Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Animi magnitudo » 06.10.3013 Capitol. Those who fear are lost.


06.10.3013 Capitol. Those who fear are lost.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://cs412721.vk.me/v412721924/7c17/g_FbxfLrSK4.jpg


• Название эпизода: those who fear are lost ;
• Участники: Finnick Odair, Johanna Mason;
• Место, время, погода: тренировочный центр, утро, не до погоды как-то;
• Описание: ох уж эти заговоры и уговоры, стратегии, планы и наработки. Если хочешь сражаться за лучший мир, будь готов прогибаться и постарайся понять, почему нужно делать именно так, потому что, если не поймёшь, делать придётся всё равно - а приятного будет мало. Финник молодец, он всё понял. Джоанна умеет играть в молодца и в кого угодно другого, но что там внутри, как обстоят дела с пониманием?
• Предупреждения: в этот раз постараемся обойтись без топора.


Отредактировано Johanna Mason (Чт, 17 Мар 2016 19:35)

+1

2

Сон ускользает: перед Играми в крови клокочет адреналин, будто ушлый аптекарь сыпанул туда лишнюю дозу гормона гнева. Одэйр чувствовал себя натянутой леской, готовой порваться, и в те годы, когда был ментором. Сейчас же, когда всё повторяется, потому что Сноу взбрендило нажать на repeat, тело Финника напряжено до того, что он может разобрать его на мышцы без помощи экорше.
Десять лет назад он был моложе и глупее, вызвавшись исключительно для того, чтобы досадить отцу: по плану директора школы профи в играх должен был участвовать ученик постарше. Десять лет назад представления Финника о Капитолии, политике Панема и президенте Сноу были сравнимы с представлениями инфузории-туфельки об озере, в котором она обитает. Десять лет назад Хевенсби и в голову не пришло бы просить его поддержки. Сильно ли Плутарх отличается от остальных капитолийцев? Одэйр видит насквозь протухшую породу, жажду власти и готовность идти по трупам, но Хеймитч его поддерживает. Ментор Двенадцатого Дистрикта - один из немногих, кому Финник доверяет. Сколько раз они обсуждали перспективы борьбы с режимом, не оставляющим выбора своим гражданам, когда их никто не слышал? Сколько раз хоронили свои замыслы, приходя к выводу, что "ещё не время"? То, что предлагает Плутарх, - всё равно, что идти в шторм без компаса и лоции. Всё, что у них есть, - маяк: Сойка-Пересмешница, из-за которой Сноу и затеял балаган с истреблением победителей. Но давно ли Финнику представлялся шанс прищемить хвост людоеду, которому в аду приготовлен отдельный котёл с розовой водой?
Говоря откровенно, искать ответы на эти вопросы поздно, так как Одэйр уже дал своё согласие: Пенелопа унесла браслет, поклявшись обязательно передать его стилисту перед выходом на арену (Финник не до конца понимал, на кой чёрт нужен  золотой маскарад, но Хеймитч уверял, что это необходимая "мера безопасности", так как он "лучше знает Китнисс").
По совету Мэгз Одэйр несколько раз пытается "очистить разум" и расслабиться, поглядывая с тоской на ящик тумбочки, в котором притаились фиолетовые капсулы. Но Финнику наутро нужна ясная голова, и прибегать к допингу опасно. Чтение никогда не занимало его (если не считать сказки, придуманные Энни, которые она рассказывала на сон грядущий), так что, четверть часа посверлив глазами страницу книги с полки в комнате трибутов четвёртого Дистрикта, Финник, наскоро одевшись, решает прибегнуть к последнему способу снять стресс.
Тренировочный зал встречает безглазыми манекенами, готовыми предложить свои безвольные тушки тем, кто хочет выпустить пар. В отличие от погружённых в полутьму остальных частей гигантского пространства, заполненного разнообразными тренажёрами, секция виртуального спарринга ярко освещена. "Не мне одному не спится". Джоанна Мейсон сражается с кислотного цвета противниками, рассыпающимися на пиксели, когда их поражает её лезвие: излюбленная программа близнецов.
Пальцы Финника порхают по сенсорному дисплею, усложняя уровень. Поставив упражнение, рассчитанное на двоих, Одэйр некоторое время забавляется, наблюдая, как Мейсон изо всех сил старается справиться с наплывом электронных врагов одна. "С неё станется: упряма, как стадо баранов". Экипировавшись, Финник нажимает пару клавиш, регистрируясь, и запрыгивает в боевое пространство, пробираясь к Джоанне поближе.
- Хочешь, я буду твоим Блеском? - ухмыляется он, отразив летящий в неё кинжал.

Отредактировано Finnick Odair (Пт, 18 Мар 2016 16:18)

+4

3

[AVA]http://savepic.ru/9064734.jpg[/AVA]В этом деле главное - поймать ритм. Не сказать, чтоб это было простое дело. Сами посудите, легко ли вам будет не думать? Особенно когда вашей жизни грозит опасность. И это не то что там в вышине скрипит и качается, или гудит под ногами, нет, это что-то совсем живое и близкое. Разумеется, тренировочные голограммы ни в какое сравнение не идут с настоящим противником. У них-то мозг электронный, да ещё и один на всех, так что, как бы они ни были быстры, они предсказуемы. Хотя, конечно, сама эта программа впечатляет. Не пожалели ведь денег, ублюдки проклятые. Всё для трибутов, для них, родимых. Ох и спасибо.
Думать тут вредно, вот что. Думать - это для других ситуаций. Тут надо поймать ритм, и, пока ты движешься в этом ритме, яркие кислотные вспышки, рассыпающиеся вокруг тебя, знаменуют одну за другой твои маленькие никчёмные победы. Эти дурацкие победы, которые ни на шаг не отдалят тебя от грандиозного поражения, которое маячит оскаленным ртом там, впереди. А там, за ним, может и будет победа - уже не твоя, но того, ради чего ты себя угробил, и это нисколечки не утешает. Но думать - это для другого места. Джоанне не нравится думать. Мысли хитры и коварны, вытягиваясь цепочкой, они начинают с какой-нибудь вроде бы безобидной, которая тащит за собой ещё одну - тоже безобидную, следом приходят ещё и ещё, и вот она сама не заметила, как они опутали её по рукам и ногам бессильной злобой и безысходностью, душат, режут, заставляют помнить, что она, та, кто думала, что уже несколько раз умерла, всё ежё живая.
Она поймала ритм, но вдруг дикий танец сбивается, фигур становится больше, и Джоанна, продержавшись ещё какое-то странное время, на протяжении которого всё пыталась вернуть волшебное состояние обезмысленности в расплескивающейся агрессии, никому не причиняющей вреда, сбивается - как раз вовремя для того, чтобы заметить Финника, решившего составить ей компанию в это гадкое утро - такое же гадкое, как десятки предыдущих. Всё сразу же встаёт на свои места, когда Джо понимает, откуда взялись дополнительные противники.
Финник как обычно эффектен и грациозен, она бы сравнила его с каким-нибудь морским обитателем, наверняка его грация сродни из плавным быстрым движениям, но в голову лезут одни медузы, пираньи и каракатицы. Ни с кем из них Финника сравнивать не будешь. С медузой можно сравнить Сноу, или его розочки - очень даже, ядовитый цветочек мерзости. А с каракатицей? Напрашивается Китнисс.
Сликшом много мыслей, и наказание разбушевавшемуся воображению не заставляет себя ждать: один из кинжалов, летящих в неё, Финник отбил, но второй летит в живот и в последний момент рассыпается фиолетовыми брызгами, долженствующими, видимо, обозначить её кровь.
Как мило.
Программа издаёт неприятный звук, сигнализируя Финнику о том, что он лишился напарника. Лицо Джоанны искажается в сардонической усмешке.
- Нет, спасибо, - запоздало отвечает она, опуская топор, - таким, как я, свои личные Блески не положены. Физономией не вышла.

Отредактировано Johanna Mason (Сб, 19 Мар 2016 16:39)

+3

4

- Я люблю, когда женщины, глядя на меня, теряются, - замечает Финник, - но боюсь, эта слабость может здорово тебе повредить на Арене, - он успевает и болтать, и отражать удары одновременно, в отличие от Джоанны, хотя бы физически отдохнув. Упрямица, верно, решила себя довести до истощения. Он бы не удивился, если бы узнал, что она отсюда не выходила за весь день. Тренировка - отличный способ излить злость на тренажёры, но Джо знает не хуже Финника, что перед Играми стоит экономить силы. Перед смертью не надышишься.
- Некоторых интересует не физиономия, - Одэйр оказывается рядом с Мейсон и успевает отвесить ей ощутимый шлепок пониже спины, - а всё остальное у тебя в полном порядке,­ - ярко-жёлтое лассо обхватывает шею, и программа выбрасывает бесстрастное оповещение: "You failed". За мгновение до отключения пленённый Финник успевает кинуть нож в охотника, и тот со звоном рассыпается на двумерные солнечные кружки. Сноу всё умеет обращать в презренный металл. Каждый труп на арене - очередная акция, приносящая дивиденды. Не пора ли поискать золотую антилопу, превратившую бы монеты в черепки, под которыми скряга задохнётся?
У Финника есть на примете одна, и он рискует сломать шею, собираясь её оседлать. Однако Джо не из пугливых. Она бы и дикого тура могла укротить. Потому Плутарх и опасается посвящать Мейсон в свои планы: слишком дикая, необузданная, непредсказуемая. Но она тоже имеет право на спасение. Больше, чем некоторые.
- Китнисс тоже не красавица, - закидывает удочку Одэйр,  - зато от неё всё кипятком писают, - он поднимает оружие с пола и подбрасывает на ладони: хоть что-то в этой симуляции настоящее. Последнее время распорядители только и делают, что дурят башку трибутам: невидимые энергетические барьеры, фальшивые монстры, поддельный огонь. К сожалению, Хевенсби отказался рассказать заговорщикам подробности предстоящего испытания, утверждая, что их осведомлённость может привлечь внимание и поставить под удар операцию, но можно утверждать со всей уверенностью, что без голограмм, переродков и прочей мишуры дело не обойдётся. Зрители тащатся от иллюзий, как морфлингисты с дозы, и президент, похоже, вместе с ними. Что он скажет, если окажется облапошенным сам?

+4

5

[AVA]http://savepic.ru/9064734.jpg[/AVA]Когда твоя жизнь с утра до вечера посвящена труду, когда главное твоё счастье - поплескаться в лесном озере с сёстрами, когда ты, едва научившись ходить, учишься пилить, рубить, строгать, как-то не очень-то важно, какого цвета на тебе штаны, да и причёска имеет значение ровно до тех пор, пока не заберёшь волосы в хвост, чтоб не мешали, не лезли в лицо. Только оказавшись в Капитолии после "счастливого" жребия, отправившего её на Игры, Джоанна увидела, как много может значить для людей их внешность. Широко раскрытыми глазами она смотрела по сторонам, - все думали, что провинциальную девочку впечатлили блеск и великолепие Капитолия, но Джоанна больше поражалась тому, во что превращают себя капитолийцы. Ни один из них не был похож на живого человека, все точно старались как можно больше походить на бессмысленную мешанину цвета и форм, и что было удивительней всего - ни стремились к этому добровольно. Джоанну и саму нарядили в какую-то помесь сосны и берёзы, и она сама была себе в зеркале отвратительна, и в ужасе слушала восхищённый лепет стилистов.
За годы, что она провела в статусе Победительницы, вынужденная иногда появляться в злосчастном Капитолии, Джоанна начала лучше разбираться в том, что в самом деле стильно и кто по-настоящему красив, хотя красота человеческих лиц осталась для неё чем-то игрушечным, тем, что никогда не произведёт того же эффекта, что может произвести солнечный луч, запутавшийся в капле янтарной сосновой смолы.
Знал ли Финник до того, как попал в Капитолий, что он красив? Могла ли эта красота сделаться для него чем-то большим, чем одно из врождённых преимуществ, дающих больше шансов на Арене, чем то, что превратилось в проклятье после того, как ему посчастливилось выжить? Многие капитолийцы продали бы сердце, почки и прочие печёнки за то, чтобы обладать его внешностью. Вероятно, Финник с не меньшей радостью отдал бы многое за то, чтобы избавиться от их внимания, которое она притягивала. Впрочем, вскоре ему вновь предстояло выйти на Арену. И там его смазливое личико снова превращалось в преимущество.
Преимуществом Джоанны была её злость.
- Китнисс тоже не красавица, - не к месту вспомнил каракатицу Одэйр, - зато от неё всё кипятком писают.
Джо усмехнулась - улыбка её была ядовитой, надломленной, и давно уже никому не казалась красивой. Ядом и злобой разило от неё даже в те редкие мгновения, когда Джо случалось улыбнуться искренне - просто запах этот въелся уже намертво.
- Даже жителям Капитолия хочется разнообразия. Они подустали малость от фарфоровых куколок. Да и потом, у Китнисс есть что-то, ценимое сопливыми домохозяйками и женоподобными дохляками почти столь же высоко, сколь смазливая мордашка. Любовь! - в устах Джоанны слово, произносимое капитолийцами при виде Китнисс и Пита с придыханием и восторгом, сделалось колючим, липким, болотисто-тошнотворным.
Любовь была тем, за что Мэйсон особенно глубоко презирала Победительницу последних Игр. Лживая - по понятным причинам, да, но даже если Китнисс вправду любила Мелларка, это было не менее отвратительно, несправедливо, нечестно: почему Сноу сохранил жизнь ей и всем, кого она любила, несмотря на вопиющее нарушение правил?
Впрочем, Крейн понёс ответственность за слюнтяйство.
И каракатица понесёт, в этом можно не сомневаться ни секунды.

Отредактировано Johanna Mason (Пт, 8 Апр 2016 20:03)

+3

6

[audio]http://pleer.com/tracks/52301735UCe[/audio]
- Едва ли, - качает головой Финник, - удачный ход? Несомненно. Подсказка тренера? Возможно, хотя от Хеймитча трудно ожидать подобных приёмов, - каждый тренер имеет представление о стратегии своих коллег, - талантливая актёрская игра? - он морщится, - я бы дал шесть баллов на двоих из десяти. Любовь? - Одэйр громко фыркает, словно только что вынырнул из озера, - я в этом очень сомневаюсь. Цезарь больше любит свой микрофон, чем Эвердин Мелларка.
Было время, когда Одэйр, как и Мейсон, разуверился в самом существовании того оригинала, с которого было наштамповано столько подделок. Так истинный бог умирает, покуда его фанатики поклоняются бездушным идолам. Видя толпы самозванцев, нетрудно отправить на эшафот и затесавшегося среди них принца королевской крови. Перебрав тонну червивых яблок, легко выбросить и нетронутый вредителями плод. Энни понадобился не месяц, и не два, чтобы исцелить застарелый цинизм, закрывший глаза шорами самому любвеобильному по слухам победителю.
- За нынешнюю бойню мы должны благодарить именно их, - лет пять назад Финник бы не стал так набрасываться на тех, кто просто воспользовался склонностью капитолийцев к мыльным операм. Теперь же он хорошо знает цену чувствам высокой пробы, которые не терпят огласки и прицелов камер, - Сноу не мог стерпеть, чтобы его собственное оружие повернули против него. В этой стране президент возлюбленных либо убивает, либо назначает, - горечь искривляет изящную линию рта, -  парочка из Двенадцатого сильно ударила по  самолюбию старика, осмелившись без его разрешения друг друга и выбрать, и спасти. Сноу настолько разозлился, что даже упустил возможность заснять их брачную ночь и распродать запись желающим втридорога.
- Тебе никогда не хотелось, чтобы хоть что-то было не по его указке? - Финник вынимает руку из кармана тренировочного костюма, демонстрируя Джоанне сконструированную Бити "глушилку" в виде небольшой таблетки с кнопкой, которую нажал пять минут назад. Устройство, известное в узких кругах, посылает сигнал, из-за которого на все окрестные камеры и "жучки" обрушивается волна помех, - можно разнообразить жизнь капитолийцев ещё больше, лишив их любимого развлечения, - он словно вернулся в детство, когда подговаривал ватагу мальчишек Четвёртого угнать баркас или обчистить оставленный под присмотром пьяного сторожа склад консервов.

+4

7

[AVA]http://savepic.ru/9064734.jpg[/AVA]Кто бы что ни думал и ни говорил, а смазливая мордашка была не главным талантом Одейра и не главным его преимуществом. Чтобы выжить на Арене, нужны мозги - если их нет, не поможет ни кукольная внешность, ни стальные кулаки, - либо феноменальное везение. Но, даже если срабатывает второе - за годы работы ментором волей-неволей мозгами обзаведёшься. Наверное, этим они все отличались от возлюбленной пары. Посидев за кулисами, посмотрев вблизи на тех, с кем оказались там бок о бок, на тех, для кого сохранение жизней было работой, для кого было рутиной, на тех, кто в своих трибутах видел мешки с деньгами или пушечное мясо, и на других - для кого каждая смерть была эхом неслучившейся собственной, они изменились. Эвердин и Мелларк - нет. Для них, похоже, Арена не прекращалась, тогда как для менторов она выходила на новый уровень. Это был стальной диск, бумеранг, смерть, возвращавшаяся раз за разом по кругу, каждый долбанный год.
Джо не знала, обладал ли Одейр мозгами, когда побеждал на своих играх - задолго до того, как её имя прозвучало над притихшей площадью в центре Седьмого, - но в том, что Одейр ими обзавёлся, сомнений не было. И коньком его была не внешность - коньком его был талант циркача-жонглёра виртуозным образом обращаться с фактами, попадавшими в его руки, со словами, срывавшимися с его уст. Прямо сейчас он поймал на лету колючий шарик её злости, швырнул обратно кручёным броском и следом направил другой - свой, заранее припрятанный, расчистив путь его полёту "таблеточкой" от Бити. Мейсон ожидала чего-то подобного: только новичок или дурак не унюхает свежих шишечек заговора в тесном дружеском трибутском кругу. Только как они себе это представляют? Неужто бедняги-участники Квартальной Бойни дошли до кондиции, в которой готовы поступиться главным принципом Игр "каждый сам за себя"? Или мероприятие планируется до начала основного действа? Жалкая, наивная, еле живая надежда шевельнулась в душе Джоанны - надежда на то, что выходить на Арену во второй раз всё-таки не придётся. И Джоанна расправилась с ней одним метким ударом, надвое раскроив острой ядовитой ухмылкой.
- Осторожнее, Финник, зависть - очень сильное чувство. Оно может ослепить меня, и дражайшие влюблённые не доберутcя до Арены иначе как с топорами в задницах. Разве справедливо, что самую толстую крысу в тёплую постель Сноу подбросила не я, а какая-то пигалица из Двенадцатого?
Джо перебросила топор из руки в руку, глядя на Финника выжидательно и пронзительно. Воздух в зале будто пересох, перестав подчиняться армии приборов климат-контроля, которыми Тренировочный центр был напичкан, как и большинство других зданий Капитолия.

Отредактировано Johanna Mason (Пн, 13 Июн 2016 15:00)

+3

8

- Мы оба знаем, что справедливость это вымерший плезиозавр из формалина, который заменяет некоторым серое вещество, -  Одэйр постучал согнутым пальцем по виску, - так что придётся смириться с её отсутствием. Мой профиль и подавно смотрелся бы на флаге лучше, чем похожая на лепёшку моська пекаря, - Финник скорчил рожу и подхватил коллегу за талию, сгибая её, как на свадебном плакате победителей 74-ых Голодных Игр. Когда варварка-из-леса только появилась на горизонте, он всячески пытался выбить её из равновесия, - возможно, потому что исподволь завидовал смелости той, что послала Сноу куда подальше. Но Джоанну оказалось трудно смутить и со временем беззлобные пинки и тычки стали неотъемлемой частью их общения. Как и шутки на грани фола:
- А тебе пошла бы фата, - Финник оттолкнул девушку, набрасывая ей на голову одно из больших полотенец, что Безгласые раскладывали рядом с каждым тренажёром. Пока Джоанна выбиралась из-под него, Одэйр с невозмутимым видом подобрал ножи и стал по одному их метать в мишень.
Мэйсон терпеть не могла "точить лясы" - ещё одна причина, почему её никакой наживкой не заманить было за стол переговоров. Самые продуктивные беседы с Джоанной выходили только, если при этом у неё было, чем занять руки. Финник с неудовольствием оглядел веер лезвий, ни одно из которых не попало в "яблочко", и пошёл выдёргивать их из щита. Чёртова нервотрёпка давала о себе знать. Сможет ли он убедить Мэйсон в своей правоте, если сам не до конца уверен в успехе всего предприятия?
- Я не завидую "пигалице из Двенадцатого", - признался Финник, отдавая ножи Джоанне, - слишком большая прорва людей молится на неё. Если Сойка не оправдает их ожидания, они сложат склеп из камней пьедестала, на который сами её возвели, - Одэйр, как никто, знал, насколько правдива пословица "sic transit gloria mundi".  Тот, кто вчера пел тебе дифирамбы, завтра может распускать за твоей спиной грязные слухи.  "Плутарх прав: нужно ставить парус, пока переменчивый ветер общественного мнения дует в ту сторону, что нужно". Одэйр намеренно медлил, давая Мэйсон время обдумать его слова и самой прийти к правильному выводу:
- Она не справится, если ей не помочь.  Помнишь, ты рассказывала мне о ветке и связке хвороста?

Отредактировано Finnick Odair (Вт, 12 Июл 2016 10:59)

+3

9

[AVA]http://savepic.ru/9064734.jpg[/AVA]На мгновение складка режет её переносицу, в глазах тёмным сполохом отражается слабая, давно изгнанная из сердца боль: Джо знает, что никогда не надеть ей фаты и белого платья. И некому отвести её к алтарю. И некому плакать от счастья, слушая её клятвы. Она - одна, как один каждый на этой войне, только они - ещё не успели взглянуть в глаза своему одиночеству. Она же - смотрит в упор.
Хорошо, что он набросил на её голову полотенце. Возможно, Одэйр сделал это специально, понимая, что Джо наверняка не понравится, если он увидит промелькнувшую тенью на её лице слабость, и делать вид, будто ничего не заметил, будет бесполезно. А вот махровое полотенце - отличный выход. И это очень в его духе. Даже полотенца на него работают. Джо думает вдруг о том, что такое феноменальное везение - поверхностное, эффектное, бьющее ослепительным лучом в лицо, - переменчиво и лицемерно. Однажды оно оставит Финника, и именно в этот момент, несомненно, судьба нанесёт ему самый страшный удар. Удар, после которого он, вероятно, уже не сможет подняться. И Джо думает вдруг о том, что в это самое мгновение она хотела бы быть рядом.
Чтобы этот удар отразить.
Но, конечно, ничего этого она Финнику не говорит и никогда не скажет. Вместо этого она мрачно смеётся, стягивая с головы полотенце, снимает повязку, удерживавшую волосы, чтоб не падали на лоб, и надевает её заново, приглаживая влажные от пота пряди.
- Что, лавры Фрайзер покоя не дают? - подмигнув Финнику, кивает Джоанна на его ножи, - это в тебе оскорблённая мужская сущность говорит после истории с лифтом?
Эти шутки бывают остры лишь на вид, а на деле - пусты, как покинутый муравейник. Но порой они ранят их самих не хуже ножей профи, а несогласные менторы всё продолжают этот танец отчаянного мазохизма. Если ты идёшь по лезвию ножа слишком долго, приходится напоминать себе об этом, ведь, забудь хоть на мгновение, оступись - и ты труп. И это не фигура речи. Чтоб уяснить это, достаточно куда меньше настоящих, неправильных, жестоких смертей, чем им с Финником уже довелось увидеть. И доведётся, несомненно, ещё, пока их собственные не украсят это ожерелье из костей на морщинистой шее Сноу.
- Если Сойка не оправдает их ожидания, они сложат склеп из камней пьедестала, на который сами её возвели, - говорит Одэйр, и снова он прав.
Снова он так безжалостно, бесчестно прав, что Джоанне хочется его укусить. Она и демонстрирует ему это желание, выразительно клацая зубами.
- Ох как вопьюсь в твою задницу, Одэйр, - угрожает она почти серьёзно, - Я не Энобария, но челюсти у меня хоть куда. Кому ты нужен будешь с этаким шрамом? Говорят, рубцы украшают мужчину, но, полагаю, не такие и не в подобных местах. Зачем ты всегда так прав? Да, конечно, я помню. Вместе мы сильней. И народ уже выбрал её в свои Сойки. Я уже поняла, к чему ты клонишь, земноводное. Но ты ошибся, если вздумал, будто мне так легко и просто будет с этим смириться.

Отредактировано Johanna Mason (Пн, 18 Июл 2016 15:45)

+1


Вы здесь » THG: ALTERA » Animi magnitudo » 06.10.3013 Capitol. Those who fear are lost.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC