Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Alma Mater » 18.12.3013, Capitol. Did you miss me?


18.12.3013, Capitol. Did you miss me?

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

http://savepic.ru/9066348.gif   http://savepic.ru/9053036.gif
http://savepic.ru/9044844.gif   http://savepic.ru/9098095.gif


• Название эпизода: Did you miss me?
• Участники: Balder Kane, Johanna Mason, Reagan Lerman, Cashmere Fraser;
• Место, время, погода: 18 декабря, первая половина дня, съёмки в одном из Капитолийских спортзалов;
• Описание: пока символ Капитолия снимается для очередного мотивирующего армию Капитолия ролика, где-то на высшем уровне принимается решение о внедрении в съёмочный процесс ещё одной победительницы;
• Предупреждения: ножи близко.


+4

2

Бальдер всё чаще задумывался о том, что президент Сноу всё ещё припоминает ему оплошность со взорванной Старком островной тюрьмой. Иначе почему вместо спокойной работы над внедрением дополнительных ловушек во Втором и Капитолии, Кейну приходится возиться с полоумными бабами? Сдав на попечительство Лермана Фрайзер и периодически посматривая её сказочки вечером по телевизору, Бальдер был вполне собой доволен. Но привычный рабочий ритм длился недолго - теперь на его попечение пытались сбагрить Мэйсон. Нет, проект с чипами и их производными официально числится за ним, но та же Цецилия вполне обходилась без пригляда Кейна, а переговоры по внедрению в агитацию Джоанны ему почему-то поручили проводить лично.
-Я похож на чертову крестную фею, приятель? - почесав перед зеркалом щетину на подбородке, хмуро осведомился Бальдер у Одина. Переродок-доберман молча наклонил голову на бок, сверкая красными глазами и словно оценивая хозяина. Кейн усмехнулся, прицепил к ошейнику поводок и направился к машине. Забирать Джоанну из административного центра. Расписание съёмок их незабвенного символа Бальдер получил ещё вчера.

Итого - в одиннадцать часов утра Кейн направлялся в сторону закрытого на сегодня от посетителей спортзала в компании двух весьма опасных зверьков. По правую руку Один, по левый крюк - Джоанна. С той лишь разницей, что переродок был более послушен и лучше выдрессирован. Но мир несправедлив, шансов стать звездой у него нет.
-Правда, что ты страдаешь эксгибиционизмом? Если захочешь повторить это на съемках - не откажусь поглядеть - хмыкает Бальдер, когда перед ними разъезжаются входные двери. Он не боялся взрывного нрава Мэйсон, потому что при нём - замаскированная кнопка, превращающая девушку из строптивой победительницы в послушную, но кровожадную игрушку типа его добермана. Злоупотреблять такими переключениями без нужды не стоит, воздействие чипов всё ещё продолжает изучаться и есть вероятность, что каждая активация постепенно разрушает объект... Но если Джоанне придёт в голову творить глупости - виновата сама.

-Президент Сноу видимо полагает, что с большим количеством победителей информация легче дойдёт до ваших аскетичных дружков в Тринадцатом - в спортзале прохладно. Съемочная команда с камерами и освещением раскинула лагерь в противоположной от входа части, а мониторы, возле которых Лерман отслеживает съемку, где-то на пол пути. Так что Бальдер, с усмешкой отпуская с поводка пса, направляется в сторону "рулевого" этого ковчега:
-Лерман, принимай пополнение. Президент Сноу настоятельно просит включить эту особу в ближайший агитационный вброс - вырастая за спиной Рэйгана, оповещает Кейн. Лерман вызывает у него глухое раздражение ещё с того дня, как перебил его ставку на аукционе победителей перед последними играми. Так что он не делает замечания переродку, когда Один, шумно втягивая воздух, обнюхивает брючину Рэйгана.

+4

3

Коридоры бледны, до холода вытсужены-высвечены люминесцентными лампами, совершенно безжизненны. Среди пошлой многоцветицы Капитолия подобные вещи выгодно выделяются. Джоанна ненавидит Капитолий весь, целиком - чистый и грязный, многоцветно-попугайский и вычищенно-строгий. И всё же ей этот коридор нравится. Больше кафельного пола в воде, крови и постыдной тоскливой боли, которой приходится смотреть в лицо.
А вот человек, идущий рядом, испускающий в пространство лучи самодовольного себялюбия, не нравится ей. И это взаимно. Взаимность - это же так приятно. Взгляд Джоанны то и дело, вопреки её желаниям, возвращается к идиотскому крюку, которым оканчивается его левая рука. Что ж должно быть в голове, чтоб украсить себя такой милой деталькой? Впрочем, о чём вообще речь: что должно быть в голове, чтоб сделаться распорядителем игр?
Они запихнули ей в голову мелкого железного таракана, который призван в один миг стереть её личность и заставить тело послушно выполнять чужие приказы. Таракан не шевелится, но она не может избавиться от ощущения, будто он шевелит там, в голове, своими подленькими усишками. Так вот, Джоанна думает, в голове у Кейна и подобных ему не один такой таракан - сотни. Злобных железных таракашек. А мозгов у таких типов нет - тараканы погрызли их и выплюнули через уши. А может быть, мозгов никогда и не было. Велика ли разница, если результат одинаков?
Подключиться бы к этому из этих тараканов и заставить его этим самым крюком пропороть собственный живот. То-то вышло бы зрелище. Джо не сомневается: капитолийцам тоже было бы интересно посмотреть. Таких как Кейн они не воспринимают частью своего общества - в этом у неё нет сомнений. Он это, наверное, тоже понимает. Ему, наверное, даже приятно. Он бы это даже подчеркнул.
И он подчеркнул - вон, крюк запихнул в руку.
Запихнул бы в другое место, чего уж мелочиться. В то самое, куда солнце не светит.
Так думает Джо, когда Кейн обращается к ней с отвратительно сальной шуточкой.
- Ковырялкой своей распорешь швы на моём модном костюме? - произносит она вслух, награждая Кейна ледяным пронзительным взглядом, который ему, к сожалению, что слону дробинка, - Не сомневаюсь, ты наловчился выделывать им разные штуки. Тоже не отказалась бы поглядеть.
Прохладный полумрак спортзала стальным ножом отрезает выхоложенный свет коридоров. Здесь Джо нравится немного меньше - это место некрасиво напоминает тренировочные залы в центре для трибутов. Остановившись чуть поодаль режиссёрского пульта, она раздумывает над тем, доступна ли железному таракашке в её голове возможность заставить её не только делать то, что надо, но и говорить. Наверное, раз уж они сподобились подключить её к агитации, она есть. Но насколько убедительна будет её речь? Речь - это ж не то же самое, что топором махать.

+2

4

Свет. Камера. Мотор. Эти слова разносятся на импровизированной площадке посреди спортзала уже, кажется в тысячный раз. Рэйган устало трёт переносицу, стараясь сосредоточить взгляд на плывущей картинке на экране, однако его постоянно, с упорством достойным лучшего применения стараются отвлечь. Сначала техники засекли помехи в сигнале и немедленно, как по команде всполошились, выдёргивая и переподключая провода к автономным блокам питания, перезагружая систему, следя за происходящим с такими лицами, словно вот вот повстанцы вновь прорвут эфир агитационным сообщением, убивающим любого, кто его посмотрит. На счастье обошлось.
Затем неполадки возникли у осветительных приборов. Проводка спортзала была несколько не рассчитана на питание огромной массы прожекторов, каждый из которых жрёт энергию килотоннами в час, и это уже не говоря о сопутствующем оборудовании, о чём кстати говоря, Рэйган предупреждал, но был вежливо отправлен к мониторам, кистевым движением всезнающих электриков, а уже через десять минут, стоило только действующим лицам занять позицию в кадре, а помощнику отдать команду на старт и все пробки восточного крыла здания повылетали, аки стрелы Китнисс в купол семьдесят пятой Арены. Очаровательно.
Наладить питание удалось только через четверть часа, принеся наконец три дополнительных генератора и перемкнув часть цепи на их мощность. Лучше было бы не описывать лица участников, когда свет наконец дали и яркие лучи залили их кого в какой позе, кого то лежа на матах, кого то вдали на снаряде, а кого то вообще мило болтающегося на свисающем канате.
Но и сам съёмочный процесс давался не лучший образом. За последний час дубли запороли — свиснувшийся с потолка кабель, закреплённый на авось, потеря ориентации одного из актёров, три минуты упорно метал снаряд не в ту сторону, плохо заточенное орудие, тут Рэйган просто предпочёл не комментировать, прикрыв глаза ладонью и молча дожидаясь когда испорченный инвентарь заменять на новый.
И что таки опять не слава Богу? Моментально промелькнуло в голове, когда сзади послышался тихий шелест разъезжающихся в сторону дверей. На площадке точно больше никого не ждали, а внедрение в рабочий процесс сейчас могло произойти только по двум причинам — из любопытства и по рабочим моментам. Рэйган обернулся, мгновенно опуская голову вниз, окидывая взглядом собаку-переродка, энергично обнюхивающего его штанину.

-  Это спортивный комплекс, а не зоопарк. На входе табличка.

Спорить с Бальдером не было ни желания, не сил, да и общество его пса было Рэйгану гораздо приятнее, нежели его хозяина, но промолчать было бы не вежливо. В их совместных встречах была обоюдная традиция словесных перепалок, так что ответы в голове возникали почти инстинктивно.
Фигура Джоанны Мейсон, показавшаяся следом, вызвало лёгкое удивление, прежде чем окончательно испортить настроение, намертво вбивая в голову утверждение — приплыли. Взгляд машинально прошёлся по монитору, убеждаясь, что Кашмира пока сего действа не узрела, всё таки инвентарь на остро заточенный ей уже заменили, а с неё станется метнуть нож и с пары метров до цели.

-  Президент Сноу решил устроить Арену в прайм тайм?

+2

5

look

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/564x/03/26/1e/03261e69264350fcccafe6e52602025a.jpg

Если и бывают дни, когда всё идёт через неразумно далёкие маршруты, то сегодняшний явно был одним из них. Съемки вне подготовленного ко всем неожиданностям телецентра оказались сущим кошмаром - то какие-то помехи, то проблемы с освещением (сначала телевизионщиков, а потом вообще всем), которое по меркам Кашмиры вообще здесь было лишним - в спортзале жарко и без лишних прожекторов. Учитывая тот факт, что они вроде как должны снимать процесс её тренировки. А массовка, которую им выдали для изображения беззаботно тренирующихся рядом капитолийцев, больше смахивала на разноцветные кули с мукой, чем на людей, стабильно посещающих спортивный зал. Кашмира видела, что Рэйган тоже устал и пребывает в не лучшем расположении духа, так что пока он решал свои рабочие проблемы - предпочла не вмешиваться и решать свои эмоциональные.

Пока налаживали свет, девушка размялась, выполнила кое-какие упражнения на пресс, несколько подходов в кольцах... Сама возможность почувствовать себя в родной стихии доставляла победительнице некоторое удовольствие. Даже хватило времени пробежаться по полосе препятствий - врубившийся свет застал Фрайзер, в кошачьей позе вцепившейся в сетку над ямой.
-Кашмира, в кадр! - донеслось со стороны съемочной площадки. Блондинка со вздохом поднялась, не теряя баланса прошлась, как по полу, по узкому бревну, представляющему собой следующее препятствие, и спрыгнула на мат вниз - туда, где суетились телевизионщики.

-Мы хотим снять, как ты управляешься с ножами. Подъём боевого духа и всё такое - оповестили её сценаристы, пока девушка открывала бутылку воды, с жаром к ней прикладываясь. Нет, она ненавидит эти софиты.
-Как оригинально - тянет Кашмира, но без излишнего сарказма, так как к своей радости наконец-то получает в руки пояс с ножами. Она встаёт в нескольких метрах от деревянной стены, вытаскивает один из ножей, оценивая расстояние и угол для сгиба руки, как...
-Стоп! Кабель, уберите кабель! Откуда он здесь взялся? - дубль запорот, следующие пару минут вся команда бодро запихивает назад в потолок кусок белого провода. В глазах победительницы они всё больше начинают смахивать на суетящиеся мишени... Наконец снова звучит команда "мотор".

Первый нож, сдобренный к полёту раздражением Кашмиры, со свистом рассекает воздух и врезается в деревяшку чуть ли не по рукоять под сдавленное "ох" съемочной группы. Кашмира резво вытаскивает второй, думая, что на этой стене вполне можно "наметать" ножами надпись "Койн - старая шляпа". И по задумке второй нож должен вонзиться в стену чуть-ниже первого, по той же линии, но, ударившись в нужное место, он недостаточно плотно вгрызается в дерево и падает на пол. Лицо Фрайзер, болезненно воспринимающей даже самые крохотные осечки с ножами, вспыхивает.

-Где вы их взяли?! С таким же успехом я могла метать ложки. Найдите новые или заточите эти. Да мне плевать обо что, хоть об собственное горло! - проведя пальцем по ребру подобранного ножа и оставшись недовольной результатом, уставшая Кашмира идёт в разнос. Лерман на помощь подчиненным не приходит - отсюда видно, как он предпочитает притвориться недвижимым изваянием. Фрайзер чувствует лёгкий укол жалости - Рэйган не виноват в бестолковости подчиненных и тоже вымотался. Вчера после съёмок победительница лишние полчаса подремала в гостиной, пока Лерман после рабочего дня готовил им ужин. А не спали они потом тоже вместе, так что...

-Перерыв - бескомпромиссным тоном заявляет Кашмира минут через десять, получая черный пояс с кармашками и уже заточенными ножами. Ещё несколько глотков из бутылочки с водой - закрепив пояс на талии, девушка направляется к Лерману. Она приближается не с той стороны, откуда пришли гости, и не особо смотрит по сторонам, обдумывая, какие эпизоды её обычной тренировки можно предложить ещё включить в съемку, чтобы это смотрелось естественно, потому что капитолийцы понятия не имеют, как на самом деле выглядит рабочий день профи.
-Рэйган, как насчет... - слово "пообедать" застревает в горле, едва взгляд Кашмиры фокусируется на добермане. Эту гигантскую псину ни с кем в Капитолии не спутаешь, как и её владельца. Только какого черта здесь понадобилось Кейну? От его появления ничего хорошего не жди. Фрайзер выходит из-за гряды мониторов, усталость во взгляде сменяется настороженностью, брови сдвигаются в складку:

-Ты! - выдыхает победительница, руки которой мгновенно сжимаются в кулаки. Увидев ещё одну участницу их тренировочного огонька, Кашмира мигом забывает о Бальдере, едва скользнув по распорядителю взглядом. Значит, эта сука ещё жива. Перед глазами Фрайзер словно возникает мелко трясущаяся красная пелена, сквозь которую она видит ухмыляющуюся Мэйсон. Реальность отходит куда-то на второй план - для Кашмиры они снова на арене. В памяти за секунду проносятся итоги их последней встречи - врезающийся в живот топор, операция, разбитое от боли тело, когда она очнулась в Тринадцатом под капельницей с морфлингом, сомнения врачей в её способности стать когда-нибудь матерью, недавний ночной кошмар с участием Джоанны. А теперь Мэйсон стоит перед ней здесь, на расстоянии вытянутой руки! На арене твоя жизнь часто зависит от реакции. Адреналин и мышечная память могут подсказать лучший выход из ловушки или схватки, чем мозг. Трансформация из капризного символа Капитолия в профи - мгновенна. Кашмира подбирается, мышцы четче проступают под тонкой формой... А в следующий момент она бросается на Джоанну.

Ей плевать, зачем Мэйсон вообще здесь, забывает победительница и о присутствии Рэйгана, съемочной команды, Бальдера с собачонкой - Фрайзер видит цель и крови жаждут обе её ипостаси, профи и женщина.
-Ты должна была сдохнуть при взрыве, сука - первый порыв ярости оказывается достаточно сильным, чтобы повалить Джоанну на пол - руки Кашмиры смыкаются было на её горле, но это было бы слишком просто, а Мэйсон должна помучиться, так же, как сама Фрайзер корчилась от боли в подземном лазарете. Вот только для того, чтобы потянуться к ножу, приходится ослабить хватку на одну руку.

+4

6

Как это мило.
У этих капитолийцев вовсе нет мозгов. Ни капельки серого вещества - видимо, всё вытекает через уши ещё в колыбельке. Джоанна не удивилась бы, если бы выяснилось, что где-то в резиденции Сноу стоит специальный магнит, к которому стекаются мозги столичных жителей. Для каких-нибудь очень важных научных целей. Им-то всё равно без надобности. Вот, решили они снять волшебное видео, и пригласили на съёмки двух принцесс. Принцесса же всегда поладит с другой принцессой?
Видел бы этот надутый индюк Лерман сейчас свою рожу - обхохотался бы. Впрочем, наверное, нет. Не оценил был. Зато Джоанна оценила. И ещё выше она оценила объект, в сторону которого метнулся обеспокоенный взгляд болвана-телевизионщика: для косули, чьё брюхо было распорото верным лезвием, она выглядит на удивление презентабельно. Та же спесивая обманчивая леность движений, и это выражение на лице, будто она тут королева, хоть знает же, сучка, что она тут такая же никто, как и Джо. Ну может на самую малость меньше. Вообще, магнит во дворце у Сноу стоит мощный, часто до кучи высасывает мозги у ребят из первого и второго дистрикта, но вот Фрайзер избежала позорной участи. Хотя, вместо мозгов у неё что-то другое забрали, не менее важное, оттого лицо у неё такое пустое, как у пластмассовой куклы. О том, какое лицо у неё самой теперь, Джо предпочитает не думать, достаточно того, что об её улыбку можно порезаться.
-Ты! - выдыхает Фрайзер, и в её пластиковых чертах начинают угадываться какие-то человеческие эмоции.
Впрочем, что же в них человеческого - совершенно звериная ярость.
Джоанне хочется хохотать, как хохочут гиены, или расплакаться и принести извинения мисс Фрайзер.
За то, что не раскроила топором её украшенный бесцветными волосьями череп.
Только вот ни того, ни другого у неё уже нет времени продемонстрировать: Кашмира превратилась в тигрицу, а тигрица - вот незадача, - спущена с цепи. Преступная халатность! Голову с плеч Лерману.
Кейну тоже.
И руку ему правую отрубите, для симметрии.

-Ты должна была сдохнуть при взрыве, сука, - ярится Фрайзер, повалив Джоанну на твёрдый пол спортзала.
Ах, какая боль! Ты так меня обидела, так задела! Меня же никогда ещё не называли сукой!
Губы Джоанны плотно смыкаются, оставляя на лице тонкую злую нить - теперь она сама похожа на куклу, только вовсе не из тех, что дарят красивым капитолийским девочкам на рождество. Такую куклу спрячут в театре на самое дно сундука, суеверно боясь, что ночью она выберется на волю. И кому-то не поздоровится.
- Надо было башку тебе снести, - любезно отвечает Джо, а прибавить уже ничего не может, даже если хочет - сильные руки профи сомкнуты на её шее, сделавшейся после курортов капитолийского края более тонкой и хрупкой.
Но вскоре Кашмира ослабевает хватку - видимо, очень хочет схватиться за один из своих любимых ножиков. В бедняжке умер шеф-повар, похоже.
Этого достаточно, чтобы Джоанна вырвалась из её дружеских объятий, ногой от души засадив туда, куда, помнится, уже однажды угодил её топор. Подкидывая себя вверх - она не очень сильна ещё, но тело стало много легче, - Джо поворачивается вокруг своей оси и, прежде чем выпрямиться, наотмашь бьёт кулаком в фарфоровую скулу капитолийской куколки. Жаль, вряд ли удар достаточно силён, чтоб свернуть ей челюсть. Было бы интересно поглядеть на этакую красотку.

Отредактировано Johanna Mason (Пн, 4 Апр 2016 20:51)

+2

7

-Сделала бы хоть что-то полезное - с усмешкой соглашается Кашмира на сожаления Джоанны. Если бы Мэйсон действительно "снесла ей башку" - так, возможно, было бы лучше. Для многих. Может, даже для всего Панема, хотя столь патетичные категории Фрайзер вопреки статусу символа не волнуют. Своя рубашка ей всегда была ближе к телу, пусть и прилично потрёпанному. Рука Кашмиры нащупывает рукоять ножа - кажется, справедливость вот-вот будет восстановлена хоть где-то... Мэйсон выглядит более тщедушной, чем на арене, и топора при ней на сей раз нет - победительница не ожидает активного сопротивления.

Тем большей неожиданностью становится сильный удар в нижнюю часть живота. Туда, где теперь красуется тонкий розоватый шрам. Вспышка ослепляющей боли заставляет Кашмиру, задыхаясь, согнуться. Зачастую источники боли и страха - в нашем мозгу. Сейчас, когда область, до сих пор воспринимающаяся, как уязвимая, пылает огнём, в памяти Фрайзер проносится вереница ярких кадров. Собственная рука, без особого успеха зажимающая рану, боль в теле после операции, окровавленная больничная рубаха, когда чертов шов разошелся (здесь, правда, постаралась не Мэйсон, а Клерик)... В глазах профи, не привыкшей в схватке проявлять слабость, вдруг появляется новая эмоция. Страх. Кашмира с изумлением осознаёт, что взрывы - не единственная прилипшая к ней после арены и островной тюрьмы фобия. Ударов в живот она тоже боится. Словно каждый из них может стать последним, сбросить её с этого шаткого мостика между сущностями бойца без особых целей, ищущего не столько победы, сколько избавления. И женщины, пусть сломленной и израненной, но всё ещё пытающейся стремиться к чему-то, вытащить себя за волосы из болота, в которое стремительно превращается её жизнь.

В рукопашной страх - последний помощник. В попытках подавить внезапно всколыхнувшуюся панику, Кашмира пропускает новый удар - в скулу. Не такой ощутимый, зато вполне приведший её в чувство и вновь обозливший. Ощущая во рту солоноватый привкус крови из прикушенной губы, она разворачивается к Мэйсон, всё ещё слегка согнувшись от болезненной пульсации в левой части живота. Пятится, удерживая ту в поле зрения. Бешеным взглядом зверя, глядящего на красные флажки, Фрайзер оценивает расстояние и выхватывает из пояса сразу два ножа. Не очень честно. Но когда её волновали подобные нюансы? Страх не позволяет Кашмире сократить дистанцию, вновь сцепившись в рукопашной.

Блондинка амбидекстр, в академии преподаватели много внимания уделяли тому, чтобы обучить будущих профи равноценно владеть в бою обеими руками. Иначе любое увечие на арене может автоматически вывести тебя из игры. Правой рукой Фрайзер выставляет один из ножей перед собой, не позволяя Мэйсон приблизиться. Левой - бросает второй в сторону соперницы. Пока у неё нет цели убить. В случае Джоанны лёгкая победа Кашмиру бы не удовлетворила... С такого расстояния не промахнулся бы даже доберман Кейна, а Фрайзер отлично знает, куда нужно попасть, чтобы повредить важные для человека артерии. Но её первый нож впивается Мэйсон в предплечье.

-Куда ты хочешь второй? Считай это посмертным автографом - шипит Фрайзер, упиваясь видом появившейся крови. Про Бальдера и Рэйгана она по-прежнему не вспоминает. Хотя очнись в ней хоть немного "разумное" её я - Кашмира бы не осталась в восторге от того, что Лерман увидел худшую её часть, вырвавшуюся на свободу. Личину съехавшей с катушек убийцы, не имеющей ничего общего с девушкой, украсившей его гостиную к Рождеству в стиле волшебного леса.

+3

8

Страх отбрасывает Фрайзер на почтительное расстояние, где она, на зависть всем капитолийским инженерам, обращается гигантской несуразно гламурной газонокосилкой. Джо поглядывает на ножи в руках профи, удивляясь мимоходом, то они ещё не вращаются - толку в этом вращении чуть, но выглядит устрашающе. На Играх, где она победила, один перец любил повращать ножами, глазами и, наверное, чем-то ещё, но продемонстрировать последнее умение не успел - ему раскроили черепушку на второй день.
Нож Кашмиры, впившийся в предплечье, вызывает острую вспышку боли. Но после того, что довелось пережить Джоанне в кафельной комнате, это скорее укус осы, чем дезориентирующее ранение. С шипением Джо рывком вынимает нож из руки, скрежещет зубами в ответ на вопрос Фрайзер: может она и превратилась в гибрид тигра и газонокосилки, - впрочем, швыряются ножами только газонокосилки неисправные, - но фразы строит так же лажово. Автограф, видите ли. Нашлась звезда.
Звезда, полыхающая страхом: Джоанна чувствует его, как любой дикий зверь, как любой Победитель. И как большинству Победителей, страх соперника придаёт ей сил, это допинг получше любой химической дряни, что колят себе по слухам сдуревшие профи. Джо делает шаг в сторону, сожалея, что отводить взгляд от Кашмиры нельзя: было бы интересно посмотреть на рожи Лермана и Кейна. Судя по тому, что они до сих пор бездействуют, там те ещё пейзажи. И всё же время утекает сквозь пальцы, как кровь из раны на предплечье, благодаря которой рука в распоряжении Джоанны осталась только одна. Фрайзер бросит второй ножик и превратит Джо в грушу для битья, так что ли? Ноги, конечно, ещё есть, но Мэйсон не акробат. Два болвана с мгновения на мгновение очнутся, растащат их по углам и примутся за обсуждение своей идиотской затеи, только что наглядно продемонстрировавшей глубину своего идиотизма.
Мэйсон делает ещё один плавный шаг, окропляя дорогое напольное покрытие спортзала кровью жертвенной козы - своей, то бишь. Капли ложатся игривым узором, она бы не советовала хозяевам избавляться от него: уж лучше использовать как удачный декор, да слух пустить, что тут распороли брюхо очередному Победителю, ведь это сейчас в моде, пускать в расход тех, кому обещана была безбедная и безопасная жизнь.
- Посмертный автограф получу от патанатома, - выплёвывает Джоанна горечь, едко расползающуюся во рту, - Я, конечно, прекрасна, но основные мои прелести - не твоего авторства, не тебе и автографы ставить.
Куда полезней был бы топор, тесак или мачете, но в руке Джо метательный нож, в запасе секунды, и, осознавая, что терять ей давно уже нечего, она швыряет нож в Кашмиру, попытавшись хоть немного прицелиться. В отличие от профи, она не играет, она давно уже наигралась по самое небалуйся, и её цель - тигриное сердце под голубенькой футболочкой Фрайзер.

Отредактировано Johanna Mason (Вт, 5 Апр 2016 11:01)

+3

9

Бальдер лишь хмыкает в ответ на выпад о табличке, не сочтя его достойным внимания. Его переродок умнее многих индивидов, не отмеченных табличками, так что придётся Лерману потерпеть общество Одина. На вопрос Кейн пожимает плечами:
-Своё недовольство методами работы президента Сноу можешь высказать ему лично - деланно-доброжелательно советует он мистеру телевидение. Самому Бальдеру без разницы, сколько будет в кадре марионеток - одна, две, десять... Его раздражает, что Сноу не нашел никого лучше для этой тупой неблагодарной работы, хотя на ниве подготовки обороноспособности столицы и Второго Кейн принёс бы намного больше пользы, чем в качестве сопровождения полоумных. Пусть даже чипированных.

-Где там наш бесценный символ? - нетерпеливо вскидывает брови Бальдер, желая поскорее расправиться со съёмочной эпопеей и вернуться к новым планам ловушек, которые должны прибыть с обеденной корреспонденцией из Второго. Фрайзер приближается с другой стороны их импровизированного пункта встречи. Увидев её, Кейн даже не успевает сморозить какую-нибудь привычно пошлую шуточку на тему облегающей формы победительницы... Всё происходит мгновенно. На секунду замерев, Кашмира бросается на Мэйсон.

Бальдер всегда наслаждался покупкой победителей по той же причине, по которой завёл переродка. Ощущение опасного зверя на поводке. Но хищники, спущенные с поводка, ему на поверку совершенно не нравятся. Во Фрайзер чувствуются не женская ярость и сила, а от удара ногой, которым награждает её Мэйсон, сводит живот даже у Кейна. Это не женская драка с царапаньем ногтями и тасканием за волосы, а серьёзный поединок двух готовых сражаться до последнего соперников. Бальдер же к боям имеет весьма косвенное отношение. Всегда рад сделать ставки - но здесь сейчас не тот случай.

Первый раз Кейн жалеет, что не надел сегодня протез. Одной рукой разнимать девиц неудобно, а заточенным крюком он рискует нанести им только больше повреждений. По той же причине Бальдер не рискует давать команду переродку - псу не объяснишь, что девкам нельзя портить шкуру, чтобы Сноу потом не наделал дырок в его собственной.
-Оттащи эту припадочную! - рявкает он на Лермана, обходя вскочивших на ноги Фрайзер и Мэйсон в выжидании удачного момента. Ситуация совершенно выходит из-под контроля, когда в руках Фрайзер появляются ножи. Боевые, тянущие ещё на один промах со стороны Рэйгана, решившего, видимо, что ему на поруки досталась невинная овечка. Самосохранение борется с опасениями запороть очередное президентское поручение...

Кейн раздраженно цокает языком, но под ножи всё же не лезет. До тех пор, пока один из них не впивается в руку Джоанны. Вид крови вызывает всплеск адреналина, напоминая о том, что действовать нужно быстрее. И девушки замирают на столь необходимую им секунду - обе прицеливаются для броска. Буквально через мгновение после того, как Мэйсон кидает свой нож, Бальдер обходит её со спины, хватая левым локтем за горло, а правой (целой) рукой обхватывая за корпус. Он оттаскивает Джоанну на несколько шагов от места боевых действий, одновременно коротко свистнув переродку. Один встаёт перед ними, глядя на Мэйсон и молча скаля зубы:

-Ещё одна такая выходка - и я его спущу. Лерман, если ты не можешь справиться с девкой - я доложу об этом президенту Сноу и найду более действенный способ вправить ей мозги - в конце концов, чипов у них сейчас больше, чем выживших чипированных, а омлету, который плещется в хорошенькой голове Фрайзер, хуже уже не станет. Зрителям глубоко наплевать, если у их символа жучок в мозгу или нет. Лишь бы шмотки красиво обтягивали формы.

+3

10

Драку — как закономерный исход предстоящей встречи, Рэйган ожидал уже с первого момента лицезрения Бальдера и ко. Даже если поплевать на усиленную охрану комплекса, которая всё равно ничего не успела сделать, копошившись всю потасовку где то на уровне лифта второго этажа, дополнительные меры предосторожности, что б их, целый табор технического персонала, тоже не особо активно ринувшийся на подмогу, предпочитавший всем своим видом изображать отборную ветошь, только бы оказаться по дальше от радиуса двух разъярённых победительниц, да и чего далеко ходить, Бальдера, для которого всё происходящее является скорее отборным шоу, так приятно скрашивающее рабочие будни, и собственно его самого, немного шокированного происходящим и тоже не среагировавшего вовремя, ровно до того момента, когда в ход драке не вклинилось холодное оружие, в сухом остатке по прежнему резво витал дух мщения, и придающая силу жажда крови, заставляющая ринуться в бой даже с оторванными конечностями.
Чёрт бы побрал эту натуральность, наверное изначально некие высшие силы то тормозили съёмки эфира, то подсунули в качестве реквизита плохо заточенные ножи, дабы предупредить пришлых людишек — много, много непокоя съёмки принесут с собою. Всё это конечно чистой воды мистификация, однако впредь Рэйган заочно зарёкся проводить съёмки вне пределов стационарных павильонов. Было бы желание, а уж местные умельцы живо оборудуют декорации хоть спорткомплекса, хоть дворца президентского. Лучше натурального выйдет.
Рефлексы просыпаются на секунду позже чем у Бальдера, однако Рэйган успевает оперативно перехватить Кашмиру за правую руку и рывком дёрнуть на себя, заставляя нож выпущенный Джоанной пролететь мимо и врезаться в один из мониторов, на дальней стойке пульта управления. Сзади незамедлительно послышался жалобный стон.

-  Кейн, понять не могу, тебя что, тоже чипировали?

Прижимая к себе, явно не прочь повторить стычку Кашмиру, глухо отзывается Рэйган в сторону проделывающего почти те же манипуляции Бальдера. Несмотря на то, что Лерман мягко говоря был недоволен сложившийся ситуацией, голос его звучал отнюдь не злобно, но всё же нотки раздражения скрыть не получилось.

-  Приводить сюда трибута, без предупреждения, без охраны, да вообще без какого либо устойчивого сопровождения, разжигая тем самым конфликт, это теперь в порядке вещей? Или ты никак не можешь справиться с изучением протоколов.

Обычно мужчина предпочитал не вступать в конфронтации, поступаю по принципу — собака лает, ветер носит, однако сейчас в словах Бальдера промелькнуло нечто личное. Намек на Кашмиру задел за живое, вызывая внутри жгучее желание сделать из Бальдера истинного представителя отряда корсаров, а именно, заменить левый глаз на деревянный протез.

+2

11

Даже с ножом в руке эта дрянь умудряется не растеряться - Мэйсон выдёргивает из раны нож и, пока Фрайзер пытается прицелиться в этом бедламе так, чтобы наверняка, кидает в Кашмиру её же нож. Причем по неплохой траектории. А дальше наконец отмирают мужчины - победительница чувствует резкий рывок и мгновением позже оказывается прижатой к груди Лермана. Джоанну же далеко не так нежно стреноживает Бальдер, совершивший весьма неплохой бросок для капитолийца. У Фрайзер прямо язык чешется посоветовать ему зажать шею Мэйсон покрепче. Пока не перестанут дёргаться ноги. Обеспечит свою псину кормом на неделю.

-В следующий раз предупредительных дырок я в тебе делать не буду! - слов Кейна девушка, кажется, вовсе не слышит. Или не связывает их с угрозой в свой адрес. Присутствие Джоанны по-прежнему как красная тряпка для быка. Нужно было не поддаваться жажде мести, а использовать свою единственную возможность для броска по полной. На поражение. Удерживай Кашмиру кто-то другой, она бы уже давно попыталась раскидать препятствия на пути к шкуре Мэйсон, но атаковать Рэйгана девушка, конечно, не будет.

-Кейн, забирай свой зверинец и выматывайся отсюда. Я буду сниматься с ней в кадре, только поставив ногу на её мёртвое тело - Фрайзер обещала быть послушной девочкой и она помнит, что родители до сих пор живут под приглядом Сноу. Но есть некоторые факторы, которые победительница перешагнуть неспособна. Ненависть к Джоанне - один из них. Посему съёмки на сегодня можно считать официально завершенными. Фрайзер ещё не теряет надежды освободиться от них с менее затратным ярлыком, чем собственное неповиновение. У неё ведь ценная шкура, правда? А учитывая пожар, всё ещё полыхающий после удара в левой части живота, даже не придётся особо ничего придумывать.

-Рэйган? Кажется, мне нужно в мед. блок. Мне больно - прижав ладонь к месту бывшей раны (и, судя по ощущениям, будущего синяка) жалуется Кашмира. Стараясь не прижиматься к Лерману крепче, чем того требует ситуация, хотя в его руках ярость начинает постепенно оставлять Фрайзер. Вот только мед. блок здесь один, а Мэйсон тоже не помешала бы врачебная помощь. Предстоит поделить ещё и докторов. Но символы ведь вперёд?

+2

12

Псина-переродок, живой кошмар, который только больной психопат будет держать при себе в качестве ручной зверушки, скалит неестественно белые зубы - похоже, все как один - клыки, не особенно по остроте уступающие ножам Кашмиры. Не то чтобы Джоанна боялась собаки. Не то чтобы она вообще боялась чего-то, но глупо растрачивать жизненные силы понапрасну.
Фрайзер напала первой. Джо защищалась. Оба придурка видели это, да и прочие насекомые, расползшиеся по углам со скоростью истребителя, тоже. А теперь она молчит, наблюдая, ожидая выводов и, вероятно, финальных аккордов пьесы абсурда.
Конфликт победительниц перетекает в грызню капитолийцев. Руки у Кейна жёсткие, Джоанну он держит, точно какое-то бревно, даже, наверное, при случае использует её, отбиваясь. Впрочем, от кого ему отбиваться - Лерман не выглядит, как существо, способное хотя бы фонарь под глазом поставить, не то что напроситься на удар бревном. Кейн запугивает его Сноу, точно у Сноу тоже ножи вместо зубов, и это забавно. Великий и ужасный президент - пугало для своих подчинённых, и невозможно избавиться от нарисованной воображением картинки, на которой он - просто жуткий снеговик с картинки в старой детской книжке: кривые ветки-руки, злобная физиономия, нарисованная семенами, трухлявая шляпа. Красавец хоть куда.
Фрайзер не так молчалива: сначала она, точно с небывалой быстротой растеряв все мозги, продолжает выделываться, затем вспоминает, кто она и где её место, пытается взять самоотвод, изображая невинную жертву. Приглядевшись, Джо понимает вдруг, что с Лерманом Кашмиру связывают отнюдь не деловые отношения, и от осознания этого скручивает желудок так, что кажется на мгновение: сейчас она просто выблюет литр желчи под ноги кейновского переродка.
Ей больно, видали? Всё ещё тошно, но теперь ещё и смешно. Джо сдерживается, чтоб не брызнуть ядом, посоветовав Кашмире симулировать обморок, для верности. Чтоб все поверили, что ей больно, бедняжке. Но она молчит, продолжая выжидать. Съёмки, похоже сорваны. Хотя, были бы порасторопнее - могли бы заснять драку победительниц. Чёрт его знает, зачем такое видео может понадобиться, но на всякий случай стоило. Хотя бы на порносайт выложат, деньжат подзаработают. Это вам не кошачья битва, тут противники серьёзные были. Жаль, развернуться им не дали.

+2

13

-Я разжигаю конфликт? Мой пёс адекватнее твоей подопечной - вздёргивает брови Кейн, силясь понять, был Лерман таким идиотом всегда или стал, не выдержав ежедневного созерцания прелестей их символа. Уж в чем в чем, а в разжигании конфликтов Бальдер толк знал, и если ему приходило в голову заняться подобной активностью, то осечек не случалось. Пожелай он устроить драку специально - начал бы их беседу со слова "фас" в адрес переродка. А так его никто не предупреждал о том, что Фрайзер совершенно съехала с катушек.
-Сделай одолжение, девочка, заткнись - голос Кейна звенит от напряжения, он не позволяет повышать на себя голос женщинам и Кашмире об этом известно лучше многих... Увы, едва ли Сноу скажет "спасибо", если впридачу к заваленной съёмке он ещё разукрасит хорошенькое личико победительницы крюком. Тем более у него своя есть на поруках.

Мэйсон хотя бы хватает ума молчать и не провоцировать и без того обозлённого Кейна на лишнюю агрессию. Поняв, что Мэйсон не рвётся за реваншем и в целом ведёт себя спокойно, Бальдер отпускает шею девушки и разворачивает Джоанну к себе, окидывая взглядом руку победительницы:
-Нужно зашить - он не большой эксперт по ранам, но сам не раз ввязывался в драки. В своё время Кейну накладывали швы на бровь и руку. Кровящая рана на предплечье Мэйсон выглядит достаточно глубокой, чтобы обеспокоиться, что обычный бинт здесь не справится.

-Лерман, я надеюсь, хоть о чем-то ты позаботился и врачи здесь есть? - Фрайзер тоже вспоминает о мед.помощи, видимо достаточно вернувшись в рассудок и надеясь в случае разбирательств выставить себя жертвой. На мгновение Бальдеру кажется странным тот факт, что девушка спокойно себя ведёт в руках телевизионщика - Кейн не помнил за Кашмирой особой любви к капитолийцам и такой похвальной покладистости. Было бы привычнее, колоти она сейчас Рэйгана ногой по голени. Но времени особо задумываться об этом нет - Бальдеру не нравится, что одна из чипированных у него на глазах истекает кровью.
-Рукой двигаешь нормально? - спрашивает он девушку, недовольно хмуря брови. Если Фрайзер испортила ему солдата, задев какие-нибудь важные сухожилия - точно встанет в строй на замену.

+2

14

А вот по поводу того, кто и кого здесь адекватнее, и кого ещё адекватнее переродок Бальдера, Рэйган бы поспорил, но закономерно не стал, ибо спор есть ничто иное, как трата драгоценного времени, а его у них итак нет. Багровые капли окропляют пол, пальцы и одежду Джоанны, а рядом с ним, в объятьях прижимается Кашмира, которую несколько секунд назад наградили чувствительным ударом в живот, причём били именно в то место, куда месяцами ранее угодил топор взбесившейся Мэйсон, по иронии судьбы и этот ответный удар наносило её тело. Но всё таки совсем промолчать Рэйган не смог.

-  Если не можешь справиться с одной девчонкой, советую, брать с собой сопровождение. Руки уже не те что прежде, так что тебя поймут.

В отличии от девушек Рэйган бы мог спокойно и повысить голос, но из-за вероятности привлечения внимания, тон его голоса получился более менее ровным, лишь с небольшими вкраплениями пышущей внутри ярости, причём было даже непонятно от чего больше — от хамского поведения Бальдера в ситуации, в которой он был минимум наполовину виноват, или от оскорблений в адрес Кашмиры, в которых Кейн не удосуживался сдерживать себя не только в выражениях, но и двусмысленных взглядах.

-  В отличии от тебя, я позаботился обо всём. Идёмте.

Не отпуская Кашмиру, лишь сменив положение на более располагающее к передвижениям, Рэйган огибает фигуры вставшие на пути к мед.блоку и чуть ускорив шаг направляется к запасному выходу из зала. Сзади слышатся шаги, но спутники на довольно приличном расстоянии, так что теперь мужчина мог без лишних ушей обратиться к Кашмире.

-  Бальдер последний ублюдок, но в одном он прав - зря ты это сделала. Сноу точно будет недоволен, а чип в шее тебя не украсит. Впрочем, это меньшее из зол, о которых тебе предстоит думать. Сильно болит?

Пальцы едва прикасаются к облегающему топу, бережно накрывая место ранения, взгляд тревожно скользит по проглядывающимся мышцам пресса, а в голове роем разверзаются мысли о том, как бы так начать съёмки и не получить по прошествии дня плюс один труп.
В кабинете, что расположен прямо за поворотом от помещения зала, стоит терпкий запах лекарств, персонал явно скучает, разве что не спит, но когда двери распахиваются, и в них с разницей в пару секунд заходят сразу две пары людей, мед персонал заметно оживает и бросается в их сторону.

-  Что случилось?

Обеспокоенные взгляды мед сестры сначала направлены на Рэйгана, а потом сменяясь на страх и беспокойства скользят по фигуре Кейна.

-  Ножевое ранение в плечо и сильный ушиб мягких тканей живота.

Без запинки декламирует мужчина, прежде чем разделившись на две бригады, медики обступают сначала его и Кашмиру, и с секундной задержкой Кейна и Джоанну. Сгрузив на кушетку Кашмиру и устроившись у изголовья, Лерман тревожно наблюдает за тем, как из под задравшейся майки проглядываются очертания тёмно синего синяка.

-  Мисс Фрайзер, у вас была операция?

Едва коснувшись пальцами очертаний шрама, прощебетала мед сестричка, в то время, как её более опытная коллега, уже стянула руку Мэйсон жгутом, дабы остановить кровотечение.

-  Сосуды не задеты, но порвано множества капилляров. Наложим швы и через пять дней снова может сражаться. Мисс Мэйсон поднимите руку немного вверх.

Командует мужеподобная женщина, доставая из тумбы швейный материал.

+2

15

Удивительное дело, но Мэйсон молчит. Может, Бальдер начал дрессировать её вместе со своим переродком, и уже добился каких-то успехов? Зато сам Кейн для баланса плюётся ядом за двоих. Кашмире стоит больших трудов не метнуть один из оставшихся в поясе ножей в него... Победительница в ответ на "заткнись" сжимает челюсти так, что зубы скрепят и на скулах обозначаются желваки. Но находит в себе силы закончить конфликт - она уже и так достаточно подвела Рэйгана... Жаль, если Джоанна обойдётся всего лишь парой швов. Самой Фрайзер нанесённое Мэйсон ранение аукнулось гораздо серьёзнее и забыть об этом Кашмира не в состоянии. Хотя поход в медпункт требует сейчас нейтралитета... Как у животных на водопое. Сняв от греха подальше пояс с оружием, девушка прижимается к боку Лермана, вздыхая с облегчением, когда они оставляют Бальдера и продолжающую поливать пол кровью Джоанну немного позади.

-Прости. Не знаю, что на меня нашло... Увидела эту дрянь и в глазах потемнело. Ты сердишься? Ох. Сильно - морщится Кашмира, когда пальцы Рэйгана поверх одежды касаются её живота. Информация о чипе и возможных последствиях срыва съёмок начинают доходить до победительницы только сейчас. Перспектива весьма неутешительная, но... Остаётся надеяться, что Сноу не поступит так с символом. Фрайзер же если жалеет о чем-то, то только о том, что не всадила первый нож Мэйсон в горло.

В мед.кабинете пахнет лекарствами и вся обстановка, как и положено, белая и стерильная. Навевает воспоминания о пребывании в лазарете Тринадцатого с браслетом психически нестабильной. Девушка хмурится при виде врачей, уже спроваживающих её к кушетке. Мэйсон и Кейна обслуживают в другой половине кабинета - такого наплыва пациентов местным медсёстрам, наверное, давно не доставалось.
-Полтора месяца назад - неохотно отвечает Фрайзер на вопрос медички об операции. В присутствии Джоанны не хочется вносить какие-либо уточнения по профилю той самой операции. А то чего доброго Мэйсон не выдержит такого счастья. Рэйган сидит возле кушетки и хотя Кашмира знает, что он никуда не уйдёт, всё равно старается не выпускать его из поля зрения, испытывая понятную нервозность от присутствия врачей. Джоанне тем временем делают прогноз о восстановлении через пять дней, что заставляет Фрайзер усмехнуться. Значит, бросок провела отлично - как-то так он и должен был сработать. Жаль только, сейчас, а не на арене, где с него было бы гораздо больше пользы. Разве Мэйсон не хочет поблагодарить её за обеспечение краткого отпуска?

Пальцы медсестры тем временем надавливают на живот Кашмиры сильнее, пытаясь что-то определить путём пальпации. Да так, что перед глазами от боли вспыхивают пятна:
-Нет! - вскрикивает победительница, мгновенно принимая сидячее положение и отталкивая от себя руку девушки в белом халате. Болезненное наложение швов, перевязки и прочие неприятные процедуры остались в прошлом и в Тринадцатом, а защитные рефлексы до сих пор действуют:

-Мисс Фрайзер. Лягте, пожалуйста. Нам нужно убедиться, что удар не спровоцировал кровоизлияния или иных осложнений - робко говорит медсестра, пытаясь снова уложить Кашмиру на холодную, прикрытую тонкой простынкой койку. Впрочем, особо трогать победительницу она не рискует - вид Мэйсон красноречиво намекает о последствиях. Медичка кидает растерянный взгляд в сторону Рэйгана:
-Я могу вколоть успокоительное, а потом продолжим осмотр - Фрайзер всё ещё сидит на кушетке, накрыв стремительно посиневшую часть живота ладонями. Если эта девица ещё раз так бесцеремонно нажмёт на синяк - Кашмира может и ей какой-нибудь поставить.

+2

16

- Рукой двигаешь нормально? - спрашивает Кейн, и Джоанна возводит глаза к потолку, разбитому в неровные осколки светом неуверенных прожекторов.
Она бы с удовольствием продемонстрировала ему, что нормально двигает рукой. Если уж не раненой, то здоровой точно. Пару зубов ему выбить вполне в состоянии, а чокнутую с ножами, оставшуюся без ножей - по крайней мере в руках, - забить нахрен. Энергии хватит - Джо ведь энергию экономит, в отличие от некоторых.
И она экономит. Разжимает и сжимает кулак, слегка морщась. Поднимает руку, шипя от боли. Двигать-то может, но непростое это дело. На Арене такое ранение стало бы большой помехой: Фрайзер знает, задери её медведь, что делает. А может быть, лучше бы она отпанахала Джо руку к чёрту, кто знает? Безрукий солдат им зачем, чипировали бы какого-нибудь другого. Хотя, куда девать отработанный материал? В утиль, не иначе.
В медпункте воняет спиртом и прочей дрянью, сопровождающей подобные закутки в любой части страны. Только в Седьмом запах был понатуральней как-то, а вот что в тринадцатом, что в Капитолии - сухой, дерущий ноздри неестественный аромат близкой смерти. Джоанна очень не любит такие запахи. Примешавшиеся к букету нотки крови нравятся её куда больше, но, признаем честно, здесь они вполне уместны. Разбавляют колорит, скажем так, полезное приложение.
Навострив уши, Джо прислушивается к происходящему на другом конце кабинета, губы режет некрасивая злая ухмылка: интонации Кашмиры, неохотно и скупо повествующей о перенесённой полтора месяца назад операции дорогого стоят.
Джо о перенесённых операциях не спрашивают, а жаль: она бы с удовольствием рассказала о милых экспериментах Капитолия. Внушительной тётке, обрабатывающей её руку - что слону дробина, конечно, но от медсестричка, доставшаяся Фрайзер, могла бы и в обморок хлопнуться.
Игла протыкает кожу, заставив Мэйсон вновь зашипеть подобно разярённой кошке. Кашмира верещит и дрыгается на своей кушетке, стоит медсестре едва коснуться "самого дорогого".
- Какие мы нежные стали, - под нос выплёвывает Джо, прежде чем стиснуть со скрежетом зубы из-за очередного стежка, - Того и гляди, превратишься в настоящую капитолийку, - презрительно продолжает она в паузе, - Только ты последние мозги растеряла, если вообразила, будто твои ублюдки от капитолийца, которых ты одним чудом всё ещё способна иметь, смогут избежать путёвочки на курорты очередной Арены. Может, в новой квартальной бойне будут участвовать детки победителей? Было бы забавно поглядеть, как твои отпрыски насмерть грызутся с детишками Блеска.

+2

17

-Одна моя рука стоит всех твоих конечностей. Фрайзер не даст соврать - похабно ухмыляется Бальдер, успевший уже понять, что на выпады, задевающие как-то девушку, Рэйган реагирует куда как забавнее. А этот паршивый день хочется скрасить хоть каким-то нехитрым развлечением... Напоминание о том, что Кашмира не один свой капитолийский "сезон" отработала его любимой игрушкой, вполне подойдёт. Процессия направляется в сторону местного мед. блока. Лерман и Кашмира впереди, Кейн и Мэйсон чуть сзади, замыкает цепочку Один, молча бегущий за хозяином. Джоанна продолжает орошать их маршрут льющейся из руки кровью, но не больно-то идёт на контакт. Впрочем, Бальдер легко это переживёт, пока девица выглядит достаточно живой и передвигается без посторонней помощи.

На подходе к мед.кабинету Кейн жестом показывает переродку "место" и доберман садится у двери, ждать и охранять. Можно не сомневаться, что пока они в мед. блоке - Один не запустит туда больше никого. Одуревшие от скуки врачи, побросав сплетни и сканворды, кидаются к пациентам. Первой со всевозможным пиететом, конечно, на кушетке устраивают Фрайзер - в умении привлекать внимание даже пустячными травмами девочке не откажешь. Внушительных габаритов медсестра достаёт из тумбочки не понаслышке знакомые Кейну материалы - хирургическую нить и иглу. У него даже фантомно начинает ныть зашитая бровь... Хорошо, что сегодня аксессуары не про его честь.

-Могло быть хуже. Осторожнее, её рука нужна мне в таком же состоянии, как и была - предупреждает Бальдер, устраиваясь на свободном стуле и наблюдая, как женщина приступает к штопке Джоанны. Пять дней простоя, когда чипированные должны активно тренироваться, конечно, не очень его радуют. Но рана не так серьёзна, как он опасался, и в целом потасовка девушек закончилась малой кровью. Кейн по привычке откидывается на стул, поставив его на задние ножки, и вздрагивает, едва не потеряв баланс, когда Кашмира кричит. Он не очень представляет себе, может ли аукнуться сделанная (по всей видимости успешно) полтора месяца назад операция. Но на всякий случай прислушивается к разговору в другой половине кабинета. Вдруг их символ не симулирует, а правда попортил себе кондицию?

Очередной выпад Мэйсон Бальдер встречает коротким смешком. С Джоанной можно вести вполне себе занимательную беседу - жаль только, при прочих равных он едва ли вызвал бы у неё любви больше, чем Фрайзер. Девочки наблюдали друг друга в Капитолии не один год, может, Мэйсон заметила что-то, на что не обратил внимания сам Кейн? Или просто язвит наугад? В любом случае, забавно.
-Я бы сделал ставки на такое зрелище. Хотя насчет настоящей капитолийки ты загнула. От такой изодранной подстилки даже Один бы отказался. А что, Лерман, Мэйсон угадала? Можно поздравить, ты в отсутствие конкурентов высидел благосклонность? - тон Бальдера, ленивый и язвительный, не выражает особого интереса, но взгляд теперь сфокусирован не на движении иглы в коже Джоанны, а на лице Рэйгана. Кейн не отказывался от информации, когда она сама плыла в руки, тем более в Капитолии. И ещё живо помнил последний аукцион, когда Лерман смог перебить его ставки на Фрайзер. Он ведь так и не отомстил... Пока:
-Да сделайте ей хоть местную анестезию - последняя фраза адресована медсестре, когда Мэйсон встречает стежок очередным шипением. Хотя успокоительное тоже неплохая идея, оно здесь сегодня никому не помешает.

+2

18

Пропустить мимо ушей оскорбления побитой, чипированной марионетки удаётся не без труда. Второе ранение, которое отправит Джоанну на больничный уже минимум на месяц, Капитолий, и говоря Капитолий он имеет в виду конечно же свою медиа команду, под чьи контролем уже произошла потасовка, просто не переживёт. Да и в конце концов, когда перед вами на улице начинает гавкать собака, вы не становитесь на четвереньки и не начинаете гавкать ей в ответ.
Другое дело, Бальдер Кейн, его поганый язык и сальный взгляд в сторону Кашмиры действует не хуже красной тряпки для быка. Отведя взгляд от Фрайзер, до этого неотрывно следивший за каждым её движением, в её руках даже вата способна превратиться в смертельное оружие, в пол оборота разворачиваясь к развалившемуся в кресле, как на троне Кейну, Рэйган едва склоняет голову на бок, буквально за секунды из спокойного и уравновешенного человека превращаясь в хищника, готового в любой момент кинуться вперёд, впиваясь огромными клыками прямо в трепещущую артерию намеченной жертвы.

-  Закрой свой рот, Кейн, или следующее шоу, которым ты будешь любоваться — то как твой ублюдский выродок пожирает твои прогнившие кишки на обеденном столе.

Голос сочится ядом, угрожающий тембр заставляет мед персонал на секунду впасть в оцепенение, а в воздухе повиснуть гнетущую тишину. Молоденькая мед сестричка вперила глаза в отполированный кафельный пол, а мужеподобная тётка, замерла, так и не закончив стежок, останавливая полукруглую иглу ровно на середине двух кожных лоскутов.

-  Забыл где находишься? За пределами своего кабинета ты здесь никто и звать тебя никак, я могу переломать твои шейные позвонки и в мире не пискнет не один радар. Местную анестезию получишь в язык, твой питомец не рассыпется! А если что то не нравится, беги, пожалуйся папочке.

Ровное дыхание вернулось практически сразу, как с губ сорвалось последнее слова. Рэйган не знал, как отреагируют на его выпад все присутствующие, в особенности Кашмира, чьё мнение было первостепенным из всех собравшихся, да и это его сейчас волновало меньше всего. Тёмно фиолетовый синяк на боку девушки расползался неровным пятном до самой линии бедра, оставляя огромный простор для фантазии, о том, что сейчас происходит внутри. Руки быстро обхватывают победительницу за плечи, заставляя опуститься на кушетку, хотя бы в сидячем положении. Усталость волнами накатывает на тело, но Рэйган страннически держится, стараясь вселить уверенность хотя бы крепкими объятиями пальцев.

-  Вколите ей пол кубика, этого хватит. Потом продолжайте осмотр.

+2

19

Адреналин схлынул уже достаточно, чтобы Кашмира помнила слова Рэйгана насчет чипа... Поэтому сейчас победительница изо всех сил сдерживается, чтобы не вскочить с кушетки, не выдрать у второй медсестры иглу и не начать вышивать на Мэйсон крестиком слово "тварь". Случайно или нет, Джоанна продолжает давить на её уязвимую точку, теперь уже морально. Когда после операции в Тринадцатом Кашмире сказали, что детей у неё может и не быть, она впервые задумалась о том, что это важно. Что ей не хотелось бы прожить всю свою жизнь только как профи... Чувствуя, как тело начинает подводить всё чаще, Фрайзер боялась. Что осознала это слишком поздно. Или что осознание бесполезно, ведь Голодные игры и правда могут вернуть, когда всё уляжется. А жатвы она бы не пожелала своим детям никогда... Кашмира слишком долго тряслась за ту семью, которая у неё уже есть. За брата и родителей.

В синих глазах вновь светится страх пополам со злостью. Фрайзер опускает на синяк майку, вновь лишая медсестру возможности осмотреть себя. На слова Кейна девушка не обращает внимания по давней привычке. Они знакомы уже без малого десять лет, за это время победительница успела понять - чем меньше ему отвечаешь, тем больше шансов, что в конце концов, не получая подпитки своему остроумию, Бальдер заткнётся. Ещё бы поперхнулся как-нибудь пробкой от своей идиотской фляги...
-Я думала, детки скорее по твоей части. У меня-то ещё есть живые родственники, а тебе уже давно некого закладывать. Соскучилась, наверное? Попроси Бальдера помочь, ему не доберман и ладно - шипит Кашмира сквозь зубы, сжатые с такой силой, что на скулах ходят желваки. Она бы ещё много чего наговорила Джоанне в продолжение их любимой пикировки "из-всех-победителей-ты-одна-настоящая-убийца", но её перебивает незнакомый голос.

Проходит несколько секунд прежде, чем Фрайзер понимает, что низкий напряженный тон принадлежит Рэйгану. Таким Кашмира его не видела, и по коже девушки пробегают мурашки. Впрочем, негатива это преображение не вызывает - скорее любопытство. Ей нравятся мужчины, умеющие заставить пространство замереть. Но не хочется, чтобы у Лермана были из-за этого проблемы. Из-за неё. Хотя никому раньше не приходило в голову защищать лоскутки, оставшиеся от её "чести".
-Рэйган, он того не стоит - тихо говорит Фрайзер и вздыхает, когда воспользовавшаяся хваткой Рэйгана медсестра ловко втыкает в сгиб её локтя иголку. Успокоительные в Капитолии сильные, ближе к транквилизаторам, чем к седативным. Через несколько секунд Кашмира сама оседает на кушетку. Она нормально воспринимает реальность, но движения становятся вялыми.
-Теперь посмотрим - медичка приближается уже без страха, приподнимая край майки и вновь приступая к ощупыванию поврежденной области. Фрайзер морщится, но уже не дёргается, лишь настороженно наблюдает за движениями чужих рук:

-Сильный ушиб мягких тканей, обширная гематома. Возможно повреждение мышечной ткани. Я вколю Вам ещё анестеник и наложу компресс, он снимет отек. Синяк смазывать заживляющей мазью утром и вечером, физические нагрузки исключить как минимум на неделю - наконец озвучивает медсестра диагноз и временно перестаёт терзать Кашмиру, отойдя к шкафчику с лекарствами. Возвращается она с баночкой, куском марли и очередным шприцем. Победительница уже не издает звуков, когда игла входит в кожу чуть выше расплывшегося синяка, хотя в уколе в живот приятного мало. Холодная марля, пропитанная какой-то жидкостью, накрывает синяк и шрам, пластырь удерживает повязку на месте. Полыхающий на месте бывшей раны огонь затухает, напряженное, как струна, тело Кашмиры расслабляется.

-Мисс Фрайзер, даже к залеченным травмам нужно относиться серьёзно. Подобные удары могут спровоцировать осложнения на единственный оставшийся яичник - замечательно. Теперь Мэйсон может ликовать, узнав все последствия знакомства Кашмиры со своим топором. Победительница раздраженно взмахивает рукой - на больший протест не хватает сил:
-Не думаю, что она сможет сегодня сниматься. Ей бы поспать, пока лекарства действуют - предупреждает медичка, переводя взгляд с Лермана на Кейна и недовольно поджимая губы, словно опасается очередного скандала.

+1

20

Смешок Кейна вызывает у Джоанны смешанные чувства: то ли она удостоилась внимания того толка, что перепадает псу-переродку господина распорядителя, вроде косточки или ладони на холке, то ли ей предоставлено право быть человеком, а не чипированной марионеткой - хотя бы на короткое время. Ещё и не ясно, что в самом деле хуже: поди, Кейн к своему питомцу относится с большим уважением, чем к большинству людей. Например, к Лерману.
Джо встречается с мистером Крюком взглядом: синие глаза его темны и блестят как сапфировые кабошоны. Ни капли жизни, ни единой искры. Мёртвый, стеклянный блеск. Кто знает, на что теперь похожи её собственные глаза. Кривая некрасивая усмешка режет лицо Джо, когда она отворачивается к Лерману - а зрелище там то ещё, просто цирк с конями. Жаль, цирка с конями ей увидеть не довелось, зато телевизионщик готов устроить шоу.
Повинуясь распоряжению Кейна, медсестра между тем распыляет на её руку спрей-анестетик, от которого приятный холодок окутывает плечо до локтя. Точно, Джо теперь почти доберман. Временный такой. Пора учиться гавкать?
Вот Лерман умеет, надо отдать ему должное. Мэйсон не ожидала ничего подобного. Она не верит ему, она по-прежнему видит его в гипотетической драке исключительн визжащим и царапающим противника ухоженными ногтями, но про кишки на обеденном столе прозвучало красиво. А про шейные позвонки - ммм! Усмешка Джо делается шире. Она бы и на этот бой титанов полюбовалась, только вот на Лермана не поставила бы и цента. Ей всё ещё кажется, что тут ясно с первого взгляда, кто кого на крюке вертел. Однако, язык остёр, остёр. Бритва!
Точно, так теперь и буду тебя звать. Бритва.
И надо же, как быстро взял себя в руки. Можно подумать, хорошо собой владеет, но скорее всего это лишь доказательство того, как хорошо срежиссирован спектакль. Может быть, он даже заранее заготовлен в качестве этакого устрашающего бряцания несуществующим оружием. Каркас речи, отработанные гримасы, вот эти побелевшие костяшки пальцев. Телевизионщик же, у них нередко богатый опыт как минимум наблюдения за артистичными людьми.
На фоне этой громоподобной бравады резкие слова Кашмиры звучат птичьим чириканьем. Но бьёт она по больному. Она умеет. Он все умеют, они - убийцы, которым за убийства воздавали честь. Они научены бить не только ножами, топорами, трезубцами, стрелами. Слова - конечно, на Арене подмога слабая, но после неё частенько только они и выручают. Джо привыкла жалить языком что твоя древесная оса. Кашмира носит другую маску - фарфоровая куколка, принцесса златовласка. Но это не значит, что она не училась. Они все ходили по одному лезвию бритвы. Кто-то прогнулся, кто-то продался, кто-то сломался.
- А ты-то, наверное, успела распробовать? - цедит Джо яд по капле в ответ.
Ей уже не больно: анестетик сделал своё дело. Но голос всё ещё больше похож на шипение гадюки в игольном ковре.
- Тебе-то обидно, поди, было, что ты почти доберман. Хотя по мне доберман приятней, - она говорит ещё тише: мало интересного в пикировке с поверженным противником, а Фрайзер повержена, пусть не Джо, пусть шприцем с одуряющей дрянью.
Хотя Мэйсон хочется продолжать эту драку. Пусть словесно, пусть бессмысленно. Умолкая, слушая голос медички, она не может противиться воспоминаниям: точно трава из лесного озера, они обвивают щиколотки и тащат на дно. Глупо, так глупо реагировать на слова, целью которых было ранить. Разве Джо - не пустой сосуд, разве не всю боль и тоску выпарили из неё над всеосушающим огнём злости? Почему они возвращаются: голоса, лица, запах сосновой смолы и плеск озёрных вод? Почему они всё никак не сгорят дотла?

Отредактировано Johanna Mason (Вс, 24 Апр 2016 12:22)

+2


Вы здесь » THG: ALTERA » Alma Mater » 18.12.3013, Capitol. Did you miss me?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC