выдавая вялую шутку, но все же я хочу показать Нерону, что со мной все будет хорошо.
Муж пытается меня успокоить и не знаю, что им руководит, когда он говорит мне такие вещи. И лучше бы ему замолчать, если это все только для того, чтобы подбодрить меня. Но я не разбираю и ухватываюсь за его слова. И плевать, что вкладываю свой смысл.
- Не отпускай меня, Нерон. Пожалуйста, не отпускай.
Я всхлипываю, тяжело вздыхая и внезапно все это переходит в жуткий кашель. Хриплый, тяжелый, раздирающий горло до боли. Мне не хватает воздуха и я мечусь в руках Нерона, пока мы ищем эту глупую маску. Врачи мгновенно влетают в палату и Нерону велят отойти от меня, чтобы они смогли мне помочь, пока я сипло пытаюсь вдохнуть. Но мне так не нравится, что Нерона у меня отобрали и я все отыскиваю его взглядом, среди белых халатов. А врач тем временем возвращает мне маску и что-то пускает в легкие, от чего я тут же чувствую, будто мои легкие расправляются и я делаю полный вдох.
- Вам пока нельзя снимать маску, миссис Сцевола. – сухо выговаривает мне врач, проверяя показатели на экране. – Если хотите выйти отсюда здоровой, то следуйте моим рекомендациям. Иначе все усилия вашего мужа по спасению вашей жизни обратятся в пыль.
Я хмурюсь и бросаю взгляд на Нерона. Что за хрен? Мне не нравится его тон. Лучше бы по делу трепался, а не мораль читал. Все медсестры распускаются и врач остается с нами наедине. Он что-то черкает, пока я судорожно сжимаю руку Нерона. Он мне сейчас так нужен. Пожалуйста, пусть он еще немного со мной побудет.
- Что ж, показатели хорошие. Легкие скоро будут в порядке и процесс фильтрации идет неплохо. Судя по анализам, вы курите? – врач поднимает взгляд на меня и дожидается кивка, после чего кивает сам. – Придется бросить.
Чего-чего?
Я стягиваю гребаную маску под неодобрительными взглядами и как заправский курильщик, хрипло спрашиваю:
- Вы же отчистите мои легкие. Все же будет нормально? В смысле, они же чистые будут? Зачем мне бросать?
- Послушайте моего совета, если не хотите лет через пятнадцать просыпаться от приступов и отхаркивать свои легкие.
- Он мне не нравится. – бурчу я, поворачиваясь к мужу и возвращая маску на место.
Док дает всю самую необходимую информацию по моему лечению и говорит, что меньше чем через неделю меня выпустят домой, но в работу кидаться сразу не рекомендуют.
- В шахту не полезу, но больше ничего не обещаю. – снова бурчу я и доктор удаляется, оставляя меня с Нероном.
Я выдыхаю, закрывая глаза и меня все не покидает это чувство тяжести в груди. Психосоматика наверно, но мне кажется, что нихрена я не выбралась и гребаные стены и затхлый теплый воздух так и раздираются все изнутри. Я смотрю на мужа и только он сейчас меня удерживает от того, чтобы не пуститься в воспоминания. Я просто не представляю, чтобы я делала, окажись я одна.
На чем мы там с ним остановились?
Говорить я не могу, поэтому многозначительно отпускаю его руку и пододвигаюсь на кровати, освобождая ему место. Ничего ведь не случится, если он ляжет рядом? Всего один раз. У меня сейчас нет никаких сил его отталкивать, держать на расстоянии. Только его тепло лечит, с ним хочется дышать.
Муж ложится рядом и я устраиваюсь на его плече. Черт, как же спокойно. Беру его руку в свои ладони и только сейчас замечаю, что у него костяшки сбиты, а пальцы в царапинах и ссадинах. До этого момента я и не задумывалась, как меня вытащили и кто, и почему я оказалась в Капитолии, а рядом был Нерон.
- Ты же не цветок пересаживал. – да, я сняла маску и тон моего голоса не очень радостный. Просто мне кажется, что у меня под носом какая-то очень важная деталь, а я ее не замечаю. Как будто ответ, который я так долго искала. – Что там произошло? Сильно завалило шахту? Сколько я была там? – столько вопросов, но среди всего этого я вдруг вспоминаю о том, от чего у меня сердце обрывается. Я поднимаю глаза на Нерона. – Марк был в шахте во время обвала. Что с ним? Он цел? Боги, Нерон, он цел? Почему он не пришел еще?
И я готова вот-вот разрыдаться, потому что у меня такое ощущение, что ответ я уже знаю. Боги, если с Марком что-то произошло… Блядь, да, я не люблю его и рассталась с ним. Но он был мне небезразличен, дорог.

+1

45

Регина прижимается к нему всем телом, и ее слезы обжигают кожу. Она бормочет Нерону в шею и вдруг закашливается так тяжело и взахлеб, что становится страшно. Появляется док со свитой, и оказывается, что Регине нельзя снимать маску, пока прописанное лечение не закончится. Нерон случает врача, не имея ничего против того, что он говорит, и если ей нужно теперь бросить курить, значит она бросит.
- Думаю, это не будет сложно, - усмехается он, глядя на нее. - Я знаю, о чем говорю, - подмигивает, пожимая руку Регины. Она крепко держит его, выслушивая все рекомендации, но пытается то и дело вставлять свои пять монеток недовольства. Впрочем, пусть ерепенится пока.
- Больше никаких шахт, - подтверждает Нерон, не обращая внимания, как Регина сильно сжимает его руку, выражая свое крайнее возмущение.

Док не возражает, что Нерон остается с Региной, и еще более неожиданно, когда она вдруг подвигается и молча просит лечь рядом. Честно, неожиданно, но... Нерон сбрасывает ботинки, вытягиваясь рядом, а Регина вдруг рассматривает его ладони и замечает сбитые костяшки и ссадины. Нерон не распространяется о своем участии в поисках, но и не скрывает ничего.
- Порядка двадцати трех часов. Завал оказался глухим, в нескольких местах, поэтому и работы были рассредоточены. Думаю, стоит подумать о том, чтобы законсервировать эти шахты и найти им альтернативу, потому что снова в оборот они войдут не скоро, а денег потребуют много и без быстрой отдачи. Но давай не будем сейчас.
И тут Регина спрашивает о Марке. В ее глазах тьма вопросов и беспокойства, и то, что Нерон дает ей возможность задать их все, она воспринимает как подтверждение своих худших опасений.

- Успокойся, пожалуйста. Он жив, ему повезло, и его освободили спустя пару часов, - отзывается он безразлично. - Можешь набрать его - и он придет. Убедишься, что он цел.
Впрочем, от него на телефоне Регины и так масса сообщений.

У Регины, кажется, вот-вот случилась бы истерика, но, видимо, Нерон таки убеждает ее.

- Отдыхай, - он целует ее в макушку. - Я приду завтра.

Конечно, Марк приходит, а то как же, просто Нерон так подгадывает, чтобы не встречаться с ним или даже с родителями. Ему просто не хочется их видеть здесь - достаточно, что они умудряются дважды поужинать все вместе. К слову, ужины даже выходят сносными, никто не читает мораль, а тесть даже как будто благодарен ему и не наседает и не приседает на уши.
Регина проходит всякие оздоровительные курсы, жалуется, капризничая, что легкие начинают болеть от того, как ее тут лечат..
- Зато потом ты будешь рвать грелки или даже водные матрасы.

Нерон сам забирает Регину из клиники в срок, и она сетует, что неважно выглядит и что ей не терпится отмокнуть в ванне как следует.
- Отмокнешь, - поддакивает Нерон. - Начнешь через... Четыре часа. Самолет уже ждет.
Она с удивлением уставляется на него.
- Мы едем в Четвертый. Доктор одобрил пару недель твоего отпуска. Морской воздух, все дела... Твоя мать собрала тебе вещи, - объясняет Нерон. Вообще, он бы и сам собрал, но уже в отделении с бельем потерял ощущение реальности. Что может потребоваться Регине - ну кто знает?

+1

46

Нерон говорит, что с Марком все в порядке и даже предлагает мне убедиться в этом лично, просто позвонив ему и вызвав. Это Нерон так говорит. А на лице у него написано все что угодно, но только не предложение вызвать Марка сюда. Впрочем, а на что я рассчитываю? что эти двое друг друга недолюбливают – ясно как день. Только я не очень понимаю, что Нерон имеет против Марка.
Честно, когда Нерон уходит меня занимает тот факт, что Марк еще не появлялся. А с другой стороны, мы же расстались и у него есть право обижаться на меня. Но просто я переживала за него и именно об этом говорю ему, когда он все-таки приходит по моей просьбе.
- Здесь толкалось и так слишком много людей. Не думаю, что мне были бы рады.
- Тебя контузило? Что за чушь ты несешь? Я переживала за тебя.
- А Нерон переживал за тебя.
Этот комментарий несколько сбивает меня с толку и дальше разговор так же не клеится. Марк сухо декларирует о повреждениях шахты, о пострадавших и от его тона и взгляда мне снова хочется залезть в ту дыру и больше никогда не вылазить.
Вообще, я не могла не возвращаться к словам Нерона, которые показались сладким глюком, когда я очнулась. Он говорил, что не потерял меня. Он боялся этого? Он приехал в Двенадцатый, участвовал в разборе завала и это подтверждали не только руки Нерона, но и Марк, который достаточно прохладно прокомментировал этот факт.
Впрочем, следующие дни возвращают мне здоровье и наше с Нероном прежнее общение. Все снова, как надо без двусмысленных фраз и переживаний. Или это только на первый взгляд? Потому что когда я сажусь в машину и жалуюсь о том, как я хочу в нормальную, чистую, а главное, свою ванну с видом на Капитолий через большое окно, Сцевола делает финт ушами и предлагает мне насладиться ванной через четыре часа. А еще нас ждет самолет.
- Нет, ну я знала, что ты любишь грязных девочек, но не настолько же.
Вообще-то в моим словах еще и вопрос, какого, собственно черта, нас ждет самолет? Я только выбралась из подземелья, а теперь мне нужно подняться в небо. А на земле никак, не? Как. Но надо только добраться до Четвертого. Отпуск?
- А мы – это...? - Нерон уточняет, что речь идет только о нем и обо мне. Родителей не будет? Впрочем, вряд ли бы он куда-то двинул жопу, если бы и родители поехали. Легче сдохнуть. К чему мы с Нероном, в общем-то регулярно стремимся. – Это идея родителей?
И опять же промашка. Это идея самого Нерона, потому что мне нужен отдых. От чего отдых? От лечения? И правда нужен. Но все же.
- Нерон, у нас валом работы. Отец и так пытается мягко сдвинуть меня с должности, аргументируя, что это очень опасно, оказывается, ездить в Двенадцатый. – да уж, папа попытался сказать мне, что надо бы свалить с должности и вернуться к бумажной работе, но я подняла вой, показательно раскашлялась и мама убедила его отступиться. Мне дали время на одбумываение. Какое обдумывание? Работы валом. – Теперь надо еще заняться безопасностью.
Короче, не знаю, откуда у Нерона столько терпения. Но он совершенно спокойно выслушивает мои грандиозные планы и в машине, и в самолете и снова в машине, пока мы едем в его дом, что находится дальше по побережью. Под его домом я подразумеваю дом его родителей. Просто я не чувствую себя Сцеволой и ничего общего у нас с Нероном не было. Даже лофт никто из нас не считал родной хатыночкой.
Да, я много болтаю, как будто выговариваюсь за все то время, что была в маске. А еще я просто не хочу думать о том, что мы с Нероном будем только вдвоем. Клиника и лофт… Там все было совсем иначе, ведь была работа, был Марк и так или иначе, но мы с Нероном могли разбежаться или оказывались среди многих. А здесь… Черт, я просто не знаю, как себя вести и смогу ли удержать себя в руках.
Дом впечатляет. Территория участка огромная и как будто отдаленная от других частных домов и это создает иллюзию отречения от мира и от этого еще более неловко. Но все равно у меня захватывает дух от красоты и вида.
- Вау. – выдаю я, наконец, после долго молчания, когда мы заходим в дом. – У твоего отца есть вкус. Хотя это и по лофту было понятно. – хмыкаю, проходя в зал и осматриваясь. Не чувствую здесь присутствия других людей, но и себя пока не чувствую. – И что мы будем здесь делать? 
Даже не знаю, почему у меня с языка срывается этот вопрос. Но просто я действительно не представляю, что нам с Нероном здесь делать. Наверно, я веду себя несколько некрасиво, указывая на наши непонятные семейные отношения и поэтому сама же и тороплюсь замять неловкость.
- А впрочем, отпуск, так отпуск. – пожимаю плечами и снимаю кеды, расстегивая пуговицу джин и молнию, и прямиком двигаюсь к дивану, падая на него. стону от удовольствия, что моя спина наконец-то в том положении, в котором я хочу, а не в котором надо. Забрасываю ноги на спинку дивана. – Ты уверен, что готов провести со мной под одной крышей целых две недели? Я могу оказаться очень неожиданной соседкой.
Неожиданностей будет море и для меня, когда ночью я внезапно проснусь от кошмара. Забавно, в нем ведь ничего такого не будет, чернота, глухая и непроглядная. Да это и не кошмар даже, а больше похоже на обрывки воспоминаний. В больнице ничего такого не было, я спала со снотворным, а сюда, конечно, не запаслась. Идти к Нерону посреди ночи и спрашивать, есть ли в доме подобные лекарства не хотелось. Поэтому я просто спустилась вниз и затарилась кофе, принявшись набирать на компьютере новый план по обеспечению безопасности шахтеров. Пока свежачком мысли, так сказать. И я так увлекусь, что и не замечу, как муж уже спустится к завтраку. А я наворачиваю уже третью чашку кофе, по сути еды в рот так и не брав.
- Доброе утро, сладкий. – в привычной себе манере здороваюсь с Нероном закидывая голову назад и наблюдая, как любовь всей моей жизни вышагивает босой и в одних только пижамных штанах. – Воздух здесь такой замечательный, что я мигом взбодрилась и чувствую себя просто превосходно. Тебе кто-нибудь говорил, что по утрам ты неплохо выглядишь?
Вру как дышу. Дышу сейчас лучше, чем неделю назад. Значит и вру лучше? Но все же не удержусь потом, уже гораздо позже, от глупого вопроса.
- Прости, что спрашиваю… Тебе ведь снились кошмары… - я чуть не говорю об Ирис, но в последний момент все таки обрываю себя и рулю в противоположную сторону, потому что не мне спрашивать Нерона о таком, - ... тебе ведь снились кошмары про меня. Как ты с ними боролся?
Кривой какой-то вопрос выходит. Но я ничего не теряю, если получится уйти на шутку.

ваши владения, мистер Сцевола

http://savepic.ru/9017503m.jpg
http://savepic.ru/8985759m.jpg
http://savepic.ru/9042078m.jpg

+1

47

Регина не унимается всю дорогу, треща про свой Двенадцатый на все лады, но ощущение все равно такое, будто она хочет замять неловкость от того, что они едут черт те знает куда, и это не идея родителей, а его, Нерона, и больше в эти планы кроме них двоих никто не вписывается.
- Мы - это ты и я, и никаких предков. Прости, но это я утолял их любопытство о тебе за ужинами, пока ты была в клинике, - впрочем, он умалчивает, что мать предлагала компанию вместе с Оливией, хотя бы без отцов, и Нерон эту идею отсек. Никаких предков, какими бы добрыми и нежными они ни были. Почему? Потому что. Он так хочет.

- Никто тебя не подвинет. Поверь, если ты сейчас не встанешь на ноги до конца, то тебя ветром сдует саму. Две недели не сделают погоды, - отвечает Нерон, вытягиваясь в кресле самолета и закрывая глаза. До Четвертого три часа лета, а там - еще с четверть часа езды по побережью вдаль от гряды вилл. особняк Сцевол стоит в той части, где приватность ценят особенно высоко. Частный пляж уходит изгибом на восток и заканчивается в уютной бухте, и в том конце есть бунгало и беседка для пикников. Пешая прогулка туда занимает не меньше получаса, но красота там неописуемая, а еще высокие берега скрывают ото всех буквально.

Здесь же все как на ладони, и Регина в изумлении осматривается, проходя по большой и просторной террасе. Она спрашивает, что они будут здесь делать и готов ли Нерон в принципе остаться с нею наедине. Хм... Хорошие вопросы, потому что выглядит так, будто он ее украл и увез в свое распоряжение. А, постойте, так оно и есть, если быть честным.
Нерон потягивается.
- Мы будем загорать, делать дыхательную гимнастику, ходить в город, чтобы прогуляться... мы найдем, чем себя занять. Может быть, тут есть гончарные мастерские...
Регина смеется.

Правда, в этот день они никуда не выбираются, предпочитая скоротать вечер в шезлонгах и со свежими безалкогольными коктейлями. Регина ходит спать раньше, а Нерон еще немного остается, чтобы покурить, и даже задремывает здесь, уходя в спальню только после полуночи.
Спится отлично, но только, спустившись вниз, Нерон никак не ожидал увидеть Регину уже проснувшейся и бодрой. И ощущение такое, что не спит она очень давно.
Сцевола повисает на открытой дверце холодильника, отыскивая сок.
- Я свеж, как роза, - отзывается он. Регина чрезвычайно говорлива с утра. Где у нее кнопка выкл? Однако вся ее бодрость как будто прелюдия к тому, что ее действительно беспокоит ,в какую бы несерьезную форму она ни пыталась это облечь. Она даже припоминает его сны о ней. О да, Нерон их тоже помнит.

- Ты плохо спала? Кошмары?
Регина немного медлит, но все же рассказывает, что это скорее как будто видения. Впрочем, подробности и не нужны - природа этих кошмаров Нерону ясна.
- Я думаю, тебе нужно солнце и хороший шоппинг, - предлагает он. - Идем сегодня в город? Здесь отличные ювелирные мастерские, можешь порадовать себя в канун годовщины.
О да. Завтра будет год их супружества, кажется?
- Готов составить тебе компанию. Мне нужно к парикмахеру подровнять бороду.

Нерон между тем делает омлет и поджаривает тосты, ставя тарелки Регине и себе. Сэндвич он делает весьма специфический - многоэтажный, и Регина высказывает сомнения насчет того, получится ли разинуть так широко рот.
- Ты не веришь в меня?
Она смеется, подпирая голову руками, и с интересом наблюдает. Красивая. И еще что-то подсказывает, что раньше полудня они отсюда не выберутся, потому что после завтрака моргать она начинает как-то особенно медленно.

...

+1

48

Нерон вообще понимает, как горяч сейчас? Такой полуголый, в этих низких пижамных штанах, взъерошенный и мокрый после душа. И эти его татуировки. Хочется провести по ним пальцами. И не только по ним. Это сумасшествие какое-то, то, что со мной происходит, когда я вижу его таким. Но он такой домашний и в то же время какой-то дикий.
Короче, это будут тяжелые две недели и я либо ослеплю сама себя, либо… Он как будто специально это делает!
Я поднимаюсь, откладывая ноутбук в сторону и иду за мужем на кухню. Вообще, работа помогла мне ночью удержаться от сигарет. Бросить оказалось не так-то и просто. Когда нечем было заняться, становилось не по себе. Нерон готовит завтрак, пока я спрашиваю у него про кошмары и не отвлекаясь от дела, он слушает меня. Вижу, что слушает.
- Это скорее... Я закрываю глаза и как будто снова оказываюсь там. Темно, тихо. И только, знаешь, такой шорох, как будто песок обсыпается на голову.
Но мне так неловко от этой ситуации и от того, как он отзывается, предлагая мне варианты, что не могу выдать ничего более приемлемого, кроме как:
- А ты отлично знаком с женской душевной организацией. – и тем не менее, о себе и своих методах избавления о молчит и я не могу понять, понял ли он, что я хотела спросить об Ирис или нет. Впрочем, наверно понял, но говорить о ней наверняка было больно. Да и не со мной.
И тут мой муж говорит о подарке, который я могу сделать себе на нашу годовщину.
- Постой. – я не верю своим ушам и своему чувству времени. – Уже год?
Хотя, наверно, слово «уже» не совсем то, потому что порой у меня ощущение, что я с Нероном в браке с самого начала своей жизни. Но черт возьми, я даже смеюсь. Год. Целый год. Почти год я люблю Нерона и никак не могу отделаться от этого чувства. Думаю, что уже и нет никого смысла пытаться. Если уж безответно я все еще его люблю так долго и даже признавалась и он меня отверг, то при тех дружеских отношениях, которые есть у нас сейчас я и подавно его буду любить.
Нерон смеется моему удивлению.
- Я скорее удивлена, что ты придаешь этому событию хоть какое-то значение. И вообще помнишь о нем. Обычно, девочки таким заморачиваются.
Но Нерон прав, лучше поговорить о его бороде, которой как он думает нужно особое оформление. Ох уж эти причуды бородатых. И я смеюсь.
- А мне очень даже нравится твоя дикая робинзоновская борода, если мое мнение здесь учитывается. - я даже тяну руку к подбородку Нерона, чтобы почесать его густую растительность, пока стоя рядом с ним, раскладываю столовые приборы.
Смеюсь, когда мой несносный муж изображает шедевр готовки в виде огромного сэндвича.
- Еще пару слоев выложи, чтобы точно рот порвать. – хмыкаю и Сцевола праведно возмущается, что я ставлю под сомнение его возможности. Смешной.
Смешной и любимый.
- Конечно, верю. – киваю, наблюдая как Нерон засовывает это произведение кулинарного искусства себе в рот. – Я просто думаю о том, что мой язык мог бы оказаться на месте этого сэндвича.
Я не свожу взгляд с Нерона и не упускаю, как меняется его взгляд, хотя он пытается выглядеть невозмутимо. И все же, жевать он перестает, больше напоминая сейчас хомяка. Черт…
- Я шучу, расслабься. Испугался, что ли? Кушай, котик. – я смеюсь, заминая неловкую паузу и тоже принимаясь есть. И я до безумия голодна. Наверно, еще и потому что я дико сглупила и сболтнула лишнее, так что теперь и мне надо как-то отвлечь себя от моих же собственных мыслей.
Но завтра, действительно отличная идея и меня даже немного размаривает. Это, правда, не мешает мне попросить Нерона глянуть на мои писульки, которые я настрочила за ночь по технике безопасности. Я уговариваю мужа, уделить хотя бы 5 минут и просто кинуть взгляд и Нерон соглашается, что меня радует. Мы идем в гостиную, он идет впереди меня и я не выдерживаю, пальцем задевая резинку его штанов, а потом отпуская, так что та со шлепком возвращается на месте. А я ржу, потому что Сцевола аж подпрыгивает на месте, бросая на меня пристальный взгляд.
- Прости, это так соблазнительно. Не удержалась. – пожимаю плечами.
Мы садимся на диван и Нерон даже что-то вычитывает, а я каким-то образом сваливаюсь ему на плечо и засыпаю. И мне так хорошо, потому что вообще ничего не снится. И так тепло, так здорово. Разве что сквозь сон, я почувствую, как Нерон двигается, не знаю, то ли ему неудобно и он пытается меня сбросить, то ли что. Но я пользуюсь тем, что в дреме и просто позволяю ему делать, что он хочет. Проснусь я все равно не на нем.
Мы действительно выдвигаемся в город, пешком, хотя идти прилично, но это даже приятная прогулка под солнцем и с ощущением соли на губах. Воздух просто потрясный, теплый, даже горячий, но мне приятно. Я надела легкое короткое платье и мне везде свободно и обдуваемо.
Народу много и нам приходится держаться близко друг к другу, чтобы не потеряться. А в какой-то момент меня вообще оттесняет то ли толпа туристов, то ли просто зевак и когда мы с Нероном наконец отыскиваем друг друга, то я просто беру его за руку и уже не отпускаю. Потому что не хочу больше теряться. И потому что хочу взять его за руку, пусть для меня это значит нечто большее, чем для него.
- Боюсь, что тебя примут за потерявшегося ребенка и вернут к родителям. – как бы между прочим объясняю я свое действие.
Мы доходим до ювелирок и я без особо интереса присматриваюсь к тем или иным вещицам.
- Ищите что-то конкретное? – подходит ко мне девушка-консультант и приветливо улыбается, пока я смотрю в ту сторону, куда направлен взгляд Сцеволы.
- Даже не знаю.
- У вас какой-то повод?
- Пожалуй, да. – как-то внезапно смущенно отвечаю я. – Годовщина свадьбы. – эй, а че это меня так растащило от этой мысли?
- Могу предложить вам парные каучуковые браслеты. Они олицетворяют крепкий брак и привязанность любимых.
- Мы не… - я запинаюсь. Ну как объяснить этой милой девушке, что мы не любимые и брак у нас совсем не крепкий? – Давайте без парностей.
Вообще-то я даже не знаю. Мне ничего не греет душу. Трудно, наверно выбирать подарок на годовщину брака, который едва ли принес много радости. Впрочем, кое-то меня привлекает.
- Покажите вот это. – тычу пальцем в витрину.
- Это мужские запонки. – уточняет консультант, как будто я умственно отсталая.
- Я знаю. Покажите их. – прошу Нерона, чтобы он подошел ко мне. – Если я попрошу в подарок это, ты будешь их носить?
Девушка вытаскивает на свет пару мужских платиновых запонок, инкрустированных бриллиантами с огромным рубином по центру. Нерон смотрит на меня с непониманием в глазах.
- Я не хочу делать подарок себе. Я хочу сделать подарок тебе. – разъясняю свой коварный план и стараюсь выглядеть так, будто это самая естественная вещь на свете.

подарочек

http://savepic.su/7115852m.jpg

+1

49

У Регины хорошее настроение, она шутит, отходя от темы кошмаров, и это, наверное, к лучшему. Нерон подставляет ей подбородок, отфыркиваясь на манер пса, когда она почесывает его щетину, одобряя ее по всем параметрам. А вот с сэндвичем... Нерон даже перестает жевать, глядя на Регину во все глаза. Эм, что? Конечно, можно отшутиться и сказать, что да, иногда ее язычок не мешает подкоротить, но почему он понимает ее слова в другом ключе? Да-да, в том самом. Впрочем, не успевает Нерон дожевать и проглотить кусок, как Регина съезжает с темы и принимается завтракать, всем видом показывая, что им лучше сделать вид, будто она ничего такого двусмысленного не говорила. Однако в общем и целом хорошее расположение духа сохраняется, и Нерон подскакивает, когда она цепляет и отпускает резинку его пижамных брюк, а когда он оборачивается, то в ее лучистых зеленых глазах плохо скрывается удовольствие.

- Шутница, - усмехается Нерон, падая на диван, и в руках его материализуются идейки, которые Регина кропала в бессонницу. Она просит его взглянуть, делая большие глаза с выражением "Ну чего тебе стоит?", и сама устраивается рядом, так и засыпая на его плече в итоге.

Чертовски сложно думать о технике безопасности, когда в голове только и есть, что мысли о ее языке в его рту.

Регина дремлет порядка несколько часов, а потом просыпается, как ни в чем ни бывало и напоминает о предложении Нерона прогуляться в город. Погода просто отличная, жаркая, летняя, морская, и поэтому они отправляются пешком, закинув обувь на плечо и шагая по пляжу до самой набережной, которая тянется дальше и полна людей. Регина тут же взбирается на каблуки, осматривает себя в зеркальце и сообщает, что готова.
- На все? - спрашивает Нерон, подмигивая и заныривая в пеструю толпу гуляющих. В какой-то момент он теряет Регину, но вот она оказывается рядом, и желание взятья за руки оказывается по факту обоюдным.
- А тебя могут украсть пираты и продать на невольничий рынок. Хотя, может, по отношению к нашим предкам это даже лучший вариант, - смеется Нерон. Настроение отличное, здесь ни о чем не надо думать. Они с Региной только вдвоем .и все эти люди не в счет - среди них наоборот проще затеряться и быть собой.

После клиники все было как-то... механически. Даже ужины стали казаться жалкой попыткой удержать с Региной связь на последнем издыхании - и ужины когда-нибудь бы закончились, наверное. Просто кто-то бы однажды отказался, потом как будто бы не смог, и все.

Нерон не сразу соображает, где они оказываются, потерявшись в мыслях, и поэтому словно включается постепенно. Девушка-консультант тут же берет их в оборот, и выходит забавно и неловко, когда Регина отказывается от чего-то парного.
- Парности - это для свингклуба, - шепчет ей Нерон, пока девушка увлечена выбором того, что может им предложить. Регина дергает плечиком, но он видит, как проступает краска на ее скулах. Нерон, тихо насвистывая, отходит, но ненадолго, потому что его подзывают. С неожиданным решением.

Запонки что надо, но только, если честно, Нерону они не нужны... Однако, с другой стороны, взгляд Регины упал именно на них и для него, так что... Нерон медлит, глядя на Регину, а затем переводя взгляд на консультанта.
- Спасибо, мы подумаем.
Регина открывает было рот, чтобы, наверное, возразить, обидеться или типа того, но Нерон идет прочь из лавки, выходя на улицу и только тогда оборачиваясь.
- Лучше поцелуй меня.

Ну не надо ему запонок с бриллиантами и камнями. Не надо. Примерно это он и говорит сейчас:
- У тебя отличный вкус, но на цацки у меня не стоит. Не на цацки точно.

О да, самое время выдать что-то, что может быть услышано и понято как шутка, хотя произносится совсем не так. И, конечно, самое место - выдать это на шумной, пропеченной солнцем мостовой. Несмотря на вечернее время, воздух жаркий, но не душный. И пахнет морем. И голову немного кружит от всего этого и от легкого платья Регины, которое летит под дуновением бриза.

....

+1

50

Нерон долго рассматривает запонки, потом смотрит на меня, как будто бы обдумывает мое предложение. Но как позже оказывается не его. Совсем не мое предложение.
Я слегка в шоке от ответа Нерона, потому что я действительно хотела сделать ему подарок. Но я не обижаюсь. В конце концов, у него валом таких штук и трудно вообще представить, что нужно этому богатому до безобразия мужчине. Если бы я знала, что ему нужно, все было бы гораздо проще для меня.
Но пока что он просто разворачивается и уходит, а я иду за ним.
- Если тебе так не нравятся подарки, мог и предупредить. – говорю ему в спину. – Я тогда уберу надувную куклу из твоей спальни?
Мы выходим на улицу и только тут Нерон наконец разворачивается ко мне и выдает то, чего я никак не ожидала услышать. Он просит меня его поцеловать и, честно, на секунду мне кажется, что это все глюк моей больной фантазии и я просто дошла до той стадии влюбленности, когда крышу сносит окончательно и я слышу то, что хочу слышать, а не то, что говорит Нерон. Может быть, именно в эту самую секунду он выговаривает мне, что я страдаю фигней, выделываясь и предлагая ему ненужные вещи. Но он продолжает, говоря, что цацки ему не важны и на них у него не встает. А встает на нечто другое. И он явно не о кукле, потому что…
Да черт возьми! Он говорит обо мне! Я точно знаю и это не глюк моего больного воображения, это не фантазия. Он действительно говорит, что хочет меня!
Это же не из-за моей утренней шутки про язык? Хотя какая уже разница из-за чего? Потому что я услышала главное. Просьбу ли или разрешение. Хотя судя по его тону… Он как будто уже давно терпит и вот наконец вырвалось.
- Это шутка? – спрашиваю я, глядя на него и только бы не опустить взгляд на его губы, потому что тогда я точно сорвусь. – Ответь мне, это шутка?
Он отвечает так быстро, я даже не успеваю повторить свой вопрос и хватануть время, чтобы успокоить дрожь, которая поднимается внутри. И так же быстро, как он отвечает, так же быстро я порываюсь к нему, чтобы поцеловать.
Я не стесняюсь ни толпы, ни неподходящего для открытого проявления чувств места. Я, черт возьми, наконец могу получить то, что так давно хотела. Того, кого хотела.
Прижимаюсь к мужу так тесно, как только возможно, зарываясь руками в его волосы и сплетая свой язык с его. Я чувствую табак в его дыхании и это так здорово! Солнце палит вовсю, кто-то из толпы проходит мимо нас и свистит, а нам плевать, потому что наконец-то! Наконец-то я могу забраться руками за ворот его футболки, наконец-то чувствую вкус его губ и у меня внутри теплеет совсем не от солнца. Хотя может и от него, если Нерон – солнце. Мое солнце. Мой воздух, которого мне не хватало все это время. Врачи могли лечить мои легкие сколько угодно, но кислород он вот он, здесь, в моих руках, целует меня, обнимая, прижимая к себе.
И оторваться чертовски трудно.
Провожу пальцами по его шее, чуть царапая кожу ногтями. Хочу снять с него футболку, хочу, чтобы тело к телу, хочу почувствовать его теснее и чувствую. Черт, мне не кажется? Я реально чувствую, что Нерон немного возбужден.
- Мне кажется, твоя борода может денек потерпеть без парикмахера. – шепчу Нерону в губы, бодая носом его колючую щеку и покрывая мелкими невесомыми поцелуями. – Но если очень надо, мы, конечно, можем зайти к нему. У нас куча времени.
Я как будто даже собираюсь отпустить Сцеволу, но только руки меня не слушаются. Я слишком сильно хочу быть рядом, слишком сильно хочу его. И прикусывая мочку его уха…
- Хочу тебя. Немедленно. – и это, блядь, очень даже не шутка. Это очень и очень серьезно, потому что иначе, почему моя рука ползет вниз по животу Нерона, и опускаясь аккурат на его член?

Отредактировано Lucia Varys (Вт, 15 Мар 2016 22:17)

+1

51

Регина смотрит на него так, словно ее стукнули по голове пыльным мешком, и она не может сообразить, где она находится. Наконец она делает вдох-выдох и спрашивает несколько раз, шутит Нерон или нет. Не шутит, черт подери. И он едва ли успевает сказать короткое и однозначное "Нет" и качнуть головой, как Регина срывается с места и подлетает к нему, целуя. Ему только и остается, что сомкнуть руки за ее спиной и ответить на ее поцелуй, такой горячий и такой страстный. И, черт, он сам такой же сейчас, и это тупо кайф стоить посреди мостовой и целоваться, срывая одобрительные улюлюканья и подбадривающий свист.

- У нас очень много времени, - шепчет Нерон или глухо рычит - сложно разобрать даже ему самому, потому что ладонь Регины зажата между ними и точно накрывает его член, а сама она шепчет, что хочет его здесь и сейчас.

Сцевола встряхивается, осматриваясь, и, перехватывая руку Регины, несется куда-то вдоль по улочке, виляя между домами, пока не теряется во внутренних двориках с глухими стенами красного кирпича, увитыми хмелем и лианами. Они как зеленые мягкие подушки ложатся под спину Регины, когда Нерон прижимает ее, целуя, забираясь под подол легкого платьица.
- Немедленно? - улыбается он в ее губы, и возбуждение просто предельное. Ткань ее белья просто невесомая, и Нерон тянет трусики вниз, сжимая ее ягодицы и прижимая к себе. - Какая же ты... - он не договаривает, снова целуя ее и чувствуя, как Регина разбирается с его брюками. Впрочем, ремня нет, так что остается избавиться от пуговицы и молнии.

Он входит резко и одним толчком, поддерживая Регину за бедра. Она влажная и горячая, и принимает его со стоном, выгибаясь навстречу.
- Поцелуй меня.
Это какое-то наваждение, но Регина сводит с ума. Она так обалденно пахнет, так красива и так соблазнительна, что не нужно никакого солнечного удара, чтобы потерять голову и рассудок. Она сама как солнце ослепляющая и обжигающая.

- Как же я этого ждал... - он покусывает мочку ее уха, немного прихватывает нежную кожу на шее. - Вкусная.

..

+1

52

Видимо, терять время зря Нерон не хочет и перехватывая мою руку, которая еще немного и точно бы забралась к нему в штаны, муж тащит меня в проулок между домами. Мы виляем среди строений и не знаю, как Нерон, а я точно не разбираю, куда мы идем, потому что перед глазами все мутнеет от понимания, что сейчас будет очень хорошо. У нас ни разу не было секса за этот чертов год, но я совершенно точно знаю, что я хочу только Нерона и никого больше.
Он прижимает меня к стене, не распаляясь на прелюдию и стягивает с меня трусы, как будто насмехаясь. И я вижу перед собой его бесконечно голубые глаза и не могу оторвать от них взгляд. Я тону в них.
- Немедленно. – скорее стону, чем выговариваю, потому что напряжение достигает своего пика и уже невозможно сдержаться, особенно когда член Нерона оказывается в моей руке.
Ждать невозможно и я вздрагиваю, чуть ли не кончая, когда он заполняет меня всю одним толчком. Я уже готова его принять и он это чувствует, двигаясь во мне, наращивая темп. Я не сдерживаю стонов, всхлипывая и даже вскрикивая, когда он оказывает слишком глубоко, но черт, это кайф. Сквозь шум в ушах я слышу как он просит поцеловать его. Да, да, милый, все что угодно, только не останавливайся.
Я цепляюсь руками в его плечи, сжимая кожу и прижимаясь теснее, тая от его движений, от того, что произносит Нерон. И его слова заводят меня еще больше, они такие желанные, я и не думала, что когда-нибудь услышу от него что-то подобное. Даже если это все минутное, даже если все это на эмоциях, плевать.
- Только попадись мне на язык, вкусным станешь ты… - сбивчиво шепчу, упираясь в плечи мужа и заставляя его сменить позицию.
Я разворачиваюсь спиной и мне не приходится долго ждать, потому что Нерон тут же понимает, что к чему и входит в меня так, что я вскрикиваю, прогибаясь в спине. Цепляюсь рукой в его ягодицу, заставляя двигаться быстрее и сама скольжу на нем, чувствуя, как внутри все горит и плавится. Нерон поддерживает меня рукой под животом, его губы скользят по моей спине и понимаю, что терпеть больше не могу.
Шепчу его имя быстро и сбивчиво, умоляя двигаться быстрее и резче и сама отдаюсь этой скачке. Оргазм накрывает сильный и глубокий, так что я выгибаюсь, меня колотит и пульсация внутри невероятная и все внутри теснее сжимается. Нерон еще толкается во мне и тоже кончает, прижимаясь совсем близко и подтягивая меня к себе, чтобы поцеловать. Ноги не держат и я опираюсь на стену, пытаясь перевести дыхание и успокоить фейерверк перед глазами. Это потрясающе.
Я очень надеюсь, что не оставила следов от ногтей на ягодице мужа. Хотя кому я вру? Конечно, надеюсь, что оставила! Я так крепко в него цеплялась, пока кончала, что меня никто бы не смог оторвать. Мы стоим так некоторое время, замирая и мне нравится это ощущение Нерона в себе, так горячо, так приятно. А потом мы расцепляемся, чтобы привести себя немного в порядок.
Возвращаю себе трусики, а Нерон надевает штаны, но я ему мешаю, оказываясь рядом и целуя, притягивая к себе и вновь скользя рукой за пояс его брюк.
- Теперь можно и до дома потерпеть? – провожу по его волосам рукой и мне нравится взгляд, которым Нерон смотрит на меня. Взгляд полный удовлетворения и желания одновременно. Точно знаю, потому что смотрю на него так же. Хочу его всегда. И теперь он – мой. – Стоило отказать на парковке, чтобы ты спустя год нагнул меня в подворотне Четвертого.
Смеюсь, но на самом деле, мой отказ не стоил того. Может быть, согласись я тогда, между мной и Нероном что-нибудь вышло бы. А может быть я бы удовлетворила любопытство и моя влюбленность бы закончилась. А вместо этого нам пришлось пережить всю эту херню.
- Теперь можно и к парикмахеру, да?
В общем-то мы так и действуем по старому плану, ну разве что немного его скорректировав, добавив туда этот переулок. Но в остальном, поход за стрижкой бороды остается неизменным. Мы слегка мокрые, всклокоченные, с пошляцким блеском в глазах, но мне нравится это чувство приятной слабости во всем теле, так что и походка как будто немного пьяная.
- Как ты думаешь, там не было камер слежения? – спрашиваю я невзначай, пока Нерон воздружает свою руку мне на плечо, как самец, у которого только что был секс, а я забираюсь рукой в задний карман его брюк. Не ущипнуть бы. Хотя все равно же не удержусь.
Мы находим парикмахерскую и Нерон садится в кресло, а я сажусь рядом мимолетом ловя себя в зеркале и приходя в ужас от того бардака, который творится у меня на голове. Нерон прыскает, пока я тщетно пытаюсь уложиться, а я только бросаю на него сердитый взгляд. Он же знает, что я мстительна. Разворачиваюсь в кресле к нему и закидываю ноги на его колени, задирая платье до бедра. Я же не помешаю мастеру делать его работу? Хеееей, а мастер-то натурал, судя по взгляду, который он нет-нет, но бросит на мои ноги.
- Сегодня такая жаркая погода, согласен, милый? – немного раздвигаю ноги и у бедного мальчика даже руки начинают дрожать, а Нерон блестит глазами. Широко улыбаюсь, подрываясь с кресла и подходя к мужу сзади.
- Как на счет массажа? Мне кажется, ты очень устал, мой сладкий. Закрой глаза и расслабься.
Я закрываю глаза мужа ладонью и начинаю бегать пальчиками по его шее и плечам, стараясь не опасть под руки мастера. Он смотрит на меня с опасением, а я медленно киваю в сторону корзинки с мелкими ромашками, а потом показываю на Нерона. Ну что ты тут отрицательно размотался головой? Я сказала делай и быстро.
Косы на бороде моего мужа, конечно не заплести, но композиция из цветов ему достается, пока он кайфует от моего массажа и моих поцелуев, которыми я покрываю его лицо. Мне кажется мы сработаемся с этим парикмахером.
- Все готово, сэр. – неуверенно выдает мастер.
- Ты просто красавец, мой зайчик. - улыбаюсь мужу в зеркало, когда он открывает глаза.

ты в тренде

http://savepic.su/7079011m.jpg

+1

53

Секс получается быстрый, но... о да, насыщенный. Регина не ломается, сама поворачиваясь к нему и поднимая подол платья. Она просто потрясающая, и насладиться ею сполна точно нельзя. Не здесь по крайней мере... Нерон с головой окунается в это ощущение бесконечного кайфа от ее тела, от ее  стонов, от ее отзывчивости на каждое его движение и ласку. Все стремительно и оглушительно, и ноги подкашиваются от накатившей слабости.

Нерон прижимает Регину к себе, чувствуя, как быстро и жарко она дышит, растекаясь в его объятиях и приходя в себя. Он целует ее шею, чуть покусывая, и Регина протяжно стонет, наконец отрываясь от него и наклоняясь, чтобы подобрать белье и вернуть его на место. Зато ему она этоу всячески мешает сделать.
- Потерпишь, - он клацает зубами перед ее носом, но тут же получает поцелуй. Регина припоминает ему отказ тогда на парковке, в утро, кстати, после их свадьбы. О, ну да, поотказывать друг другу они успели. - Наши биоритмы наконец совпали.

Двигаться безумно лениво, поэтому кресло барбера просто царское кресло... Нерон падает в него, а Регина пристраивается рядом, и настроение у нее определенно самое несерьезное, потому что она принимается всячески привлекать к себе внимание. Насчастному мастеру только и остается, что облизываться то ли от напряжения, то ли от зависти, а вот Нерон... Нерон смотрит на Регину тлеющим от удовольствия взглядом, потому что сейчас он как кот, до отвала наевшийся сметаны и понимающий, что сметаны ему достанется еще вдоволь. И, пока его обмазывают и облагораживают всякими лосьонами и гелями, он закрывает глаза, расслабляясь от массажа Регины.
- Сервис на грани президентского... - улыбается он. Барбер что-то там мутит, а Регина подозрительно молчалива, и только ее пальчики порхают. Вообще, к слову, Нерон и не соображает, почему его вдруг вылавливают из блаженной полудремы, но открывает глаза, и...

- Вот ты дрянь, - вырывается против воли, но не зло, потому что на лице написан смех. Регина решила пошалить? Ну-ну. - А что, по-моему, неплохо. Знаешь, - он смотрит на парня, - я передумал бриться. Оставлю так.
И он действительно встает, снимая фартук и расплачиваясь. И он действительно идет на выход, игнорируя вопросы Регины, всерьез он это или нет, а когда она его догоняет, перехватывает и перекидывает через плечо, так что Регина так и путешествует через улицу и не видит, куда они входят.

Конечно, на них оборачиваются, но в Четвертом чудаков навалом. Разве что в аптекарской лавке их поменьше.
- Сэр, мне нужны презервативы, - Нерон сажает Регину на прилавок и обращается к аптекарю - серьезному мужчине лет пятидесяти.
- Какие-то определенные? - мужчина моргает, стараясь не обращать внимание на ромашки, слегка повыпавшие уже, конечно, у него в бороде.
- Моя подруга такая нежная, - Нерон указывает на цветочки. - Так что дайте нам со вкусом клубничной жвачки. - Он не дает Регине вставить слово. - Да-да, дайте самые нежные, что у вас есть.
- Эм... Размер?
- Детка? - вот тут Нерон смотрит на Регину. - Не обидь меня, но и не бери на вырост.
Эй, а что это мы пунцовые такие?
- Но нам точно нужно не меньше дюжины.

Это будет отличный отдых, определенно, и на несколько дней можно просто свалить в бунгало в бухте, чтобы никого и ничего... Запастись едой и хорошим вином и забить на всех...

...

+1

54

В который раз удивляюсь терпению Нерона. Хотя после того, что произошло в закоулке, он сейчас вообще не должен на что-то реагировать. Собственно, почти так он и делает, внезапно принимая тот факт, что в его драгоценную бороду напихали цветов и расплачиваясь с мастером. Так и знала, что надо было выкрасить бороду в цвет радуги. Эффект был бы потрясный.
Но и этот тоже меня удивляет. Потому что слишком уж как-то просто Сцевола соглашается ходить по городу с таким украшением. Обиделся что ли?
- Нерон, ты обиделся что ли? Да ладно! Это же шутка всего была, их же легко снять! – я догоняю моего милого не понимая, чего мне ожидать. – Тебе совсем не обязательно так ходить! – восклицаю я, выползая прямо перед мужем и фыркая от смеха, потому что уж слишком он сейчас хорош. – Но признай, тебе нереально идет.
Видимо, именно за это, а может и за все вместе, меня загребают на плечо и так и несут. И у меня сейчас случится взрыв мозга или сердца, потому что не знаю, как нужно себя чувствовать и вести. С одной стороны мне дико смешно, а с другой стороны, я между прочим, задницей там свечу. Моего муженька этот факт не смущает? Да, я светила трусишками прямо перед парикмахером, но есть разница. Там я светила, потому что хотела. Сейчас свечу, потому что Нерону так вздумалось. Все сложно, да.
Я вижу толпу идущую позади нас и кто-то смеется, кто-то обнимается со своим парнем, кто-то смотрит на нас как на идиотов. А я лично пытаюсь куснуть Нерона за отсутствующие бока.
- Надорвешься, несчастный! – кричу я, тяжело дыша и фыркая, в конце концов, примиряясь со своей участью.
В общем, когда меня усаживают на прилавок, я и не сразу понимаю, где я, потому что укладываю вновь сбившиеся из прически волосы. А Нерон времени зря не теряет и просит у старичка резинки. Да и еще и сволочь такая, ухмыляется, пользуясь цветочками в бороде в свою пользу и просит чертов клубничный вкус.
- Ах ты…
Мне не дают выговориться и тогда я просто тяну руки к шее самого невыносимого мужчины на свете и он ловко отбивается от моих рук. И у него еще и хватает наглости поинтересоваться моим мнением по поводу лучшего размера.
- Мне измерять в соответствии с твоим эго или той короткой пятиминуткой, что была у нас в переулке? – улыбаюсь я с самым невинным видом, но блеск в глазах наверно выдает, что в этот самый момент хочу куснуть его. Или просто хочу. Потому что невольно облизываю губы, глядя на моего мужчину. – Тогда дайте нечто среднее между огромным и совсем крошечным.
Ну ты же спрашивал моего мнения, дорогой? Улыбаюсь и моментально вспыхиваю, когда Нерон говорит о количестве. Черт, я просто сейчас вся покроюсь краской праведного возмущения. Но еще и восторга.
- Завтра снова придется идти в аптеку. – тихо шепчу я, наклоняясь к мужу и бедный кассир просто не понимает, что ему делать. – Дайте еще противозачаточных.
Уж все же проще, чем каждый раз таскаться за резинками. А той дюжины как раз хватит, пока таблетки не начнут действовать. Мне бы уже сейчас лучше одну выпить. А то я уже давно не принимаю, а секс у нас был очень внезапный.
Так я и делаю, пока мы двигаем в сторону, нет, не дома. Я решаю, что нам еще нужно прогуляться и все-таки что-нибудь купить. Я таки отовариваюсь в магазине белья и прикупаю купальник, который мне совсем не нужен, но было бы странно быть в Четвертом и не купить купальник. Теперь уже даже не уверена, пригодится ли он мне.
Потому что мы со Сцеволой забуримся действительно в самую жопу мира. Оказывается дальше по берегу, если идти от дома то можно наткнуться на маленький райский уголок, который тоже является частью территории. Маленький мостик, разрезающий морскую гладь ведет к небольшому бунгало, в котором самый минимум вещей, но только очень необходимых. Кровать, пара тумбочек, столик, стулья. И никакого слова техники, все только самое простое, без заморочек. Окна в пол и вид просто потрясающий, бесконечное морское царство, уходящее в горизонт.
- Надеюсь, мне не придется слушать истории, в стиле, например. Что на этой постели был зачат ты.
Смеюсь, указывая на чистейшую и безукоризненно заправленную постель в нашем небольшом домике, в котором мы спрятались абсолютно от всех. Наши телефоны тоже остались в главном доме и мы даже без средства связи. Главное, чтобы не смыло.
Зато как же здорово просто завалиться в постель и наконец получить друг друга полностью, располагаясь, как нам удобно и не заботясь о том, что нас может кто-то увидеть или услышать. Мы полностью отрезаны от мира и как будто кроме нас никого нет. Что-то подобное было в клинике, но там обстоятельства были совсем другие. А то что мы вытворяем с Нероном здесь это лучше всяких баскетбольных площадок и гончарных кружков.
- Обожаю, как ты лишаешь меня дыхания. – шепчу, прижимаясь к Нерону, после очередной дыхательной гимнастики, и покрывая его плечи мелкими поцелуями.
Обожаю его плечи, люблю скользить по ним пальцами, проводить дорожку поцелуев по веснушкам и подниматься к колючему подбородку моего милого. Мы засыпаем под легкий шум моря и просыпаемся к полудню, когда солнце жарит и пора бы уже перекусить. Мы плаваем в море, ныряя с масками, гуляем по берегу, сталкиваем друг друга в воду. Нерон таскается просто в шортах и мой милый то и дело ловит мой взгляд на своей заднице. Зато его взгляд неприкрыто блуждает по мне всей, потому что на мне только полупрозрачная туника и я даже купальник не потрудилась надеть. А зачем? Нас все равно никто не видит. А мой муж видел уже все.
Пока что по ночам я все еще просыпаюсь от липкого чувства страха и полной темноты. Я быстро подрываюсь на постели, пытаясь осмотреться и понять, где я, не завалило ли меня снова и не показалось ли все, что происходит между мной и Нероном. Но я нахожу моего любимого рядом со мной в постели, о да, теперь мы не расходимся по разным… бунгало. Все как-то в новинку и в то же время, все правильно.
Мы как-то совсем затерялись и я понимаю, что хоть немного, но надо дать о себе знать, хотя бы родителям.
- Я за телефоном. Тебе принести? – спрашиваю у мужа, пока он сонно покачивается в гамаке. Торможу его и целую. Люблю его безумно и просто не могу оторвать себя от него. Мы как будто компенсируем упущенное время.  – У Марка день рождения. Надо поздравить. И совершенно точно надо позвонить родителям. Иначе они подумают, что мы поубивали друг друга. Скоро вернусь.
Марк не то чтобы рад меня слышать, но голос у него вполне довольный. И вроде как музыка на заднем плане, значить, празднует на всю катушку. Рассказывает, что все идет по плану и что без меня ничего плохого не произошло.
- Ладно, тогда я позвоню, как приеду и встретимся. – заканчиваю я быстро разговор, опираясь на ограждение.
Хвала богам, без меня там ничего не сломалось и ничего не обвалилось. Да уж, обваливаться оно все гораздо только когда я внутри. Хмыкаю сама себе и возвращаюсь к мужу, нагло забираясь на него и растекаясь по всему его телу.
- Кто звонит родителям? Давай на камень-ножницы-бумага? А вообще я думаю, лучше позвонить твоей матери. Она из всей компании – самый адекватный человек. – целую моего любимого в нос, пока он морщится от удовольствия и спускаюсь ниже к его кадыку. Черт, как же я обожаю его острый кадык. Так и хочется обхватить его губами, что я собственно и делаю, легко посасывая. – На работе все хорошо и все идет по плану. Марк сказал, что твой план электроснабжения идеально уложился в ситуацию. Слушай, - я резко меняю тему, спускаясь поцелуями по плечам Нерона и ниже, к животу. – помнишь ты говорил, что я тебе приснилась? А потом, это повторялось? Ты уже все сны в реальность превратил?

+1

55

Регина не скупится на фантазию и издевательства, когда речь заходит о размерах. Ну-ну. Ну-ну. А еще она берет противозачаточные, и, похоже, аптекарь ошарашен вконец такой вот парочкой, которая напару затаривается всем необходимым и ничуть не шугается и не смущается, а даже наоборот. Однако, что бы они ни прикупили, все в дело, потому что на несколько дней они просто пропадают в бухте, оставив телефоны и взяв с собой только себя.

Здесь хорошо и, когда они просыпаются после полудня, потому что ночью было совсем не до сна, то перебираются в тень под пальмами, вытягиваясь в гамаке, или же ныряют с масками. Регина выгуливает свой новенький купальник только раз, потому что потом просто расстается с ним, накинув на себя только легкую тунику, и прохаживаясь вот так бессовестно красиво.

Когда Регина ловит на себе его взгляд, то вспыхивает и шутит что-то насчет его извращенских фантазий, но, видимо, есть в его глазах что-то, что заставляет ее унять даже свое чувство юмора и тихо устроиться рядом, положив голову на плечо. Просто он так часто любуется ею безо всякой пошлости или страсти. Регина дарит покой...
Нерон подбирается к ней, пока она дремлет, устроившись на животе и подмяв под себя подушку. Он целует ее вдоль позвоночника, и она мурлычет сквозь полусон, словно котенок.

- Не знаю, кто был зачат на этой постели, наверное, пока никто, так что предлагаю и нам пока не распечатывать эти ворота, - смеется Нерон, шелестя перед ее носом фольгой с резинкой. - Хочу тебя.

Ночи жаркие, но Регине еще видятся кошмары, и она прижимается к Нерону среди ночи, влажная, горячая.
- Спи, - бормочет он, обнимая ее. - Все позади.

Конечно, в идеале протянуть бы так как можно дольше, но у Регины свербит отзвониться на большую землю, и однажды она бегает в большой дом за телефоном. Видите ли, у Марка День рождения.
- Мне не нужен, - отвечает Сцевола лениво. - Мне нужна ты.
И уж точно ему не нужны родители, хотя Регина настаивает, что нужно связаться с ними и дать знать, что они живы. И, конечно, Нерон проигрывает, так что отдуваться ему. Окей, он набирает номер матери. И без видеозвонка.
- Не хочу, чтобы ты своим свечением ослепила ее, - объясняет он, имея в виду то ли то, что Регина и вправду светится как фонарь, то ли то, что кое-кто сверкает своей невероятно аппетитной задницей.
- Мам, привет. Мы живы. Увидимся в столице, когда вернемся. Дам знать, - тараторит Нерон и отключается, едва дав матери слово. Регина толкает его, отчитывая за детскость.
- Могу позвонить и сказать, что мы тут трахаемся и едим виноград, - пожимает плечами он, и Регина уже сама отнимает трубку, усаживаясь на него верхом и говоря о том, что работа в Двенадцатом не стоит на месте.

- В самом деле? Марк оценил? Ты точно с ним разговаривала? - но обсуждения не выходит, и уши Марка этим вечером не загорятся, потому что Регина меняет тему. - Все пытаешься выведать у меня про мои сны? - усмехается Нерон, рассматривая ее лицо, поправляя пряди выбившихся волос. - Уже превратил... Но, знаешь... Я люблю не сны, а хорошие воспоминания. Может, сделаем парочку?

Снится ли ему Ирис? Да, она снилась. Редко, очень. Однажды она приснилась ему здесь, словно бы как урок тому, что он забыл о ней с Региной. Если такое, конечно, возможно... Нерон некоторое время потом лежал без сна, рассматривая в лунном свете лицо спящей и такой теплой Регины, вспоминая на удивление каждую его черточку, которую рассмотришь только при свете дня. А еще от Регины исходило такое... такое чувство любви. Да, черт подери, он его ощущал в ее взгляде, прикосновениях, в ее словах. С ее стороны постоянно была забота и внимание к нему, иногда приправленные остротами и шутками, но часто совершенно ласковые. И это было так непривычно и так... приятно.
Нерон целует Регину в кончик носа, и она улыбается во сне.

И таки без возвращения в Капитолий невозможно, только прилетают они все-таки другие. И неожиданно их встречают родители. Что за семейный слет?
- Не нужно было их предупреждать, - Нерон смотрит на Регину сквозь солнечные очки. Они выходят как ни в чем ни бывало, не держатся за руки, не обнимаются. Только Регина идет на полшага впереди, а Нерон словно прикрывает ее. И они вместе.

- Ну наконец-то, - Люций заключает дочь в объятия. - Ты отлично выглядишь, загорела. Поспешим, у нас стол в ресторане.
- И когда ты только успела загореть? - шепчет быстро Нерон. - Спина, живот... Я так равномерно переворачивал тебя на пляже?

....

+1

56

Нерон порой ведет себя как капризный ребенок, но чаще, роднее для меня нет человека. Я могу ругаться на него сколько угодно, могу язвить, говорить гадости, могу щипать его за нос и за уши. Но факт остается в том, что рядом с Нероном мне хороши где бы мы ни были. Я не знаю, чувствует ли он что-то подобное ко мне, но у нас сейчас все хорошо и мне этого достаточно. Впрочем, его взгляд порой такой нежный, что я прячу все свои иголки и становлюсь послушной и податливой. Это ведь называется влюбиться по уши?
И я хочу любить Нерона. И с ним я хочу создавать приятные воспоминания. Тем более что на двоих у нас их не так уж и много.
- Зачем останавливаться на парочке? – целую моего милого и мы пропадаем в простынях.
Мы отлично проводим оставшееся время, иногда выбираясь в город, но больше все-таки зависая дома вдвоем и наслаждаясь тишиной или собственными голосами. Мы всегда найдем, о чем поговорить и что еще круче – о чем помолчать. Я забываю с мужем обо всем и даже о том, как он отверг меня ради Ирис. В самом деле, если бы я хранила обиду, ничего из того, что у нас сейчас есть, не было бы. Только внутри все же немного грызет, что все это временно, пока Нерон не найдет кого-то подобную Ирис, которая зажжет его и не отпустит. А я, так, чтобы занять время. И нет, дело не в том, что я не уверена в себе, просто, наверно, я не очень доверяю Нерону в этом плане. Брак браком, но остепенится и быть с одной – это как-то не для него.
Но пока-то все хорошо. И мне нравится делать мужу массаж, сидя на его спине и растягиваясь по его телу, буквально растекаясь и шептать ему на ухо всякие глупости. Нравится целоваться с ним, пока мы стоим по пояс в воде, нравится, как его руки медленно словно изучают мое тело, не упуская ни единой детали. Нравится чувствовать его поцелуи среди ночи, нравится будить его по утрам, прижимаясь к нему всем телом и целовать в закрытые глаза. А когда внезапно на несколько дней на Четвертый обрушивается гроза, то мы сидим под одним пледом, укрытые с головой и попивая чай или кофе, просто таращимся на непогоду, долго целуемся и это гармония. Мне все нравится в Нероне.
Не знаю, что ждет нас по возвращению, но вот родителей и их обед я никак не жду и он не укладывался в мои планы. Конечно, Сцевола высказывается по этому поводу.
- Расслабься и веди себя как обычно. Они чуют страх. – невозмутимо выдаю и иду прямо в объятия отца. – Какой приятный сюрприз. Надеюсь вы не ждете нас с самого нашего отъезда?
Когда с объятиями покончено, мы выдвигаемся к машинам и Нерон не был бы собой, если не прокомментировал мой загар. Я бросаю на него острый взгляд и почти уверена, что мужу кайфово от того, какие свежие воспоминания он во мне пробуждает.
- Ты жарил меня равномерно. – уточняю, улыбаясь широко и, черт возьми, хочу его поцеловать.
- Регина, надеюсь Нерон ничем не испортил отдых. – Корнелия с любящим смешком смотрит на сына, но все же знает, о чем говорит.
- Ну что вы. Ваш сын… оказывается умелый кулинар. – премило и с самым невинным видом сообщаю я.
- У Нерона много талантов. Но он их скрывает. – смеется она, видимо приняв мой комментарий за чистую монету.
- Как хорошо, что впереди у меня вся жизнь, чтобы узнать их.
Мы действительно едем на ужин, хотя это жестоко со стороны родителей, тащить нас с корабля на бал. Нам задают разные вопросы, пытаясь докопаться до деталей. Куда мы ходили, чем мы занимались, какая нынче погода, много ли людей. Столько вопросов и столько коротких ответов с моей стороны.
- Регина, ты видела бунгало дальше по берегу? – Гней бросает взгляд на Нерона, как будто пытаясь что-то вычислить по лицу сына.
Ну по моему лицу, надеюсь, ничего не понятно. Но я все же неплохо палюсь, тормозя с ответом и поспешно запивая еду вином. Что-то в горле пересохло.
- Да. Нерон мне показывал.
- Мы немного волновались, что вы долго не отвечали на звонки. – это уже комментарий моего отца и он пилит меня пристальным взглядом. Блядь, как будто мне пятнадцать и он стоит на страже моей девственности.
Я оборачиваюсь к Нерону.
- Передаю слово тебе. Ты же в семье мужик.
Так или иначе, но из-под обстрела вопросами нам удается сбежать, потому что что-то меня тошнит и голова кружится, наверно это после самолета и мне неплохо было бы прилечь. Мама, папа, спасибо за такой замечательный обед. Да, мы сбегаем.
- Фух, ловить нас прямо с самолета – это совсем жестоко с их стороны.
Впрочем, едва мы переступаем порог дома, как мне уже не до них. Просто я оказывается так устала, что мне не терпится оказаться в ванной. И я очень рассчитываю, что окажусь там не одна. Потому что мои руки уже сноровисто забираются под футболку мужа и я прижимаюсь к нему.
- Мне кажется, я так плохо себя чувствую, что в ванной мне не помешает поддержка.
Родители пытались выведать у нас не просто наше времяпрепровождение, но и отношения, которые между нами складываются. Не очень хотелось утолять их любопытство. Не знаю, что там Нерон думает, а я просто из вредности не хотела. Мне и самой, извините, мало пока еще наших отношений, чтобы делиться ими с кем-то. Только вот за нас уже все сделали. Потому что на столе в гостиной валяется журнал, в котором пестрят наши с Нероном фотографии с Четвертого и громкая статья о примирении семьи.
- Вот же! Я там тумана напускаю, а они оказываются все знают и только прикидываются любопытными дурачками.
Но, на самом деле это очень даже радует, что, несмотря на все неподтвержденные слухи о наших с Нероном цветущих отношениях, родители не лезут со своими наставлениями и ожиданиями. Да, ужины по плану, но предки как будто бы успокоились на наш счет. И Корнелия снова делает попытку пригласить меня на обед. Отговариваюсь, что у меня обед с Нероном. И хотя никакого обеда с мужем у меня нет, но он будет. Потому что заявлюсь к нему в офис с сэндвичами и кофе. На улице мракобесие и ходить куда-то не охота. Да и Нерона тоже не хочется отвлекать от работы. Поэтому мой муж просто опускает ролеты на прозрачные стены и мы перекусываем. И так здорово целоваться в горячие от кофе губы.
Я знаю, что не смогу бегать от Корнелии вечно, но буду это делать, пока могу. Не готова я еще для задушевных бесед о ее сыне. А у нее всегда взгляд такой, как будто она хочет выдать мне какую-то страшную тайну о нем.
В последних числах августа Капитолий устраивает что-то вроде поминального дня. Обычно именно в этих числах была Жатва. Теперь же чуть ли не каждого погибшего ребенка объявляли жертвой гнета Сноу. Ну это и не суть. Главное, что капитолийская верхушка тоже объявила этот день, как дань жертвам «репрессий Сноу» и поминала старых друзей. По факту же сборище было ничем иным, как очередная тусовка «для своих». Серпентарий во плоти. Мероприятие проходило на крыше самой высокой башни столицы и подавались там самые изыски.
Мой любимый не очень хотел идти на такое высокое мероприятие, но я его уломала. Не без помощи своей гибкости, к слову. И вообще, Нерон после наших упражнений в постели такой мягкий, такой теплый, такой нежный и расслабленный, что просто грех не воспользоваться положением и не попросить у него чего-нибудь. Я не злоупотребляю, но…
- А ты в курсе, что там есть комната, в которой есть шест?.. – тяну моего хорошего за мочку уха и слегка кусаю за подбородок. Так здорово лежать с ним в одной постели, забросив на него ногу и водить пальчиками по его татуировке.
В этом году тусовка в жанре рок-н-ролла и это довольно интересно, потому что предполагает определенный стиль в одежде. И есть у меня одно такое платье, которое остро нужно выгулять. С Нероном. И именно поэтому я предлагаю выезжать не вместе, а встретиться уже там, потому что я немного опоздаю. Но обещаю, что Нерон не пожалеет о своем согласии.

for u

http://savepic.ru/9007786m.jpg

+1

57

Общее ощущение от ужина у Нерона таково, словно бы едят на самом деле их с Региной. Родители прямо-таки в рот глядят и ловят каждое слово, пытаясь выведать, как прошел отдых. Утомляет, да. Они бы еще палочкой в них потыкали, чтобы вызвать реакцию. Регина вообще сдается и переводит на него стрелки.
- Отец, бунгало на месте, дом на месте. Все стоит, - отзывается Нерон, и на "все стоит" Регина слегка закашливается. - Ну-ну, не подавись, родная. Глотай.
Вино у Регины носом не идет, но где-то застревает.
- Эта поездка была отличной идеей. Вам обоим она пошла на пользу, - вставляет Корнелия.
И как же удачно Регина сказывается больной и укаченной после перелета! Нерон как будто только этого и ждал, так что тут же сворачивается.
- В самом деле, мы поедем. Отличный ужин, всем пока.

А оказаться в лофте наконец - просто кайф. Регина тут же сообщает, что нужно в ванну, но одна она едва ли не боится в ней утонуть - такая уж на нее напала слабость.
- Подержать тебя, да? - улыбается Нерон, складывая руки на ее заднице. Попутно они обнаруживают свежую прессу, и Регина притворно возбухает, что в этом городе нет понятия о частной жизни. Ну да... Нерон просматривает газетенку с фотографиями из Четвертого.

- Ты здесь отлично вышла, знойная, - цокает он языком.

Вообще, их, к слову, особо не донимают расспросами, просто когда-то успевают фотографировать. Впрочем, не сказать, что они особо скрываются. Разве что когда Регина приезжает к нему с перекусом, и они закрываются в его офисе. Она теперь часто бывала у него, да и вообще работа по Двенадцатому продолжалась, так что все складывалось как нельзя удачно. Однако помимо таких вот рабочих и околорабочих моментов были еще тусовки, без которых никуда. Каждый выход в свет - это как дополнительный орден на грудь, но Нерон равнодушен, и Регина просто из кожи вон лезет,чтобы вытащить его на лицедейский поминальный ужин или что там в честь жертв Голодных Игр всех времен проводится теперь.

- Просто скажи, что тебе нужно покрасоваться и показать, что ты отскреблась от угля, - фыркает Нерон, но сдается, и чего стоит этот восторженный победный вопль Регины. Она тут же объясняет ему, что поедут они не вместе, и что ей нужно быть во всеоружии и вообще. Смешная.

К слову, Нерон припаздывает, и ждет, что сейчас Регина кинется на него и придушит, но вроде бы ничего такого не происходит. Гостей очень много, все знакомые, но обо всех можно забыть, когда он видит Регину в этотм красном шелковом платье, которое обтекает ее тело, показывая и скрывая одновременно все. Ох.
- Ты на шест или по пути с него? - шепчет он, кладя руку на ее обнаженную спину. - И у тебя торчат соски, я сейчас сойду с ума. - Как ни в чем ни бывало, приветствуя взмахом руки знакомых.

- А вот и муж, - Марк возникает с бокалом шампанского.
- Скучал по мне?
- По твоей жене. - Что-то неожиданное. Ну нет, Нерон в курсе того, что они крутили, так что неожиданное - это про то, что Марк пустил язык.
- Заведи свою и не скучай, - Нерон пожимает плечами, но ситуация все равно накаляется. Ощущение такое, что Марк просто ждал момента и не нашел лучшего, чем сейчас.
- Я неплохо заводил твою.
- Завод только кончился, да?

...

+1

58

Я попадаю в руки Нерона почти сразу, едва прохожу в толпу и мне нравится, как у него загорается взгляд. Это любой женщине приятно, но Нерон, он же такой… черт, я чувствую себя на таком подъеме, что этот мужчина загорается от меня, что я ему нравлюсь и он этого не скрывает. Он невероятный и только мой. И это невероятное счастье для меня. Я уже и не помню, когда чувствовала себя такой целой и да, счастливой.
- Я тебе больше скажу. – улыбаюсь и тянусь к моему мужчине. – На мне еще и нет белья.
И только от одного взгляда мужа у меня ноги подкашиваются, так сильно я его хочу и так невыносимо люблю его. Я готова закричать от восторга.
Только не приходится, потому что рядом с нами материализуется Марк и ведет себя резко и странно. В его руке бокал шампанского, но он не похож на выпившего. Только глаза блестят, как будто он дернул чего-то. Но ведь такого быть не может. Марк никогда не был по этому делу. Да, он сам по себе был резвым парнем, но сейчас у него как будто крышу срывает и мне не нравится то, что он говорит Нерону.
- Марк, ты хватанул лишнего из спиртного? – деланно смеюсь я, стараясь как-то загладить конфликт, который нарастает со скоростью лавины. – У тебя там точно шампанское?
Тяну руку к его бокалу, но Марк резко дергается от меня, только перехватывая мою руку, но как будто осекается и отпускает.
- Я трезв, котенок. Даже слишком для этого вечера.
- Тогда нужно это исправить, а то ты несешь полную чушь. – последнее выходит как-то угрожающе и я сама не контролирую свой тон.
- А ты думала, что я буду рад за тебя? – хмыкает мужчина, пиля взглядом все же Нерона. – Думала, кинешь меня и я спокойно это снесу, как всегда?
- Я думала мы достаточно взрослые люди, чтобы разобраться в этом только вдвоем.
- А зачем же вдвоем? Чего такого твой муж не знает о нас? Мы трахались. И было здорово. – он смотрит на Нерона с вызовом и каким-то нечеловеческим оскалом. А потом переводит взгляд на меня. – Только тебе же нужен был не я, да? Иначе, как объяснить, что ты строила из себя примерную жену и всякий раз возвращалась к этому своему мужу? А помнишь, какая ты прибежала ко мне, когда он променял тебя на свою героиновую шлюшку? Так ты ее вроде называла. Помнишь, как рыдала по ночам? Как я успокаивал тебя? – и снова к Нерону. – Она стонала как заправская потаскуха, когда я драл ее. Пока ты веселился с другой. – глаза Марка холодны и полны льда. – А потом, стоило ему щелкнуть пальцами и попасть в клинику, ты побежала к этому обдолбанному обсоску, сказав что? Что ты должна быть с ним рядом!
Марк не контролирует слов и голоса и поэтому наша маленькая дискуссия привлекает всеобщее внимание. Можно даже заметить как рядом стоящие парочки прекратили беседы и теперь прислушиваются к грязным деталям нашего разговора.
А у меня внутри все переворачивается от его слов. Это даже не ненависть, это пустое бессилие, потому что слова Марка вызывают в памяти воспоминания, о которых я уже и забыла. Потому что рядом с Нероном было так хорошо, как ни с кем. И сколько бы здесь сейчас Марк не бахвалился, что он утешал меня так умело и мастерски, но о Нероне я помнила всегда. И да, я побежала к нему, едва понадобилась. И я солгу, если скажу, что тогда не думала о том, что для нас с мужем это могло быть новое начало. Просто тогда не этот вопрос стоял на первом месте.
Я чувствую, как напрягается Нерон, как он дергается вперед и встаю как бы перед ним, останавливая. Я не хочу скандала и все, что сейчас говорит мой бывший любовник, может и правда, но все это от злости и обиды. Он прекрасно сейчас понимает, что я просто использовала его, чтобы залечить свои раны. А я и не отрицаю.
- Ты все сказал? – тихо спрашиваю я, силясь угомонить рвущееся из груди сердце.
- Нет. – низко выговаривает он, наклоняясь и приближая ко мне свое лицо. – Ты не нужна ему. Ни ты, ни твоя любовь. Можешь врать себе сколько угодно, что не любишь его, но все же ясно, да, котенок? – противно, до остановки дыхания противно. – А когда он в очередной раз кинет тебя, ты останешься одна, Регина. Потому что ты – мразь. Слабохарактерная мразь. И вот теперь я все сказал.
Где-то вдалеке слышен смех, но это потешаются не над нашей ситуацией. Просто кто-то пропускает все веселье, заговорившись с друзьями.
- Ты уволен. Завтра твое заявление должно лежать у меня на столе, а кабинет должен быть пуст.
- Оно уже лежит. – улыбается он и я дублирую ему его улыбку.
- Отлично.
Возникает пауза и я спиной чую, что еще немного и уже даже я не сдержу Нерона.
- Ариведерчи, муж. – хмыкает на последок Марк и разворачиваясь тут же громко с кем-то здоровается, как будто и не было ничего.
Я разворачиваюсь к Сцеволе и беру его лицо в ладони.
- Успокойся, он того не стоит. – ну подумаешь обсоском обозвали, ну Нерон и не такое наверно слышал в свою сторону.
Задели ли меня слова Марка? Ну, уж точно не те, где он назвал меня мразью. Просто он как-то освежил рану, поковырялся в ней. Неприятно. Но бывало и хуже, я помню. Плохо просто, что Нерон все это слышал.
- Побудем еще немного и поедем домой. Каблуки жутко неудобные и как-то мне под юбку задувает.
Улыбаюсь и стараюсь выглядеть как ни в чем не бывало. Только внутри все дрожит и, пожалуй, я хочу напиться за то короткое время, что мы здесь будем.
- Ты был прав, надо было не ходить.

Отредактировано Lucia Varys (Чт, 17 Мар 2016 20:35)

+1

59

Марк несет такую грязную и мерзкую хуйню, что только Регина и останавливает Нерона от того, чтобы раскроить ему морду и заодно весь череп по швам. Она сама разве что не сливается по цвету со своим платьем, а потом наоборот вдруг вся краска с нее сходит, когда сквозь зубы задает вопрос, высказался ли этот ублюдок. И очень-очень не хочется подставлять Регину больше, чем уже есть, да и вроде бы этот хуесос ретируется...

Нет, Нерона не бесит то, что Марк рассказал так любезно об их отношениях с Региной, его бесит тон, каким это было передано, и слова в ее адрес. И, конечно, не укрылось от внимания, что сволочь хотел вбить клин, напомнив, как Регина отзывалась об Ирис. Типа: "Смотри, как я много знаю! Она мне доверяла!"

Регина намекает на то, что задерживаться дольше им не стоит, пытаясь всеми силами отвлечь Нерона, вот только... Он цепляет Марка взглядом и широко улыбается, подмигивая, и улыбка еще шире, когда он видит, что тот вдруг оставляет своих друзей приятелей и быстрым шагом идет к ним. И ощущение, что несостоявшийся любовничек примеряется раскрошить бокал о голову Нерона. Сцевола рассеянно отвечает Регине:
- Да ты что, такой вечер... - он очень деликатно оставляет ее в сторону, и тут его хватает за плечо Марк, разворачивая к себе. Нерон едва успевает отклониться, и кулак только вскользь проходится по морде лица.

- Воу-воу! - Нерон подбирается.
- Что ты лыбишься, долбаный наркоман? - рычит Марк, засучивая рукава и бросаясь на него. Плюс драк на таких вечерах - есть время разыграться, потому что присутствующие будут ждать, что охрана среагирует сама, а из гостей не полезет никто, ведь жаль мять костюмы.
Нерон бьет по челюсти резко и без приготовлений, метнувшись к Марку в мгновение ока. Тот охает. падая на кого-то из стоящих позади и вызывая переполох, его отталкивают обратно, прямо на Нерона и тот отправляет его в выстроенную из бокалов башню. Звон хрусталя заглушает все. Короче, покинут они этот вечер раньше, но поедут не домой, а в отделение правопорядка. Чертовы революционеры навели тут... образцовость. Никому не сунешь чек, чтобы решить все тихо-мирно. Теперь тащат в участок и все такое.

- Тебе стоит поехать домой, - смеется Нерон, глядя на Регину, пока на него надевают наручники. - Дождись меня, не выходи замуж... - он даже всхлипывает. - Выбью твое имя на ладони, чтобы вспоминать о тебе по утрам... - поигрывает бровями. - Ну ты поняла.
Нерон несет околесицу. Максимум его продержат как раз до утра, но Регина такая фыр-фыр сейчас, что загляденье и грех ее не поподдевать.
Марка тоже сворачивают, правда, облепив пластырями и обернув бинтами...

..

Отредактировано Aaron Levis (Чт, 17 Мар 2016 21:13)

+1

60

Мне уже кажется, что кризис миновал, потому что Марк уходит, а мне удается увести Нерона от опрометчивых действий. Но что-то происходит у меня за спиной, чего я не успеваю заметить и проконтролировать. Сцевола нежно отодвигает меня в сторону, а сам шустро уворачивается от удара Марка. В толпе слышатся вздохи и вскрики ужаса и даже как будто восторга. Ну еще бы. Здесь все свои и они любят такие остросюжетные повороты событий.
Марк и Нерон сцепляются, но выигрышное положение все-таки у последнего. Кто бы мог подумать? Впрочем, чему я удивляюсь? У Сцеволы наверняка большой опыт в таких делах. Марку прилетает очень нехило и слышится звон бокалов, а по полу рассыпаются осколки от дорогого стекла. И конечно, никто не суется в потасовку, кроме охраны, которая на это натаскана, чтобы растаскивать подвыпивших капитолийцев, которым уже мало просто болтаться в компаниях. Только так было раньше и где-нибудь в другом месте. В клубах, например. А здесь же приличное общество.
Я наблюдаю за всем этим с ужасом подступающим  к горлу и мне тоже хочется кому-нибудь вмазать. Только нихрена у меня конечно, не выйдет, потому что появляются миротворцы, которые у нас теперь за правое дело и они забирают обоих бунтарей с собой.
Нерон несет какую-то чушь и я не понимаю, т ли это у него такой способ успокоить меня, то ли он сам по себе веселится данной ситуации, потому что по нему не скажешь, что он зол или расстроен. А я закипаю внутри от того, как мой непутевый муж легко относится ко всему происходящему. Боги, он даже не представляет, что это все будет завтра на первых полосах всех светских журналов. А скорее, даже и не думает об этом.
- Подождите! В какое отделение вы его везете?
- А вы кто? – интересуется один из миротворцев, наблюдая, как Нерона уводят.
- Я его жена.
- Которого из?
- Того, который поменьше. – рыкаю я и честно, уже готова откусить голову этой системной шлюхе.
Я еду следом за мужем и даже понятия не имею, куда забрали Марка. Их вроде и не должны поселить в одну камеру, потому что это точно закончится чьей-нибудь смертью. Черт! Я просто не понимаю, какого хрена там произошло. Что случилось с Марком, почему он выговаривал все эти вещи. Зачем он делал все это так показательно, перед Нероном? Тут дело ведь вовсе не в ревности, а в обиде. Неприятно, когда тебя используют и при любом удобном случае сбегают к другому. Ладно, хрен с ним.
А вот что нашло на Нерона? Хотя здесь, наверно, вопросов все таки меньше. Просто я же уже отвлекла его, уже увела и все сорвалось. Хочу врезать ему как следует, но только поездка до участка успокаивает меня и сбивает весь пыл, так что я расслабляюсь.
- Послушайте, ну подумаешь, сцепились два капитолийца. Ну не в первый же раз. Ну не поделили что-то. Нормальная же практика.
- Я вам еще раз повторяю, они нарушили закон.
- Да с каких пор, драка – это нарушение закона?
Ну вашу ж мать, в пору Сноу всегда было так легко уладить этот вопрос денежным способом, а эти чудилы понаехали из других дистриктов и теперь права качают и устанавливают порядок на улицах. Только это не улица и капитолийцам закон не писан.
- До выяснения обстоятельств ваш муж будет у нас. В качестве меры наказания.
- Я вас умоляю, вы ему отпуск устроили от того, чтобы я ему мозг прочистила. Выпустите его и вот это будет наказание.
Меня никто совсем не слушает. Тогда я вытаскиваю из сумки карту и машу ею прямо перед лицом капитана миротворцев, который здесь сидит собственной персоной.
- Давайте договоримся. Я внесу залог, или как вы это сейчас называете, и заберу моего мужа домой.
- Миссис Сцевола, может быть, во время правления вашего Президента это и работало, но сейчас, уйдите от греха подальше, пока я не посадил вас в камеру за предложение взятки.
- Да ладно вам, капитан. – присаживаюсь на стол, обнажая ногу, которая попадает аккурат в разрез платья. – Не будьте таким принципиальным. Прежние миротворцы всегда были подстилками. А вас, должно быть, нынешняя Президент и не балует финансами…
Мне заламывают руки и так и заталкивают соседнюю с Нероном  камеру, закрывая за мной дверь моей новой клетки. Не сказать, что это то, что я планировала, но этот вариант не хуже остальных. Едва ли бы я сегодня уснула. Правда, нары тоже не совсем мечта моей жизни, даже сесть туда боязно, такая грязь. Но зато Нерон где-то рядом, за стеночкой. Не вижу его, зато слышу, как он подскакивает к решетке и машет мне рукой.
- Думал, сбежать от меня? – приваливаюсь к стене и тяну руку сквозь прутья, тоже маша Нерону рукой. Он что-то там бузит, а я смеюсь. – Я хотела вытащить тебя и немного переборщила.  Признайся, ты давно хотел ему вмазать. – тут же перевожу стрелки, чтобы избежать отчета на тему, что я не знаю, что делаю. – Думаешь, я выгляжу жалко?

+1


Вы здесь » THG: ALTERA » Callida junctura » You can’t just leave me


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC