Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Animi magnitudo » [C] 17.12.3013. distr. 13. Say Something


[C] 17.12.3013. distr. 13. Say Something

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Pentatonix – Say Something
https://49.media.tumblr.com/1ea2a6279b467d70ae5d882a63f45f07/tumblr_mxaurryy0a1sjvojao1_500.gif
Это напоминает о том, что порой, когда ты очень вдохновлён какой-то девушкой, и видишь людей, держащихся за руки, их сплетённые пальцы, то чувствуешь огромную радость за них. А в другое время ты видишь ту же пару, но они не вызывают ничего, кроме раздражения. И всё, чего тебе хочется — это всегда чувствовать за них радость, потому что это означает, что ты тоже счастлив (с)


• Название эпизода: Say Something.;
• Участники: Peeta Mellark, Katniss Everdeen, Effie Trinket, Haymitch Abernathy, Cressida Fonteii (очередность свободная).;
• Место, время, погода: поверхность 13-го Дистрикта, на улице морозно, прогноз передает в течение дня осадки в виде снега.;
• Описание: с каждым днем ситуация с агитационными роликами накаляется. Сначала все отправляются в 12-ый, и там команду ждет сюрприз - Пит, который старается вернуться к "нормальной" жизни. Затем его же снова бросают еще на одни съемки, желая показать, что бывшие Трибуты живы и здоровы. Теперь в светлые головы приходит самая невероятная идея - после того, как парню показали его разрушенный дом и останки семьи, после того, как ему снова пришлось вспомнить со своими друзьями муки в Капитолии, для него наступает новое испытание - сыграть влюбленного пекаря из Дистрикта 12, чтобы показать всему Панему, что их "любимчики" живы и их любовь все еще дает им силы для борьбы.;
• Предупреждения: а кто его знает..


+3

2

- Все должно быть строго по плану, - пробормотала заспанная Эффи и выключила будильник, - сегодня важный-преважный день.. Ровным счетом, сегодняшний день был не важнее, чем все остальные съемочные дни в тринадцатом дистрикте, разве что наличие Пита немного усложняло задачу. Но Тринкет с завидным упорством продолжала произносить и делать все, что ей хоть как-то напоминало о старой жизни, как мантру, заученную наизусть. 
Свесив ноги с кровати, блондинка оглядела свой отсек и печально вздохнула. Каждый день, она мечтала проснуться в родной, мягкой и  теплой кровати, которая осталась в Капитолии. Проснуться и не поверить, что все это действительно происходило с ней. Пожалуй, больше чем в родную кровать, хотелось только кофе. Сейчас, за глоток этого напитка, она была готова на многое, но было это, абсолютно, бесполезно. А раз так, то самое время начать работать, изредка зевая и расклеивая веки, которые так и норовили закрыться.
Все утро она провела в приготовлениях к съемкам, хотя прекрасно осознавала то, что тратит время впустую. Китнисс не будет читать ту речь, что написала Эффи, не будет выглядеть так, как она скажет и уж тем более не встанет тогда, когда ее придет будить несчастная Тринкет. Хотя здесь Китнисс была не единственная, на постукивания в двери и заботливое «Пора вставать!»  наплюют абсолютно все. «Что они о себе думают?! – злопыхала она, преодолевая расстояние между комнатами, - Кто-нибудь здесь, вообще, ценит мой труд?» Плюнув на это неблагодарное занятие, Эффи оставила тщетные попытки и подсунула карточки с необходимой информацией под двери своих коллег. «Встанут вместе со всеми, раз так хотят». 
Ближе к полудню, все собрались и выдвинулись в заданном направлении, что могло только радовать. Впервые за долгое время блондинка оказалась на улице, но счастье было столь мимолетным, что она начинала жалеть о содеянном. Погода не хотела отвечать взаимностью и вместо того, чтобы продемонстрировать свою расположенность, щедро одаривала всю съемочную команду холодным ветром, колючими снежинками и белым солнцем, которое слепило глаза. То и дело, утирая слезы, выступавшие на глазах, она впервые в жизни была рада отсутствию косметики, которая сейчас, определенно, сдалась бы под натиском непогоды. Хотя нет, даже потекшая тушь выглядела бы благороднее чем то, что сейчас происходит на ее лице.
«Интересно, что сейчас происходит в Капитолии? Наверное там то не так холодно… А если и холодно, то люди пьют горячий кофе…» Ну вот, опять она вспомнила про божественную черную жижу, которую так любила поглощать дома в неимоверных количествах. Без него она не чувствовала себя спокойной и сдержанной, только всеобъемлющая ненависть к яркому свету и громким звукам и омерзительному холоду.

+3

3

Солнце моё, взгляни на меня!
Моя ладонь превратилась в кулак
.

Код:
<!--HTML--><iframe frameborder="0" style="border:none;width:600px;height:70px;" width="600" height="70" src="https://music.yandex.ru/iframe/#track/23276954/2678307/black">Слушайте <a href='https://music.yandex.ru/album/2678307/track/23276954'>Кукушка</a> — <a href='https://music.yandex.ru/artist/234192'>Полина Гагарина</a> на Яндекс.Музыке</iframe>

Почему меня не закроют? Не изолируют от общества?
Я не могу спать на кровати. Я засыпаю в углу своей комнаты-отсека, забившись туда как животное. Но демоны внутри меня, бесы скачут здесь. От них тяжело просто спрятаться в углу отсека... нет, от них не сбежать.
Наручники я прошу не снимать. Так спокойней. Запястья саднят от шаркающей эластичной ткани, но это, наверное, самая меньшая из моих бед.
Головой прижавшись к холодной стене, я блуждаю меж своих мыслей. Не перестаю думать о том, как страшно было в ту минуту, когда я понял, что натворил в 12-том дистрикте. Меня не стоит выпускать даже за рамки моей собственной комнаты, но почему-то никто не прислушивается к голосу адекватности. Доктора говорят, что я нуждаюсь в социализации. Но чем дальше это заходит, тем страшнее мне становится. Я кидаюсь на людей, я не могу себя контролировать. Я чудовище, я зверь. И я ничего не могу сделать. Я не могу держать себя в руках.
Дверь открывается, но я не слышу. Я не слышу вообще ничего в последнее время, что выходит за рамки моего собственного радиуса. Всё ещё прижавшись правой щекой к железной стене, я не реагирую до тех пор, пока в зону моего потерянного взгляда не попадает чье-то лицо. Это мой доктор. Фокусируя на ней взгляд, я, наконец, перевожу глаза.
— Пит? - Зовет доктор, её лицо доброе и спокойное.
— Да, - тихо говорю я.
— Тебе нужно пойти со мной, - говорит она, но знает, что я не хочу.
— Хорошо, - шепчу я, кивая и прикрывая глаза. Снова идти.

Теперь со мной постоянно ходит охрана - двое рослых парней. После того, как я набросился на одного санитара, они решили, что вдвоем будет легче меня скрутить. Ну, что-то разумное в этом все-таки было.
Мне объяснили, что я нужен для съемок. Я пожал плечами - нужен, значит нужен. В этой, новой жизни я давно перестал принимать какие-то решения.
Основная часть съемочной группы собиралась без меня, потому как мне должны были ввести некоторые седативные вещества на случай приступа. После них становилось легче, но не слишком сильно. Сегодня, кажется, доза была и вовсе еле заметной.
Свет на поверхности всегда резал глаза. Я терпеть не мог электрического освещения - а в дистрикте оно было буквально всюду - а солнце я видел так редко... Я скучал по нему. Я подставил лицо снежинкам, смотря в небо и периодически моргая, когда снежинки норовили попасть в глаза. Холодный воздух приятно холодит голову, проникая меж волос, ероша их. Я прикрываю глаза, наконец, пока не отвлекаюсь на чьи-то трескучие по снегу шаги. Я поворачиваюсь и вижу Хэймитча, Китнисс и Эффи.
Некоторый ступор настигает меня внезапно. Переводя взгляд на каждого из них, я не знаю, как должен действовать. Мои руки всё ещё скованы впереди. А моё сердце - сковано от стыда и горя. Всё, что я сделал - я должен буду отвечать за это. За каждый шаг, каждое слово...
Как мне жить с этим?

+2

4

http://images6.fanpop.com/image/photos/38000000/Peeta-Katniss-Gif-Mockingjay-Part-1-Pearl-peeta-mellark-and-katniss-everdeen-38065378-500-140.gif

Я лежу лицом к стене. Сжимаю в руке жемчужину, что подарил мне Пит. Прогоняю в памяти снова и снова развалины Двенадцатого. Потасовку с Питом. Луговину. Свежие белые розы на тумбе в моей комнате в деревне победителей. Как ни странно, но последние запомнились отчетливее всего. Они мне снятся вот уже третий день. Розы, что так любит Сноу. Цветы с мерзким запахом, которые способны дольше обычных сохранять свой вид и свежесть, если это слово вообще к ним применимо. Сколько они могут простоять вот так? Неделю, две, месяцы? Мне почему-то кажется, что вряд ли. Но ведь Сноу сам наверняка не был в Двенадцатом, кроме того случая, когда решил рассказать мне о том, что люди увидели во мне символ восстания. Нет, я думаю, что их кто-то там оставил совсем недавно. Специально для меня. Сноу знал, что я вернусь в Двенадцатый, что я должна увидеть, что он сделал. На что он рассчитывал? Что я испугаюсь и решу больше вообще не высовываться на поверхность? Останусь рыдать над развалинами? Он сделал все, чтобы сломать меня. Он продолжает это делать. У него получилось. Но это лишь больше помогло утвердиться в моей к нему ненависти. Мы должны захватить второй Дистрикт, а там и Капитолий. Я должна убить Сноу.

Эта навязчивая идея не дает мне спокойно жить.
Я просто не смогу, пока не сделаю этого.

Мама и Прим уже ушли, а я все вот так и лежала, уставившись в одну точку, перекатывая в пальцах жемчужину. Сегодня должны быть съемки. Они хотят показать Панему, что влюбленная парочка до сих пор жива, они любят, и эта любовь питает огонь в их сердцах. Огонь революции. Будем честными. У Пита вообще со всем этим сейчас проблемы, а меня держит только ненависть. Это лучше, чем вообще ничего. Хотя бы больше зеркала не трескаются при виде моего лица, на котором еще недавно читалось "какого черта я вообще еще жива". Сегодня важный-преважный день, как всегда говорит Эффи. Да, возможно он действительно будет важным, хотя бы для Пита. Если я уже определилась с тем, что я должна сделать, то он напоминал безвольную куклу. Скажи пойти налево - он пойдет, скажи остановиться - остановится. Правда иногда случаются сбои, и он все еще пытается кого-нибудь огреть по голове. Я помню это и стараюсь больше не маячить слишком близко перед глазами, но и не убегаю. За последние три дня ни одного резкого слова в его адрес. Растем, солдат Эвердин. Я бы даже сказала "умнеем".

Стук в дверь отвлекает. Наверное, это группа подготовки. Я не поворачиваюсь, лишь бросаю "войдите", но, кажется, этого и не требовалось. Пустоту нашего отсека заполняет галдёж подготовительной группы. Меня поднимают, причитают на тему "как я скверно выгляжу, но все можно поправить", отправляют на завтрак. Кусок в горло не лезет, но просто делаю это, потому что "надо". Возвращаюсь в комнату, снова отдаваясь в руки людей, которые каждый раз "делают из семнадцатилетней девочки тридцатилетнюю тетку". В тринадцатом сильно не разгуляешься - либо костюм Сойки по эскизам Цинны, либо местный костюм "как у всех". Сегодня именно он, плюсом куртка и шарф. На улице морозно, а стрелять ни в кого не нужно будет. Скорее наоборот, нужна миролюбивая обстановка. Счастье, радость, что там еще. Ах да, любовь.

По дороге на поверхность встречаюсь с Хэймитчем и Эффи. Обнимаю обоих. Я и правда рада их видеть. С Хэймитчем у нас последнее время проблемы с пониманием друг друга, хотя куда уж там, они всегда были. Но хотя бы в последнее время наши встречи не вызывают у меня желания накинуться на него и расцарапать ему лицо. Снова.
Эффи как всегда много щебечет, словно птичка, а мы с Хэймитчем молчим. Все знают, что притворяться на камеру никто не будет, и всех ждет тяжелый день. Тяжелый-претяжёлый день. И, оказавшись на поверхности и завидев Пита, я первая решаю поздороваться. Мое "привет" сопровождается улыбкой, которая спешно гаснет при виде наручников и сопровождающих. А если я и сейчас продолжу молчать, то снова ничего хорошего не выйдет. Пита будут заставлять говорить, я начну показывать характер, и Панем увидит двух озлобленных и одновременно опустошенных потерями подростков. Во всяком случае, зато это будет правдой.

Отредактировано Katniss Everdeen (Пт, 15 Апр 2016 21:46)

+2

5

В этой войне правда была у каждого своя. И правда Эффи заключалась в том, что перед собой она видела двух несчастных детей. Оба они храбрились и пытались сделать вид, что все в порядке, хотя прекрасно понимали – как раньше уже не будет.  Сейчас приходилось строить жизнь и отношения заново. Винить кого-то блондинка не могла – не по своей воле подростки были вырваны из родной среды обитания и брошены на растерзание Сноу. Тринкет видела страх в глазах Пита и жалела его, хотя чего уж греха таить – сама она его побаивалась. На лице Китнисс были эмоции до селе каптолийке неизвестные, но ей казалось, что Сойка тоже жалеет парня.
В тот момент, когда юноша поднял глаза на эскорт, женщина не нашлась что сказать и, улыбнувшись как можно дружелюбнее, беззвучно поздоровалась. Редко она не могла подобрать нужных слов и сейчас был тот самый момент. Китнисс была более снисходительна и даже, кажется, рада встрече. Напряженное молчание, казалось, длится вечно и собравшись с силами Эффи постаралась взять все в свои руки. Бредя между бывшими любимчиками Капитолия, она судорожно соображала какая глупость может разрядить ситуацию и не нашла ничего актуальнее чем быть той мисс Тринкет, которую все начинали забывать.
- Дорогая, ты читала карточки? Я оставила их под дверью! – наигранный энтузиазм - это то, чем капитолийка зарабатывала себе на жизнь, поэтому получившаяся фраза была веселой, можно сказать задорной. «Уверена, что нет» - ответила она сама себе и с умилением бросила взгляд на девушку, которая шла рядом. Про ее напарника женщина на какой-то момент позабыла, но спустя пару секунд безмолвия встрепенулась и обратилась к нему:
- А тебе, наверное, не передали? - спросила она у Пита, шедшего по другую сторону, - ну ничего страшного. Я думаю, все получится просто прекрасно!  - воображение уже давно рисовало перед ней ужасающе кадры, которые могут получиться  в результате видеосъемки, но признавать безнадежность ситуации отказывалось. Иногда ей казалось, что Мелларк до сих пор не в себе. Нет, конечно он делал определенные успехи, осознавал кто он, где и что происходит, но этого казалось как-то мало. 
- Вы хотя бы в курсе что мы снимаем? – безнадежно обратилась она к обоим, предвкушая ответ, достойный этой парочки. Тринкет искренне надеялась, что ребята в курсе дела и уже хотя бы попытались придумать что будут делать, но надежды было мало. «Ох уж эта импровизация. В этом вся Китнисс!» - думала она, упорно шагая вперед.
Съемочная группа шла молча, их будто бы не интересовало что будет происходить в следующие часы. Их делом было просто снимать происходящее и сдать пленку на монтаж. Умелые мастера пост продакшена смонтируют две разбитые души в мощнейшее промо и подкрасят необходимыми цветами. Вот только в обыденности тринадцатого все останется на своих местах. Сама же Тринкет считала, что никто из них к съемкам не готов, точно также как и она сама совместно со своим напарником.  Никто не знает что произойдет в следующий момент и это отчасти пугало.
Остаток пути, Эффи бормотала себе под нос что-то нечленораздельное, что иногда приковывало к ней непонимающие взгляды, на которые она не обращала никакого внимания. Она сетовала на безобразность организации рабочего процесса, на зверский холод и гадкий снег, на то, что приходится работать в подобных условиях и на то, как ей не хватает кофе. На некоторое время она будто бы выпала из жизни и сделала это совершенно намеренно. Неожиданно ей захотелось, чтобы ее подопечные хотя бы немого поговорили друг с другом, перекинулись теплыми взглядами, взялись за руки – она хотела отмотать время назад.  Ускоряя шаг, она немного выбилась вперед, оставаясь на расстоянии слышимости, и продолжила жаловаться на жизнь.

+1

6

http://33.media.tumblr.com/619e9330dfa0f32f267894bcc0376e5c/tumblr_n5r38rI0UR1qk3tk3o6_250.gif
Представь себе весь этот мир, огромный весь
Такой какой он есть, на самом деле есть.
С полями, птицами, цветами и людьми...
Но без любви, ты представляешь? Без любви
Есть океаны, облака и города,
Лишь о любви никто не слышал никогда...

Я смотрю на Китнисс. Я смотрю на неё продолжительно, будто бы, увидев её, просто забыл о том, где нахожусь и что должен делать... Седативные вещества блокируют меня, и всё, что я ощущаю похоже на... белую простынь, занавешивающую глаза.
Ничего не чувствую, все мысли потерялись, будто бы кто-то вытащил из меня способность чувствовать, оставив только мясную и костную оболочку.
Вдруг мне кажется, что я слышу звуки дождя... Шум, как будто кто-то забыл выключить радио. И капли, те, что самые крупные, падают с карниза на землю в пекарни, у моего дома.
Небо серо-синего цвета сплошь затянуто дождем, холодно, сыро, но свежо. Я смотрю на Китнисс. Моё лицо, наверное, похоже на восковое - будто бы я заснул? - но память, вооружившись красками, рисует мне ту картину, которую я забыл. Которую должен был забыть по чьей-то воле.
Взгляд затуманивается, я проваливаюсь в себя, не слыша уже ничего, кроме этого звука дождя, стеной отделяющего наш дом от внешнего мира.
Я стою на крыльце и смотрю во двор, на небо. Если присмотреться, видно, как дождь бьет по листьям дуба, который много лет растет у нас около пекарни, чуть поодаль от забора.

Я отвожу взгляд и послушно бреду рядом с Эффи, всё ещё держа руки перед собой.
Мотаю отрицательно головой на её вопрос, а после спрашиваю:
— Наверное, что-то жутко патриотичное, чтобы ещё больше людей поубивали друг друга?
Также синей ночью звёзды в небе кружат,
Также утром солнце светит с вышины,
Только для чего он и кому он нужен
Мир, в котором люди друг другу не нужны!
Также гаснет лето и приходит стужа,
И земля под снегом новой ждет весны.
Только мне не нужен,
Слышишь, мне совсем не нужен
Мир, где мы с тобой друг другу не нужны!

В грудь наливается свинец. Я помню, как увидел её тогда, одну под дождем, худую, уставшую, преисполненную отчаяния. Я помню всё до мельчайшей детали, потому как хранил это воспоминание в сердце как иные хранят на груди свой крестик.
— Тогда, у пекарни, когда шёл дождь, - начинаю я без объявления войны, не обращаясь к кому-то конкретному, хотя и к Китнисс - просто знаю, что эти трое были мне кем-то вроде друзей и должны бы что-то знать обо мне. — Мама сказала мне выбросить хлеб свиньям, который я бросил в печь нарочно, чтобы тебе отдать... - смотрю на сугробы, на блестящую поверхность снежного полотна под моими ботинками. Появляется съемочная группа, руководимая Крессидой, но я ничего не замечаю. — Почему я это сделал, зачем подставился ради тебя? - Я поднимаю глаза на Китнисс и внимательно исследую её лицо спокойным, безэмоциональным... усталым взглядом сидящего на успокоительном человека. — Ты бы пошла на это ради меня, если бы оказалась на моём месте? - Всё ещё смотрю на неё, — если бы я умирал от голода?
Заранее думаю, что она соврет, каждому её слову я не верю заранее, ведомый каким-то сильным эмоциональным предубеждением. Которое, знаю, ничем не обосновано.
Как это сложно, боже! Мне кажется, что общаясь с ней, я пытаюсь остановить круизный лайнер, поезд  на полном ходу, бомбу, летящую камнем вниз! Мне нужно бы разобраться, что правильно, а что нет, что истина, а что ложь, но я не могу, не умею...
Кто же поможет мне вернуться? Когда жизнь моя переломилась пополам, точно карандаш, я остался совсем один, лишь преисполненный надежды когда-нибудь стать прежним собой. Прежним собой, которого никак не могу вспомнить.
Представь себе весь этот мир, огромный весь
Таким, какой он есть, и что любовь в нём есть.
Когда наполнен он дыханием весны,
И напролет ему цветные снятся сны.
И если что-нибудь не ладится в судьбе,
Тот мир, где нет любви опять представь себе...

Александр Абдулов (Чародеи) - Представь себе.

+2

7

Агата Кристи – Позови меня в небо

Мне никогда не нравилась эта идея - играть на публику. Не нравится и сейчас. Сложно показывать свои чувства другим, когда их нет. Еще сложнее их показать, когда они переполняют тебя. Это мое личное, и я не хочу, чтобы оно становилось общественным достоянием. Ни к чему хорошему все это не приведет. Уже не привело. Если бы Пита тогда не ударило током на Арене, возможно Сноу не увидел бы, как Пит мне дорог. Может я и сама бы до сих пор не знала этого наверняка. Только вот не знаю - хорошо это или плохо?

Наша компания не спеша удаляется от выхода на поверхность поближе к открытой местности. Я знала только общую идею сегодняшних съемок, но не знала, что нам придумают наверняка. Многие боятся, что Пит снова потеряет над собой контроль. Да что уж там, я и сама того боюсь. И здесь вопрос не в страхе смерти или травм. 
Я помню ненависть в его взгляде, когда он меня душил на Арене. Я помню интонации его голоса, когда он называл меня переродком. Я помню отчаяние, с которым он сожалел, что вообще спас меня тогда в двенадцатом, когда мне было одиннадцать. Я помню, что он просил меня уйти. Я боялась того, что этот список пополняется с каждым днем все больше и больше. Признаться, груз был тяжким. 
- Дорогая, ты читала карточки? Я оставила их под дверью! - слова Эффи выдернули меня из собственных мыслей. Я даже остановилась на секунду, словно меня облили холодной водой. Да уж, неловко вышло. Я снова, кажется, наплевала на все старания Эффи, а ведь заготовленная речь сейчас действительно бы мне очень помогла. Неловкая ситуация. В ответ я лишь поджимаю губы, перевожу взгляд на Хэймитча, ожидая хоть какой-то поддержки. Как бы это ни было странно, но он часто за меня заступался. Мне иногда казалось, что он знает меня даже лучше меня самой. Все-таки хорошо, что мы смогли с ним найти общий язык еще на 74-х.

Эффи продолжала щебетать. Хорошо, что так. Отчасти это привычная обстановка. Может это и Питу поможет вспомнить что-то важное и расставить еще несколько эпизодов своей жизни по местам.
- Я знаю только в общих чертах, без подробностей, - я пробубнила себе это под нос, вовремя прикусив язык. Да еще и после ответа Пита. Думаю, фраза "нам нужно сыграть влюбленных" звучала бы по меньшей мере странно, после его "чтобы ещё больше людей поубивали друг друга". Оно бы звучало странно вообще в любом случае.
Если смотреть немного дальше, то наверняка бы подобная фраза вызвала новый приступ гнева со стороны Пита. Переродок. Зачем я тебя спас. Уходи. Я покачала головой в ответ на мысли, отгоняя их от себя. Я ведь обещала себе вести себя дружелюбно, хотя бы по возможности, а вместо этого продолжаю хмуриться и витать не в тех облаках.
- Думаю, нужно дождаться Крессиду, она расскажет, что нужно делать, - я поднимаю взгляд. Смотрю сначала на Эффи, затем на Пита. Невольно, но взгляд снова цепляется за наручники. Я стараюсь скрыть это - неловко улыбаюсь, перевожу взгляд снова на Эффи. Пытаюсь отвлечься на ту мысль, что без своих париков она выглядит гораздо лучше. Хотя пусть и во всей своей капитолийской манере, но она была добра к нам. 

Как бы каждый из нас не старался избегать неловких молчаливых пауз, она все-таки настала. Ее нарушал только хруст снега под ногами, и тихое бормотание Эффи. Странно, но раньше я за ней не замечала подобного. Она была всегда очень собрана и помешана на расписании. Тринадцатый ее пусть и не сильно, но все же изменил. Наверняка ей здесь не комфортно. Конечно, до удобств Капитолия здесь далеко. Но ведь нам с Питом и Хэймитчем как-то жилось без них всю жизнь, и не знаю как они, но я иногда все же была счастлива.
Молчание немного угнетает, и я ловлю на себе взгляд Пита. Мне показалось, что он смотрит на меня всю дорогу? С несколько секунд смотрю в ответ, не отводя взгляд, затем выпаливаю на одном дыхании: - Не замерз? Смотри под ноги, а то поскользнёшься, - поджимаю губы и снова перевожу взгляд себе под ноги. 

Мои собственные слова вернули меня к одному эпизоду. Съемки. Зима. Мы выходим каждый из своего дома, и я, поскальзываясь на снегу, падаю на Пита, сбивая его с ног. Мы смеемся, мы счастливы, для нас нет всего остального мира.

Я останавливаюсь и словно комок встал поперек горла. Несказанных слов. Досады. Сожалений. Я не знаю, что это было, но продолжала стоять на одном месте и неотрывно смотреть на Пита, пока он говорил. Эту историю про хлеб выучил каждый, наверняка. Но именно этот момент имеет до сих пор большое значение для нас обоих. Это было начало всего, к чему мы пришли сейчас. 
Так всегда бывает. Чтобы что-то понять, мы возвращаемся к началу. Так и он это делает снова и снова. И я каждый раз смотрю на него, и любое слово медленно, но верно режет, задевая за самое больное.
Каждый раз звучит этот вопрос "зачем подставился ради тебя?", но я по-прежнему не знаю ответа. Он сам не дал мне его, так почему ответ должна знать я? Пожалуй, я тоже задаюсь себе этим вопросом. Зачем? Но на смену старым вопросам всегда приходят новые.
- Я побежала к рогу изобилия за лекарствами не ради себя, - я не была в той ситуации, в которой оказался Пит, но на его прямой вопрос я тоже не знаю ответа. Теперь мне кажется, что я всегда убегала. Даже сейчас. А Пит никогда этого не делал. - Хорошо, что Цеп тогда оказался рядом и спас меня от Мирты, и я смогла вернуться к тебе с лекарством, - я пытаюсь вспомнить, что я чувствовала в тот момент. Я помню, как голова разрывалась от мыслей, что нужно постоянно показывать свою любовь и заботу, и как это ужасно у меня получалось. Но когда появилась возможность спасти Пита, я не на секунду не колебалась. Это я точно помню. 

https://66.media.tumblr.com/99a8e3546cea0fdfa7a669b7b19ed90e/tumblr_ngl5bwBRjy1rz2cbjo3_400.gif https://66.media.tumblr.com/8c1bbc729e3588f58206962331407149/tumblr_ngl5bwBRjy1rz2cbjo4_400.gif

Я помню как злилась на Хэймитча, что он постоянно спасал меня, а не Пита. Наверное, я злюсь на это и до сих пор. Мне всегда казалось, что Пит заслужил спасения больше, чем я. Я и до сих пор так считаю. Так может я до сих пор все это делала действительно не ради себя?

- Окажись ты в таком же состоянии у нашего дома - мне бы нечего было тебе дать, кроме листочка мяты, вместо ужина, или попыток хоть на минуту, но продлить твою жизнь, - это правда. После смерти отца было совсем плохо и мне приходилось брать на себя то, что должна была делать мама - заботиться о нас всех. - ..но я бы сделала все, чтобы хоть чем-то тебе помочь, - маленькие снежинки мягко ложились на волосы, плечи, ботинки, землю. - ..и готова делать это и теперь, - мне хочется отвести взгляд, но я специально этого не делаю. Хмурюсь, поджав губы. Словно я все еще та маленькая девочка, которую захлестнула обида на несправедливость этого мира. Почему отца больше нет с нами? Почему мама не хочет заботиться о нас с Прим? Почему я больше не могу достучаться до того Пита, которого знаю?

Отредактировано Katniss Everdeen (Сб, 18 Июн 2016 23:23)

+2

8

— Наверное, что-то жутко патриотичное, чтобы ещё больше людей поубивали друг друга?
- Пит! – воскликнула женщина, скорее ради приличия, нежели ради желания выразить собственные эмоции. В чем-то юноша был прав, и было это весьма и весьма удручающе. К собственной радости, Эффи не воспринимала революцию настолько серьезно как остальные. Нет, конечно, все эти воюющие за свои права люди были правы – им это необходимо. А что взять с нее? Она никогда не подвергалась такой опасности как дети жителей дистриктов, не испытывала лишений больших, чем испытывает сейчас, да и физического труда всячески избегала.  По большому счету, ее бы здесь не было, если бы Хеймитч и Плутарх не решили вытащить Тринкет из Капитолия – их мотивы до сих пор были не совсем ясны. Пользу здесь она приносила едва ли.  Иногда ей казалось, что даже в осадной столице находиться было бы приятнее, чем в тринадцатом, но затем она вспоминала слова, которые не давали ей покоя уже больше месяца. Однажды, Хеймитч ясно выразил свою позицию одним лишь:
"- Да, президент был бы тебе очень рад — непременно.  "
Так оно и было на самом деле. Теперь, Сноу, точно, ее не ждет. Вряд ли ждал и раньше, но по крайней мере он не был настроен против, хотя как знать. Душа этого человека потемки и вполне возможно, что если бы не пришли «спасатели», то пришли бы миротворцы и тогда Эффи, как лицу, приближенному к победителям, не поздоровилось бы. Какой смысл сейчас думать об этом? Все равно уже ничего изменить нельзя.  Досадно.
Укутавшись в собственные мысли, капитолийка упорно шагала вперед, даже не смотря на то, что особого энтузиазма к прогулке не испытывала. Она слышала, как за ее спиной раздавались голоса детей и поначалу даже обрадовалась, что им все же удалось завязать диалог, но прислушавшись, женщина стала еще мрачнее, чем была. Ей не нравилось в каком ключе Пит вспоминает о первой встрече с Китнисс. Для нее эта история была куда более драматичной и романтичной, чем звучала сейчас. Юноша изменился – и да, он не был в этом виноват. Мятежники сами поставили его под удар и теперь пожинали плоды собственной нерасторопности, а может быть и безалаберности. Вот только Эвердин ни в чем не была виновата – абсолютно, полностью, всеобъемлюще. Так почему же страдать приходилось именно ей? Как бы то ни было – это их личное дело, поэтому вмешиваться Эффи не посчитала нужным. Тем не менее, не смотря на то, что совать свой нос в чужие дела было бы некрасиво  и как-то совсем уж неприлично, (Когда они стали чужими?) она слушала, навострив уши. Тринкет умела делать нужный вид – вот, например, сейчас она выглядела совершенно отрешенной. Глядя в ее лицо, можно было бы предположить, что тревожной мыслью ее мозг не подернут, скорее она сосредоточилась на какой-то мелочи. Вроде вспоминания школьной программы, в виде умножения столбиком, которое, кстати, действительно, не мешало бы и вспомнить. Раньше она планировала сделать это только тогда, когда получится завести своих детей и будет время отдать их в школу, но теперь она сомневалась в собственных планах на жизнь.  Определенно счастливого брака ждать не приходилось,   вряд ли у нее будут дети, с большой долей вероятности и школы Панема будут не такими как сейчас. А в тринадцатом у нее была масса времени, которое приходилось тратить на всякие военные глупости, почему бы тогда и не растратить все его попусту и не вспомнить детали среднего образования?

+1

9

[float=left]Цветут цветы,
ни я ни ты уже не можем их сорвать.
Цветут цветы,
среди зимы считаю дни, я должен ждать.

http://25.media.tumblr.com/399d9fa8d3261abcd6f1ef2825c32968/tumblr_n0ajatbeRM1r8tg38o7_r2_250.gif
Цветут цветы
среди огней,
среди чужой большой любви
Цветы глаза, цветы слова
с холодным запахом зимы...


[/float]
Я выжидательно смотрю в лицо Китнисс. Где-то очень глубоко во мне, так далеко, что едва уловимо - точно звуки скрипки из дальней комнаты огромного заброшенного дворца - звучали знакомые отголоски. Её лицо было мне знакомо, это выражение. Страшное чувство дежавю, мурашки по коже, странный озноб. Она смотрит так, точно враг мне, но говорит вещи, совсем идущие в разрез со взглядом. И как будто я уже когда-то думал об этом, как будто когда-то помнил этот взгляд, эти хмурые брови.
Мы смотрим друг другу в лицо, в упор. Кто кого переглядит? Или кто первым бросится в атаку? Наконец, во мне вызревает недовольство и изливается наружу:
— Складно говоришь, - отвечаю я на речь Китнисс, — Сноу предупреждал меня, что ты хорошая актриса. - Взглядом довожу до белого снега у ног Китнисс и поворачиваюсь в сторону Эффи и команды Крессиды. Но как будто на полпути, уже занеся ногу, чтобы уйти, передумываю.
— Ты вспомнила первые Игры. Как удачно, как раз хотел тебе сказать, что это было очень благородно с твоей стороны. - Делаю небольшую паузу и с укором смотрю в лицо Сойки - открыто и дерзко, не скрывая своей уязвленности. Жду, как быстро дойдет до неё мой сарказм. — Воспользоваться глупым, влюбленным мальчишкой, чтобы спасти собственную шкуру, - голос к концу фразы повышается на пол тона. Руки, сцепленные вместе спереди, чуть приподнимаются в непроизвольном жесте. Кажется, ссора перетекает из камерной во всеобъемлящую.
— Да меня же преследуют рассказы о несчастных влюбленных, все только и говорят о том, как я тебя сильно люблю, - лицо становится грубым, жестоким, голос ещё поднимается на пол тона, становится уверенным, хлестким. — Крутят сутками эти кадры с 74-тых, про дождь этот рассказывают и про хлеб, - я отвожу, наконец, глаза от Китнисс, качая головой и ухмыляясь. — Извини, что не умер тогда, - медленно снова возвращаюсь взглядом к девушке, — а то ты стала бы единственной победительницей, и всего этого, - обвожу руками эфемерное нечто, — не было бы. И мои родители бы живы. - Последнее получается как-то очень спонтанно. Что мои собственные слова выбивают меня самого из колеи. Я замолкаю, отвожу взгляд от Китнисс и смотрю на Крессиду, на Эффи, что стоят здесь, рядом.
И мне... почему-то становится стыдно. Откуда во мне... эта злоба, эта ярость? Почему я так сильно готов ненавидеть этот мир, что ничего другого уже и не нужно? Снег, будто соглашаясь, бьет метелью по лицу.
— Всё в порядке, - бросаю я Эффи и Крессиде, на тот случай, если они посчитали, что мне необходим санитар, — я пока ещё не слетел с катушек. И сейчас мне лучше побыть одному.

Я отхожу дальше от Эффи Китнисс, к группе операторов. Поллукс и Кастор, у них какие-то неполадки с камерами и я решаю, что лучший способ сейчас отвлечься - поговорить с ними и спросить, что они делают. Я встаю спиной к Китнисс, чтобы нарочно не видеть её, чтобы лишний раз она не поднимала во мне всю эту бурю эмоций.
Через пятнадцать минут Крессида объявляет о начале съемок. Она подходит ко мне. Её вид вселяет в меня уверенность, что я не должен подвести хотя бы её. Я киваю в знак готовности и снова поворачиваюсь к Эффи с Китнисс. Сердце снова недовольно ухает, будто бы говоря - эта мозоль слишком стара, чтобы так часто её тревожить.
— Эффи, - я подхожу и окликаю её, — тебе идет твоя новая прическа. И этот комбинезон, - указываю на одежду под теплым пальто, не до конца, откровенно говоря, уверенный, что это комбинезон. В одеждах Эффи мне всегда было трудновато разобраться. — Не думал, что из местных роб можно сделать что-то модное. В общем и целом, Эффи не была виновата в том, что происходило между мной и Эвердин. Скорее всего она верила в это ровно также, как я, и находила всё искренним. Тринкет не была простушкой, как могло это казаться всем остальным. Я со временем начал замечать в ней что-то... отделяющее её от Капитолийцев. Она была в душе ребенком, добрым и нежным (хотя, наверняка при близком знакомстве все Капитолийцы были детьми), и её непосредственная участливость должна была находить признание. Если не в самовлюбленной Эвердин и её дружке, то хотя бы в моем лице. Впрочем, теперь я всегда говорил искренне, потому как ничего не боялся.
— Если вы закончили, то нам лучше быстрее начать съемку. И поскорее избавить друг друга от неприятного общества, - я перевел взгляд на Китнисс.

+2

10

Я часто вспоминаю отца. Но иногда тоска по нему переходит крайнюю черту, и мне хочется выть от одиночества. Кричать также, как в день новости о его гибели. Помню, я не смогла сдержаться. Осела на землю, согнувшись, и, пусть и бесшумно, но кричала. Лицо искажали гримасы боли. Никогда в жизни мне не было настолько больно. Даже сейчас, вспоминая это, понимаю, что никакие раны на Арене не были столь жгучими, как то чувство потери. Чувство одиночества. Ни Прим, ни мама, ни кто-либо другой так и не смог заполнить ту пустоту, что осталась после смерти отца. Я часто вспоминаю его, и мне все кажется, будь он жив, я бы смогла справиться с чем угодно. С любыми невзгодами.
Но сейчас я смотрю на Пита и чувствую, как глаза режет от боли. Я начинаю часто моргать. Какая же я была дура, надеясь, что все происходящее пройдет бесследно. Точнее не так. Я не надеялась на это даже близко, но я верила, что у меня получится вернуть Пита, которого я знала. А может он уже вернулся, но только наконец смотрит на вещи в том свете, в каком они являются на самом деле? Мне и правда казалось странным, как в меня вообще можно влюбиться. Как я могу казаться "милой". Всегда думала - неужели это про меня? Видно, и он наконец понял, что ошибся. Но отчего мне так больно?

Господи, как же я устала. И, честно сказать, я иногда думаю о том, что так мне и надо. Но я ведь всего лишь хотела выжить. Я ведь всего лишь хотела вернуться к сестре. Я ведь его целовала лишь за тем, чтобы и он смог вернуться. Неужто этого ничтожно мало?
Нет, я не сдалась. Просто хватит уже терзать чужие души - свою, Пита, и даже Гейла. Я не хочу быть всегда их воспоминанием о худшем. Я просто хочу, чтобы весь этот ужас закончился, и Панем обрел свой мир. Я не сдалась, но я, наконец, приняла важное для себя решение.
- Я рада, что ты жив, - выпаливаю на одном дыхании. Рада бы отвести взгляд от Пита, да не могу, словно что-то мешает мне. Глаза начинают блестеть, но я, наконец, отвожу взгляд. Это просто снежинка в глаз попала. Начинаю часто моргать, отворачиваясь. Я не сдалась, но я не буду больше что-то говорить. Только если он спросит, не более того.

Хорошая актриса. Разве я действительно была ею все это время? Да, я действительно воспользовалась тем самым "мальчишкой", чтобы спасти наши шкуры. Он всегда спасал меня, а я его. Так уж мы устроены, и даже сейчас. Только это осталось на Арене, сейчас мы вне нее, и снова можем не притворяться, как делали это раньше. Я всего лишь озлобленная на мир эгоистка, а Пит пострадал из-за меня, защищая меня же. Ни секунды не думая о себе. И правда хватит всего этого, пора и о себе подумать. Но его слова о его смерти выводят меня из равновесия. Может я снова пожалею о том, что скажу, как я вообще веду себя. Да наверняка я снова все порчу.
- А это действительно так? Мне тоже все кругом твердят, что ты меня любил, - на последнем слове я специально делаю акцент. Мне трудно сдерживать эмоции, но я стараюсь. До последнего стараюсь. - Так может хватит слушать других и пора прислушаться к собственным чувствам? Если ты не можешь ответить согласием на слова остальных, так может пора и перестать вспоминать этот хлеб, дождь,.. да все! - мельком смотрю на Хэймитча. Ищу поддержки и, как и раньше, не получаю одобрения в его взгляде. Он всегда говорил, что я личность неприятная, в отличие от Пита. О да, насколько же я его полная противоположность. Но ведь он все это знал! Он знал меня от и до, как выяснилось, как же часто он наблюдал, по его же словам. Так какие могут быть ко мне претензии? В отличие от большинства, я всегда была настоящей. Я была честна в своем гневе, в своей радости (пусть и столь мимолетной). Я была честна в нежелании убивать Пита, в своей благодарности ко спасению меня и в своем желании спасти его с Арены. Если бы у меня была возможность не отправлять его на 75-е, я бы сделала это, но он сам вызвался пойти на Арену вместо Хэймитча! Я никак не могла повлиять на это желание, лишь только попросить ментора пойти вместо Пита, если вытянут его имя. Это был его выбор.. Я тоже свой сделала. Теперь уже совершенно точно.
- У меня не было возможности спасти твою семью, - я поджимаю губы. Нужно потерпеть совсем немного. - ..и я уже ничего не смогу сделать с этим, никто не может, - да черт возьми, вокруг война! Уж это он сейчас способен понять! И до нас больше нет никому дела. Какая к черту любовь, когда вокруг люди умирают?! И даже не факт, что с нами все будет хорошо в следующую секунду, минуту, час, день.. Хватит уже говорить о том, что более не имеет смысла.
- Сноу сделал это с тобой, чтобы добраться до меня, - я бубню это тихо, еле различимо, будто напоминаю лишь самой себе. Будь Пит для меня совсем не важен, пустым место, как он неустанно напоминает, он не был бы сейчас в том положении, том состоянии, в котором оказался. Это до него до сих пор не дошло?
Я не сдалась, но я более и не вижу смысла даже пытаться. Он считает, что ему открыли глаза на всю правду обо мне. Я считаю, и правильно сделали. Наконец он сможет трезво оценивать все, что было. Это было лишь помутнением, не более.
- Я могу бесконечно извиняться, потому что я виновата перед тобой, только вот лучше от этого не станет никому, - все также бубню под нос, смотря куда-то в сторону. - Хватит, Пит, - качаю головой, затем снова смотрю ему в глаза. Некогда бывшие родными. Но сейчас я в них встречаю лишь холод, обжигающий лед. -..хватит этих историй про хлеб, дождь, Арену. Это в прошлом, - какими бы значимыми, важными эти эпизоды не были бы для меня, может для кого-то еще, но их время прошло. Я просто плыву по течению. Делаю то, что говорит Койн. Делаю все, пытаюсь снова и снова, чтобы больше никто не пострадал из-за глупой Сойки. - ..но, пожалуйста, не нужно думать о том, что лучше бы ты умер, - я знаю эти мысли. Я сама так думала не единожды, и сама не понимала насколько это больно, пока не сделали больно мне теми же словами. - ..лучше бы не было от этого, и не будет, - я, наконец, отворачиваюсь от Пита. Мельком смотрю в сторону Хэймитча. Хотя бы ты поддержи! Ты же ментор, ты ведь должен..
Я тихо усмехаюсь, отворачиваясь и от того, просто проходя вперед. Хэймитч всегда был честен со мной, и спасибо ему за это. Спасибо ему и за то, что он честен со мной до сих пор.

Волосы от снега мокрые и вьются немного. А я отошла от компании, прогуливаясь не спеша. Да что там, практически топчусь на одном месте. Снова вспоминаю об отце. Он тоже был всегда честен со мной и научил не врать меня другим. Я хорошо усвоила этот урок, и то, что люди видели во мне, то, что хотели видеть - в этом я не виновата. Я всегда была честной. Я была честной до конца и сейчас.
Чужие голоса долетают до меня так, словно между мной и другими присутствующими стена. Но смысл слов очень хорошо запоминается. Я бы сказала, что он отпечатывается в сознании. "Избавить друг друга от неприятного общества", - мысленно повторяю за Питом, кивая в ответ на его слова. Неприятного - не то слово. По его реакции я бы сказала, что очень ненавистного.
Я и правда часто задумывалась о смерти. Сказать больше - она преследовала меня по жизни шаг в шаг, но мне всегда удавалось обогнать ее. Только вот порой хочется остановиться и больше не бежать от неизбежного. Но меня научили, что нельзя так делать. Мне хотелось, чтобы и Пит это понял. Что всегда будут люди, кому важна его жизнь, он сам. Если говорить про меня, то таким человеком всегда был мой отец. Но его давно уже нет рядом, пусть и мысленно он постоянно со мной. Что бы он на все это сказал? На все мои мысли. Не одобрил бы? Но я так устала, папа. Стоя спиной к Питу, ко всем, мне сейчас хотелось только расплакаться. Как маленькой девочке. Пит плакал при мне - когда мы ехали на Игры, например. Он не стеснялся этого, а я тогда не знала, принимать это за слабость или нет. Если я расплачусь сейчас - будет ли это слабостью? Я не знаю, папа, но мне так хочется.

Отредактировано Katniss Everdeen (Вс, 3 Июл 2016 00:12)

+1

11

В Тринадцатом стала намного серьезнее относиться к своей работе. Все меняется, когда твоё хобби, любимое и достаточно безобидное дело превращается в оружие. Оружие, которое не способно убивать или ранить физически, но оно прекрасно проникает глубже. В самый мозг, а если вы верите в душу, то и в нее тоже. Это не яд ос убийц, это всего лишь видеоролик, но и он способен на многое. Уж я-то знаю. Жалею ли я о сделанном выборе? Нет. Пожалуй, это единственное правильное решение в моей жизни, и все что мне осталось, придерживаться намеченного пути. До победного конца.

Сегодня у нас "важный-преважный день" звучит в голове голосом Эффи. С это женщиной нас объединяло одно - Капитолий. Я была одной из немногих, кто может понять, как ей здесь живется. В голове проносятся мысли о том, что я с неё ещё не говорила на эту тему. Машинально тянусь к ручке и блокноту, делаю заметку "поговорить с Эффи". А потом медленно одеваюсь. Быстро просто не могу. Несколько дней назад на тренировке я потянула мышцу, и она ужасно ныла. Мне не хотелось использовать свое "положение" режиссера, если это можно так назвать и сразу бежать в госпиталь, но в столовой меня заметила Прим, сестра Китнисс. Тогда я не смогла отказать. Девочка предложила свою помощь, и я согласилась. В конце концом, сколько не терпи, а чести мне это не сделает. К тому же, я прекрасно понимала, что мне нужны силы для съемок на поверхности дистрикта. Было и ещё кое-что... Сама Прим. В ней было что-то светлое, доброе и невинное. С ней хотелось проводить время. Она больше не была похожа на маленькую испуганную девочку, без пяти минут трибута 74 Голодных Игр. Ох, я прекрасно помню, как сжалось моё сердце, когда эскорт огласил её имя... И имя маленькой Руты... Есть вещи, которые остаются с нами навсегда, даже глядя через экран телевизора, я будто на своей шкуре прочувствовала боль, увиденную в глазах их семьи, страх в их собственных. Сейчас я понимаю, что сбежала из Капитолия намного раньше, чем это произошло на самом деле.
Мои размышления прерывает сигнал, пора получать расписание. Это лишнее, и без этого я знаю, что мы будем сегодня делать, но правила есть правила, а лишнее напоминание ещё никому не повредило. Встав на ноги, я сразу поняла, помощь Прим дала результат, моё самочувствие значительно улучшилось.
Моё расписание часто повторялось с тем, что получала моя команда. Все мы прибыли одновременно и занимались одним и тем же. Даже тренировки проходили у нас вместе. Стоит признать, что это было только к лучшему. Помогало адаптироваться новым условиям жизни, к новым порядкам. А ещё, когда нас было четверо, то жители Тринадцатого глазели на нас по очереди, а когда ты один, все внимание доставалось тебе одному. Я не осуждала их за это. На их фоне мы, правда, выглядели слегка странно, но и сказать, что это было приятно, я тоже не могу. Приходилось учиться абстрагироваться от лишнего внимания.
Завтракая, мы с ребятами обсудили предстоящие съемки. Кастор ожидал услышать от меня четкий план действий, и мне пришлось объяснить ему, почему я его не приготовила:
- Это Китнисс, не забывай. По сценарию она не работает, - в моем голосе не было ни капельки призрения или обсуждения. В конце концов, если бы каждый был актером, то кино потеряло бы свой смысл, а вместе с ним и моя работа, – та и Питу сейчас не до театральных представлений. Действуем по ситуации, помогаем наводящими вопросами, и просто делаем свою работу. - На этой ноте мы отправились месту встречи. Если бы я могла описать происходящее в изображениях, то нарисовала бы над нашими головами серую тучу, и назвала бы её «неловкое молчание». К счастью время от времени его нарушали обрывки фраз от Эффи, Пита и Китнисс, а я была слишком погружена в себя, пока не пришло время снимать.
http://funkyimg.com/i/2dLkA.gif http://funkyimg.com/i/2dLkz.gif
В таких ситуациях действуешь не осознано, включаешь камеру за секунду до того, как кто-то начнет говорить, а дальше просто движешься, как подсказывает смесь из опыта и интуиции. Стараясь не забывать о том, что наши герои вовсе не актеры…
Ситуация немного накаляется, разговор проходит совсем не так как хотелось бы. Но этому никто не удивлен. Мы знали, на что шли. Неожиданный перерыв из-за неполадки с камерой вносит свои коррективы в процесс съемок, не могу сказать, что это плохо.
Пока парни возятся с камерой, я решаю попытаться сгладить обстановку.
– Эффи, ты, правда, красавица. Вот оно истинное умение выглядеть хорошо при любых обстоятельства и в любых условиях, – в след за Питом делаю комплимент, – кстати, когда у тебя свободное время? - припомнив о записи в дневнике, решаю не томить и сразу спрашиваю.
– Пит, а ты давно рисовал? – все также мягко интересуюсь у парня. Честно не знаю или ему разрешают. Мои познания в медицине слишком скудные. Как мне кажется, любимое занятие могло бы помочь ему вспомнить себя. С другой стороны, вопрос может навредить ему. Меня медленно наполняют сомнения, но вида я не подаю. Продолжаю мягко улыбаться, глядя в глаза парню.
Чуть позже подхожу к Китнисс. Встав рядом с девушкой, когда она уже видит меня, нежно глажу по плечу.
– Ты как?

+1

12

Не смотря, на складывающуюся ситуацию, Эффи предпочла не вмешиваться в разговор. Да, повышенные тона детей – это не то, что она хотела бы слышать сейчас, но выбора ей никто не предоставлял. У них было право злиться, не понимать, спорить – они прошли то, что не каждому взрослому под силу и сейчас имели свои привилегии.  В какой-то момент, она перестала строить из себя отрешенную от бытия и насущных проблем особу и уставилась на Пита. В Китнисс она, хотя бы, была уверена – эта точно сможет удержать себя в руках. Ну, по крайней мере, попробует,  а вот за юношей нужен глаз да глаз. Его поведение – это особый повод для волнения и все это знают.
  — Всё в порядке, - говорит Пит, как будто знает, о чем думает женщина.
- Как скажешь, - ответила она участливо и пожала плечами.  А что ей оставалось делать? Не возвращаться же обратно из-за того, что у подростков гормоны бушуют,  честное слово. Тем более, до тех пор, пока Мелларк ни на кого не нападает физически, он официально считается адекватным. Хотя, это тоже весьма спорно. Как только юноша решил остудиться, Эффи ринулась к Китнисс. Может быть она и стойкая, но слова Пита, наверняка, ее задели.
- Милая… - начала говорить она, приближаясь, но что сказать выбрать не смогла.  Просить не злиться, не расстраивать  или не обращать внимания – глупо. Даже она сама – Мисс Корректная Реакция – хоть и скрывала эмоции, знала, что при этом происходит внутри.  Утешать тоже бессмысленно – это достаточно неприятно, когда люди лезут не в свое дело, даже если они делают это с благими намерениями. Да и все знают, куда ими устлана дорога. Остановившись на сказанном, она потрепала Эвердин по плечу и одарила заботливым взглядом. Это был максимум того, что женщина могла сделать сейчас. В тринадцатом всем было несладко.
Когда Пит обратился к ней по имени, Тринкет чуть вздрогнула и резко обернулась.
— Не думал, что из местных роб можно сделать что-то модное.
- Спасибо, - смущенно улыбаясь, ответила она и немного покраснела – без слоев пудры это получалось реалистично, - разве это «модное», - следом вздохнула она и уставилась на собственную одежду. Вот он - еще один повод не любить местные порядки, вот она  - еще одна причина любить Пита. Даже сейчас он оставался самим собой – добрым и внимательным – жаль только, что не к тем, к кому следовало бы. Повздыхав еще немного, она потеребила край пальто, или чего-то подобного, во что ее завернули перед выходом и окончательно расстроившись, отступила к оператору, но и здесь ее ждал неожиданный сюрприз – Крессида тоже сделала ей комплимент от которого, женщине оставалось лишь дополнительно залиться краской. Конечно, оператор и в Капитолии вела противоположный Тринкет образ жизни, но все равно, это был их Дом. С кем еще, как не с ней, можно было обсудить все то, что навалилось за последние месяцы.
– Кстати, когда у тебя свободное время?
- У меня здесь все время – свободное, - радуясь завязавшемуся диалогу, уточнила Эффи, - заходи, когда будет удобно, поболтаем. Доля правды в этом была – расписание женщина игнорировала нещадно, поэтому скрасить прогуливание очередного пункта  приятной беседой было бы как нельзя кстати.  Единственное, чему она старалась уделять внимание, так это медицина. Нельзя сказать, что ее увлекал процесс, куда увлекательнее было бы читать журналы дома, но все же, чувствовалось в этом занятии что-то особенное.
Спустя пару минут, когда все наговорились вдоволь, а может быть и нет, но лишнего времени не оставалось, блондинка решила взять ситуацию в свои руки.
- Китнисс, - обратилась она к девушке, - Пит, - кивнула юноше, - пора! Я знаю, вам тяжело, но вы сами все понимаете… - здесь она немного притормозила, но достав карточки, которые никто не будет читать, из кармана, продолжила, - Вы должны показать Капитолию, что между вами ничего не изменилось, - она бросила тяжелый взгляд на Пита и переступила с ноги на ногу, - начинаем там! - Эффи махнула в сторону живописного, заснеженного пейзажа и добавила, - как тогда, перед туром, помните? Это было так мило… - капитолийка сделала мечтательное лицо и передала ребят в руки съемочной группы, - Крессида, прошу.

0


Вы здесь » THG: ALTERA » Animi magnitudo » [C] 17.12.3013. distr. 13. Say Something


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC