Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Animi magnitudo » 13.10.3011, Capitol. And what does it matter?


13.10.3011, Capitol. And what does it matter?

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://savepic.ru/9107364.gif
http://savepic.ru/9087908.gif


• Название эпизода: And what does it matter?
• Участники: Finnick Odair, Cashmere Fraser;
• Место, время, погода: Капитолий, проведение 73х Голодных Игр. Центр подготовки, первый этаж, комнаты Кашмиры и Блеска;
• Описание: для Китнисс и Пита Хэймитч через пару лет проведёт краткий инструктаж о победителях. Если такой разговор и был у Финника с его ментором, то Одэйр слушал недостаточно внимательно. Особенно ту часть, где говорилось о доверии женщинам вообще и Кашмире в частности;
• Предупреждения: прим. из базы данных: 3011 - игры проводились в холодное время года на безлесной арене и большинство трибутов умерли от холода. Это были очень скучные игры.


+2

2

Одэйр недоумевал, почему некоторых трибутов так сложно уговорить на союз. Тот факт, что "в конце остаётся лишь один" застил им глаза и мешал мыслить здраво. Сам Финник за восемь лет убедился, что одиночки имеют гораздо меньше шансов на выживание, а стратегия "против всех" редко приносит нужный результат. Профи всегда объединяются в группы. Позволить себе обойтись без помощи на первом этапе может лишь маньяк, бросающийся на всё, что видит.
К сожалению, то, что очевидно ментору, не всегда можно втолковать трибуту. Вот и на сей раз уговорить обоих не получилось. Поэтому Нерей погиб на третий день Игр, что было неудивительно, так как он не спал с тех пор, как попал на Арену.  Одэйр надеялся, что Амфитрита будет умнее. Они обсуждали возможных партнёров, но сейчас поблизости от неё был только Шёлк из Первого Дистрикта.
С Кашмирой и Блеском договориться было трудно: обласканные вниманием спонсоров, они были уверены, что ни в ком не нуждаются. Одэйр умело пользовался плодами своей популярности у капитолийцев, но их собственные победители всё равно были на шаг впереди. Любая девочка мечтала вырасти и стать Кашмирой, а мальчик - Блеском. Когда они и правда вырастали, то менялись приоритетами: любая женщина вздыхала о Блеске, любой мужчина грезил о Кашмире в своей постели. Финнику тоже очень часто хотелось трахнуть и Кашмиру, и Блеска : тяжёлым чем-нибудь по голове.
Но воротить нос было не время.  Более того, следовало изобразить волнение за судьбу Шёлка, не озаботившегося необходимой одеждой. Он умел добывать огонь, однако на таком холоде костёр мог согреть лишь, если его развести внутри себя. Амфитрита же мало того, что прихватила пару шуб у Рога, так ещё и умудрилась поймать выдру, из шкуры которой соорудила какую-никакую, но шапку. А вот со спичками у девушки была напряжёнка. Как показывала практика, ресурсы - не всегда гарант успеха.  Можно обложиться едой и оружием со всех сторон, но всё равно склеить ласты. Если эти двое сложат усилия, то проживут подольше, чем каждый по отдельности. Убедить в этом Шёлка Финник мог лишь одним способом - через его менторов.
Когда Кашмира открыла дверь, Одэйр беглым взглядом окинул помещение и порадовался, что она одна. С Барби было приятнее иметь дело, чем с Кеном. Возможно, потому, что самоуверенность Блеска не уступала самоуверенности Финника и эти однополярные магниты отталкивали друг друга с неимоверной силой.
- Как тебе нынешние Игры? - поинтересовался ментор Четвёртого, скучающе растягивая слова, будто проходил мимо и решил скоротать время за приятельской беседой. Оттеснив Кашмиру от входа, он буквально просочился внутрь, не дожидаясь приглашения, и тут же облюбовал диван по центру комнаты.

+2

3

look

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/564x/70/79/e9/7079e9e9c4192a9726d1b8e4a3b88128.jpg

Каждый год, помимо тесного общения со спонсорами и прочими капитолийскими паразитами, Игры ассоциировались у Кашмиры с ожиданием. Ожиданием того дня, когда кто-то из их трибутов вернётся с арены, снимая ярмо с её шеи или шеи Блеска. Увы, ожидание стало долгим и бесплотным, хотя Первый не знал недостатка в хороших профи. Фрайзер уже начинало казаться, что гибель их трибутов подстроена специально - Капитолий просто не собирался отпускать на свободу красавчиков-менторов, не видя равноценной замены. Либо после них с Блеском в академии закончились выпускники с мозгами, способные не только размахивать оружием, но и строить тактику. Оба варианты весьма лестны, однако облегчения не приносят.

Семьдесят третьи игры по всем фронтам получались так себе. Новые смертники от Первого, Шёлк и Бирюза, были слишком самоуверенны и слишком разобщены. Чтобы просто заставить их мило стоять рядом и выглядеть командой в колеснице во время парада, Блеску пришлось провести с идиотами воспитательную беседу на тему "непродуктивность выхода на арену с травмами, полученными от собственного ментора". Обычно брат отвечал за разработку тактики, а Кашмира - за создание образов. Спонсорскую помощь выбивали вместе. Эти игры грозили стать провальными для всех профи. Привычная тактика, сводящаяся к запасанию ресурсов и неторопливой охоте, не работала. Холод вынуждал постоянно двигаться, отсутствие леса лишало возможности разбить лагерь. Унести на себе много скарба в такой ситуации - невозможно. Тем не менее, вещи нужны, чтобы не сдохнуть за несколько часов от обморожения.

Бирюза и Шёлк впервые проявили трогательное, но на редкость тупое единодушие у рога, когда вместо одежды предпочли биться за оружие. Теперь оба шарахались по разным частям арены, синея и теряя силы. На Бирюзе Кашмира уже практически поставила крест, а вот Шёлк... У парня имелись хоть какие-то навыки выживания. На новой арене умение разводить огонь оказалось весьма важным. Фрайзеры всерьёз подумывали попытаться через спонсора снабдить парня арбалетом - у Шёлка было копьё, но охотиться с ним не очень удобно. Вооружившись стрелами, он может набить себе пушнины.

Как раз о том, каких моральных и физических затрат может стоить им даже самый топорный арбалет, Кашмира размышляла перед телевизором в гостиной. Блеск вчера вернулся поздно, проспал завтрак и только сейчас ушел на тренировку, с которой сама девушка уже вернулась. В ожидании брата Фрайзер устроилась с максимальным комфортом - на журнальном столике стояла бутылка сухого белого охлаждённого вина (совсем без алкоголя думать скучно, а виски после определённой концентрации снижает продуктивность), тарелка с сырной нарезкой, вазочка с миндалём и кешью. Сама Кашмира, в домашней черно-белой кофточке с золотой надписью и брючках, ладно обтягивающих длинные ножки, растянулась на подушках, задумчиво накручивая на палец косу.

Когда раздался стук в дверь, открыла она без вопросов, будучи уверенной, что это вернулся с тренировки Блеск. Но в комнату втиснулся Одэйр. Как всегда шествующий с таким видом, будто его ждут, как пришествия парашютиков перед финальными залпами пушки. Не сказать, чтобы у менторов Первого и Четвёртого были особо тёплые отношения. У Кашмиры вообще ни с кем таковых не сложилось. Одэйр раздражал Блеска, а девушка привычно воспринимала эмоции своего близнеца. Черт с ней с популярностью в капитолийском обществе, но в рамках игр, когда спонсорам нужно было решать, кого из трибутов они собираются поддержать, Финник единственный из менторов составлял достойную конкуренцию обаянию и наглости Фрайзеров.
-По-моему, им не хватает огонька - с ленцой в голосе откликается Кашмира, наблюдая, как Одэйр падает на любовно обустроенное и нагретое ею место.
-И погодка не клёвая. Один пескарик уже примёрз ко льду - конечно, она имеет в виду погибшего трибута Финника, буквально загнавшего себя собственной дуростью. Плавной походкой Фрайзер подходит к столу, взяв с него свой бокал и отодвигая от Одэйра вазочку с орехами. Пока ещё она не уверена, что хочет поделиться закуской.

-Если ты сел на рубашку Блеска, то финал рискуешь не увидеть - предупреждает девушка, вспомнив, что брат вчера разоблачался на ходу. Рубашка же была новая и пока ещё бицепсы Блеска в неё влезали без особого напряга, что автоматически переводило одежду в разряд любимых.
-Одэйр, что тебе нужно? Ты ведь не из тяги к моему авторитетному мнению зашел - диван занят, так что Кашмира, скрестив ноги, садится прямо на квадратный журнальный столик. Зато вино, сыр и орешки оказываются совсем рядом. Выловив из вазочки миндаль, Фрайзер вопросительно смотрит на Финника.

+2

4

Когда тебе по четыре-пять раз в год приходится обживать чужое жилище, включая спальню и ванную, ты привыкаешь вести себя, где угодно, как дома. Сначала ты путаешься, ходишь на цыпочках и боишься посильнее дёрнуть ручку или нажать выключатель - вдруг отвалится. Потом ты понимаешь, что все здания, в сущности, подчиняются одним и тем же законам. Вне зависимости от того, оклеены ли стены обоями или обшиты панелями из макассара, устлан ли пол коврами или вымощен слюдой, врезан ли дом в скалу или закопан под землю, всё равно он предназначен для одних и тех же нужд, которые не так уж отличаются. Поэтому на третий год Финник уже выработал навык с полпинка открывать любую дверь, будь она из пластика или из красного дерева.
Большинство людей эта привычка Одэйра вгоняла в ступор. Вот и Кашмира не сразу поборола замешательство и была вынуждена поддержать беседу вместо того, чтобы выкинуть незваного гостя без разговоров за порог. Это был уже прогресс. Завязавшийся диалог - залог успеха будущих переговоров. Но не успел Финник порадоваться радушию Кашмиры, как она вонзила ощутимую шпильку. 
Одэйр знал горячих голов, которые после такой неприкрытой издёвки могли наброситься на обидчика с кулаками. Джоанна так вообще запихнула бы Фрейзер бутылку с вином, которого блондинка так и не предложила, туда, где солнце не светит. Но Одэйр бы не пришёл сюда, если бы заранее не продумал возможные риски. Наивно было бы предполагать, что победители Первого примут ментора Четвёртого с распростёртыми объятиями: эти дистрикты никогда не питали друг к другу особой любви. Как и все остальные, в общем-то.
Однако Финник уяснил, что роскошь иметь дело только с теми, кто вызывает у тебя тёплые чувства, недоступна людям его ранга. К чему задевать человека, от которого  зависишь? Ведь это скорее безрассудство, чем способ отстоять свою честь, - ещё одно ископаемое, вымершее в Капитолии. Финник променял искренность на лицемерие, пусть порой и хотелось высказать всё, что болталось грязной пеной на поверхности. Но сейчас момент для этого был неподходящий. Если бы Одэйр не умел скрывать от собеседников отрицательные эмоции, то давно всплыл бы кверху пузом.
Финник предпочитал умение ловить волну лобовому столкновению. Голодные Игры - политическая мера, и нужно быть не столько воином, сколько дипломатом, умеющим идти на компромисс. Поэтому вместо того, чтобы плюнуть в лицо Кашмире, Финник ей улыбнулся, давая понять, что оценил чёрный юмор по достоинству. Нерею праведный гнев ментора уже ничем не поможет, а вот Амфитрите может и повредить. Одэйр собирался делать всё, от него зависящее, чтобы повысить шансы трибута на выживание.
Мэгз точку зрения Финника не разделяла. Вернее, она полагала, что соглашение с Блеском и Кашмирой не окажет желаемого эффекта, и боялась, что Финник больше потеряет, чем приобретёт, пойдя на этот шаткий союз.  Мэгз отговаривала своего протеже от опрометчивого шага, призывая поискать другие пути решения. Для Финника же её совет означал необходимость смириться с поражением. Одэйр не хотел впадать в отчаяние Хеймитча, забившего болт на своих подопечных. 
Спор с наставницей оказался настолько ожесточённым, что Финник ушёл из-за стола, не успев поужинать, о чём ему тотчас напомнил пустой с утра желудок при виде разносолов. К сожалению, в конфликте по поводу чудных таблеток, позволяющих обходиться без пищи и сна по несколько дней, Мэгз после шести лет уговоров одержала-таки победу. Она просто пригрозила Пенелопе, и эскорт перестала поставлять их Финнику. С одной стороны он избавился от жутких отходняков, неизбежно следующих после того, как переставал принимать волшебное средство. С другой стороны, голод был зверским.
- Вас обещали посадить на сухой паёк в случае прогрыша? - поинтересовался Одэйр, наблюдая за манипуляциями Кашмиры с десертной вазочкой, - заходи в гости, поделюсь омарами и чёрной икрой, - с той же бесцеремонностью, которая позволила ментору Четвёртого вообще оказаться в апартаментах Первого, он привстал и выловил с тарелки шпажку,  собранную из виноградины и кубика мраморного сыра. Облизнув пальцы до автоматизма отработанным жестом, подходящим для рекламы фуршетов, Финник вытащил из-под себя скомканную рубашку, что могла бы служить на Арене химическим оружием, и отбросил в противоположный угол дивана.
- Я заглажу свою вину, прислав ему парочку своих, - судя по комплекции, из двух сорочек Финника и правда можно было сшить всего одну для Блеска, - лично мне тряпки уже девать некуда, - каждый второй покупатель считал своим долгом одеть молодого человека по своему вкусу, будто куклу. У самого Одэйра уже развилась идиосинкразия на вычурные капитолийские наряды, и вне прицела камер он старался одеваться как можно проще. Вот и сейчас на нём были самые обыкновенные чёрные джинсы с такого же цвета футболкой и белой рубашкой поверх*. Самое смешное, что одна из поклонниц, нечаянно увидев Одэйра в таком виде, неожиданно преисполнилась восторга и что-то залепетала про " не нуждающийся в оправе истинный бриллиант". Едва ли наследница ювелиров была с ней согласна.
Финник снова потянулся к журнальному столику, но не за канапе, а за пультом, ни кнопкой не отличавшимся от такого же на четвёртом этаже. Включив телеэкран, присутствовавший в обязательном порядке в каждой комнате, Одэйр переключился на  посвящённый Играм канал. На самом деле таких было несколько, но этот был скорее техническим и был избавлен от навязчивых комментариев Цезаря и Клавдия. Финник вошёл в интерактивное меню и перевёл изображение в режим карты, где месторасположение трибутов указывалось мигающими точками с именами, а потом приблизил район, в котором остались лишь две из них.
- Мы с тобой в одной лодке. Драгоценные камни идут ко дну не хуже дохлых пескариков, - подытожил Одэйр, имея в виду Бирюзу, - а копьё не сильно отличается от гарпуна. Вы, конечно, можете уговорить спонсоров спустить на парашюте что-то потеплее шёлкового пеньюара, в котором сейчас рассекает ваш трибут, но, мне кажется, записка с намёком отложить вражду будет стоить немного дешевле. Он же слушается ваших советов? - Одэйру обычно легко удавалось найти общий язык с трибутами, а вот о менторах Первого ходили печальные слухи, что их подопечные рады скорее отправиться на Арену, чтобы распрощаться со своими наставниками.

*

http://s3.uploads.ru/EPwzU.jpghttp://s7.uploads.ru/EOLP9.jpg

+2

5

-Переживаешь за голодающие дистрикты? - хмыкает Кашмира, отвечая шпилькой на шпильку и не отвлекаясь от вкусных орешков. Судя по тому, с каким аппетитом Одэйр лишает её закуски, омаров и чёрную икру он действительно держит для гостей. Поджав губы, девушка наблюдает за тем, как Финник вытаскивает из-под своего рейтингового филея измятую (теперь уже безнадёжно) рубашку Блеска. Будет сложно объяснить брату, каким образом его одежда пала жертвой напора ягодиц Одэйра. Наверное, будет лучше, если эту новость ему принесёт кто-нибудь из эскорта.

-Запишем на твой счет. Две рубашки, омаров... И мидий - прибавляет Фрайзер, приплюсовав к списку прегрешений Финника ещё лапанье своего пульта. Пикировка, конечно, занятная, но это не повод выпадать из происходящих на арене процессов. Собственно, именно их она собиралась обдумать под вино, сыр и орехи. Карта текущего расположения трибутов вспыхивает на экране. Кашмира выхватывает взглядом точки, подписанные именами Бирюзы и Шёлка. Бирюза ушла не так уж далеко от рога, с трибутами из Второго. Шёлк держался в стороне от общей массы, возле него значилась лишь Амфитрита, подопечная Финника. Фрайзер сто раз вредная самовлюбленная эгоистка, но отнюдь не дура. В её белокурой голове забрезжил луч понимания. Амфитрите больше повезло с одеждой, чем с оружием, навыки и "имущество" Шёлка ей бы не помешали. Как и наоборот.

-Он будет шёлковым, если мы скажем - усмехается Кашмира собственному каламбуру. Мысленно она уже просчитывает варианты. Девушка не была фанаткой традиционных профи альянсов, но Шёлк и Амфитрита действительно могли бы продержаться какое-то время вместе. И избавиться от склонной к сотрудничеству девицы будет впоследствии проще, чем выслеживать в снегах заведомого врага. Улыбка Кашмиры становится чуть более любезной, хотя предлагать Финнику вино она пока не рискует - резко стать милой - слишком подозрительно.

-Дешевле. Но выгоднее ли? Я могу раздобыть Шёлку и одежду. А с костром он справиться в состоянии сам. Тебя совсем покинули спонсоры? - девушка с равнодушным видом пожимает плечами, не показывая пока своей заинтересованности в предложении Одэйра. Во-первых, ещё не простила ему обхождение с рубашкой. Во-вторых, с Финника в целом не помешает сбить спесь. На деле же чтобы действительно найти Шёлку что-то тёплое, попотеть придётся и Кашмире и Блеску. Во всех смыслах. Амфитрита же рядом, на арене, и Шёлку, страдающему сейчас от холода, не придётся долго ждать результата. Фрайзеры были не лучшим образцом менторов - эгоистичные, не воспринимающие за людей не только трибутов, но и всех окружающих, искренне переживающие лишь друг за друга. Возможная победа Шёлка интересует Кашмиру лишь с точки зрения собственной выгоды. В то время как Одэйр, похоже, искренне озабочен судьбой своей трибутки. А значит, Фрайзер может попробовать перетянуть условия потенциального соглашения в свою пользу.

-Что там у твоей рыбки из оружия? Гарпун тоже может сгодиться - девушка задумчиво щурится в сторону карты, вспоминая вдруг об их с Блеском желании раздобыть Шёлку арбалет. Да, на него и одежду их сил почти наверняка не хватит. Ну либо Шёлк столько не продержится - достаточно дорогие подарки. А чуть дальше по карте, в ущелье, расположился альянс трибутов Шестого, Восьмого и Десятого дистриктов. После бойни у рога от каждого уцелело по одному представителю. К ущелью есть два подхода, вместе Шёлк и Амфитрита могли бы устроить засаду. А там, в зависимости от того, какие ресурсы найдутся в этом лагере, сценарий можно и переиграть...

+2

6

- Сочувствие к тем, кому не удалось выбраться наверх со дна, лучше влияет на рейтинг, чем самолюбование, - изрекает Одэйр и, неверно истолковав выражение лица поджавшей губы девушки, добавляет, - последние исследования в области пиара показали, не слышала? - впрочем, вряд ли Кашмира считает, что когда-либо находилась на дне, если только в качестве глубоководного монстра с зубами в полдлины тела. Её меркантильность наиграна: это вовсе не экономия, а ещё один "укус". Те, кому никогда не приходилось покупать тессеры, легко отпускают шуточки по поводу еды. Хеймитч пытался отучить Финника от этой привычки, но пока не смог. Одэйр скользит взглядом по золотой надписи на кофте победительницы Первого, думая, что без косметики на арене уж точно можно обойтись, но предпочитает эти свои соображения держать при себе.
- Значит, он слушается вас, как марионетка, - подытоживает Финник, прекрасно понимая, что его утверждение далеко от истины. Приходится, как и Кашмира, использовать множественное число, смирившись, что даже в отсутствие Блеска тень братца будет витать поблизости, - главное не перегнуть палку, чтобы Шёлк не распустился на ниточки. По моим наблюдениям, пряник эффективнее кнута, особенно на арене, где вы не можете наказать его за самоуправство. Разве что прислать яд вместо лекарства, но в таком случае вас вряд ли оставят менторами на следующий год и Первый Дистрикт останется без них вовсе,  - Финник подпускает поучительного тона и рассуждает так, будто они уже договорились, в отместку за очередную подначку. Одэйр мог бы парировать, что не смог бы избавиться от всех спонсоров, даже если бы поставил себе такую цель, так как они всё равно слетаются, как мухи на мёд, но превращать пикировку в затяжную битву не планирует. Пусть в остроумии упражняется Фликерманн, ему за это деньги платят.
К тому же, Кашмира оказалась не пустоголовой дикаркой с интеллектом неандертальца, а хитрой бестией, которая довольно быстро вычисляет чужие козыри на руках и бреши в обороне. Амфитрита - ловец жемчуга, а не рыбак. Она сильная и выносливая, долго может выдерживать низкие температуры и бежать благодаря опытным лёгким без отдыха, что на белой равнине становится полезным даром. Но глазомер у неё не поставлен, а руки не предназначены для того, чтобы держать гарпун или другое оружие.
- Мне бы этого не хотелось, как ни странно, -  Финник снова демонстрирует чудеса самообслуживания, наполняя бокалы вином себе и собеседнице, - на арене наши подопечные, но ведь не мы сами, - встретиться с Кашмирой в ролях противоборствующих трибутов было бы чревато печальными последствиями. Её нельзя было отнести ни к тем, кого можно очаровать, ни к тем, кого проще убить или подождать, пока это сделают другие: нетипичный герой для сказок, что так любила Энни. Она бы тоже, как и Мэгз, наверняка была бы против заключения союза с Фрейзерами. В отличие от Одэйра, который схватился за голову, услышав об условиях этого года, Креста была в восторге. Она перерыла всю библиотеку Четвёртого Дистрикта и взахлёб пересказывала приключения снежных элементалей, обитающих в ледяных дворцах пингвинах и моржах с бриллиантовыми бивнями. Финник бы не отказался от парочки панцербьернов, которые охраняли бы его протеже, но на столь экзотические элементы распорядители не расщедрились. Амфитрита не тянула на Герду, Шёлк - на Кая, да и сам Финник не соблюдал обязательного правила  героев со взором горящим не идти на компромисс со своими врагами.
- За доверительные отношения с коллегами, - произнёс он тост и пригубил жидкость, подходящую по цвету к шевелюре Кашмиры.

+2

7

Удобно устроившись на столе, Кашмира лишь фыркает в ответ на краткий экскурс в мир исследований в области пиара:
-Тенденции нужно создавать, а не изучать - хмыкает девушка. Подстраиваться под сильное течение - это удел слабых. А Фрайзер отлично влияла на общественное мнение, по крайней мере в рамках Капитолия, Первого и менторских забот... Большего ей и не нужно. С самой Кашмиры можно написать какую-нибудь книгу о пиаре. На параде трибутов в этом году победительница появилась в оригинальном браслете в виде двух крадущихся друг другу навстречу тигров. Её украшения никогда не оставались без внимания, вот и на сей раз обновка несколько раз попала под прицел камер, когда ментор приветственно махала рукой. Прошло совсем немного времени, а по городу уже появились рекламы, кричащие, что у них можно заказать ювелирку, похожую на ту, что выгуливала на себе Кашмира Фрайзер. Самолюбие девушки такие случаи приятно щекотали, но сейчас не об этом. Тем более, Одэйр вон уже отпускает какие-то намёки про ниточки.

-Если ты хочешь послать нашему трибуту пряник - я ведь тебя не держу - взгляд Фрайзер перемещается с Финника на выведенную на экран карту и обратно. Похоже, Одэйр достаточно серьёзен в решении уговорить её на альянс. Но он ведь понимает, что любые союзы на арене носят временный характер? На размышления времени немного, пока она здесь лакомится, перебрасываясь остротами с ментором Четвёртого, Шёлк мёрзнет, что почти наверняка отрицательно скажется на его глазомере. С другой стороны, если он раскрутит на одёжку Амфитриту - у них с Блеском отпадёт необходимость выбирать, на что "окучивать" спонсоров, и можно будет сосредоточиться на арбалете. У Кашмиры есть кое-какие мысли, кто способен раскошелиться на него. И может быть на подвеску в пару к её тигриному браслету. О себе забывать тоже нехорошо... Впрочем, как раз этим Фрайзер не грешила.

-Правда? Я тронута - может быть, Блеск тоже немного умилится, и это как-то подсластит пилюлю измятой рубашки. Не исключено, что комплименты Одэйра призваны отвлекать внимание, так как от орешков он уже добрался до вина (интересно, на своих играх так же ловко присваивал чужие припасы?). Но в рамках заключения альянса... Почему бы не выпить? Кашмира всё равно не собиралась опустошить одна всю бутылку. Сегодня, по крайней мере. А Блеск задерживается на своей тренировке.
-За доверительные и эстетические - смеётся девушка, поднимая свой бокал и отпивая белое сухое вино. Если бы на арене очутились они с Одэйром - их альянс неплохо бы сработал уже с точки зрения внешней привлекательности. Но сейчас от них понадобится в первую очередь мозговой штурм... А Шёлк и Амфитрита, по мнению Кашмиры, не уроды, но особой эстетической ценности не представляют. Симпатичные рабочие лошадки между тройкой и четвёркой. К тому же вообще сложно делать ставку на внешность, когда трибуты синие от холода, с текущими носами и клацающими зубами. Игры в бикини наверняка собрали бы больше зрителей и финансов, в этом году кто-то здорово просчитался.

-Если я напишу Шёлку записку и велю заключить мировую с Амфитритой... - своим трибутам Фрайзеры "велят", а не советуют. И сестра и брат весьма авторитарны и требовательны. Впрочем, заведомо провальных идей профи не генерируют, так что в целом подопечным грех жаловаться:
-Насколько она сильна в бою? Трибуты будут умирать быстро, холод делает своё дело. Думаю, им имеет смысл начать устранять тех, кто может какое-то время продержаться за счет ресурсов. Трибуты Шестого, Восьмого и Десятого. Они не профи, ребята бы справились и с одним копьём, если перекрыть выходы из ущелья. Там негде развернуться для масштабного боя, зажмут их, как шпроты в банке. Потом займут их локацию и ресурсы, место выигрышное - озвучивая план, Фрайзер приходит в такое благостное расположение духа, что даже соскакивает со стола и идёт в зону кухни, чтобы досыпать в вазочку орехов. Вернувшись с закуской, щелкает пультом и выводит на экран список вещей, унесенных от рога. В распоряжении этого альянса - шкура, несколько банок каких-то консервов и два грубых ножа с коротким лезвием (могут помочь при разделке пушнины, но не очень полезны против копья). В ущелье можно расчистить снег, развести костёр и засесть в засаде. Бегать по такому холоду за противниками смысла нет. Те, кто находится близко друг к другу, перебьют друг друга сами, остальных уничтожит мороз. Нельзя сбрасывать со счетов сюрпризы от распорядителей... Ущелье, например, отличная мишень для схода лавины. Но такие проблемы решаются по мере поступления. Если Амфитрита вдруг не обладает талантами Блеска голыми руками разворачивать голову на 180 градусов,то Шёлк мог бы попытаться справиться и сам... Но всё же трое против одного... К тому же без дополнительного утепления даже это небольшое расстояние парень рискует не осилить. В целом... В целом Кашмире нравится. Шансы на спонсорскую помощь возрастут у обоих, если спонсоры увидят, что ребята заняли хорошую локацию и повеселили их зрелищем убийства альянса середнячков.

+1

8

- Рад, что мы достигли взаимопонимания, - из обширного арсенала Финник выбрал и нацепил улыбку директора корпорации, ведущего переговоры с банком по поводу получения кредита, - пусть оно станет началом долгого сотрудничества. Ты научишь меня создавать тенденции, а я научу тебя обходиться без искусственных украшений, - позубоскалил Финник на прощание, - надеюсь, что ты уговоришь Блеска и вы обсудите с ним детали стратегии, - с этими словами Одэйр поспешил убраться, подозревая, что брат Кашмиры будет не слишком счастлив, услышав новости.
На свой этаж ментор Четвёртого Дистрикта возвращался чуть ли не в припрыжку. Его энтузиазм сел на мель при виде старшего ментора, сидящего с включенным торшером в комнате Финника, читая "Capitolitan". Прессой такого рода наставница никогда не увлекалась, так что парень решил, будто она взяла издание со скуки. Появление молодого человека Мэгз никак не прокомментировала, но журнал с тяжёлым вздохом отложила в сторону кверху обложкой, на которой в обилии пририсованных в графическом редакторе монет и драгоценных камней красовалась Первая звёздная парочка.
- Зря ты артачилась, - бросил Финник, отодвигая скользящую дверь гардеробной и выбирая парочку рубашек их числа тех, что не жалко. О ярости Блеска насчёт помятой одежды Кашмира говорила полушутя, но Финн был не прочь подзатянуть цирк, тем более, что это практически ничего ему не стоило. Мэгз была настроена серьёзнее. Контрастирующее с вечной болтовнёй Одэйра молчание часто казалось намного значительнее всего, что он говорил.
- Фрейзер оказалось не так уж сложно уломать, - пояснил Финник просто, чтобы разбавить угнетающую тишину.
- Рыбу легко заманить на блесну даже без червяка, - наконец разродилась Мэгз, глядя на аквариум, будто бы плавающие внутри скалярии могли подтвердить её заявление.
- Брось, - фыркнул Финник, - я отправлю Амфитрите парашют с указанием присоединиться к Шёлку, вместе они...
- Я бы сделала наоборот, - отрезала Мэгз.
- Предлагаешь нарушить слово? - Одэйр снова начал нервничать, подавляя желание попросить наставницу покинуть спальню.
- Они так и поступят, будь уверен, - будто прочитав мысли протеже, Мэгз поднялась из кресла.
- С чего ты взяла? - спросил он резко, уже не скрывая раздражения.
- Опыт, мальчик мой, -  открывая дверь, объяснила тихо ментор.
- Я уже не мальчик, - огрызнулся Финник, - и к тому же, свой собственный.
- Разумеется, - кивнула Мэгз, не оборачиваясь.

- спустя неделю -

Он долго её караулил. Долго выжидал, пока она останется одна, без обязательного сопровождения ходячей горы мышц и вне прицела камер. И без брата Кашмира оставалась опасным противником, иначе не стала бы победителем без его помощи, но злость, которую вызывало окровавленное тело Амфитриты перед внутренним взором, придавала сил. Когда закрывались двери лифта, в котором скрылась блондинка, Финник прибавил шагу и успел протиснуться между створок. Ему не нужно было много времени, чтобы сказать то, что он собирался, так что поездки до верхнего этажа и обратно должно было хватить. Одной рукой Одэйр набрал подсказанную Бити комбинацию кнопок, что исключала промежуточные вызовы, а другой схватил Кашмиру за горло под подбородком.*
- Как думаешь, если я тебя придушу сейчас, в Капитолии появится мода на красную полосу на горле и вываленный язык? - трезубец выглядел бы подозрительно, прогуливайся Одэйр с ним по коридору, так что пришлось обойтись без него, - знаешь, в чём проблема с несоблюдением договора? Это можно сделать лишь один раз, потому что потом тебе уже никто не поверит, - Мэгз предупреждала не зря и стоило её послушать, - теперь я всегда буду советовать своим трибутам вырезать первыми предателей из Первого Дистрикта, - Фрейзер могла приказать избранникам Первого то же самое, да и в принципе, советовать - не значит убить, но гнев застил Финнику глаза и мешал мыслить конструктивно, - считай это личной вендеттой.

* если хочешь, можем бросить кубики, бриллиантовая моя, получилось ли у тебя высвободиться, а у меня - тебя удержать))

+1

9

-Конечно, обсудим. Не волнуйся, к брату я подход найду - Кашмира улыбается так, что можно увидеть её зубы мудрости. И даже удерживает себя от броска бокала в голову Одэйра, когда тот отпускает шуточку в адрес её любимых камушков. Да что бы он понимал в грамотном финансировании! Её украшения станут капиталом, а его капитал со временем вставать перестанет, благо что мужчинам целлюлит не грозит и в общем-то оборудование Одэйра может продержаться в кондиционном виде ещё довольно долго.

Как только до невозможности довольный собой Финник покидает их с братом комнаты, Кашмира возвращается на освободившийся диван и, побалтывая остатками вина в бокале, снова смотрит на карту расположения трибутов. Размышляет. И выражение лица Фрайзер далеко от щенячьего, кокетливого, любознательного и любого из тех, что демонстрировались сегодня Одэйру. Она скользит где-то в мыслях до тех пор, пока в гостиную не входит Блеск, одетый в тренировочную форму.

-Ты одна выпила всю бутылку? - возмущается брат, увидев опустевшую бутылку вина возле журнального столика:
-Мне помог Одэйр - откликается Кашмира, протягивая близнецу бокал, где ещё осталось на пару глотков. Блеск берёт его, недоверчиво хмыкая:
-С чего он так любезен? Клеиться к тебе решил? - девушка морщится, показывая сомнительность такого предположения и кидает брату, стягивающему с себя майку, полотенце:
-Заключить альянс между Шёлком и своей рыбешкой. Иди в душ.

Минут через двадцать Блеск, в одних домашних штанах, сидит на диване перед телевизором, Кашмира стоит сзади, за спинкой, наклонившись к брату и обвивая его руками за шею.
-Так как ты решила проучить павлина? - спрашивает Фрайзер, прекрасно знающий сестру и понимающий, что просто так, без выгоды для себя и Шёлка, она бы не пошла на соглашение с Одэйром. У девушки наверняка должен быть туз в рукаве... И Блеск прав. Кашмира смеётся, скользя ладонями по груди брата и нежно целуя его в висок:
-Позаимствую твою тактику. Помнишь, как я на своих играх убила парня из Седьмого?

***

look

https://pp.vk.me/c636131/v636131863/f2be/UWwDGtkIV34.jpg

Амфитрита и Шёлк заключили альянс. Три дня назад. Союз оказался успешным, трибуты действовали так, как предполагала Кашмира. Совместными усилиями они напали на лагерь трибутов шестого, восьмого и десятого, порадовав зрителей ещё тремя выстрелами пушки. После этого девчонке бы сделать ноги... Но подопечная Одэйра с логикой была не в ладах и осталась около Шёлка. Той же ночью, дождавшись очередной записки от менторов, Шёлк вызвался нести караул, вооружился отнятыми у погибших ножами для выделки пушнины... И напал на Амфитриту. От таких лезвий, оказывается, остаются очень неэстетичные раны. Теперь у Шёлка были шкуры, оружие, немного консервов, надежда на интерес спонсоров... Черт бы побрал этого идиота - всё, кроме мозгов и удачи. Кашмира не могла предусмотреть всего. Понимая, что распорядители вскоре начнут выгонять засевших в убежищах трибутов для финальной травли, ментор велела подопечному по возможности перемещаться. Но Шёлк не ушел далеко от ущелья, оставаясь в пределах горной местности. Это его и убило... Когда с одного из обрывов над ним сорвалась глыба льда величиной с бицепс Блеска. Кашмира разразилась в адрес трибута, лишившего брата возможности передать свой пост, весьма не женственной бранью, выключила телевизор и швырнула пульт в другой конец комнаты. Есть какая-то ирония в том, что идиот остался без головы. Но сейчас Фрайзер совсем не смешно. Похоже, в этом году победа достанется Второму, или, чем черт не шутит - возможно даже Девятому...

Амфитрита умерла позавчера, Шёлк - вчера. Сегодня Кашмира ездила на презентацию очередной коллекции украшений, одним из лиц которой являлась. Нужно было попозировать на фоне витрин и рассказать, чем именно подкупил её этот модный дом. Хотя Фрайзер не любила жемчуг и в данном случае носила то, что рекламировала, лишь для рекламных плакатов. На презентацию девушка уехала вместе с братом, а оттуда вернулась одна - у Блеска перед возвращением в Первый тоже были дела по "закрытию гастролей".

Цокая каблучками, Кашмира пересекает фойе центра подготовки. От холла (минус первый этаж) до её комнат всего один лестничный пролёт, но после позирования на шпильках у Фрайзер ноют ноги и девушка вызывает лифт. Нажав кнопку нужного этажа, ментор смотрится в зеркало на стене лифта, взбивая рукой золотые локоны, и совершенно не смотрит по сторонам. Ошибочность такого маневра она понимает, когда в двери без мыла влезает взмыленный Одэйр и на сей раз без предисловий хватает её за горло. "Какой злопамятный" без удовольствия думает Кашмира, хватая ртом воздух.

-Практикуй свои... фантазии с... покупателями - хрипло советует она, неспособная молчать даже в таком положении. Отчасти сарказм - отвлекающий маневр. Девушка просчитывает ситуацию. Блеск в городе, она безоружна, Одэйр вроде бы тоже, но он большой и одуревший от злости. На такой случай у Кашмиры большой арсенал нечестных приемов:
-Не сваливай на меня свои ошибки, Одэйр. Твои менторы не учили тебя изучать тактику потенциальных соперников? - она ведь воспользовалась тем же приемом, что и на своих играх. Никаких неожиданностей. Большой-мальчик-с-большой-вилкой мог бы и догадаться. Девушка медленно, чтобы не задеть ногу Финника и ничем его не насторожить, поднимает стопу... Чтобы с силой ударить ментора Четвертого шпилькой в голень. Мало кто после такого десерта сохраняет силу захвата. Фрайзер вырывается из рук Одэйра, растирая рукой горло.

-Они бы всё равно не выжили оба. Это голодные игры, каждый сам за себя - пространства в лифте мало, но ждать очередной атаки Кашмире не хочется. Она делает рывок, чтобы ударить Финника в солнечное сплетение, но видимо переоценила время, которое Одэйру нужно было на восстановление от первого удара. Её удар блокирован, девушку отбрасывает на шаг назад.
-Почему бы тебе не начать мстить виновным, герой? Большой сильный великолепный Финник - нараспев насмешливо тянет Кашмира, почти прижатая Одэйром к стене лифта. Предатели - не Первый дистрикт. Не любой другой. Они все играют по правилам Капитолия, а Финник злится так, словно впервые их узнал.
-Нам, слабым девушкам, здесь остаётся лишь одно оружие. Хитрость - Фрайзер усмехается, "шагая" двумя пальцами по гневно вздымающейся груди ментора Четвертого. Таким он ей нравится больше, чем улыбчивым павлином, надеющимся на блеск своего оперения. Вспоминаешь, что в играх победил не улыбкой. Кашмира любит силу, потому что в их тандеме с Блеском она, увы, не мощный буйвол, а всего лишь изворотливая, но очень ядовитая змейка с яркой чешуей.

+2

10

У каждого есть своя ахиллесова пята. Повсеместно считается, что разить нужно именно туда, если хочешь победить противника. Но опытные бойцы в курсе определённой тонкости: слабые места бывают нескольких видов. Одни действительно помогают вывести врага из строя, а другие, напротив,  придают ему сил и одержимости разорвать виновника на кусочки. Незачем дёргать кота за хвост - животное не успокоится, пока не расцарапает вам лицо.
- У тебя, как я посмотрю, в избытке фантазий, - глаза Одэйра загорелись недобрым огнём, - обязательно посоветую Толстой Таис обратить на вас внимание, - имя печально известного спонсора зловеще отразилось от полированных стенок замкнутого пространства. Каждое из дразнящих зеркал отражало светловолосую парочку, сцепившуюся между собой. Толстая Таис (эту кличку не все рисковали произнести), будучи одним из самых богатых спонсоров, не пропускала ни одной Игры, но менторы не спешили выстраиваться к ней в очередь.  Женщина славилась уж слишком экзотическими, если не сказать изуверскими вкусами, даже по меркам Капитолия. Поговаривали, что лучше второй раз попасть на Арену, чем к ней в лапы.
- Она оценит подобное рвение. Такой твари, как ты, самое место в её Паноптикуме, - так называли специально оборудованный лофт, прославленный не меньше своей хозяйки. Финник бывал там всего единожды и с тех пор прибегал к любым ухищрениям, лишь бы не попасть снова туда. Стоило усилий поддерживать с мегерой хорошие отношения, не привлекая к себе лишнего внимания. Таис шутила, что будь она распорядителем, Голодные Игры были бы гораздо более интересными, "а психиатрические больницы гораздо более переполненными", - мысленно добавлял ментор. Слава Зевсу, избалованная ведьма любила разнообразие и предпочитала не развлекаться подолгу с одной и той же игрушкой.
- Возможно, тогда ты додумаешься сменить тактику. Что-то я не заметил, чтобы твоя нынешняя приносила ощутимые результаты, - Финник не хуже блондинки понимал, что Голодные Игры - лотерея, где усилия ментора крайне редко могут на что-то повлиять, но не мог не попенять Кашмире за глупое фиаско, которого не помогло избежать её коварство, - разве что зрители повеселились, наблюдая наш спектакль о предательстве и расплате. Кульминация была шедевральной,  - Одэйр так смеялся, когда Шёлк скрылся под снегом, что ржание заглушило выстрел пушки, а Мэгз предосудительно покачала головой. Было нечто символичное в том, что убийцу избранницы морского дистрикта настигла вода, пусть и в замороженном виде, - в следующий раз предупреди, что сменила амплуа на режиссёра трагикомедий.
Пока Финник распинался, Кашмира не теряла времени. Одэйр взвыл, будто получив укол электрического ската и отпустил девушку. Попытка схватить её снова не увенчалась успехом. "Повезло хоть, не обзавёлся ещё одним синяком. И так придётся объяснять личному врачу происхождение отметины от каблука». Менторы сверлили друг друга взглядами, упираясь в поручни по разные стороны кабины, словно боксёры на ринге. Финник старался не поджимать покалеченную ногу.
- Значит, нанялась в помощники распорядителям, раз "каждый сам за себя"? - Финник перехватил руку девушки, - не для того, чтобы удержать, а для того, чтобы избавиться от её навязчивых прикосновений, как будто от них на груди оставались грязные следы, - может, сболтнуть в интервью, что Фрейзер специально убивают своих трибутов, чтобы купаться в лучах славы, как можно дольше? - на каждую хитрую камбалу, как говорил отец, найдётся крючок с резьбой. Если Кашмира полагает, что в отличие от неё, ментор Четвёртого на подлость не способен, то блондинку ждёт разочарование, - не знаю, поверят ли мне, "великолепному", но журналисты же, как пираньи: кинь тухлятинки, а они её уже растащили. Цезарь обожает жареное, а этот слушок похож на правду. Вам ведь так хорошо вместе, - резюмировал Одэйр Кашмире на ухо своим фирменным шёпотом, будто делая интимный комплимент. Даже призрачные намёки на инцест обычно доводили близнецов до белого каления.

Отредактировано Finnick Odair (Ср, 13 Июл 2016 14:57)

+2

11

Просто удивительно, как трибуты Одэйра оказались такой сопливо-легковерной мишенью, учитывая, какое дерьмо их ментор. Нет, Кашмира не упрекала, они все здесь одного поля ягоды, как бы ни пыжился Финник доказать обратное. Ментор Первого просто констатирует факт - у пескарика, оказывается, зубы от щуки. Упоминание Толстой Таис заставляет личико Кашмиры брезгливо скривиться. Для неё самой эта хищница (говорят, бегемоты тоже хищники) не очень опасна, поскольку специализируется больше по парням... И это единственное её относительно нормальное предпочтение. Но найти нечто интересное в покупке близнецов тандемом Толстая Таис вполне способна, Фрайзер пару раз даже удивлялась, как эта идея до сих пор самостоятельно не посетила голову спонсорши. Через жир долго проходят импульсы, не иначе.

-Не повезло с этим идиотом - повезёт со следующим. Ещё вопрос, чья тактика оказалась плачевнее - фыркает девушка, стараясь не показывать, что упоминание Таис её как-то задело. С Одэйра правда станется раздавать вредные советы. Трагикомедия вовсе не входила в планы Фрайзер, но кто же знал, что в Шёлке умер клоун? Учитывая последние события - довольно чернушный каламбур. Самолюбие Кашмиры несколько подлечивает изданный Финником сдавленный вопль, но утратить себе бдительность девушка не позволяет. Она стоит у поручней напротив ментора Четвёртого, сдувая падающие на лицо волосы и тяжело дыша. Финник стоит перед сияющей зеркальным блеском панелью кнопок и в белокурой голове победительницы уже начинает метаться пока неопределённый план...

-Я не запихивала их на арену, Одэйр. Я не могу вытащить всех и не обязана этого делать - почти по слогам произносит Кашмира, ещё надеясь достучаться до Финника и завершить их конфликт малой кровью. В конце концов, где были все, когда на арену попала она сама? Никому кроме Блеска дела не было до трибутки Первого. По крайней мере, искренне, а не с расчетом купить красивую девушку несколько позже. Кашмира хорошо запомнила урок и не понимает, какого вообще черта Одэйр от неё хочет. Смысл в том, чтобы однажды твои трибуты выжили и впряглись тянуть ярмо вместо тебя, потому что лучше участи им всё равно никто не предоставит. Разве нет?

Официальной угрозой их разговор Фрайзер считает с того момента, как Финник прошептал ей на ухо свой поганый намёк. У кого бы он ни "купил" этот секрет - лучше ему забыть подобные мысли навеки - почуяв, что камни летят в огород обожаемого брата, Кашмира становится настоящей фурией. Кроме того - Одэйр избавился от её руки, как от чего-то постыдного. От её! Мало найдётся девушек, способных стерпеть пренебрежение собственной красотой, и чем девушка красивее, тем сильнее отдача. Лицо ментора Первого искажает злая нервная гримаса, на секунду делая его почти некрасивым. В эту же секунду, поверх плеча чуть наклонившегося к ней Одэйра, Кашмира делает важное открытие. Огонёк камеры на панели с кнопками не мигает. Черт знает, по чьему недосмотру, но последние пару дней в здании вели плановые технические проверки - в тренировочных залах то и дело оказывались выключены какие-то нужные системы, в апартаментах вчера пару часов с перебоями работала панель доставки еды, а сегодня, видимо, проводились манипуляции с видео наблюдением.

-Можешь болтать что угодно, Одэйр. В худшем случае - тебя тоже наконец признают невменяемым, как Кресту. А в лучшем - просто не поверят. Потому что никто не верит обиженным мужчинам - говоря эту фразу, девушка вдруг начинает совершать странные действия. Она хватается за верх своей полу висящей на плечах блузочки и с треском рвёт его на себя. Ткань расходится и спадает с плеч, обнажая бежевого цвета бюстгальтер без лямок. Одной рукой Кашмира придерживает остатки блузки возле живота, другой расстёгивает пуговицу на своих штанах. Она знает, что на шее уже наверняка начали наливаться синим следы от пальцев Одэйра - у Фрайзер очень нежная кожа. Но сейчас эта деталь будет очень кстати к образу. Лифт уже замедляет ход, и, немало надеясь на удачу, Кашмира отвешивает ошалевшему Финнику звонкую пощечину, с таким расчетом, чтобы длинные ногти напоследок оцарапали красавчику лицо. Может, нотка брутальности в его виде сподвигнет Толстую Таис на новые подвиги:
-Я же сказала, нет!! Отпусти! ПОМОГИТЕ!! - Фрайзер кидается к начавшим разъезжаться дверям лифта, барабаня по ним свободной от блузки рукой. На табло горит двенадцатый этаж, а перед их с Одэйром живописной группой оказываются ожидавшие лифта Хэймитч Эбернети и Кастрикий Ромили. Ментор Двенадцатого демонстрирует шокирующее зрелище секундного отрезвления, настолько у него отъезжает челюсть. И будь здесь только Эбернети - маленький перфоманс Кашмиры остался бы недооцененным, Хэймитч испытывает куда больше доверия к Одэйру. Но Кастрикий - один из спонсоров, питавший симпатию к девушке и порой подтверждавший её материально. Где-то у Фрайзер лежат подаренные им серёжки с желтыми сапфирами. Эбернети то ли завершал дела со спонсорами, то ли уже пытался укрепить связи на следующий год - неважно. Важно, что кстати.

Кашмира вылетает из лифта, избрав своей мишенью Ромили. Продолжая прижимать к груди останки блузочки и трогательно прикрывая ими бельё, Фрайзер утыкается в плечо спонсора:
-Он ворвался ко мне в лифт, стал приставать. Я отказала, а Одэйр схватил меня за горло, начал рвать одежду... - девушка на секунду поднимает подбородок, показывая отметины, затем вновь утыкается в плечо Кастрикия (в другое время и при другой аудитории Фрайзер была первым поставщиком шуточек по поводу его имени и занятных соответствий), всхлипывая. Плечи девушки красноречиво вздрагивают. Наработанное умение плакать "по заказу" - один из не очень честных, но полезных приёмов арсенала Кашмиры. Стоящий на шаг позади спонсора Хэймитч вопросительно вскидывает брови и разве что пальцем у виска не крутит Финнику, скорее изумляясь, как тот умудрился вляпаться в такую ситуацию, но сомневаясь, что именно в той роли, какую описывает Фрайзер... Зато Ромили хмурится, снимая с себя фиолетовый шелковый пиджак и набрасывая на дрожащую девушку:
-Одэйр, вы нарушили как минимум закон о трибутской и менторской неприкосновенности. Распорядителям будет интересно об этом узнать. Не говоря уже о том, что нападать на беззащитную девушку с любой точки зрения аморально - "то ли дело, честно купить" мысленно язвит Кашмира, стараясь не выпадать из образа. Но ставит в памяти галочку порадовать Кастрикия какой-нибудь импровизацией "от себя" при ближайшей встрече тет-а-тет. Все такие герои, когда оценивать нужно чужую мораль.

+2

12

Улыбайся всем как можно шире — они должны быть уверены, что ты холодная лицемерная сволочь
© Виктор Пелевин "Empire "V"

Когда-то Финник исповедовал то же мировоззрение, что и Кашмира. "Какой смысл пытаться вытащить с Арены хотя бы одного, если мы все равно не сможем спасти всех?" Жестокость и цинизм гнездятся в сердце почти каждого победителя. Самый простой способ выжить на Голодных Играх - забыть о человечности. Немногие вспоминают о ней, вернувшись. Но Финнику повезло прозреть, увидев другую сторону луны, без оскалившегося лица на ней.


Берег после шторма усеян мусором, обломками кораллов и морскими звёздами. Их такое большое количество, что песчаная гладь напоминает ночное небо. Неприхотливые создания обречены: скоро отлив и солнце высушит их пористые тела, неспособные прожить без воды. Мальчишки бегают по пляжу, тыкая в бедолаг палками, а Финник вспоминает, как в детстве отрезал морским звёздам щупальца, проверяя, действительно ли регенерация настолько сильна, что из маленькой части может вырасти новая звезда. Рыжеволосая девушка скользит между корягами, подбирая беззащитных существ и бросая их обратно в океан.
- Что ты делаешь? - спрашивает Одэйр, замечая её бестолковые усилия, - их миллионы, тебе не спасти всех, - Креста упрямо продолжает наклоняться или садиться на корточки, чтобы, поднявшись, дойти до пенной кромки  и отправить морскую звезду в новое плавание. Финник фыркает, - зря стараешься. Это ничего не изменит, - Энни оглядывается, не выпуская очередную жертву неумолимого океана из рук, будто только что увидела непочатый край работы. Ментору кажется, что она осознала, наконец, бесполезность своих действий, но девушка поворачивается, показывая ему пульсирующее в ладонях пятиконечное сердце. "Это очень многое изменит, - говорит она, - для этой звезды", - и бросает её в море.


Словно прочитав мысли Финника, Фрейзер упоминает Кресту, не зная, что попала пальцем в небо. Свои отношения с девушкой Одэйр не то, что не афиширует, а тщательно скрывает. Ни одна душа не должна заподозрить между ментором и бывшей победительницей большего, чем банальное уважение между земляками. Соглядатаи Сноу, конечно, пронюхали истинное положение дел, но президент - не из тех, кто охотно рассказывает всем то, что знает. Именно у него Финник и научился ценить информацию, не разбазаривать её понапрасну и приберегать к удобному случаю.
Таким образом, Кашмира никак не могла быть в курсе, что он питает к Энни вовсе не сострадание старшего товарища по несчастью. Сообразив это, Финник отбрасывает намерение возмутиться, что никто не признавал Кресту невменяемой, но победительница Первого успевает воспользоваться минутной рассеянностью коллеги. В отличие от Кресты, Фрейзер полна вовсе не всепрощения и желания хоть что-то изменить, а зависти и ненависти. Она - идеальный инструмент в механизме Капитолия, который превращает в Арену всю страну. Покуда Дистрикты воюют между собой, им не придёт в голову сплотиться.
На сей раз Кашмира выбрала крайне оригинальный способ отомстить. Одэйр не сразу осознает, что происходит, наблюдая за её стриптизом всё расширяющимися от удивления глазами цвета морской волны. На некоторых женщин его внешность и правда действует похожим образом, заставляя срывать с себя одежду, но Финник бы никогда не заподозрил в подобном Фрейзер. Одэйр уже готов предположить, что на её мозг пагубно повлиял дефицит кислорода, покуда он душил девушку, но тут Кашмира награждает щёку Финника четырьмя алыми полосами, будто проставив порядковый номер его родного дистрикта. Неизвестно, успела ли блондинка освоить ювелирное искусство и прочие ремесла Первого, но в театральном кружке её бы с руками оторвали.
Хеймитчу и Кастрикию достаются места в первом ряду. Если первому Одэйр ещё может популярно объяснить, как всё было на самом деле, то присутствие второго едва не заставляет Одэйра вместо того, чтобы раскланяться, принимая за выступление заслуженные аплодисменты, ударить себя в отчаянии по лбу. Кашмира повисает на спонсоре, продолжая причитать, как по сценарию бразильского сериала, и Финник понимает, что будет выглядеть ещё глупее, чем сейчас, если начнёт оправдываться. "Наверняка Фрейзер на это и рассчитывает. Не стоит идти у неё на поводу". В конце концов, Одэйра и так не считают в Капитолии образцом целомудрия. Ещё один инцидент, подтверждающий его якобы порочность, погоды не сделает.
- Не припомню, чтобы выдвигал свою кандидатуру на рыцарское звание, - отвечает Одэйр на обвинения Ромили и нахально улыбается в тридцать два жемчужных зуба, - Хеймитч вряд ли согласится быть моим оруженосцем, -  Финник подмигивает Эбернети, -да и даму сердца нынче днём с огнем не сыщешь. Если Вы считаете Кашмиру беззащитной, - он дотрагивается до кожи, демонстрируя окровавленные кончики пальцев, - то наверняка не смотрели запись 64-ых Голодных Игр. Настоятельно советую, захватывающее зрелище, - Одэйр возвращается к хамовито-вызывающей манере поведения, которой  известен большинству капитолийцев, - только не ешьте ничего перед просмотром, действует не хуже рвотной настойки. Впрочем, если Вы не верите мне, зачем беспокоить распорядителей? Напишите жалобу самому президенту. Может, он возьмёт с меня штраф или снимет с должности ментора, - Одэйр в притворном испуге поднимает руки, хотя оба наказания из серии "и щуку бросили в реку", - но всё-таки предварительно убедитесь, что сами безгрешны, - тон бывшего трибута холодеет на пару градусов, - и за Вами не числится мелких провинностей, о которых будет интересно узнать всему Капитолию. Я охотно предоставлю желающим пикантные подробности, - покончив с угрозами, Финник наклоняется и поднимает с пола обрывок шифона.
- Я возьму на память, - громким шёпотом сообщает он Кашмире, помахивая полупрозрачной тряпочкой у неё перед носом, - буду омывать слезами этот лоскут одинокими ночами,  - короткий смешок иллюстрирует неприкрытый сарказм, - вспоминая, наверное, единственную женщину во всем Панеме, которая не мечтает остаться со мной наедине.

+2

13

В классическом сценарии разыгранной постановки мужчина, попавшийся "на горячем", должен теряться, бурно оправдываться, доказывать, что всего лишь проходил мимо и не помышлял ни о чем из того, в чем его обвиняют. Люди нетерпимы к чужим оправданиям, в большинстве случаев неуклюжие блеяния имеют строго противоположный эффект. "То ли он украл, то ли у него украли..." - Фрайзер не рассчитывает, что Кастрикий искренне переживает за её "честь". А вот желание наказать дистриктовского выскочку за попытку бесплатно покуситься на десерт, обходящийся самим капитолийцам в кругленькую сумму - вполне могло иметь место. Так что прижимаясь к спонсору, Кашмира всеми фибрами лифчика демонстрирует лояльность Капитолию в целом и Кастрикию в частности.

Хэймитч продолжает крутить головой, как болельщик, наблюдающий за напряженной партией в настольный теннис. Нужно отдать Финнику должное - когда с него спадает вызванный стриптизом ступор, в ситуации парень ориентируется, как рыба в воде. Занимая линию "лучшая защита - нападение". Девушка передёргивает плечами под пиджаком спонсора, выказывая этим своё несогласие с оценкой Одэйра. Почему сразу рвотная настойка? Её игры - образец высокой техничности профи, чего стоит последняя схватка, когда она ногами перебросила девчонку из Второго в пропасть! Это тебе не ребёнок, тыкающий большой вилкой в запутавшихся соперников. Где только умудрились набрать полную арену таких идиотов?

-Я разберусь, кому писать жалобу. Вам и так слишком многое сходит с рук - огрызается Кастрикий, но в голосе уже не слышно прежней уверенности. Не иначе как очередной выпад Финника достиг цели - спонсор задумался, что есть на него у этого сахарного павлина. Кашмире, по-прежнему стоящей к ментору Четвёртого в пол оборота, приходится прилагать все усилия, чтобы не хрюкнуть со смеху. "Мелких провинностей" - Одэйр случайно подобрал этот эпитет или это намёк на то, о чем Фрайзер под настроение и бокал хорошего вина слагала забавные монологи? Тонкий намёк. Мелкий. Мелкий, как... "Держи лицо, а то они решат, что тебе понравилось" напоминает себе Кашмира и озорной огонёк, мелькнувший было в синих глазах, вновь сменяется щенячье-обиженным выражением.

-Сделай одолжение - только слезами - почти не разжимая губ отвечает девушка Финнику. Знает она, чем большая часть этих озабоченных грешит от большого количества одиноких ночей. Не то чтобы подобная участь грозила Одэйру, но как знать. Всем им периодически нужно вдохновение. Задерживаться здесь дольше причин нет. Фрайзер надеется, что с ментором Четвёртого у них натянулся напряженный нейтралитет - он держит за зубами язык касательно её брата, она не провоцирует ситуации, которые могут вылиться ему менее приятными сувенирами. Кастрикий тоже считает разговор законченным. Положив ладонь на плечо Кашмиры, спонсор спрашивает:
-Проводить тебя в мед.пункт? - имея в виду, наверное, отметины на женской шее. Фрайзер примерно представляет себе сценарий - в лазарете ей скажут, что от синяков авторства Одэйра ещё никто не умирал, а некоторые их даже неделями не моют. Кастрикий бурно обрадуется и пригласит девушку отметить это событие, например, за обедом. В то время как одно из главных правил Кашмиры - никакого внимания никому из капитолийцев за пределами оплаченного времени. Уголки губ девушки медленно ползут вниз, руки судорожно кутаются в пиджак - она ведь жертва, она в шоке.
-Ты такой добрый. Но мне лучше побыть одной, успокоиться. Не волнуйся, Блеск присмотрит за мной. Проводишь до апартаментов? - и взгляд с опаской на лифт. Здесь главное - не переборщить. Не допустить на халяву до тела, но и не обидеть. Кастрикий получит протокольный поцелуй в щечку и туманное обещание будущей благодарности. А Кашмира, когда он непременно купит её на ближайшую возможную дату, раскрутит своего лопушистого героя на памятную подвесочку к уже полученным серьгам. Перед тем, как за ними со спонсором закрываются двери лифта - Фрайзер кидает быстрый взгляд на Финника. Мужчины, способные вести интересную игру даже под прессингом её женских чар, вызывают у победительницы уважение и любопытство. Знания Кашмиры о морской фауне скудны, но из разряда плевкообразных медуз ментор Четвёртого поднимается до хитрых, умело шныряющих между яркими кораллами рыбок.

+1


Вы здесь » THG: ALTERA » Animi magnitudo » 13.10.3011, Capitol. And what does it matter?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC