Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Callida junctura » You can’t just leave me


You can’t just leave me

Сообщений 61 страница 80 из 100

61

Нерона отправляют в камеру, но таки дают право звонка адвокату. Еще бы! Вообще, миротворцы, хотя и жутко героичны, но справедливы, так что Донна уже в пути. А вот Регине терпения властей правопорядка было бы неплохо занять, потому что спустя полчаса ее проводят в соседнюю камеру. Нерон не верит своим глазам, ее хочется и придушить на месте, и взгреть хорошенько во всех смыслах, потому что она какая-то просто запредельная коза.

- Боюсь спросить, что ты сделала, чтобы оказаться здесь, - смеется он. Стена глухая, но можно исхитриться и увидеть ряд прутьев ее камеры. Кстати, их, видимо. посадили в каком-то вип-крыле, потому что странно, что участок в вечер пятницы пуст. К слову, то, что Регине видится как свинарник, для Нерона вполне себе приемлемо. Он тут не в первый раз, да.

- Я всегда хотел ему вмазать, - соглашается Нерон. А насчет "жалко"... Нерон стучит по прутьям, и входит охранник. - Передайте моей жене, - он снимает пиджак и отдает буйволу. - Не застудись, милая. - Сладким голосом.

Регина фыркает.

- Я позвонил адвокату, так что скоро будем дома. Хотя... - тянет Нерон. - Я ведь только насчет себя предупреждал. Ты своему адвокату позвонила? Ведь я-то что... Ну подрался. А вот ты против системы пошла... Считай, враг государства... - рассуждает он. - Постараюсь дождаться тебя, дорогая...
Регина просит его заткнуться.
- И ты наверняка выглядишь потрясающе, - вспоминает он ее вопрос. - И не беспокойся, вши не заводятся в шелке, говорят. - Издевается? Да. Только это как трамплин. Нерон закрывает глаза.

- Послушай. То, что говорил этот герой-любовник, не бери в голову. В смысле, не думай о том, что я обо всем этом думаю. Мне не понравилось, как он обращался с тобой, вот и все... - он умывает лицо ладонями. - Я не осуждаю тебя. Трудно устоять перед таким красавцем, как я. Невозможно, - да, без шутки никуда, но только так он может дать ей понять, что история с Марком - забыта. И Нерон почти точно представляет, как хмурится сейчас Регина и чуть морщит свой немного вздернутый носик.

- Регина, - зовет он. - Люблю тебя.

..

+1

62

Нерон даже не отрицает того факта, что хотел ударить Марка, еще и добавляет, что не просто давно хотел это сделать, а всегда. Я хмыкаю. Ну, хотя бы не врет, скрывая свой порыв благородными намерениями. Впрочем, Нерону всегда можно было отдать должное в этом плане. Он за словом в карман не лез и не притворялся овцой в волчьей шкуре. Тут сразу было видно, что порядочный скот. И непорядочный. Это и привлекало.
Внезапно мужская рука пролезает между прутьев моей камеры и протягивает мне пиджак, под аккомпанемент Нерона, чтобы я не застудилась. О, так он помнит, чем я завлекала его сегодня вечером? Еще одна причина, по которой я не планировала попасть в клетку. Надеваю пиджак мужа, проходя в рукава и заворачиваюсь в него так, будто это самая теплая вещь на свете. А так оно и есть, потому что пиджак теплый и пахнет Нероном. Честно, у меня почему-то даже слезы на глаза наворачиваются. Как-то я заколебалась за сегодня. Я просто прижимаюсь носом к вороту пиджака и закрываю глаза, представляя, что между нами с Нероном нет этой бетонной стены.
Муж начинает нести полную чушь, про то что он вызвал адвоката, но на меня не рассчитывал.
- Помолчи. – умоляю его я. – Тем более что ждать меня придется не долго, если я через полчаса издохну от этого запаха.
Условия действительно отвратные. В шахте хотя бы было темно и я была нормально одета. А сейчас я выгляжу как проститутка, которую поймали на деле. Еще и подстываю немного. Камень неплохо охлаждает пыл. И наверно, это хорошо, что Нерон не воспринимает мои слова про жалость всерьез, а переводит все на шутку. Это совсем не то, что я должна была спрашивать.
Но тут, как будто набрав в легкие побольше воздуха своими шутками, Нерон начинает говорить действительно серьезные и важные вещи. Он говорит о том, что мои отношения с Марком и его выбрык сегодня не имеют никакого значения и лучше нам об этом забыть. И еще Нерон говорит, что ударил моего бывшего любовника из-за его отношения ко мне. Едва ли Марка можно в чем-то обвинять.
И снова шутка, что Нерон понимает свою шикарность и не осуждает меня за мою влюбленность. Я уже даже готова прыснуть ядом на эту его фразу, хотя и понимаю, что он шутит, но он вдруг зовет меня и говорит…
Я признаюсь, я надеялась, что когда-нибудь услышу от него эти слова, но теперь почему-то не могу поверить в их реальность. Как будто это чертов сон. Внутри все вздрагивает, поднимается и падает обратно, потому что мое признание уже готова сорваться с языка, но что-то не выходит. И я так и застываю, сползая по стене и понимая, что не смогу сказать Нерону, что тоже люблю его. И дело не в мести, не в страхе повторения прошлой ситуации, просто сейчас я не чувствую, что могу довериться ему.
Пауза немного затягивается, а я жмурюсь до белых пятен в глазах, выдавая первое, что приходит мне в голову.
- Еще пара таких приводов и нам не понадобится семейный психолог. – приваливаюсь головой к стене и выдыхаю, плотнее обхватывая себя руками. – Через стенку разговаривать гораздо удобнее. Главное не привыкать.
Я не вру. На самом деле, не знаю, чтобы делала, если бы Нерон признался мне глаза в глаза. А главное, я не знаю, чтобы он увидел на моем лице. Это больше похоже на разочарование, но в самой себе. Наверно, мне просто нужно немного времени. Но я не знаю, как сказать об этом мужу и скорее всего, именно поэтому и молчу.
- Я очень зла на тебя, что ты полез в драку. – подвигаюсь ближе к решетке. Мне бы только одним глазом увидеть моего милого. Я его толком и не разглядела. Ранен он или нет. – Тебя сильно задело? – а для Нерона все пустяки. Как всегда. – Но еще больше я зла, - продолжаю свою речь, отложив переживания до лучших времен, - что ты меня возбудил, а теперь прячешься от меня в соседней камере.
Конечно, вся эта речь тоже только для отвлечения внимания и чтобы замять неловкость, которую я все еще чувствую.
- Может, займемся сексом через стену? – тихо предлагаю я, внезапно ласковым голосом. – Пока твой адвокат не явился. Представь, я целую твою шею, пока мои руки неторопливо расстегивают ремень твоих брюк. Твоя рука забирается в разрез моего платья и проводя по бедру, ты не обнаружишь там трусиков. – я даже как будто дышать начинаю прерывисто. – Я подамся чуть левее и ты поймешь, что я уже хочу тебя, а я пойму, что и ты заведен. Потом проведу языком по своей ладони, увлажняя ее и скользну в твои трусы. Опущусь на колени…
- Эй вы там! Прекращайте. Тут вам не клуб ананистов.
Этот бугай своим низким трескучим голосом обрывает весь кайф. А я ведь реально уже завелась, хотя изначально, хотела только пошутить.
- Ты знаешь, кто такие ананисты, дружок? – подаю я голос.
- И узнавать не хочу, извращенка капитолийская. Разведу по разным углам, мало не покажется.
- Милый, разве это не ущемление наших прав?
Впрочем, мне бы помолчать и Нерон именно это мне и предлагает, аргументируя, что никакой адвокат мне потом не поможет. Ну и ладно, все это в любом случае было просто шуткой, удачной или нет.
Так или иначе, но перспектива спать на нарах меня не привлекает, так что я просто меряю шагами камеру, отстукивая каблуками нетерпеливый ритм и молясь, чтобы мне не пришлось здесь издохнуть. Зря я что ли выживала под завалом? А через пару часов нас действительно выпускают и разрешают поехать домой. И, черт возьми, меня аж всю передергивает от этого дикого ощущения тюремной грязи по всему телу. Но я так устала, что дремлю в машине, все еще в пиджаке мужа, который необычайно молчалив, и задумчиво перебирает мои волосы, пока мы едем домой.
Мне кажется, он все ждет, что я вот-вот скажу ему что тоже люблю его, а может, скажу как раз наоборот. Но я молчу, трусливо замалчивая и тот факт, что не могу доверить ему свои чувства.
Как бы то ни было, сегодняшний день покажется не таким тяжелым, как следующий. Конечно, пресса гудит, что ревнивый муж сцепился с любовником жены и это сенсация не обходит стороной ни одно неприличное издание. И даже кучу приличных. Не обошлось и без комментариев, что Нерона увели миротворцы, а как сообщают достоверные источники, миссис Сцевола тоже оказалась за замком.
Родители, конечно, захотят выяснить что произошло, конечно, выскажутся по этому поводу. Не знаю, что там приготовил Гней и чем он будет нас удивлять, когда мы явимся к нему домой, следуя железному приказу, но мой батюшка не удержит в себе желание сообщить мне, что мое раздвигание ног перед чужими мужиками никогда ни к чему хорошему не приводило.

+1

63

Повисает пауза, и на какое-то мгновение кажется, что Нерону только показалось, что он говорил громко или что вообще что-то произнес вслух. Однако, когда Регина отвечает, то по тому, как в самом начале вздрагивает ее голос, он понимает, что еще не сошел с ума, и она его слышала. Слышала, но не хочет по каким-то своим причинам сейчас останавливаться на этом. Ее право - совершенно точно ее право, потому что когда-то он обидел ее с ее признанием. Баш на баш.

Зато Регина заговаривает о другом, и голос у нее какой-то уставший.
- До внуков заживает, - смеется Нерон. Ему совсем немного прилетело слева, но самый край - останется красное пятно, которое скоро сойдет. Он сидит на полу, обхватив колени руками и прижавшись затылком к стене, с закрытыми глазами. А вот Регина внезапно решает поиграть, заводя эротическую беседу самым сексуальным голосом. Сцевола слушает ее, улыбаясь. И нет, он не возбужден, хотя отдал бы все сейчас, чтобы почувствовать все лично. Охранник, который, видать, где-то врос в стену, обрывает Регине весь радиоспектакль, и между ними завязывается перепалка.

- Солнышко, потерпи до дома, иначе нам обоим что-нибудь ущемят, - отзывается Нерон совершенно бодрым, ничуть не сбившимся голосом.

Донна не заставляет себя ждать и, едва все улажено, Нерон и Регина возвращаются в мир добропорядочных граждан. Арес забирает их, тут же давая Регине плед. Она все еще кутается в пиджак Нерона, но зуб на зуб у нее не попадает.
По пути домой она дремлет у него на плече, а Нерон перебирает ее мягкие волосы, положив подбородок на ее макушку и иногда целуя ее.

О том, что случилось, в курсе все, и отец утром орет в трубку, что Нерон ошалел к чертям и вообще что за херня опять начала с ним твориться. Опять... О да, Нерону не впервые вот так занимательно коротать вечера за решеткой.
- Отец, наверное, ждет, что мы с тобой вышли все в татуировках "За свободу порву!"  и с золотыми зубами, - фыркает Нерон, отшвыривая телефон и обратно сгребая Регину, теплую ото сна, в объятия. Да, шумихи будет много, но только до следующей новости, в которой сенатор соблазнил молодую дочку своего компаньона. Это куда интереснее неудавшихся рецидивистов.
К разговору о том, что Нерон сказал тогда в тюрьме, они не возвращаются. Наверное, не время просто, вот и все.

Ну и остается надеяться, что на вечеринке в честь дня рождения очень хороших и очень семейных приятелей никому не захочется бить морду. Даже за торт.
Торжество проходит за городом, и погода просто отличная для ранней осени. Тепло, солнечно, и в воздухе аромат хорошей кухни. И никакого официоза, поэтому спустя некоторое время Нерон уже таскает на руках какого-то малыша, возясь с ним.

..

+1

64

Да, скандальчик с родителями выходит нехилый. Разве что матери интересуются все ли у нас в порядке и ничего ли с нами не произошло, пока мы были в этом страшном месте. Во всяком случае моя мать задает такие вопросы, приходя в тихий ужас, от того, что ее дочь сидела в камере. А вот Корнелия больше переживает за само состояние Нерона. Только волноваться ей не о чем. Нерон не сорвался и двигала в драке им не чистейшая злоба или даже алкоголь. Но этого, конечно, никто родителям не объясняет. Это только наше дело.
Что касается нас с мужем, мы никак не комментируем произошедшее, продолжая жить как жили. Тяготит ли меня то, что я не смогла ответить на чувства Нерона? О, да. Но большей частью я стараюсь об этом не думать. Сцевола не выглядит обиженным, ведет себя так же, как и всегда, не высказывая, не требуя ответа и я благодарна ему.
Уход Марка немного подкосил меня, но работник на его должность был найден довольно быстро, а сработаться была уйма времени. Я не стала выкручивать себе мозги по поводу того, кто лучше подойдет на должность Марка и взяла Рика. Свою неопытность в работе он отлично замещал знанием Двенадцатого и его проблем. А в остальном ему помогали. Втянется понемногу.
Мероприятие по случаю дня рождения хорошего приятеля Нерона обещает быть довольно спокойным. В основном потому что приятель семейный и круг его знакомых изобиловал такими же, как и он сам.
- А ты уверен, что нас не высекут за то, что мы придем без ребенка? – спрашиваю у мужа, выбирая платье как можно более приличное. – Может это обязательный атрибут присутствия?
Шутки шутками, а детей, конечно, действительно много. Они бегают среди толпы, а те которые не бегают сидят на руках у нянечках или мамочек, которые к счастью не распускаются до той степени, чтобы кормить ребенка грудью прямо при всех. Легкие алкогольные напитки, теплый осенний день и куча веселья.
Нерон уже где-то успел подцепить маленького друга и теперь таскается с ним как с игрушкой, играясь с ним в вертолет и убегая от других мальчишек. Я с детьми всегда была на расстоянии, поэтому только осторожно наблюдаю. Не знаю, просто у меня руки становятся какими-то деревянными и речь кажется нескладной, когда малыш или малышка оказываются в опасной близости.
- Нерон так хорошо ладит с детками. Даже удивительно. – высказывается одна дама, наблюдая, как на моем муже повисли сразу трое. Он такой счастливый сейчас, улыбка от ушей и глаза блестят. Мой милый. Как бы я хотела сделать его таким же счастливым, каким его делают сейчас детки.
- А что удивительного? – смеюсь я. – У Нерона детство в жопе играет. А дети чувствуют такое и принимают его за своего.
Не знаю, я не удивлена, что Нерон хорошо ладит с карапузами, он же еще тот ребенок.
- А ты – строгая мамочка? – смеется Лили, тут же тихо напевая колыбельную дочери, удобно устроившейся у нее на руках.
Я пожимаю плечами, отпивая шампанского, а Лили даже с какой-то тоской смотрит на мой бокал.
- Я даже немного скучаю. – знаю, что шутит. Это видно по ее взгляду, которым она смотрит на дочь. – Регина, вы не собираетесь с Нероном завести маленького в скором времени?
- А надо? – наверно, я звучу довольно резко, потому что малышка вдруг начинает морщиться и кряхтеть, как будто сейчас разревется. Но опасность проходит мимо, а я быстро реанимирую свое положение. – Работы много.
- Я когда-то и представить не могла жизнь без ночных вечеринок. А теперь у меня собственные вечеринки.
- Лили, милая, - избавь меня от рассказов о своем жизненном опыте. – ты прирожденная мать!
- Дети так меняют жизнь. – высказывается еще одна будущая мамочка, у которой уже есть парочка близнецов.
- Я вас оставлю.
Я ретируюсь очень быстро, потому что еще немного и я начну верещать от такого количества ванили, которое на меня обрушивают эти бомбы с гормонами. Вообще-то хочется курить и я стреляю сигарету у одного из знакомых, прячась в женском туалете и тихо выкуривая ее. От одной сигареты ничего не будет. Поэтому возвращаюсь бодрячком и пытаюсь отловить мужа, но только меня перехватывает мелочь в розовом платье, спотыкаясь об меня.
- Привет. – я бы прошла мимо, честное слово, но ребенок выглядит несчастным. И молчаливым, потому что вместо того, чтобы ответить, она вдруг прижимает к губам свою куклу, словно запрещая себе говорить. – А где твои родители? – молчание. – Почему ты одна? Ты потерялась?
- Девочки не хотят со мной иглать! Они говорят, что я маленькая. – сколько обиды в голосе.
- Ну, ты не такая уж и маленькая. – пытаюсь поддержать ее, но выходит как-то не уверенно.
- Поиглаешь со мной?
- Нет, прости, малышка, но мне надо найти одного мальчика.
Не знаю, в каком момент ситуация превращается в такой сюр, но ребенок, видимо, совсем расстроившись и поддавшись отчаянию и одиночеству, начинает плакать. И как бы я не пыталась ее успокоить, малышка начинает плакать только надрывнее, привлекая внимание. А я совсем теряюсь. И честно, уже собираюсь сбежать, спихнув девочку кому-нибудь другому.

+1

65

Проблем в общении с детками у Нерона не было никогда, и дело было не в том, что у него была практика. Практики не было. Простно, наверное, это было врожденное, потому что ему нравились все эти карапузы, которых можно таскать туда-сюда, вызывая в ответ бурю восторга и радости. Ему не было в тягость приставучее детское внимание, наоборот. Дети не врут, не пытаются тебя обставить и выставить в дурном свете. Они просто искренне радуются твоим гримасам.

Нерон оставляет Регину в компании дам, пока резвится с мелкими, а в перерывах восстанавливает дыхание с парнями за легкой сигарой, и в какой-то момент теряет свою благоверную супругу. Вот она сидела между кормящей мамочкой и будущей мамочкой, а вот ее нет. Он отправляется ее искать и обнаруживает очень занимательную картину. Регина склонилась над какой-то пигалицей, которая рыдает взахлеб, и не знает, что ей делать. Как будто перед нею на полу горящий уголек, и она не знает, как его подобрать.

- Ого, это что тут происходит? - Нерон присаживается перед девочкой. - Эй, малышка, ты чего? - Однако маленькая плачет, закрывая лицо ладошкой, а другой рукой прижимая к себе куклу. - Я бы понял, если бы рыдала ты, осознав свой возраст по сравнению с этим цветочком, - тихо смеется Нерон Регине, поднимая девчушку на руки. - Цветочек, кто тебя обидел?
- Со мной не хотят иглать... Никто не хочет. Я маленькая.
- Ты? Маленькая? Ты очень большая.

- Эмили! Вот ты где! - Джоанна, жена одного из министров, спешит к ним за руку с мальчонкой.
- Вот она! - возвещает пацаненок.
- Переживает, что с нею никто не играет, - смеется Нерон, передавая девочку матери.
- Я буду играть! - спешит вставить мальчик, шмыгая конопушечным носом и заливаясь краской.
- Детка, поверь, тебе стоит обратить внимание на этого парня, - подмигивает Нерон Эмили, а она смотрит на него, и на личике расцветает улыбка. - Он славный.
Эмили раздумывает с несколько мгновений, а потом выдает:
- Но целоваться я с ним не буду.
- Эмили... - Джоанна смеется, качая головой.
- На его месте я бы расстроился, - говорит Нерон, обнимая Регину, которая стоит рядом и не вмешивается, явно чувствуя себя неловко. - Но я бы подождал на его месте.
- Я подожду! - заявляет мальчишка.
- Это твой мальчик? - спрашивает Эмили Регину. - Ты его искала?

Нерон смотрит на Регину.
- Потеряла меня?

..

+1

66

Еще немного и я разрыдаюсь подобно этой малявочке, потому что совершенно не знаю, как угомонить ее. И в этот момент появляется мой муж в сияющих доспехах и начинает успокаивать мелочь. Совершенно не стесняясь, не теряясь, он даже берет ее на руки, попутно отпуская шутки в мою сторону. Не смешно, Нерон. Я только не понимаю, как у тебя все это так легко получается? У тебя тайная подработка в детском саду?
Подключается мать малышки и мы сплавляем ребенка в нужные руки и едва муж меня обнимает, как я тут же цепляюсь в его пиджак, как будто боюсь, что меня сейчас ветром из соплей унесет. Я молчу и не вмешиваюсь, мечтая, что сейчас мы разойдемся в разные стороны, но только Эмили вдруг обращает на меня свои красные от слез глазюки и спрашивает тот ли Нерон мальчик, которого я искала. Нерон поддерживает смешливый тон и я смеюсь, глядя на него.
- Да, это мой мальчик. – и боги, как же я люблю его сейчас и всегда. Вот он просто держит меня в объятиях, а мне кажется у меня дыхания не хватает на слова. – По некоторым мальчикам и не скажешь, но они на самом деле хорошо целуются. – подмигиваю Эмили, а потом целую моего любимого.
- Регина, ну о чем ты говоришь! - смеется Джоанна, не очень обрадованная моим комментарием.
- Прости. Я ничему хорошему детей научить не могу. – пожимаю плечами и дожидаюсь все-таки момента, когда все уходят и оставляют нас с Нероном наедине. Я выдыхаю. – Ты меня спас. – беру его лицо в ладони и принимаюсь целовать моего мальчика в нос, губы, щеки, глаза. Не представляю своей жизни без него. – Я тебя обожаю. Мой самый лучший, самый прекрасный, самый сексуальный, самый любимый принц из страшных сказок. Прошу тебя, не оставляй меня с ними наедине. Я либо повешусь на подгузнике, либо залечу от следующего рассказа о родах. И никакие таблетки не помогут.
Я канючу и шучу, да, но на самом деле, сидеть с мамочками – это настоящая пытка. Нет, я не имею ничего против детей. У меня ведь и свои будут, как положено приличной семье. Но просто такая концентрация детской неожиданности на квадратный метр заставляет меня покрываться сарказмом или растерянностью.
Нас с мужем таки вновь возвращают в компанию, но я утаскиваю его за собой, тем более что к мамочкам явились теперь и папочки и мужу должно быть не так скучно. А я не хочу его отпускать от себя далеко, поэтому наверно, моя рука лежит на его колене и в случае, если он куда-то дернется, я вцеплюсь в него не менее крепко, чем во время секса.
- Регина, не поможешь мне? – Лили протягивает мне малышку и я смотрю на нее с непониманием в глазах. – Подержишь ее, пока я отойду на пару минут?
- Нет, Лили, я не могу. Я даже держать детей не умею.
- Ерунда, Нерон тебе поможет, да? – Лили подмигивает моему мужу и я хмурюсь, глядя на него. – Он уже всех наших детей перетаскал.
Не знаю, что у нее за план, но она все же вручает мне малышку, а сама убегает. Я в шоке и даже как будто каменею, потому что боюсь сделать лишнее движение. А мелкая уставилась на меня большими карими глазищами и словно и не дышит. Я тоже боюсь сделать вдох, подбираясь так что руки начинают затекать и спина заодно.
- Вы так хорошо смотритесь. – высказывается Эмбер, глядя на нас и накрывая ладонью руки мужа, покоящиеся на ее животе. – Нерон, повлияй на свою жену. А то она несет бред и говорит, что не собирается рожать, потому что работы много.
- Эмбер, ты хоть и беременная, но как была с длинным языком, так с ним и осталась. – огрызаюсь я и тут девочка на моих руках начинает плакать.
Вот опять, я как будто хочу все бросить и сбежать, но Нерон оказывается рядом, начиная строить рожи малышке и хныканья вдруг превращаются в задорный смех. Все налаживается, а мы с Нероном встретимся взглядом и мне кажется, мысль у нас в головах промелькнет одна и та же: родители из нас не очень.
Мне здесь безумно неловко и в какой-то момент я просто прошу Нерона поехать домой, потому что все равно вечеринка идет на спад и дети начинают хотеть спатоньки. Поэтому и нам задерживаться нечего.
А через пару дней, я приглашу моего милого на ужин. Вообще-то, повод особый, Нерон уже полгода как чист. Но я никак не выдаю свое желание отметить именно этот праздник. У меня другие мысли и хочется сделать что-то этакое.
- Милый, мне кажется, мы уже неплохо ладим и уже даже сидели вместе. И пора перейти на новый этап наших отношений. И я не могу держать это в себе. – я достаю красную бархатную коробочку, как для ювелирных украшений. На колено не встаю, но мы сидим рядом, потому я легко поглаживаю ногу моего любимого своей ногой. – Малыш, ты останешься моим мужем?
Открываю коробочку, и нет, там не кольцо. Точнее кольцо, но другое. Кольцо презерватива.

+1

67

Нерон улыбается, отвечая на легкие поцелуи Регины, и смеется в ответ на просьбы не оставлять ее наедине с мамочками, потому что она опасается, не передастся ли беременность ей воздушно-капельным путем.
- Обещаю, я тебя не брошу на съедение детям и мамашам, - Нерон берет Регину за руку, и они возвращаются к остальным. К слову, тут не все с детьми, так что не так уж все и потеряно для Регины. Или таки ей просто везет, потому что внезапно ей вручается малышка. Она пробует отбиваться, но Лили умоляет, да и особо и не спрашивает ее мнения, тоже надо сказать. Эмбер тут же закрепляет успех, заговаривая про деток вообще и про возможных у Регины - в частности.

- Уточни, про какую работу речь, - отзывается Нерон со смехом, но все-таки во взгляде его на Регину с ребенком что-то такое есть, чего не прочитать сразу... - Работы вообще, работы с ребенком, работы по деланью ребенка? - Эмбер смеется и останавливается на первом варианте. А вот Регина совсем не весела. Она вообще, бедняжка, не знает, что делать с этим грузом на руках, а малышка еще и хныкать вздумала, и Регина теряется совсем.

- Пррру, красотка, ну-ка веселее, - Нерон наклоняется к девочке, строя рожицы, и та устремляет на него заинтересованный блестящий взгляд. Ей определенно нравятся гримасы, и она заливается смехом, норовя ухватить Нерон на нос. А Регина заметно расслабляется, выдыхая как будто даже с облегчением. Сцевола подмигивает ей. - Все хорошо.
Вообще, все это большое испытание, и в итоге Регина не чувствует ни рук, ни ног от пережитого напряжения, и просит поехать домой. Конечно, Нерон сочувствует ей, но все-таки было немного кайфа в том, чтобы наблюдать за нею.
- Говорят, выход из зоны комфорта расширяет эту самую зону комфорта. Сегодня ты раздвинула горизонт своего опыта. Что, с шахтерами значительно проще? - Нерон подтрунивает над нею всю дорогу домой, а Регина точит язычок на тот счет, что кое у кого зона комфорта совпадает с миром трехлетних деток.

Хочет ли Нерон детей? Он не задумывался, но то, что он их любит, это определенно да. А вот о том, чтобы завести их в ближайшем будущем, он пока еще не строил планы, так что реплика Эмбер насчет того, что Регина не собирается рожать, не имела для него никакого смысла. Наверное, просто всему свое время, а в данный момент их с Региной устраивает то, что есть. Только они двое. Но да, Регина с малышом на руках все-таки заставила внутри потеплеть и на мгновение представить, что однажды на ее руках будет ее ребенок. От него. Наверное, это нормально представлять такое.

Через пару дней Регина вытаскивает Нерона на ужин в ресторан, но повод не обговаривается, хотя сам он не может не помнить, что уже шесть месяцев его кристальной чистоты... Всего-то полгода, а кажется, словно шесть лет. Сложно ли? Да. Порой даже очень. Соблазн в себе вытравить можно, а вот вокруг... Черт, да вокруг столько дерьма, что сложно не запачкаться! Несколько недель Нерон посещает психолога, но не говорит об этом Регине. Не хочет почему-то. Наверное, потому, чтобы она не переживала на его счет. Он справится. Просто сейчас, наверное, какой-то там кризис типа среднего возраста только касательно воздержания.

Они делают заказ, а Регина в нетерпении ерзает на стуле.
- Ты на вибраторе или сделала эпиляцию? - интересуется Нерон, и Регина начинает свою речь, сверкнув глазами. Он даже опасается представить, что там в коробочке, тем более после такой воодушевляющей речи. Но, черт побери, если она так говорит, значит, все хорошо? Значит, она хочет быть с ним?
Нерон открывает коробочку и заходится смехом.
- Ты безумная, - и наклоняется к ней, громким шепотом спрашивая: - Ты ведь понимаешь, что должна надеть его на меня? Немедленно.
Нерон целует Регину. Это просто невероятная женщина, и он ее обожает до мозга костей. Ослепительная. Только его и ничья больше.
- Но ты же пьешь эти свои пилюли? Или после Лили ты решила подстраховаться вдвойне? - интересуется Нерон.

....

+1

68

Нерон смеется и мне кажется, что ему понравился мой сюрприз, иначе бы его реакция была другой. Если уж кто и мог оценить мой подарок, то только мой муж, потому что он мужчина моей мечты. Если вспомнить, почему я полюбила его, то так в голову сразу ничего и не приходит. Ну да. Мне кажется, я влюбилась в него просто так и это оказалось самое сильное чувство из всех, которые были со мной когда-нибудь. И главное, то, что сейчас происходит, кажется правильным.
- Я подумала, что для слухового аппарата еще рановато, какой бы старой я ни была. – смеюсь я, принимая поцелуй моего любимого и вижу в его глазах собственное отражение. Я счастлива. И его уточнение про кольцо заставляет меня будто подскочить на стуле. Приближаюсь к мужу ближе и моя рука оказывается под столом на его колене. Веду ладонью выше. – Я надеялась, что ты это скажешь.
А потом Нерон воспринимает мой подарок, как тонкий намек на то, что я перепугалась после той вечеринки с кучей детишек и уточняет про мои таблетки и Лили. Да, мне сначала тоже показалось, что я перепугалась детей и того, как все упорно пытались склонить меня к материнство. В общем-то, только это меня и бесило. Но еще я поняла одну простую вещь.
Я убираю руку с колена моего мужчины и внезапно становлюсь серьезной.
- После Лили, я поняла, что когда-нибудь хочу родить тебе ребенка. – почему-то мой голос вдруг понижается до шепота и смысл моих слов даже не так важен, как тон, которым я их произношу. Потому что чувствую, как внутри все отзывается на это признание. Я не вижу пока что себя матерью, но я вижу Нерона отцом. И мне достаточно этого, чтобы поверить, что мы справимся. Речь не идет о сейчас, но потом и я могу дорасти до желания стать мамой. – Я очень люблю тебя, родной. – провожу ладонью по его колючей щеке и, черт, мне нравится какой он лохматый в последнее время. – И я хочу сделать тебя счастливым.
Долго на ужине мы не задерживаемся, потому что кольцо кольцом, но я никогда не перестану желать этого мужчину. И никогда не перестану его любить. Он меняет меня и только рядом с ним я могу покрываться ванилью и не тошнить от этого. Потому что он разбавляет эту сладость, которой я истекаю так, что мое желание обнять его превращается в желание убить.
А пока мы с Нероном пытаемся планировать на будущее, мои родители не теряют времени и воплощают это будущее в реальность.
Отец очень просит нас с Нероном придти на семейный ужин, который состоится у моих родителей и по его голосу я уже чувствую, что мне это не понравится.
- Как думаешь, стоит ожидать сегодня очередного шантажа? 
Бросаю телефон и наблюдаю за тем, как мой мужчина одевается на работу. Время раннее, но, чувствую сегодня мы опоздаем. Потому что я избавляюсь от простыни которой укрылась и поднимаюсь с постели, перехватывая внимание мужа. А как же не перехватить, если я сплю в одних только трусиках?
- Надо бы подготовить организм к вечерним стрессам и довести себя до изнеможения. У меня есть одна идея.
Утянуть моего мужа в постель, чтобы он опоздал на работу и я опоздала вместе с ним – вот она моя отличная идея. Да, детей мы может сейчас и не планируем, но зато активно участвуем в процессе по практике зачатия.
Только к таким стрессам, которые ждут меня вечером не может подготовить даже Нерон.
- Я жду ребенка. – с сияющими глазами сообщает мать и они с отцом встречаются взглядом.
Я шалею, но неожиданно для самой себя замечаю, что никогда прежде не видела в глазах отца такую радость и счастье. Гней и Корнелия принимаются поздравлять мать с ее положением. А мне кажется, что я на каком-то цирке уродов. Я чего-то не понимаю? Собственно это я и спрашиваю.
- А чему все так радуются?
Семейства смотрят на меня с неодобрением, только мне плевать. Она совсем ополоумела? Ей сколько? 45? Она с ума сошла рожать в таком возрасте да с ее здоровьем.
- Регина, не веди себя как ребенок. – сдержанно предупреждает меня отец.
- Вы с ума сошли? Ты чем думал, когда делал ей ребенка? Хотя, стой, не отвечай, я и так догадалась. – меня всю колотит и я смотрю на мать. – Мам, у тебя кризис? То есть в 20 ты второго ребенка потянуть не могла, а в 45, значит, заебись рожать, да?
-  Регина, закрой рот!
- Грег, не надо. Милая, я давно хотела ребенка и раз боги дали мне возможность родить, я это сделаю.
- Ты могла найти более изящный способ покончить с собой. – огрызаюсь я, окончательно отбрасывая от себя приборы на тарелку и создавая шум.
- Я сейчас выставлю тебя вон. – тоже мне, напугал.
- Это твоя вина! Это ты заколебал ее со своими сожалениями, что у тебя не родился сын!
Семейство моего мужа прилично молчит, но здесь уже наверно и они не выдерживают истерику на которую я исхожу и пока Корнелия говорит о выборе моей матери, я сквозь шум слышу низкий голос Гнея, чтобы Нерон успокоил свою жену.

+1

69

То, что говорит Регина... Черт. Это... Это... Это сильнее любого признания. Она хочет родить ему ребенка, да, уточняя, что "когда-нибудь", но важно, что не "за"хочет, а это есть сейчас. Какая разница теперь, когда именно, если будущее у них одно на двоих.
Нерон перехватывает ее руку и целует ладонь, а от тонкого, перехваченного золотым браслетом запястья, пахнет ароматом ее духов.
Это отличный вечер, и завершается он дома в постели и к рассвету, так что просыпаются они поздно, но чертовски лениво отрываться друг от друга. Впрочем, с этим трудности возникают каждое утро, потому что Регина будто бы ведет счет тому, сколько раз она окажется сильнее расписания важных дел Нерона. Она всякий раз соблазняет его задержаться еще немного, но, когда у нее что-то горит, то обламывает самым жестоким образом, оставляя Нерона одного в остывающей постели, сбегая в свой офис. Нерон обожает свою женушку.

Вот и в этот раз дело накрывается медным тазом, и встреча передвигается на два часа, потому что Регина имела разговор с отцом и поняла, что не отвертеться от семейного ужина, и теперь делает жалостливые глаза, чтобы Нерон не оставлял ее одну и помог смириться с надвигающимся пиздецом. Хотя, пиздец для них обоих, так что он спасает в некотором смысле и себя.
Это утро и перенос свиданки с партнером стоит ему пары миллионов в бюджете, но оно того стоит.

Помимо родителей Регины, конечно, и его предки на месте, и у тестя с тещей вид самый загадочный. Вспоминаются невольно слова про шантаж, хотя не очень-то похоже... И нет, это совсем не шантаж. Просто тут такие новости... Воу.
Нерон даже перестает есть, когда звучит известие о беременности Оливии. Женщина улыбается смущенно, окидывая всех блестящим взглядом.
- Поздравляю, Оливия, - Нерон аплодирует, предлагая выпить себе и будущей матери сока, но тут от потрясения отходит Регина, и ее реакция... Ее реакция оставляет желать лучшего и, главное, не всем здесь понятно, почему. Из перепалки можно понять, что она беспокоится за здоровье матери, но та, зная все, тем не менее уже приняла решение. Регина обвиняет отца во всем.

- Регина, это решение твоей матери, - мягко пытается утихомирить ее Корнелия, а Гней, понимая, что это все равно что тушить пожар из наперстка, обращается к Нерону. Да, ситуация швах, но Нерон понял кое-что о своей жене. Ей надо дать выпустить пар, и только потом начинать приводить в чувство.

- Ты все сказала? - спрашивает Нерон, не повышая голоса, когда звон приборов, брошенных на тарелку, стихает. - Идем, - он встает и берет Регину под локоть, уводя из столовой в гостиную. - Ты спятила? Что ты творишь? - он встряхивает ее за плечи. И не надо раздувать ноздри, не напугаешь.

..

+1

70

Неррн сдержанно осведомляется, все ли я высказала матери и по его голосу, я слышу, что он немного на взводе из-за того, что я наговорила. Еще бы! Я тут по ходу единственная, кто задумался о последствиях необдуманного маминого решения. Потому что и Нерон поддержал ее, предложив выпить за такое событие. Чушь полная! Разве что не чокаясь.
Муж выводит меня в гостиную и спрашивает все ли в порядке у меня с головой.
- Я? А она что творит? Маразм на старости лет прижал?
Я действительно не могу догнать, как это еще ни до кого не дошла вся опасность ситуации. Да мне насрать, что это ее решение! У нее явно старческий маразм, если она в свои года хочет родить ребенка. Куда отец смотрит? Он чем думал? Он же знает, какое у нее слабое здоровье, она же нервничает по любому поводу. А тут ребенок!
- Ей под полтинник, а она ведет себя как молодая девочка. Она меня с трудом выносила, а что с ней будет сейчас!
Я делаю пару вдохов и выдохов, закрывая глаза и прохаживаясь по комнате. Нет, встряска Нерона никак на меня не подействовала, я только вырвалась из его рук, потому что не могу понять, как он может так спокойно ко всему этому относится. Да, моя мать – не его мать. Но если бы его мама вдруг решилась на такое, он бы тоже вот так радовался?
- Я дам тебе ситуацию. Абстрактную. – мой голос опускается ниже и я уставляюсь на Нерона. – Твоя любимая женщина оказывается беременна. Но вот беда, у нее очень херовое здоровье, и врач говорит, что эта беременность может загнать ее в могилу. Возможно удастся спасти ребенка. И тебя ставят перед выбором: ребенок или жена. Кого ты выберешь?

+1

71

Регина продолжает беситься, закипая по второму кругу, и выговаривает Нерону все, что ее беспокоит. Да, все верно, она беспокоится за мать. Оливия действительно болезненная женщина, Нерон в курсе, но все-таки... Черт, это ее жизнь. Регина же продолжает упираться, пытаясь разыграть в свою пользу гипотетическую ситуацию, но что-то ставит в пример не его мать, а некую "любимую женщину".

- Я тебе не отвечу, потому что такой ситуации не случится, а фантазировать на этот счет я не хочу. Я знаю одно, Регина. Твои родители не дураки, и уж наверняка понимают весь риск. Равно как и врачи, к которым они тоже наверняка обратились за помощью. Твое беспокойство понятно, но ты истеришь и обвиняешь мать в тот момент, когда она так счастлива за решение, которое приняла, и прости меня, она совсем не выглядит затраханной твоим отцом и его желанием иметь наследника.

Нерон смотрит на нее.

- Сейчас ты либо успокоишься, либо я извинюсь и мы уедем. Может ты и беспокоишься, как мать выносит ребенка, но тебя с твоим настроем она не вынесет точно, - игра слов, но суть описана верно.

.

+1

72

Свое новое тысячелетие я начинаю с тобой, моя любовь!

Меня отчитывают, как девчонку. Спасибо хоть за то, что Нерон не думает, что все это моя гребанная ревность, что у папочки будет еще один наследник кроме меня. Да срать мне на его деньги, он может хоть сегодня вычеркивать меня из завещания и уволить из компании. И нет, дело не в том, что я теперь при богатом муже. Я найду как выкрутиться. Черт!
Просто у меня ощущение, что мир катится в какие-то ебеня и только я это замечаю. Мне кажется, что мать просто не дождалась, что я рожу ей внука и взбрыкнула, чтобы понянчить хоть кого-то. Я не чувствую себя виноватой, я чувствую, что меня наебали, потому что никто из моих родителей не додумался сказать мне об этом раньше. О том, что они хотят детей. Сейчас! Ну да, они же знали мою реакцию. Думали, если поставят меня перед фактом, то я сдержусь? А вот хер!
И Нерон сейчас выговаривает мне за мое поведение и говорит, что я сама угрожаю здоровью матери даже больше, чем этот ребенок в ее утробе, которого и не видно за небольшим сроком. Кстати, какой нее срок? Может не поздно сделать аборт? Но она, конечно, не захочет этого делать.
Больше всего меня раздражает то, как ко всему этому относится Нерон. Он поддерживает ее и не одобряет мое поведение. С каких пор он такой моралист? С каких пор он так озаботился извинениями? Ему стыдно за мое поведение. Вот уж чудеса.
- Можешь не извиняться. – выплевываю и не заходя в столовую иду сразу в коридор, надеваю каблуки и валю нахер из дома.
Не хочу говорить о случившемся, но все же не могу отказать себе в высказывания уже в машине.
- Извинился за свою идиотку-жену? И как, легче им стало?
Мне очень нужно выпить и чего-то покрепче, чем сок или шампанское, которое в горло не лезет в честь такого «праздника». Поэтому, когда мы приезжаем домой, то я на ходу стягиваю платье, оставляя его где-то по пути в гостиную и приваливаясь к комоду, достаю из бара бутылку крепкого виски и стакан. Алкоголь плещется мне на дрожащие руки и только потом в стакан.
- Боги дали ей такую возможность и она собирается ею воспользоваться… - фыркаю себе под нос, отпивая из стакана и в итоге осушая его весь. По телу проходит дрожь и фокус вдруг становится запредельно четким. – Она бы еще пару лет подождала, а потом пользовалась…
Нерон заходит в зал и смотрит на меня так…
- Не надо на меня так смотреть! Почему я одна во всем гребанном мире воспринимаю ситуацию такой, какая она есть! Этот ребенок убьет ее!

Отредактировано Lucia Varys (Вс, 20 Мар 2016 00:03)

+1

73

Регина не унимается и, конечно, надеяться на то, что она в мгновение ока остынет и принесет свои извинения за столь бурную реакцию, не приходится. Нерон даже не останавливает ее, когда она уносится собираться вон отсюда, а сам возвращается в столовую. Нет, он не останется, а сказанное им не похоже на извинения.
- Мы уезжаем, - Нерон не садится за стол. Оливия поднимается.
- Не удалось образумить жену? - фыркает отец.
- Откроешь курсы по укрощению, боюсь, билеты разлетятся за минуту. - Нерону не нужны советы отца, сам разберется.
- Нерон, пройдем... - Оливия берет его под локоть и уводит. Они останавливаются за дверями. - Не сердись на Регину. Она переживает за меня, это можно понять. Не ссорьтесь из-за нас.
Нерон обнимает женщину.
- Я вас поздравляю и надеюсь, вы с Грегом очень хорошо понимаете свое решение.
Оливия кивает, целуя его.
- Все. Иди.

Домой они возвращаются вместе, но в полном молчании. Регина все попыхивает как чайничек, продолжая кипятиться. Дома ситуация не меняется, и, когда Нерон заглядывает в гостиную, ловит Регину на том, что она дегустирует виски.
Ну и как "так" он на нее смотрит?
- Я не желаю твоей матери смерти, Регина. И я понимаю твое беспокойство, но не понимаю твоей злости и того, что ты устроила. Свои опасения ты могла подать тише и наедине с Оливией, а не делать себя страдалицей за ее судьбу, пока все якобы ни черта не смыслят и танцуют на ее костях! Ей нужна твоя поддержка, а ты вылила на нее дерьмо.

.

+1

74

Нерон не прячет слов в кармане, вновь выговаривая за мое безрассудство. О да, я выступила не скрывая своих эмоций и так чтобы слышали все, но мне ничуть за это не стыдно. Потому что эти двое зашухерились и ничего мне не сказали, как будто я и не их дочь вовсе. Чушь! Обидно и неприятно. И, да, я злюсь еще и из-за этого. Вообще слишком много причин, по которым я злюсь, чтобы их перечислять. Наверно, во мне еще и говорит то, что папа всегда хотел сына. И не терял возможности мне об этом намекнуть.
А мой муж сейчас выступил в защиту моей матери и говорит, что я поступила по скотски. Как будто, если бы я сделала это лично и выговорила только матери, было бы лучше. Как будто отец бы мне позволил!
- О, ну прости, что у меня нет такого чувства такта, как у тебя. – фыркаю я, отпивая из стакана новую порцию виски.
Но тем не менее тихий тон Нерона успокаивает  и меня и я задерживаю алкоголь во рту, внимательно глядя на мужа и пытаясь предсказать, что он скажет следующим. Вообще-то он никогда не был горазд на вежливость с родителями. Он-то Корнелию даже видеть не захотел, пока был в клинике и его не смущало, что она переживала.  Это я к тому, что Нерон – не самый лучший сын на свете. И не надо мне пенять на мое собственное бревно в глазу.
- Этот урод внутри нее может ее убить. И поддерживать ее суицидальные наклонности я не собираюсь. – выцеживаю каждое слово и каждую букву с такой злобой, что и сама задыхаюсь от этого чувства. – Считаешь, что я не права? Это твое дело. Но я услышала тебя, верещать как ненормальная больше не буду. И если ты не против, закроем эту тему. – я оставляю стакан и мне противно, что я ни капли не пьяна. А лучше бы была. – Я в ванну. Если надумаешь, присоединяйся.
Хотя сомневаюсь, что муж захочет ко мне присоединиться. Настрой сегодня совсем не тот и мне просто нужно время, чтобы смириться с тем, что моя мать сознательно пошла на риск для своей жизни. Я просто не понимаю, действительно не понимаю, почему ей вдруг стукнула в голову эта идея с ребенком? Неужели она не могла пождать, пока я рожу? Нянчилась бы с внуком. Тем более, у нас с Нероном все налаживается, я хочу от него детей. Да, не сейчас, но все же. Неужели так трудно потерпеть? Что творится у нее в голове?
А что творится в голове у отца, когда он вот так запросто потакает ее желаниям, которые подвергают опасности ее жизнь?
Конечно утром я сваливаю на работу раньше обычного, потому что ночью без конца ворочаюсь и не могу уснуть, настолько я переволновалась и в голове вопит эта дикая мысль о беременности мамы и что у меня возможно появится брат или сестра. Вашу ж мать, 26 лет разница. Чтоб я приняла карапуза в качестве брата или сестры? Совсем абсурд.
И безусловно отец вызывает меня к себе, чтобы высказать все что он думает по поводу моего вчерашнего маленького скандала.
- Ты повела вчера себя неподобающе. И твоя мать очень переживает по этому поводу.
- Пусть лучше переживает за себя. Раз уж больше никто этого не делает. – фыркаю я, стоя возле стола и пялясь с спину отца, который уставился в окно, будто пытаясь заставить себя подавить желание выкинуть меня в окно.
- Регина, мы с твоей матерью взрослые люди… - и дальше все в таком же духе. Примерно то же самое мне говорил и Нерон вчера. Только я так сильно уверена в своей правоте, что меня не переубедить. Даже, не то чтобы не переубедить. Просто злость и обида во мне еще не утихли.
- Если ты так хотел сына, то ты мог для этого найти любую другую шлюху и узаконить бастарда.
Это будет первый раз, когда отец меня ударит. Влепит пощечину, сжав зубы и вперившись в меня полным ненависти взглядом. И он снова начнет на меня орать, что я не понимаю, какую хрень несу.
- Даже у твоего мужа, бывшего наркомана, хватило ума поздравить твою мать. А ты ведешь себя как ребенок.
Я прижимаю ладонь к щеке и наверно, щека покраснела, потому что удар был сильным. Наверно, за все прошедшие 25 лет жизни. Только мозгов у меня не прибавилось ни на грамм.
- Пап, а если я рожу ребенка, - я смотрю на него и голос у меня как будто затихает. – мама согласится на аборт?
Не знаю, как сильно сейчас отец сжимает кулаки, но…
- Не заставляй меня ударить тебя еще раз.
Я выдыхаю. Этого стоило ожидать и моя идея слишком сумасшедшая.
- Ладно, ладно. – поднимаю руки, сдаваясь. – Больше я не буду трепать вам нервы. Передай маме, что я ее поздравляю.
Раз уж все так хотят, то я приму ситуацию такой, какая она есть, но только на своих правилах. Поэтому вечером, когда мой милый придет домой и я разлягусь на нем, как ни в чем не бывало, то сообщу ему принеприятнейшее известие.
- Мне очень жаль, родной, но с сегодняшнего дня на семейные вечера ты будешь ходить один.

+1

75

Регина упертая, еще какая упертая. Нерон не трогается с места, когда, выплеснув остатки злости, объявляет, что закрывает тему и собирается пойти в душ. Нет, он не надумает присоединиться. Он и в постель приходит позднее, но, хотя и понимает, что Регина не спит, не пытается заговорить. Нерон просто не понимает ее истерики и такой злой, яростной несдержанности, больше похожей на какую-то обиду. Неужели ревность? Не поздновато ли для нее?

Утром они не видятся. Когда Нерон просыпается, то узнает, что уже несколько часов как Регина уехала, а днем они не созваниваются и не списываются. Это бесит. Не хватало, чтобы они разбежались на этой почве, когда все налаживается, однако и спустить все на тормозе сложно. Впрочем, они ведь поняли друг друга, да? Нерон поддерживает Оливию в ее решении, Регина не терпит это решение, и все честны и отступать не собираются. Поэтому вечером все как будто бы становится на свои места, но чтобы до конца изгнать недосказанность, Регина поясняет, что больше на семейные слеты не явится, и, если Нерон пожелает, то может идти один. Он ничего не отвечает, перебирая ее волосы. Все понял. На том и решают.

К слову, и Нерон не бывает на семейных ужинах, и сдается ему, так даже лучше, потому что в итоге он не оказывается между двух огней. Родители не смотрят выжидательно, Регина - так, словно все ок. Правда однажды он выбирается с Оливией на обед. Она просит его о встрече наедине, и понятно, что она хочет поговорить о дочери.

- Как ты? - Нерон целует женщину, помогая ей сесть. У Оливии пятый месяц, и ей он к лицу. Кто знает, как пойдет дальше, но сейчас все очень неплохо.
- Все идет так, как прогнозировали врачи. Конечно, приходится очень за многим следить. Но как дела у вас? - Оливия обнимает ладонями чашку с липовым чаем.
- Помощь врачей по вправке мозгов или хотя бы прогноз, когда они встанут на место, не помешали бы, - усмехается Нерон, заказывая черный горький кофе.

- Грег не упоминает о Регине. И запретил мне спрашивать.
- На вас у нас тоже табу.
- Нерон, прости, но я не могу не спросить... У вас ведь все... получается, да? Вы вместе?
Нерон улыбается, глядя на Оливию. А ведь и правда, газеты трубят о них, а родители едят только то, что там подается, и что видят сами, а у них на глазах ничего особенного никогда не происходило.

- Мы вместе, - подтверждает Нерон, и Оливия кивает, удовлетворяясь таким ответом. Ее лицо даже чуточку светлеет. Насчет "получается" он не распространяется.

Больше они не видятся вплоть до предрождественских дней. Все идет своим чередом - вклиниваются даже совместные поездки в Двенадцатый, потому что Нерон и слышать не хочет о том, чтобы отпускать туда Регину одну.
- Я тебя знаю, тут же полезешь в самую глубокую дыру и будешь просить покидать сверху валунов.
К слову, Нерон курирует там проектировщиков. Работы идут с успехом, так что даже из-за того, что много сил уходит на устранение последствий завала, темп вполне приемлемый.
Они возвращаются экспрессом, вагон в их распоряжении, так что Регина дремлет на плече у Нерона, вытянувшись на диванчике.

...

+1

76

Эмоции понемногу затихают, ситуация налаживается. Нерон не встает в позу и не настаивает на том, что я поступила неправильно по отношению к матери, и не заставляет меня перед ней извиняться. Люблю моего мужчину. Только он знает меня настолько хорошо, чтобы не заставлять делать то, отчего у меня дикая истерика. Балует меня. Любит. Знаю, что любит. А я без ума от него.
Однажды я правда выцепляю взглядом фотографии, на которых мой муж и мать сидят за столом и вроде как мирно беседуют. Никакой статейки, только фотографии, небольшой отчет для читателей, кто с кем встречался на этой неделе. Я, конечно, не могу запретить Нерону встречаться с моей мамой, только сомневаюсь, что встреча эта прошла по его инициативе. Все это дурно пахнет. Нет дыма без огня.
Но мой любимый ничего не рассказал мне об этой встрече, значит, никакой информативной ценности их обед не носил. И мне этого достаточно. Хотя, признаюсь, так и чешется узнать, как мама себя чувствует. Но судя по фотографиям, она вроде ничего и поэтому никаких вопросов я не задаю.
Мы с Нероном продолжаем строить наши отношения настолько, насколько это возможно. Никто из нас не вспоминает прошлое и оно не всплывает в разговорах, как будто похоронено вместе с прахом Ирис.
Однако приближаются рождественские праздники и я немного колеблюсь в своем желании уехать куда-то с Нероном. Мы можем остаться в городе, а может поехать в горы, покататься на лыжах. Но меня отталкивает мысль, что в этом доме Нерон когда-то развлекался с Ирис. Ну да, вот такая я злопамятная и ревнивая к трупу.
- Я просто знаю, что ты меня спасешь. – мурлычу в ухо Нерону, потягиваясь и целуя его в шею, когда он предупреждает меня на тот счет, что ни за что не пустит одну в Двенадцатый.
Мы мотаемся туда не то чтобы часто, просто иногда действительно надо. Оттуда скорее не вылазит Рик, он очень ответственно относится к своей должности, которая его ничуть не развратила и не испортила.
Я держу в руках ладонь Нерона и сонно перебираю его пальцы, улыбаясь, когда он позволяет мне складывать из его пальцев разные неприличные жесты и едва слышно фыркает. Люблю его руки, они такие теплые, что я сама, словно котенок, готова ластиться к нему, растекаясь ванилью. Правда, кусаться я тоже могла.
- Давай на праздники уедем куда-нибудь в глушь? Чтобы только вдвоем. А на Новый год можем поехать к Лили и Октаву. Они приглашали. Мелкая подросла и теперь совсем забавная. Мне кажется, соберется неплохая компания. Как ты хочешь?
А вообще, я жутко не последовательная, потому что я задаю эти вопросы, смотрю на Нерона и мысленно просчитываю, что у нас еще несколько часов в запасе до прибытия в Капитолий. Поэтому поднимаясь с Нерона и садясь на диван я одну за другой расстегиваю пуговицы рубашки и пересаживаюсь на моего любимого.
- Ты в курсе, что ты самый соблазнительный мужчина, которого я когда-либо встречала?
Черт, люблю его, заразу. Люблю целовать его, двигаться на нем и я вся таю, когда он обнимает меня, крепко прижимая к себе, не отпуская, потому что оргазм вот-вот накроет, сильный, оглушающий, так что дышать перестаешь.
Мне кажется, у нас очень даже получается двигаться вперед, получается строить отношения. Мне кажется, что все очень хорошо и это окрыляет. До того самого момента, пока не раздается телефонный звонок, пока я сижу в кабинете.
- Миссис Сцевола?
- Да, это я.
- Здравствуйте. Вас беспокоят из Наркологической клиники. – так мало слов, а меня мгновенно бросает в холодный пот. И я уже готова бежать куда угодно, потому что мысли самые поганые. Неужели Нерон снова…? – Приемная психолога мистера Сцеволы. Мисс, - она называет имя неизвестной мне женщины, - просила передать, что вынуждена перенести встречу с мистером Сцевола на следующую неделю.
Я молчу. Я просто не могу словить себя ни на одной подходящей мысли. Я вроде и отхожу от того, что ничего страшного не случилось, но с другой стороны, посещение Нероном психолога, становится для меня новостью-сюрпризом.
- Миссис Сцевола?
- А, да. Я передам, спасибо.
Странно, даже несмотря на то что идут гудки сброшенного звонка, но я все равно держу трубку в руках. Я просто… Я не могу понять. Я много не могу понять. Это плохо, что Нерон ходит к психологу? Должно же быть хорошо, но он ничего мне не сказал. Проблема настолько серьезна? Но почему мне тогда казалось, что у нас все хорошо? Я чего-то не замечаю? Я слишком погрузилась в свое счастье и совсем забила на состояние мужа.
Опускаю голову на руки, потому что вдруг становится тяжело. Я не злюсь на Нерона. Просто не понимаю, что происходит.
Вечером, когда Нерон приходит домой, я не накидываюсь на него с расспросами или криками. Не хочу задеть его как-то или вывести из себя. Тема всегда была болезненной и всегда таковой будет. Может быть, я преувеличиваю. Может быть, он просто беседует с этой докторшей о том, как прошел его день. А может быть, он вспоминает Ирис.
После ужина, когда мой мужчина сыт и спокоен, я усаживаюсь с ним рядом на диван и предлагаю сделать ему массаж. Ну да, немного наверно, хочу его задобрить или отвлечь, или успокоить. Он отдается мне в руки и, массируя его плечи и руки, иногда целую его в пахнущие мятой влажные волосы. Кусаю мягко за ухо и смеюсь, когда вижу, как жмурится мой милый.
- Расскажи, как прошел твой день? – прошу я и это как прелюдия, прежде чем я задам свой вопрос. Хотя, мне на самом деле интересно, как прошел день Нерона. И поэтому я слушаю, периодически вставляя короткие комментарии или смеясь, одобряя ту или иную ругань Нерона на персонал. – Суровый босс. Суровый, сексуальный босс. Твои подчиненные не пристают к тебе, когда ты на них ругаешься? Ты невозможно сексуален, когда зол.
Небольшая беседа на эту тему завершается поцелуями, а потом я все же срываюсь.
- Звонили из приемной твоего психолога. – пауза. – Просили передать, что встреча переносится на следующую неделю. – и снова пауза. Я не знаю, может, я хочу, что-то услышать от Нерона, а может быть, сама набираю воздуха в легкие. – Нерон, у нас все хорошо? Послушай, я знаю, мы не обсуждаем, то что произошло с тобой. Я не тяну из тебя ничего и может, с незнакомым человеком это действительно проще обсуждать. – хотя ведь, пока он был в клинике, он отказывался от психолога. Что изменилось? – Просто я не хочу, чтобы между нами была недосказанность, потому что я вовремя не спросила, а ты хотел этого.

+1

77

Нерон не рассказывает Регине о том, что виделся с Оливией, а, когда она сама видит фото, то не спрашивает ни о чем. Почему Нерон смолчал? Потому что он ничего не рассказывал о Регине, и речь шла либо о нем, либо о том, что он имел право сказать - о них вдвоем. Вот и все. В любом случае, ссор больше не было, тема действительно была закрыта, и все налаживалось.

Регина даже начала строить планы на рождественские каникулы, предложив отправится куда-нибудь одним, без компании, а к оной примкнуть только на Новый год. Нерон размышляет над этой идеей, и она ему нравится.
- Можем поехать в горы, у нас там отличный дом, камин... - Нерон крепче стискивает Регину в объятиях. - Можем запастись сыром и вином и жить там дикарями. Подумай над этим или я готов поехать с тобой, куда угодно.

С тобой куда угодно...

Нерон влюблен, совершенно точно влюблен, потому что ничего не может поделать с собой и своим желанием к этой женщине. Она зажигает его. И успокаивает, когда устраивается позади для массажа и просит рассказать о том, как прошел этот день... Нерон закрывает глаза, жмурясь. И удовольствие не мешает ему высказаться обо всем ,что накипело за день. Нет, он свое уже оттрубил во весь голос тем, кому следовало, так что Регина слышит только отголоски прошедшей грозы.
- ...Я хотел свернуть им шеи, как цыплятам, - о да, размять шею - это так вовремя...

Регина шутит, что ему стоит быть осторожным, потому что, когда он зол, то чертовски сексуален, и его подчиненные могут просто наброситься на него.
- О да... И затрахать до смерти, - поддакивает Нерон, запрокидывая голову и целуя Регину, немного увлекаясь. - Но разве ты им позволишь?
Вечер расслабленный, но в какой-то момент прикосновения Регины чуть меняются, становятся более... жесткими, что ли, потому что ее занимают мысли, которые напрягают, да. Она говорит, что звонил секретарь его психолога и сообщила, что встреча переносится. Черт, глупая девчонка... Видимо, не дозвонилась лично, и позвонила на следующий указанный телефон. Когда Нерон нашел Ирис, а потом очнулся в клинике, то оказалось, что он в каком-то полубреду назвал своим контактом на экстренные случаи жену.

Жена... Регина осторожно продолжает говорить, задает вопросы, и во взгляде ее беспокойство. Нерон усаживает ее перед собой, и в ней столько ожидания...
- Семь недель. Я встречаюсь с психологом раз в неделю, потому что... - Нерон умывает лицо ладонями. - Это трудно, - усмехается он. - Поначалу мне казалось, что я чертов везунчик, до хрена сильный и волевой, если меня по выходу из больницы не тянет. Потянуло, потому что рядом употребляют, а прятаться и шугаться всегда я не хочу. Я не сказал тебе, потому что не захотел. Ты бы раскудахталась, забеспокоилась, ведь это я молодой, а ты у меня старая клушка... - Регина хмурится, и Нерон пытается чуток сбавить ее волнение. - Мне правда проще с нею, потому что между нами с тобой этого дерьма уже было достаточно, и я хочу сливать его в другом месте. Я болен. Ты помогаешь мне справляться, но я хочу подцепить к себе еще один страховочный трос. И потом, док училась помогать таким, как я, так что пусть несет доброе и светлое.

Нерон берет Регину за руки, целует ладони.

- Мне просто нужен в помощь кто-то, кто не ты или не мать. Кто-то, глядя на кого, я не хочу трахнуть или перед кем мне не стыдно.

...

+1

78

Мой милый рассказывает обо всей ситуации так, как умеет и хотя мне десять раз уже хотелось вставить свои пять миллионов комментариев, но я молчу, слушая мужа. Он не говорит, что все хорошо, он признает, что ему тяжело и что он болен. Да, наши отношения помогают ему, но все же наркоман навсегда останется наркоманом. Пожалуй, да, я слишком расслабилась. Но просто я верю в Нерона и хочу верить, что если он почувствует, что ситуация выходит из-под контроля, то он скажет мне. И мы попытаемся решить проблему вместе.
И конечно, Нерон заканчивает офигенно смешной шуткой, чтобы сбавить градус моих переживаний. Хотя, почему же шуткой? Охотно верю ему, потому что тоже всегда хочу его.
Беру его лицо в ладони и целую. Мой милый, мой хороший, мой самый любимый мальчик. Я знаю, что мне свойственно передергивать, но все это только потому что я теряю голову от того, как сильно люблю тебя, и как сильно за тебя волнуюсь. Я просто не могу потерять тебя еще раз.
- Во-первых, я не кудахтаю, а переживаю. – спокойно говорю я, улыбаясь и борясь с желанием укусить моего родного за нос, чтобы знал, как обзывать меня курицей. Вместо этого тяну его за ухо. – Во-вторых, меня несколько смущает, когда ты платишь непонятным чужим женщинам за какую-то там работу для тебя. – ну, за это тоже можно и по ушам получить, но это шутка, конечно. Надо бы разобраться, что там за психологичка такая… - А в-третьих, я не собираюсь быть твоим психологом. Я хочу быть твоей женой и хочу взаимного доверия, милый. Если ты считаешь, что тебе нужен тот якорь, значит, он нужен. Но не закрывайся от меня, пожалуйста. И помни, что кроме того, чтобы иметь меня в нашей постели, я еще и годна для того, чтобы дать тебе по лбу.
Демонстрировать не буду, вместо этого зарываясь руками в волосы Нерона и превращая его хайер в абсолютный хаос, одновременно целуя моего любимого в нос и губы.
- Кудах-кудах. – разве что добавляю я с недовольным видом, собираясь обидчиво оставить мужа на диване, только он удерживает меня, смеясь.
Кстати кудахтанье я ему еще не скоро забуду, добавляя эти «кудах-кудах» то туда, то сюда, то просто отвечая, когда он меня о чем-то спрашивает. Я как-то хотела и подгадить ему секс таким выражением эмоций, но я ж не дура, чтобы и себе секс портить.
Тема психологички остается в стороне и я больше не донимаю Нерона этим вопросом. Перестала ли я переживать? Ну, нет, не очень. Но навязывать свои страхи Нерону я не хочу и он прав, своего дерьма на нас хватает, поэтому мне остается только верить в моего мужчину. И я верю.
Мы уезжаем перед Рождеством в тот самый дом в горах, который предложил мой муж. Я то и дело ловлю себя на мысли, что Нерон и Ирис были здесь в прошлом году. Всего лишь в прошлом году. А теперь он здесь, со мной. Впрочем, первое не так важно, как второе. И мне не стоит париться по поводу прошлого.
Да и вообще, все тревоги улетучиваются, едва в поле зрения нашего вертолета попадает дом. Я думала, что круче чем в Четвертом уже невозможно что-то представить. Но шале – это другое. Оно производит такое магическое впечатление праздника и духа Рождества, что мне как будто снова 8 лет. Каркас дома горит уже праздничными гирляндами, но это тот максимум, который я позволила вытворить прислуге. Все внутреннее украшение дома ляжет на меня и моего милого. Просто я хочу прочувствовать праздник и ничто и никто не помешает мне это сделать.
Вся местность в снегу, а если подойти к окну со стороны склона, то глазу открывается курортный городок, который освещается теплым оранжевым светом гирлянд.
- У меня самые серьезные намерения на твой счет, родной. – обнимаю мужа со спины, пока он осматривает зал, выдыхая после долгого перелета. – В доме не должно остаться ни одного угла, где бы ты не был моим.
В самом деле, украшение дома может немного и подождать. Во всяком случае, пока не приносят ель. Самую настоящую, пахнущую лесом и землей, морозным воздухом и свежим снегом. Я бесстыдно закутываюсь только в плед, несмотря на то, что смотритель еще в доме, устанавливает деревце в подставку. Бедный мужчина пожилых лет старается не смотреть на мою срамоту, а я с удовольствием вдыхаю запах настоящего Рождества.
А еще мне нравится кататься в шерстяных носках по паркету и я с криками и визгом наталкиваюсь на мужа, потому что хочу натолкнуться.
- Уиииии! – прокатываюсь в одну сторону, пока мой милый сидит и разбирается в запутавшейся гирлянде, бурча под нос ругательства. – Уиииии! – прокатываюсь в другую сторону и смеюсь. – Ну и кто теперь старуха? Кудах-кудах! Уииии!
Я делаю печенье! И поскольку оно не получается с первого раза, я делаю еще и еще и еще. И в итоге у нас горы печенья и среди этих гор и не разберешь, где нормальное, а где испорченное. Мне нравится, как Нерон готовит какао и я не отходу от него ни на шаг, напевая песенку, которая играет в зале.
А еще мы выбираемся с Нероном на улицу, бросаясь друг в друга снежками, делая снежных ангелов. Ангелу Нерона я подрисовываю рожки, а он моему - метлу и остроконечную шляпу.
Но самые крутые моменты, это когда я и Нерон сидим у камина, в полной тишине, так что только потрескивание поленьев да завывание ветра только слышно. Под нами мягкий пушистый ковер, в руках горячее вино и мы то и дело поджариваем что-нибудь в камине из еды, чтобы горячо, чтобы язык обжигало. И мы целуемся. Просто целуемся время от времени, не торопясь, не кидаясь друг на друга в порыве страсти. Страсть есть, но она какая-то интимная, чувственная, на кончиках пальцев, в невесомых прикосновениях рук.
- С Рождеством, родной! Люблю тебя. – шепчу я и лицо Нерона так близко, что я плыву от его взгляда, а не от алкоголя. А в его глазах видно мерцание гирлянды и это словно звездочки на небе. – Там куча подарком под елкой. Но знаешь, я бы хотела попросить у тебя только одно: чтобы следующее Рождество и Новый год мы праздновали втроем.

merry christmas

http://savepic.ru/9079564m.jpg
http://savepic.ru/9070348m.jpg

Отредактировано Lucia Varys (Пн, 21 Мар 2016 21:33)

+1

79

Нерон чертовски благодарен Регине, что она не перебивает его, хотя по тому, как то и дело приоткрываются ее губы и чуть вздрагивает вздернутый нос, понятно, что ей очень даже есть, что сказать на каждое его слово. Она отыгрывается, когда он замолкает, но все равно во всех ее шутках чувствуется облегчение, что он поделился с нею.
- Ты лучшая, курочка моя, - Нерон улыбается, целуя ее, хотя Регина и морщится, делая самый недовольный вид, на какой только способна, а потом сама выдает это "кудах-кудах". И теперь Нерон иногда между делом, обсуждая с Региной те или иные планы, сообщает, что в какой-то из дней у него встреча в клинике. Регина не спрашивает ничего.

Перед Рождеством они улетают в горы. К их приезду дом уже готов по крайней мере снаружи и сияет праздничными огнями. Нерону нравится это место. Шале находится поодаль от деревни, и все окна внутренних комнат выходят на горы и лес, отчего создается полное ощущение одиночества и уединенности.
Регина обнимает Нерона, когда он стоит в гостиной, осматриваясь. Да, с этими стенами много что связано в прошлом, но сколько еще будет впереди. И даже запах здесь стал другим. Свежим, еловым, чистым.
- Тогда нам придется задержаться на год дом очень большой, - отзывается Нерон, выворачиваясь и хватая Регину в охапку. Она смеется, но не очень-то вырывается, разрешая повалить себя на диван. Этот угол опробуется быстро.

Ель прибывает на другой день, высокая, пушистая и совершенно какая-то дивная. По такому случаю Регина даже выбирается из постели, но не утруждается одеться, а только кутается в огромный плед, вышагивая в мягких вязаных носках. Она совершенно другая здесь, и такой Нерон ее еще не видел - веселой, легкой, по-детски радостной. Несколько раз у нее возникает угроза расшибится от фигурного катания на паркете, но все ограничивается несерьезными ушибами, а Нерон распутывает гирлянды, чтобы опутать ими ель.

В это дни получается все. Даже печенье. Пусть не все, но не в этом дело, а в том, что это приносит радость. Нет никаких звонков, никаких вестей от родителей, от друзей, только они вдвоем, и это именно то, что действительно нужно. Такой же кайф был в Четвертом, но тогда все налаживалось, а сейчас то самое время, когда можно строить что-то совсем серьезно, потому что предельно ясно - они устраивают друг друга, и все взаимно.

Нерон обнимает Люцию и отказывается от вина. Он позволил себе пригубить совсем немного и больше поджаривает на огне что-то для них. Регина раскраснелась от жара камина и выпитого, и ее поцелуи пьянят.
- Я люблю тебя, - отвечает Нерон, и напрасно Регина беспокоится об Ирис. Да, после нее больно, словно в ране заросла игла (какое удачное сравнение!), но еще... еще после нее легче. Она была наваждением, колдовством, болезнью. Он когда-нибудь вылечится до конца, от Ирис - так точно.

Регина устраивается в его руках и вдруг заговаривает о подарках. Нерону лениво, но ее последние слова... В самом деле? Потому что следующий год... это же скоро! Нет, он не про этот грядущий. а другой.
Он смотрит на жену внимательным, но нетерпеливым на проверку взглядом.
- Ты шутишь? - не шутит. - Я готов! - Нерон принимается стягивать с себя футболку, и Регина смеется, помогая. - Хотя, постой.
Он отвлекается всего на мгновение, чтобы из вороха одеял вынуть одну припрятанную отдельно ото всех игрушку. Курицу размером с подушку.
- Курочка, у меня даже есть яички, который помогут тебе снести цыпленка, - смеется он, опрокидывая Регину на спину, - но если ты не перестанешь смеяться, я пойду в ванную и разобью их один.

...

+1

80

Да, смутить моего мужчину совершенно невозможно. Я думала, что своим кудахтаньем вызову в нем хоть немного чувство вины, что он сравнивает меня с курицей. Но теперь он и вовсе начал меня так называть. Курочка, значит? Свин!
Но я вижу, что ему все нравится, нравится, как мы проводим время действительно только вдвоем. Да, я присматриваюсь к нему, прислушиваюсь на предмет воспоминаний о его прошлом, которые могут проскользнуть в его глазах. Но если и вижу что-то такое, то это нечто мимолетное, что и за хвост не словить, потому что лицо моего мужа не успевает становиться печальным или задумчиво-ностальгирующим.
Еще бы! Ведь углы-то пробуются.
А теперь будут еще и пробоваться со смыслом, потому что я действительно задумываюсь о том, чтобы родить ребенка через год-полтора. Но если сейчас Нерон не захочет, я не расстроюсь, потому что у нас действительно куча времени впереди и нам вдвоем комфортно. Сколько мы вместе по-настоящему? Даже года нет. Кто знает, может через пару месяцев мне разонравится его парфюм…
Но Нерон не отказывается от моего предложения на следующий год, ошарашено глядя на меня так, словно у него сейчас глаза выпадут. Спрашивает, шучу ли я.
- Не шучу. – улыбаюсь, потому что мне нравится видеть, как в его глазах вспыхивает этот детский шаловливый огонь, который ответственен за деланье детей. Ну еще бы он не был готов! – Так говоришь, как будто к этому нужна специальная подготовка. – тут же ржу, помогая ему раздеться. С меня и снимать особо нечего, разве что халат.
Но Нерон внезапно тормозит и я всерьез задумываюсь, что он сейчас начнет готовиться и исполнять какой-нибудь шаманский танец. Но вместо танца он…
- Ну, ты и свинота!
Я почти угадываю его намерения. Во всяком случае по части гадости. Потому что Нерон вытаскивает большую игрушку в виде курицы и изображает из нее куклу-чревовещателя, пока рассказывает мне строение своего тела. Укушу же! Точнее, клюну сейчас куда-нибудь. И уж точно не в яйца. Разве что по ним.
Но, честно, все это настолько меня шокирует, что хотя внутри я пылаю, но внешне меня разбирает дикий хохот, уж больно у курицы комичный вид. И еще более комичный вид у Нерона, который с такими речами…
- Ты серьезно планировал сделать мне ребенка после всего, что ты тут наговорил? – сквозь хохот давлюсь я, вытирая слезы из глаз и покатываясь по полу от смеха, уворачиваясь от мужа.
Не надо теперь просить перестать меня смеяться. И не надо мне угрожать. Нет, угроза серьезная, потому то я не хочу сейчас лишаться секса. Но даже когда Сцевола отбрасывает игрушку, потому что я притягиваю его к себе для поцелуя, я все равно срываюсь, попискивая ему в губы, потому что не могу сдержать приступ смеха. Это похоже на истерику, но только от очень большого счастья. Нерон делает очень оскорбленный вид и даже встает и как будто уходит в ванну. Или куда он там собирался, чтобы разбить свои яйца? А я валяюсь на спине и тяну к нему руку, не сдерживая хохота и хватаясь за штанину, не желая отпускать и он тащит меня за собой по паркету. Покатушки!
- Остановись, окаянный! – кричу я в истерике. – Мастурбация – это убийство! Убийство цыплят! – твою мать, Регина, что ты несешь? 
Нерон не может злиться вечно. Точнее, он не может изображать злобу так долго. Да, мы не заваливаемся в постель прямо сейчас, да, мы немного тормозим с разбиванием яиц, но все же, не обязательно делать это сейчас. Все должно быть в радость.
Позже, муж избавит меня все-таки от халата, а я его от домашних штанов и мы неплохо опробуем кресло, а затем и спальню, в которой были уже не раз, но возвращаться всякий раз приятно. Приятно, когда под спиной мягко и тепло. И чертовски здорово, когда тебя вдавливают в мягкую перину, а не в деревянный пол.
Я сжимаю ягодицы Нерона, задавая ему ритм, заставляя двигаться глубже и быстрее. Мы сплетены совсем тесно и между нами совершенно точно бежит ток от силы трения. Мы целуемся, жарко, жадно, как будто это последняя наша ночь перед расставанием.
- С таким усердием... – быстро шепчу я, то и дело постанывая в преддверии оргазма. – …я уже беременна. А на шестом месяце секс запрещен.
Вообще-то я не особо уверена в той информации, которую сейчас выдаю, да и не в курсе, зачем вообще что-то говорю, когда кричать хочется от ощущений и этого безумного жара внизу. Просто Нерон напорист и мне… черт, мне это нравится. Будет обидно уйти в завязку, когда срок беременности станет приличным.
Мы так и проводим следующую неделю, а на Новый год действительно выбираемся к Лили, Октаву и компании. Несколько семей, но только самые лучшие люди. Да, дети носятся по дому, те, что постарше. А мелкие сидят на руках у родителей и то и дело тянут к чему-нибудь руки. Обязательно к чему-нибудь, что им нельзя. У меня на руках оказывается мелкая и она уже неплохо сидит и тоже норовит потрогать, полапать. Подергать. В частности, мои волосы, которые она сначала приглаживает, а потом дергает так, что я охаю, а малышка заливается радостным смехом.
- Дети всегда так радуются, когда делают кому-то больно? Потому что мне тогда страшно, каким будет наш ребенок. – обращаюсь к мужу и это шутка только наполовину, потому что я еще пока не привыкла все же к таким маленьким и их внезапным капризам.
Эх, если бы только во мне была эта любовь к детям, как в моей матери…
А ее, к слову, кладут на сохранение. Она на седьмом месяце и врачи говорят, что сейчас время самое опасное. И до родов мама пролежит в больнице, потому что велик риск преждевременных схваток. Но отец, конечно, не соизволит мне об этом сказать.
А пока что мы с Нероном думаем о своих детях и мне скоро пора будет присматриваться к себе и закупаться тестами для беременных. Столько всего предстоит.
- Ты уверен, что ты готов ко всему этому? – спрашиваю у мужа, когда мимо нас проносится трио мальчишек, ругаясь на ходу и опрокидывая чьи-то тарелки.

+1


Вы здесь » THG: ALTERA » Callida junctura » You can’t just leave me


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC