Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Animi magnitudo » 22.10.3013 - 29.10.3013. distr. 13. Послушание на уровне дрессуры.


22.10.3013 - 29.10.3013. distr. 13. Послушание на уровне дрессуры.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://31.media.tumblr.com/5bb6b0c9a452e63c94122f25546041e0/tumblr_mr9n2dPA1B1sdccy0o2_500.gif
http://38.media.tumblr.com/tumblr_m7zm3hEMMp1run8aj.gif

— Подъём!
— Что случилось? На нас напали?
— Нет. Пора на тренировку.
— Ночь же на дворе.
— Скоро рассвет.
— Скоро — это когда?
— Часов через шесть. Как раз размяться успеем...
(с)


• Название эпизода: послушание на уровне дрессуры.;
• Участники: Hector Cleric, Katniss Everdeen.;
• Место, время, погода: Дистрикт 13 - по большей части его тренировочные центры, иногда лазарет, если повезет - столовая и личная комната; вечность длиной в одну неделю; на поверхности - сильный ветер, временами дождь, от -5 до -8.;
• Описание: в 13-ом Дистрикте состоялось собрание у Президента Койн (Сut from marble), на котором решили, что нужно разрушить новую Арену и тем самым показать, что символ революции, Сойка-пересмешница, жива. Китнисс рвалась спасти из Капитолия трибутов, которых заставляют снова и снова выживать в Аду Голодных игр. Она рвалась спасти Пита. И, в конце концов, согласившись стать символом только ради призрачной возможности вытащить Мелларка, девушка заявляет, что с ней на Арену должен проникнуть Клерик, как важный человек для Койн. Как гарантия взаимной сделки между Президентом и Сойкой. В свою очередь Гектор требует в ответ одну простую вещь, которая никогда не давалась девушке - послушание чужим приказам. Придется за неделю переступить через себя, чтобы спасти любимого человека. Единственное, чем можно было заглушить все негодование в себе - Питу уж точно сейчас хуже и сложнее в Капитолии, чем Китнисс.;
• Предупреждения: годовая программа службы в армии за одну неделю.


Отредактировано Katniss Everdeen (Вс, 10 Апр 2016 21:16)

+2

2

Многое известно Гектору Клерику о Гекторе Клерике. Малое известно остальным о Гекторе Клерике, ещё меньше из этого - правда. Проснувшись сегодня утром, ему показалось, что он не был дома сотню лет. Странное, незнакомое чувство свежего взгляда на дистрикт 13 привнесло в утро щепотку энергетического тонуса.
Гектор находился сейчас в рассвете своей карьеры - Генерал Армии Дистрикта 13, властный, сильный, опытный. В голове его строем туда-сюда ходили мысли, точно сотня маленьких солдат, раскладывающих по полкам приказы, назначения и указания.
Шла последняя неделя подготовки их с Арктурусом диверсии в стан врага. Гектор не доверял Старку по-прежнему, но лучших идей по вызволению своей команды из плена Капитолия у Гектора все равно не было. Не просить же, в конце концов, Альму Койн выделить персональный транспорт до Капитолия.
Теперь ещё Китнисс. Взгляд девчонки - дерзкий, но уверенный - до сих пор в памяти сверлил Гектора, точно бы он по-прежнему был на собрании. А её прыткость одновременно и злила, и удивляла. Гектор даже вспомнил Мэри, которая отличалась таким же дерзким характером и смекалкой. Пусть Мэри была женщиной, а Китнисс - пока просто девчонкой, обеим пришлось пережить достаточно, чтобы Гектор счел их неплохими.

Гулкие шаги Гектора раздавались по пустому коридору. Генеральские двойные часы показывали ровно пять тридцать, но Клерик был уже собран и как всегда идеален, точно бы и не ложился вовсе.
Местонахождение отсека семьи Эвердин он знал прекрасно, ровно как и то, что сестра и мать Сойки сегодня на ночном дежурстве в мед. отсеке. Да, черт возьми, от Генерала было трудно что-нибудь скрывать.
- Вставай. - Железный, холодный тон Гектора оповестил Китнисс о том, что в её отсеке кто-то есть. И этот кто-то явно хочет, чтобы она прекратила спать. Гектор, кстати, был наслышан о её социофобных наклонностях и фанатизму, касающемуся разных коморок, и даже уже прикидывал в голове примерный список мест, куда за ней послать, но всё оказалось намного проще - символ проводила ночь просто в своём отсеке.
Гектор проводил взглядом силуэт Китнисс, когда она отреагировала на его появление. Что ж, стоило, наверное, извиниться, за то, что не принёс в постель кофе.
- Семь минут на то, чтобы прийти в себя, - не пять, не десять, семь! - до завтрака мы должны успеть на поверхность. - Гектор механично поднёс запястье с часами к глазам, а затем снова опустил руку, сцепляя её в замок за спиной.
- Теплая одежда на стуле у кровати. - Бросил он, наконец, и скрылся за дверью. По мнению Гектора с теплой одежды было больше толка, чем с кофе.

Свернутый текст

Начнем коротко. Дальше посмотрим. Не хотелось бы за тебя много описывать, ты у нас своенравная девица.

+2

3

У меня так и не вышло заснуть этой ночью. Легкая дрожь пробирала все тело, а ведь несколько часов назад уверенность подтолкнула меня на, фактически, крайнюю дерзость - требовать, чтобы генерал армии Дистрикта 13 отправился со мной на Арену. Возможно, самый важный человек для Койн, если такое вообще может быть. Нет, это была не уверенность. Отчаяние. Мне так хочется спасти Пита, что я просто уже перестаю думать о других. И даже о самой себе. Я дала себе слово, что должен выжить он, а не я, даже Хэймитча подбила на то, чтобы он вышел добровольцем, если назовут не его имя! И в итоге сама не смогла ничего сделать, позволив Сноу забрать Пита у меня. Позволила ему проживать все эти ужасы снова и снова. Это я во всем виновата. Мой чертов эгоизм.
Я жмурюсь, поджав губы, и натягиваю одеяло на лицо. Хочется кричать. Снова. Мамы и Прим сегодня не будет ночью, поэтому я могу дать волю всему, что накопилось за последнее время. Слезы сами текут из глаз, да и я уже не могу их остановить. Не хочу. Мне нужно скинуть этот груз, чтобы его тяжесть в итоге не помешала мне. Мне с каждым днем все трудней и трудней не сорваться и не уйти. Просто бросить все, плюнуть на эту революцию. Это уже не моя война. Да она никогда не была моей! Я просто хотела выжить. Потом я хотела, чтобы выжил Пит. Теперь я мечтаю, чтобы мы оба умерли.

Сосредоточенное, почти безжизненное лицо Клерика появляется в моей памяти. О чем он думал, когда смотрел на меня, когда я требовала его присутствия во время штурма Арены? Почему он вообще на все это согласился? Какой ему прок от трибутов? Едва ли у него там есть знакомые, важные люди. И тут я просто теряюсь - благодарить его, или скорее наоборот - ожидать, что он устроит мне самый настоящий Ад в эту неделю. Но я все равно не боюсь его. Я боюсь, что у меня просто не получится. Смешно даже, столько лет кормить семью, нарушая большинство правил нашего Дистрикта, казалось бы, страх давно должен был стать чем-то вроде привычки. Обычное состояние. Но он все больше и больше сдавливает мне горло. Скоро начну кричать от собственного отражения или тени. Почему-то трудно сохранить здравый смысл.

Я вздрагиваю, когда за моей спиной раздается его голос. Словно окатили ледяной водой. Лежа лицом к стене и уткнувшись в одеяло, я поспешно вытираю глаза тыльной стороной ладони и приподнимаюсь на локте.
- Уже утро? - мне казалось, что прошло всего несколько часов с того момента, как я легла, а отбой ведь здесь по расписанию. Глупый, наверное, был вопрос, если генерал не счел нужным ответить на него, а я просить "еще пять минут" не стала. Толку мне от них будет немного, да и я ведь должна слушаться приказов генерала, верно? Можно считать, что первое задание провалено. Эвердин, ты удостоена звания "самый плохой солдат столетия", и буквально только что ты могла уже упустить свою единственную возможность вытащить Пита с Арены.
Я сажусь на кровати и невнятно бубню себе под нос: - Есть, генерал, - я это буркнула совсем тихо, на автомате и скорее только для того, чтобы отогнать мысли, что еще пару минут назад ободком сжимали сознание. Они впивались иголками, не позволяя закрыться, убежать. Да я только и делаю, что бегу. Самой противно.
Голова тяжелая, но я все равно встаю. Нужно выработать в себе эту привычку - просто быть машиной, которая слушается слов. Не могу, это не я. Приходится заставлять ноги передвигаться, и в спину прилетает: - Семь минут на то, чтобы прийти в себя, - не удерживаюсь и смотрю с некоторым недоумением. Почему именно семь? Но быстро отворачиваюсь, оставляя недоумение при себе, и иду в ванную, чтобы умыться.
- Теплая одежда на стуле у кровати, - тут же в ответ новый бубнеж, в котором можно было различить "спасибо", ударившееся о закрытую дверь.

Прикрыв глаза, я подставляю голову под ледяные струи воды. Это помогает придти в себя и длится с минуту. Затем чищу зубы, снова умываю лицо, тщательно вытираю его и волосы. Заплетаю тугую косу. Смотрю при этом постоянно куда-то себе под ноги. Почему-то не хочется столкнуться с собственным отражением.
Возвращаюсь в комнату. Поправляю местную "униформу", зашнуровываю ботинки. Надеваю куртку, что висела на спинке стула. И, только сняв ее, замечаю на сидении аккуратно сложенные шарф и перчатки. Взгляд задерживается на них, и я, кажется, даже немного подвисла. Но, резко опомнившись, застегиваю куртку, повязываю шарф на шее и беру перчатки в руку.
Выхожу из комнаты и взглядом встречаюсь с генералом. Не знаю, как долго я собиралась, уложилась ли в отведенный срок. Как-то неуверенно (ну надо же) смотрю на Клерика, с застывшим в глазах немым вопросом - все ли нормально? В итоге выпаливаю: - Исполнено, генерал, - теперь уже более отчетливо, чем говорила до этого. Мелкая дрожь все еще присутствует, но я уверена, скоро ее сменят другие чувства. Главное сдержаться и не запустить в генерала ложку при первой же возможности. Непростительная глупость.

+2

4

[float=left]https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/60/e9/e8/60e9e8146bf8bc96795b9bf0103f2f04.gif[/float]Гектор - застывшая фигура. Ледяное изваяние на службе ах нет, ещё не Капитолия. С тех пор, как он вышел от Китнисс, он не шелохнулся. Он стоял так, точно был сделан из воска. Руки также крепко были сведены за спиной и сжаты в замок, спина прямая, вид - точно в профиль. Стоило Китнисс появиться, он механично поднял руку, бросая взгляд на часы на правом запястье.
- Ты опоздала на четыре минуты, - констатирует он, а после этого просто идет вперед, полагая, что то, что Китнисс должна следовать за ним - само собой разумеющееся.
Девочка наверняка ещё плохо ориентировалась в хитросплетениях коридоров, зато Гектор чувствовал себя здесь буквально как рыба в воде. Гулкие его шаги раздавались свободно и размеренно, по шагам Клерика можно было сверять часы.
Коридор. Поворот. Коридор. Двери. Двери. Коридор. Лифт. Только задвинув решетку и нажав на кнопку, Клерик наконец обратил взгляд на мисс Эвердин, бросая его сверху вниз. Руки он держал спереди в замке.
Многословный взгляд. А после:
- У Вас крутой норов, солдат Эвердин, - его голос звучит чуть приятнее, чем лязг лифта по полозьям, - это может погубить всю операцию. Подумайте над тем, поможет ли излишняя своенравность сыну пекаря. - Лифт остановился и все вокруг замерло, напряженно слушая Клерика. - Вы потребовали моего участия в этой операции. В свою очередь я от Вас требую полного подчинения. - Пауза. И Гектор, сделав шаг, открыл железную створку, пропуская вперед Эвердин.
У выхода на поверхность стояли двое часовых. При виде Гектора они подтянулись, задирая подбородки. "Доброе утро, Генерал." - Хором отрапортовали они, Гектор сдержанно кивнул каждому, кладя ладонь в перчатке Китнисс на спину - на уровне лопаток - и подталкивая её идти вперед, тем самым показывая часовым, что она под его протекцией.
Таким образом пройдя ещё несколько форпостов, Гектор и Китнисс, наконец, оказались на поверхности. Потайной лаз из дистрикта, предназначенный для индивидуальных использований, был хорошо замаскирован таким образом, что с трех сторон абсолютно был не заметен. И находился в лесной чаще. Гектор сделал глубокий вдох. Чистый осенний воздух с запахом жухлой листвы с паром вырвался из его легких. Он крепче сжал перчатки - в полной тишине они едва слышно скрипнули. Солнце всходило.
- Начнем с пробежки. - Гектор наклонился - что было весьма неожиданно - и расстегнул несколько пуговиц снизу у своего кафтана, предварительно, конечно, оголив ладонь. - Ты убегаешь, я догоняю. Если я догоняю тебя - твой сон укорачивается на час. - Короткий взгляд на девушку. - Есть вопросы? Фора минута. - Гектор отогнул край рукава своего длинного кафтана и лишь коротко кивнул, когда времени было приказано начать отсчитывать шаги.

Гектор ещё раз полной грудью вдохнул, ощущая, как прохлада пробирается до самой груди, до дна легких. Он отпустил ткань рукава и снова вытянулся по стойке "смирно", смотря туда, где восходило утреннее солнце. Это таинство Гектору очень нравилось, в нём была сила, мощь, надежда на удачный день. Когда Гектор встречал рассвет на поверхности, он знал, что однажды увидит его уже будучи совсем другим. Уже стоя на земле свободного Панема.
И пока эта мысль, эта мечта эфемерно плавала в воздухе, наполняя умы жителей подземелья.
Белый пар в очередной раз сопроводил дыхание Гектора Клерика. Затем он, точно изменившийся зверь резко повернул голову в бок, вслушиваясь в звуки. Секунда. Мгновение. И он сорвался на бег.

+2

5

Смотрю внимательно, поджав губы. Словно жду чего-то. Удара, коим были слова "ты опоздала на четыре минуты". Не на одну, не две - четыре. Мне казалось, что раз каждая минута имеет сейчас значение, а опоздание практически равно времени, отведенному на сборы, то можно уже попрощаться с шансом спасти Пита. Эта мысль не лишний раз напомнила мне, зачем я вообще стою перед генералом, все также не отводя взгляд. И даже когда он двинулся с места, вышагивая по коридору, я не сразу понимаю, что мне делать. Что значило это его "ты опоздала"? Констатация факта или отказ в проведении операции по спасению Трибутов в принципе? Слишком сложно, когда не понимаешь, что на уме у человека. Слишком сложно, когда ты вообще человека не знаешь. Особенно для меня.
Когда генерал уже заворачивал за угол, я буквально подорвалась с места, нагоняя Клерика быстрым шагом. С другой стороны, если бы это был отказ, он бы сказал об этом. Ничего не выйдет, сейчас не этим нужно заниматься. Я во все это ввязывалась не для того, чтобы научиться понимать мысли генерала армии Тринадцатого. Мне нужна была гарантия, что Койн не отступит от обещанного, если во всем этом будет участвовать важный для нее человек. Только вот обмен получился не совсем равнозначный - я снова кругом осталась должна. Мерзкое чувство, но давно пора привыкнуть. Опять же сложность - это не про меня. Ненавижу, когда на горло наступают. Для одной - Сойка, символ революции, для другого - солдат, способный слушать чужие приказы, да в принципе хотя бы слушать способный. Одиннадцать из десяти, что я сорвусь. Даже сейчас в ответ на "ты опоздала", мне хотелось что-нибудь сказать. Я посмела дерзить президенту, что мне генерал армии одного из Дистриктов. Уйми свой нрав, Эвердин.

Я нагнала генерала практически у самых первых дверей, встретившихся нам на пути, далее следуя за Клериком, не отставая ни на шаг. Мои шаги были сбивчивыми, его - ровными и без суеты. В конце концов я подстроилась под ритм шагов Клерика, который можно было использовать вместо метронома. Семь минут на сборы, четыре минуты опоздания, точность до секунд между шагами - помешанность жителей Тринадцатого на расписании кажется мне странной. Местами - пугающей, например сейчас. Он во всем считает? Не уверена, что хочу знать ответ, но куда мне, жителю Шлака до главнокомандующего армией. Военное дело мимо нашего Дистрикта, мимо его жителей. Миротворцев у нас не тренируют, а только закапывают людей заживо в угольных шахтах.

Когда мы, наконец, оказываемся в лифте, тишина кажется давящей. Под взглядом генерала некомфортно, и я, повинуясь внезапному порыву, смотрю на него в ответ. Также, как и у комнаты. Внимательно и не отводя взгляд. Голос Клерика мешается со скрежетом лифта, та еще смесь, но каждое слово он будто отделяет голосом от предыдущего и последующих. Поставленная четкая речь. И проблема в том, что каждое слово правда. Мое поведение сподвигло людей к восстанию, оно же сподвигло президента уничтожить Двенадцатый. По той же причине сейчас Пит в Капитолии, и неизвестно, что с ним там делают. Одно маленькое условие взамен на большое одолжение. Смешно, но для меня и это сложно.
Я не нахожусь, что ответить. Сказанное - правда. Открою рот - может быть только хуже. Меня злит такая откровенность, такая резкость. "Если бы его сразу спасли, то сейчас не было бы такой проблемы, как отправиться в Капитолий и снова под носом у Сноу взрывать Арену, как на 75-х", - именно это меня и злит. Они спасли "символ революции", ее "лицо", но вот только "голос" из меня никакой. С этой ролью лучше бы справился Пит. Но что теперь толку. Я согласилась стать "Сойкой", сейчас стою в остановившемся лифте с генералом. Терпи и тренируйся, Китнисс. Ты обязана спасти Пита.

Я выхожу первая из лифта и, прислушиваясь к шагам генерала, стараюсь попадать им в такт. Мы миновали несколько постов охраны, прежде чем оказались на поверхности. Свежий воздух оказался таким сладким, таким манящим - я скучала по лесу, я скучала по поверхности, я скучаю по свободе. Смешное понятие, но все-таки. Подземный Тринадцатый угнетает. Я не птица, способная жить в клетке. Я охотник, которому нужен лес, чтобы чувствовать себя хорошо.
Надеваю перчатки на руки, на секунды прикрыв глаза и запрокинув голову. Застыла, наслаждаясь этим утром. Сейчас оно определенно лучше, чем было пятнадцать минут назад. Открываю глаза и осматриваюсь. Тринадцатый давно ушел под землю, но даже здесь лес наполнен жизнью. Звуки природы приятно ласкают слух. Я позволяю себе улыбнуться. Я хочу выходить сюда как можно чаще.
- Начнем с пробежки, - снова взгляд на генерала, когда он расстегивает кафтан. - А если по итогу я убегаю? - час сна прибавится вряд ли, но зато короче не станет. Уже плюс. Это не трагедия, когда за "победу" ты не получаешь поощрения. Трагедия, это когда ты даже за малейший проступок огребаешь по полной программе. И вместо ответа взгляд и "фора минута".

Здесь мне долго объяснять не нужно. Это похоже на Голодные Игры, когда ты сначала должен не двигаться определенное время, иначе подорвешься, а потом должен без промедления двигаться вперед, иначе умрешь. Сейчас тоже самое. "Фора минута" было сигналом. Я сорвалась с места и побежала. Без фанатизма, не отдавая все силы на то, чтобы скрыться как можно дальше сейчас, но и не останавливаясь. Я бежала меж деревьев, прислушиваясь к звукам леса, прислушиваясь к шагам позади. Совсем как на 74-х. Только там меня подгонял огонь. Похоже на 75-е. Только там нас подгонял неизвестной природы туман, выжигающий тело. Генерал будет также быстр? В конце концов, на Играх я убежала. Лес - это моя территория. Бег - мое преимущество. А по деревьям он умеет лазать также быстро и проворно? Или свалится, как и неумехи из Второго, Первого, да и все остальные? Джоанна не в счет. Она фактически житель леса. Генерал - всю жизнь провел под землей. В итоге для меня это вышло лишь в большой интерес - а что будет, если?

Не знаю, сколько я бежала, прежде чем далеко позади послышался шум. Птицы встрепенулись, покидая ветки. Еще один плюс нетронутой природы - кроме собственных ее звуков посторонних нет. Это помогает. Я прибавила ходу, продираясь через сучья, которые иногда норовили оцарапать лицо. Впереди был небольшой ручей, дальше поваленные деревья. Опираясь на них руками, я перемахивала через них дальше, пока впереди не показался пустырь, оставленный здесь когда-то от бомб. Не останавливаясь и огибая пустырь по краю вдоль леса, я смотрю по сторонам, и замечаю на противоположном краю генерала. Пара секунд, и я снова свернула в лес, скрывшись за стволами деревьев. Сколько будет это длиться? Пока он в конце концов не нагонит меня или нужно продержаться какое-то время? Ведь он так помешан на точности. Я, конечно, могу долго бегать от него, но за последнее время я совсем раскисла. Нужно было раньше попроситься на поверхность.

+3

6

Неизвестно что
Вышло из воды,
Встало на краю,
Мы в его тени.
То ли скалится, то ли хмурится,
полетело вдруг вдоль по улице.

Танцы минус

Гектор бежал так, словно летел. Согнутые в локтях руки разрезали лезвием воздух. Он бежал, точно образцовый манекен на учебных тренировках... прямая спина, чуть наклоненная вперед, крепкие руки, напряженные мышцы. Бегать в форме генерала было неудобно, однако если учесть, что Клерик всегда был в генеральской форме, то он в какой-то момент просто приучил себя.
Полы хлопали на ветру, встречая поток воздуха в лицо. Гектор бежал урывками. Он то набирал скорость, быструю, на ровне с ветром, то отклонялся назад, за два три шага останавливаясь, и прислушивался к звукам.
Нет, он далеко не был так же близок лесу, как Китнисс. Здесь было другое. У кого-то есть талант, а кто-то зубами вырывал хоть какие-нибудь клочья. Гектор был гибкий, несмотря на свою кажущуюся массивность (в основном причиной была широкая одежда, под которой прятались крепления с пистолетами) и бесформенный пиджак, но сравнивать его с семнадцатилетней худой девчонкой было глупо. Впрочем, заставляя Китнисс сейчас бежать, он преследовал сразу несколько целей, где догнать девицу было целью достаточно второстепенной.
Несколько раз Эвердин попадалась ему на глаза. Он удостаивал её лишь коротким жестким взглядом, после чего оба пускались в бег снова, срывались с места.

Бег продолжался уже около пятнадцати минут. Гектор тщательно не упускал её из виду, пусть если не взглядом - кожей старался чувствовать, где находится беженка из 12-го. Он пытался проникнуть в её голову, понять, какие мысли заставляют её делать то или иное. Да, стоило признаться, что разобраться в хитростях семнадцатилетнего забитого подростка (да ещё и девушки) для Гектора было трудновато.
Он прислонился к дереву, сохраняя при этом спину всё же ровной, и отогнул манжет, глядя на часы. Солнце медленно ползло  из-за линии горизонта, становилось светлее. Что ж, будем считать, что первое испытание девушка смогла пройти и свой час сна оставила при себе. Пока.
- Можешь слезать, - сказал Клерик, не поднимая глаза туда, где находилась Эвердин. Что ж, это было остроумно и логично - на дерево Гектор бы точно не полез. - Для утренней разминки неплохо. - Гектор понимал, что адреналин, выпущенный в кровь, сейчас едва ли позволит Эвердин подумать о сне. Но это не будет длиться долго - сонливость вернется как только тело успокоится.
Он шумно вдохнул воздух и принялся застегивать пуговицы на кафтане, отходя от дерева. - Мы оба прекрасно знаем эту Арену, - говорил Гектор, натягивая на пальцы перчатки, - тем не менее существует уверенность, что они ждут нашего появления. - Когда Китнисс спустилась, Клерик спокойно и прямо смотрел ей в глаза, а затем указал рукой вперед, туда, куда нужно было идти.
- В общей сложности наш визит туда должен занять не более пятнадцати минут. Если это займет больше - я боюсь, что не смогу устранить последствия. - Они шагали по лесу в ту сторону, где была небольшая река, на берегах которой они видели друг друга при беге. Звук воды приятно ласкал слух.
- Основной упор будем делать на бег. Не в наших интересах геройствовать. Далее - на стрельбу и, в последнюю очередь, на рукопашную борьбу. Если ты потеряешь лук, едва ли тебя спасут твои умения в ближнем бою, - Клерик всегда говорил правду. На то он был и солдат, - но дадут шанс дождаться, пока я приду на помощь.
Он остановился около края ручья и, чуть запрокинув голову назад, внимательно посмотрел на девушку.
- Можешь задать вопросы. А после этого попробуй напасть на меня. Будем считать, что путей к отступлению у тебя нет и единственный шанс остаться в живых - защищать себя вручную.

Отредактировано Hector Cleric (Чт, 21 Апр 2016 12:31)

+2

7

А ведь и правда, мы можем очень долго так бегать. Сколько генералу лет? Насколько хороша его физическая подготовка, чтобы наворачивать круги по лесу? А насколько она хороша, чтобы лазать по деревьям? В конце концов, изначальное решение нашло свое применение и я, пока Клерик не нагнал меня, успела залезть на дерево, расположившись на широкой ветке за листвой. Идеально. Меня не видно, но для меня открывается неплохой обзор. Мне снова вспоминается охота в двенадцатом. Как бы мне хотелось сейчас поохотиться...
Шаги приближающегося генерала были слышны слишком отчетливо. Я затаилась, все же зачем-то прислушиваясь. Он остановился возле того самого дерева, где была я. Чутье или он видел, как я забиралась именно сюда? А может он просто заметил движения листвы или... Кажется, сейчас я либо приумножаю достоинства, делая из генерала сверхчеловека, либо он действительно таковым и является. Пусть не настолько идеально, но все же. Я отвлекаюсь на свои мысли, которые за последние, примерно, полчаса, успело посетить множество вопросов, и каждый из них был связан с генералом Клериком. Разве что, мне не было интересно, какой его любимый цвет, но у нас впереди неделя. Кто знает, что он там придумает.
- Можешь слезать, - ну вот, отвлеклась ведь всего на секунду, а успела хрустнуть веткой и выдать себя. Вот тебе, Китнисс, напоминание одного из важных уроков жизни - нужно быть всегда начеку. Ни на секунду нельзя позволять посторонним мыслям завладеть ситуацией. Будь это все при других обстоятельствах, то я уже проиграла, даже вопреки уверениям генерала, что для разминки все неплохо. 
Пока я спускалась, генерал рассуждал о том, что нашего появления наверняка ждут в Капитолии. Я и сама об этом не раз думала. Каждый раз, когда порывалась спасти Пита. На секунды даже зависла, держась за ветки, а ногами упираясь в ствол дерева. Если мы ворвемся на арену, что нас там будет ждать? Если Сноу просчитает каждый наш шаг, возможно, он использует трибутов как приманку, верно? Я лишь качаю головой, отгоняя эти мысли. Не нужно себе воображать то, чего может и не быть. Во всяком случае, лишнее беспокойство из-за личных фантазий точно не к месту. И, спрыгнув, я вновь оказываюсь на земле.

Мне отчего-то не нравится привычка генерала идти позади. Привычка ли это? Такое чувство, что он боится, будто я убегу. Боится ли? Но мысль ясна. 
Стараюсь унять свое раздражение и подумать о чем-то важном. Например, о тех минутах, что у нас будут на спасение трубутов. Пятнадцать минут. Мало ли это или наоборот неприлично много? Мы проводили там дни. Даже мурашки пробежали по позвоночнику. Сколько всего было на арене. Если сравнить реальное время с тем, что было там, то любая секунда похожа на вечность, потому что ты живешь ожиданием опасности. Так хочется верить во что-то хорошее, надежда на спасение, но это все так глупо. И ты лишь тихо шепчешь каждый раз, что пусть сегодня будет не так худо, как вчера, и лишь бы ты вышел хотя бы живым. Искалеченным, но живым, и ты выбрался. Пит, не умирай, пожалуйста.
Плеск воды напоминает 75-е Игры. Пит не умеет плавать, и Финнику пришлось помочь ему. Я переступаю по камням, преодолевая совсем узкую речку, а перед глазами те направляющие циферблата, по которым мы бежали к рогу изобилия. Но наконец ноги ступают на землю, и я оборачиваюсь, смотря на генерала. Мы оказались по разным берегам, пусть и, фактически, стояли достаточно близко. 
- Кто еще кроме нас будет участвовать во всем этом? - не уверена, что этот вопрос меня интересует сейчас больше всего. Больше всего меня интересует, смогу ли я сама не испортить ничего и сделать все правильно. - Вы сказали, что в первую очередь упор на бег и стрельбу, и лишь в последнюю на рукопашный бой. Бегаю и стреляю я лучше, чем машу кулаками, генерал, - как и прежде, я смотрю ему в глаза. - И если делать на борьбу упор в самую последнюю очередь, то я вряд ли успею дотянуть даже до вашего прихода, случись что, - я на секунды отворачиваюсь, глядя в сторону леса. Облизываю пересохшие губы. Затем снова поворачиваюсь к Клерику. На самом деле, сейчас мое благосостояние меня волнует в последнюю очередь, и даже если я не успею дождаться помощи, главное, чтобы Пит и другие трибуты были спасены. Глупое самопожертвование? Может быть, но отправляясь на такую опасную операцию, нужно быть готовым к любым исходам. И к провалу операции. И к тому, что я могу просто не вернуться в тринадцатый. - Я хоть и охотник, но я всегда использовала оружие, никогда не шла на зверя с голыми руками, потому что это глупо. Да и стреляла я зачастую не в упор, хотя бывало всякое. Там, на арене, я убила Марвела, метнув в него копье. Будь это при других обстоятельствах, я бы вряд ли это сделала. Я тогда была зла, я ненавидела их за смерть Руты. Да и Диадему я убила, сбросив на ту осиное гнездо. Странный поступок, особенно учитывая тот факт, что я сама и напоролась на ос-убийц. А еще если бы не Цеп, то Мирта бы меня прирезала еще на 74-х, а ведь она всего лишь была девчонкой моего возраста, даже профи, - во взгляде сквозила некоторая неуверенность. Все-таки страшно, что в любую секунду он может отказаться от всей этой затеи. - Я все это к тому, генерал, что я не смогла справиться со сверстницей, а что говорить о том, если мне придется драться с миротворцем? - я пожимаю плечами, поджав губы. - Это задание я провалила. Минус час сна? - я смотрю на генерала с надеждой. Да я жду каждого его слова, как удара, но жду ведь.

+2

8

Менять.
Падения на полёты.

Клерик внимательно смотрел на неё и слушал, пока Эвердин, обычно неразговорчивая и замкнутая девушка, позволила сейчас говорить себе о тех, от кто погиб от её руки. Гектор знал, что это труднее всего. Потому что ты помнишь всех, потому что память никогда не позволит вот так и взять и забыть тебе того, в чьих глазах в последний раз отразилось твоё лицо.
Он смахнул с себя наваждение и после фразы о том, что сопровождают на Арену их Хоторн, Старк и Литье, не сказал ни слова. И лишь потом, после тщательного изучения лица девчонки, он выдал:
- Да, минус час. Но не за то, что провалила задание, а за то, что сдалась раньше, чем приступила. За жизнь всегда нужно бороться, даже если... даже если вероятность успеха лишь одна тысячная.
Но её речь тронула его. Это было странно, непривычно и Гектор толком не почувствовал, как немного смягчился. Эвердин не вызывала жалости, но ей хотелось сочувствовать, а Клерик мог, потому как где-то очень глубоко внутри себя чувствовал что-то похожее. Но он, в отличае от Китнисс, никогда бы не сдался. И если для спасения мира потребовалось бы только сыграть на скрипке или переспать с бизоном - он бы всё равно попробовал.
Его черты выдали смягчение. Он слегка ослабил осанку и, вытянув руку вперед, попросил Китнисс подойти ближе. Пожалуй, порцию его строгости она уже получила и вполне представляет себе, каков её предводитель на вкус.
Он повернул её немного за плечо, оставляя к себе спиной.
- За неделю я не смогу научить тебя всему, что знаю. Но защищаться ты вполне способна. - Стоя сзади, он сделал ещё шаг ближе и без нежностей взял её локти и под прямым углом свел руки предплечьями. Пальцы он заставил сжать в кулак, трицепсы максимально прижать к груди.
- Защита от прямых ударов. Будет больно рукам, но не пострадает голова. - После этого он переформировал её руки во что-то вроде боксерской основной позиции. - Позиция атакующая, но жизнь вполне может сохранить. Локти упри в живот, напряги плечи. Расправь их. Так.  - Он чуть помедлил. - Не бойся меня. - Сказал он, наконец, когда почувствовал, что, вероятно, от его вторжения в её зону комфорта девушка чувствует себя неуютно и оттого напряжена. - Если ты не будешь верить мне, наша миссия обречена на провал.

- Ладно, достаточно, - в какой-то момент сказал Клерик. Прошло больше двух часов, дистрикт уже час как бодрствовал и было пора идти на завтрак. Гектор настоял на том, чтобы они ознакомились с некоторыми приемами борьбы - ведь сам он знал несколько искусств - обучая девушку в основном блокам и защите, группировкам и небольшим хитростям. Он не давал много, но то, что было основным, надеялся довести до автоматизма. - Возвращайся в отсек и прими душ, - Гектор поправил свой кафтан и двинулся в сторону входа в дистрикт, подразумевая, что Китнисс должна идти следом. - Завтрак и первая лекция. В двенадцать я жду тебя в большом тренировочном зале. Стрельба из лука. - Он снова был тверд и строг. Прямая осанка, точно бы он проглотил кол, и эта черная тень, пролегающая под его тёмно-синими глазами, которая предупреждала Китнисс о будущем. О том, что, может быть, стоило отказаться от затеи брать с собой на Арену целого Генерала.
Ведь повсюду следом за ним бродила его бессменная любовница - смерть.

Свернутый текст

Если хочешь, можем немного перепрыгнуть на пару дней вперед. Или вовсе на последние дни перед отправкой на Арену. Смотри, что тебе интереснее.

Отредактировано Hector Cleric (Сб, 11 Июн 2016 20:42)

+2

9

Гейл уже однажды обвинил меня в том, что я сдалась. Вот так просто, я, Китнисс Эвердин, сдалась, даже не попытавшись что-то сделать. Решила убежать, не оглядываясь. Даже не подумав, что будет дальше. Да вообще ни о чем не подумав. А если бы сейчас моя жизнь зависела от убийства стоящего передо мной незнакомца, скажем, в лице генерала Клерика, что бы я сделала? Если бы его присутствие угрожало моей жизни и жизни важных для меня людей - что бы я тогда сделала? Тоже опустила бы руки, как это сделала сейчас? Ну уж нет, я-то знаю, что я бы боролась за жизнь, я ведь это делала уже на арене. Так почему сейчас спасовала? Что вообще с тобой происходит, Китнисс?
Пальцы сжимаются в кулаки, как-то совсем неосознанно, словно хочется пустить их в дело. Поджимаю губы. Молча смотрю на генерала. В конце концов, не отводя от него взгляд, коротко отвечаю "поняла". Но затем поспешно решаю добавить, что.. Я замолчала на полуслове. Не хочется, чтобы мои слова выглядели пустым оправданием, и я на секунду отвожу взгляд, облизнув пересохшие губы. Затем снова смотрю генералу в глаза, выпаливая на одном дыхании: - Я не сдамся, - пальцы все еще сжаты в кулак, а я напряжена, словно пружина. Только отпусти, и кто знает, куда она попадет. Поэтому на негласную просьбу подойди, реагирую с некоторым подозрением. С чего бы это? Ноги словно одеревенели, но я все равно делаю пару шагов к генералу, шлепая по воде.
Внимательно слежу за его движениями, даже вздрагиваю, когда его рука ложится мне на плечо. Как же я не люблю ощущение, что кто-то стоит у тебя над душой. Чертовски не люблю, когда кажется, что тебе снова перекрывают кислород, ограничивают свободу. Сейчас не так, но я все равно не могу ничего поделать с этим странным чувством паники. Я знаю, что генерал обещал помочь, при условии, что я буду верить его словам и слушаться указаний, но.. Дурацкое чувство, быть марионеткой в чужих руках. И сейчас я прочувствовала это снова, но впервые мне не противно плясать под чужую дудку, просто потому что это было нужно не чужих целей ради. Генерал хотел помочь именно мне. А я лишь двигалась так, как было нужно, делала то, что просили. Не уверена, что делала это правильно, ничего не могла поделать со своей скованностью. Видно, это ощущалось совсем явно, раз генерал понял, что врываться в чужое личное пространство так просто - не всегда действенно. Хотя, почему нет? Я редко кого подпускала к себе близко, таких людей можно пересчитать по пальцам. Пусть сейчас это и не зависело от моего разрешения, но я вроде и не противилась сильно.
- Извините, - тихо бубню в ответ, продолжая повторять движения. Я честно стараюсь запомнить все, что говорит генерал. Даже наверное верю, что это и правда мне поможет. Хорошо бы, если бы не только мне. Но, даже несмотря на все это, ничего не могу поделать с напряжением.
Мне хочется верить ему, да и у меня нет даже других вариантов. Только как и прежде, всегда хочется сделать по-своему. Я боюсь того, что в нужный момент просто ослушаюсь, и сделаю неверный шаг. Но я уже сказала, что не сдамся. Я уже однажды выжила, выполнив обещания, данные Гейлу и Прим. Теперь нужно сделать все, чтобы спасти Пита.

29.10.3013

Всего один день, и мы отправимся на Арену. Я снова увижу Пита. Мы спасем его. Эти мысли роем кружатся в голове, не давая мне уснуть. Впрочем, ничего нового. Я лежу, рассматривая потолок, слушая тихое сопение Прим, которая недавно пришла из медицинского отделения, и теперь крепко спит. Мамы еще нет, но ее часто не бывает допоздна. 
А мне совсем уж не спится. Мы должны отправиться ранним утром, и хорошо бы поспать, набраться сил. Хорошо бы отпустить посторонние мысли, чтобы они не отвлекали меня от того, что действительно важно. Например, научилась ли я доверять генералу Клерику за эту неделю? Если честно, не уверена, но я каждый раз старалась изо всех сил доверять его словам, наставлениям, действиям, и не реагировать так, словно вот-вот пущу иголки во все стороны, как дикобраз, когда тот чувствует опасность, или когда вторгаются в его личное пространство. 
"Если ты не будешь верить мне, наша миссия обречена на провал". Я мысленно повторяю его слова, кажется, что помогает. Значит, вся миссия зависит только от меня? Хотя, не удивительно. С нами отправятся Гейл, Бити и этот странный ученый. Гейл прирожденный солдат, Бити умен и изобретателен. Наверное, про того ученого из Капитолия тоже стоило бы так сказать, но он всегда вызывал другие чувства. Например, кулаки чесались, чтобы опробовать приемы, которым меня научил генерал. Ну и, собственно, во главе всего этого шествия сам Клерик. В итоге, я здесь самая неопытная, да к тому же неуправляемая. И все же, почему генерал на все это согласился? Каждый раз не нахожу ответа.
Я перевела взгляд на часы. Двенадцать ночи, а сна как не было, так и не предвидится. В этом я почему-то уверена. Смотреть в потолок мне уже надоело, а после отбоя кроме как спать, делать-то и нечего больше. Здесь все помешаны на расписании, поэтому можно даже не надеяться, что эта система даст трещину. Переворачиваюсь с бока на бок, надеясь, что удастся поспать хоть немного, но чем дальше тикают минуты, тем больше мне все это надоедает, пока в итоге я не сажусь, в темноте наощупь засовывая ноги в ботинки, и не выхожу из отсека в коридор.
Как я и думала, там пусто. Сначала появилась идея сходить до больничного отсека, посмотреть, там ли мама, но тут же ловлю себя на мысли - что я ей скажу, даже если увижу? Я рада, что она все-таки смогла взять себя в руки, вернуться к жизни, но я до сих пор не простила ей то, что она когда-то бросила нас с Прим, решив утопать в собственном горе, совершенно позабыв о том, что оно было общим. Нет, это все тоже не то. Нужно вернуться и лечь спать, но я продолжаю бесцельно бродить по коридорам, скрестив руки на груди.
В конечном итоге оказываюсь перед закрытыми дверьми тренировочного отсека. Даже зачем-то проверила еще раз, действительно ли они закрыты. Мне по-прежнему казалось, что даже спустя неделю, я так ничему и не научилась, и что не смогу защититься при необходимости, дотянуть до того, как генерал придет на помощь. Хотелось проверить еще раз все то, что показывал Клерик на тренировках из раза в раз. Проигнорировав закрытый тренировочный центр, решаю, что и коридор вполне подойдет, все равно здесь никого нет.
"Так, ноги на ширине плеч, позиция должна быть удобной, чтобы можно было нанести удар или защититься от него в любую минуту. Черт, как же это сложно. Почему я игнорировала тренировки в своем расписании? Вот Гейл никогда их не пропускает. Черт. Ну ладно, еще раз. Локти в живот, руки держать вместе, плечи расправить, или не так.."
В голове смешалось абсолютно все. Кажется, будто я забыла то, что повторял генерал изо дня в день. Нет, наверняка это усталость, вместо того, чтобы тратить силы сейчас, стоит выспаться, чтобы завтра отработать максимально хорошо, насколько это для меня возможно. 
"Нет, еще раз. Ноги на ширине плеч, так. Руки согнуты в локтях, кулаки сжаты. Так, что там дальше.."
Когда слышу посторонние шаги за спиной, сразу оборачиваюсь, забывая обо всем, что делала до этого. Словно меня поймали на преступлении.

+3


Вы здесь » THG: ALTERA » Animi magnitudo » 22.10.3013 - 29.10.3013. distr. 13. Послушание на уровне дрессуры.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC