Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Callida junctura » It won't go away


It won't go away

Сообщений 21 страница 40 из 129

21

Аарон принимает мой маленький подарок, который я так удачно нашла, еще и шутит, что я тоже смогу выбрать любое.
- Шутник. – брызгаю на него водой и ловлю себя на мысли, что был бы он из Капитолия, коренным жителем, то мы бы может быть могли бы поладить, повстречаться. Секс с ним отличный и беседы ведем вроде нескучно в последнее время. Жаль, очень жаль, что все вышло таким образом.
В мэрии мы дожидаемся нашей очереди, а потом тетка весьма сурового и казенного вида допрашивает нас на предмет наших внезапно воспылавших чувств. Блядь, я очень надеюсь, что она своими заверениями и вопросами, не натолкнет Аарона на мысль, что я все это делаю только для того, чтобы удобно устроиться. А ведь, кажется, могу, потому что Аарон оказывается какая-то дохуя важная шишка. Целый майор. Неплохо, неплохо.
Тетка спрашивает у меня по поводу того, не хочу ли я сжульничать и что такое она уже видит не впервые и мне лучше сразу отказаться, а то я пожалею. О да, не о душевном сожалении она сейчас говорит. Смотрю на Аарона и как будто бы удостоверяюсь в своем решении.
- Да, я уверена.
- И вы действительно принимаете предложение майора Левия не для того, чтобы сбежать от участи в выбранных для вас дистриктах?
- Откровенность за откровенность. Неужели по вашему, я не понимаю, в каком состоянии Тринадцатый? Если бы я бежала от наказания и искала лучшей жизни, бежала бы я тогда туда? – убедительно даже для себя самой утверждаю я. – Все дело только в Аароне.
Затем тетя сухо излагает, что меня ждет, если брак вдруг пойдет по пизде и тогда уж мне точно никакого выбора не дадут. Вообще-то не весело и никак не придает оптимизма.
- Все понятно?
- Предельно. – поворачиваюсь к Аарону. – За десять дней как раз успею упаковать для тебя пару сюрпризов.
Бля, а эта Пейлор не так уж и плоха, если вот так организовала систему. Защищает своих, ну еще бы. Интересно от чего? Вот от чего надо защищать Аарона, от того, что мы трахаемся? Так по-моему он защиты не жаждет. Давно можно было бы обоюдно договориться, платить телом за безопасность и комфорт, но все дистриктовские такие, сука, принципиальные.
На сегодня с документацией покончено, поэтому мы едем домой и отрываемся в предбрачную ночь. А на следующий день я выуживаю первое попавшееся белое платье, которое и сойдет за свадебное. Мда, не так я планировала свою свадьбу. Я представляла шикарный шлейф, кучу людей, которые завистливо на меня смотрят, что я отхватила самого богатого красавчика Капитолия. Я хотела в этот день быть на королевском троне, а не сельской дискотеке.
Хотя это даже на дискотеку не походит. С моей стороны, конечно же, никого. Так что наши свидетели это друзья Аарона. Брайан и Кассия. Первый не в меру болтлив, да еще и шумный, ведет себя со мной так, будто мы давно знакомы и все поздравляет Левия. А мне обещает, что меня ждет нелегкая работенка.
- Аарон у нас завидный жених. Был. – ржет. Очень смешно, ага. Но я конечно, тоже смеюсь. – Так что готовься, Регина, многие девчонки тебя сходу невзлюбят. 
- Мне не привыкать. – отзываюсь я, с улыбкой. – Но я Аарона никому не отдам.
- Ох, друг, опасную девчонку нашел. Одобряю.
И что бы я делала без твоего одобрения? Деревенщина какая-то. Да еще и ребенок. Сколько ему? Он вообще старше меня?
- Не рассказывай все сразу, Брайан. Очевидно, Регина любит сюрпризы.
А вот Кассия, которая и подает голос, та еще сука. Чувствую это. И мне кажется и она чувствует то же самое с моей стороны. У женщин это в крови, если хотите. Но в то же время она не сует свой нос и не пытается меня как-то спровоцировать. Ее реплики короткие и направлены в нейтральную сторону. Если только не знать, что в них нет-нет, но проскальзывает подтекст.
- Следующая пара, проходите.
- Ну наконец-то. – взволнованно шепчу я, глядя на Аарона и беря его за руку. – Ты еще можешь сбежать. – шучу, но Аарон понимает и спокойно относится к моей шутке. Он тоже немного взволнован, кажется. 
За всеми этими сборами я и представить не могу, как он вообще ко всему этому относится. А главное, не знаю, как у нас пойдет в Тринадцатом, но мне теперь долго играть роль приличный любящей жены, иначе Аарон, спасая меня сейчас, он же и погубит. Для его же блага, чтобы его слова о влюбленности были преувеличением.
Конечно, сейчас романтикой и не пахнет и нас очень быстро расписывают. Я даже и не заметила как быстро пролетел процесс и я сказала «да», глядя Аарону в глаза и улыбаясь. Хотя немножко гадко было на душе. Но не настолько чтобы признаваться во всем. Еще чего! Чтобы меня забрали и увезли в чертов Двенадцатый в шахту? Нет уж, всю жизнь я переживала только о себе и ни о ком больше. И теперь ничего не изменится. Аарон не имеет никакого значения. Помучаемся года 4, а потом разведемся и делов-то…
После свадьбы мы даже все вчетвером заходим в какое-то заведение и отмечаем по скромному праздник.
- Тебе понравится у нас, Регина. Мы все, как одна семья. И каждый будет рад за вас.
Вот счастье-то. Не ждет же он, что я приеду и полюблю всех и каждого, растекаясь радугой и цветами. Бррр, обстановка всеобщей любви меня напрягает, попахивает лицемерием. В Капитолии все гораздо проще. Уже знаешь чего ждать от других. А здесь незнакомые люди и если я сделаю неверный шаг, то могу потерять плюсики в глазах Аарона, что нежелательно. Придется как-то разбираться.
- Я очень надеюсь, что Аарон никак не пострадает из-за того, что я капитолийка. Я понимаю, какое у людей к нам отношение. Мы во многом виноваты.
Строю из себя невинную овечку, ага. Правда гораздо позже, когда мы доберемся до дома, я уже буду совсем не невинной, когда платье слетит с меня еще в коридоре и я останусь в одном белье. Я притягиваю Аарона за ворот рубашки к себе и улыбаюсь.
- У нас не так много времени. Всего ночь. Но ты готов взять свою жену, для начала, в постели, муж?
Аарон будет одним из пилотов и что-то мне подсказывает, что утром он будет пить много кофе и на нем передвигаться ближайшие 12 часов, потому что мы не спим всю ночь, кувыркаясь и распадаясь только к рассвету. Я не желаю отпускать мужа, не хочу давать ему много времени на передышку. Он должен запомнить эту ночь, чтобы обязательно вернуться за мной.
И уже в аэропорту, когда я буду его провожать, я действительно, по настоящему, не захочу, чтобы он улетал. Если бы только он хотел переехать в Капитолий…
- Я буду тебя ждать, пряничек. – целую его, порывисто и с чувством тоски. – Всего десять дней и уже никто тебя у меня не заберет.
Потому что, что бы я не испытывала к Аарону, но я считаю его своим личным трофеем.

к свадьбе

http://savepic.ru/9361341.jpghttp://savepic.ru/9342909.jpg

+1

22

Регина не идет на попятную, несмотря на то, что миссис в очках напирает на нее. Признаться, я бы, наверное, понял, если бы моя теперь уже невеста вдруг начала сомневаться, потому что это действительно очень непростой шаг отправиться черт те куда, связав при этом свою жизнь с человеком, которого едва знаешь. По-моему, это еще сложнее и труднее, чем просто поехать куда-то одной. По крайней мере, одна ты не вверяешь себя кому-то. Не обращаю внимания на стандартные расспросы, в том числе и не на очень стандартный вопрос с намеком на то, что Регина через брак со мной свинчивает от вариантов работы в Двенадцатом или Восьмом. Да какая ей разница, куда?

В конце концов мы улаживаем все формальности и не откладываем дела в долгий ящик. Решено заключить брак завтра же, за день до моего отлета, чтобы не тратить время. Регина даже надевать белое платье, и она так ангельски и одновременно чертовски хороша в нем!
- Я завидую тебе, братишка, - Брайан хлопает меня по плечу.
- Уж точно не сильнее, чем я сам себе завидую.
На мне летная форма, мы ждем нашей очереди в мэрии, и гостей у нас всего два человека - Кассия и Брайан. Когда я спросил Регину, будут ли кто-то из ее друзей, она только напомнила мне про Беатрис, и мои вопросы отпали.
Кассия и Брай как раз те два свидетеля, которые нам и необходимы. В конце концов, они тоже из Тринадцатого. Я вижу, что Кассия с некоторой осторожностью относится к Регине, держась от нее на расстоянии. Не физическом, нет, она словно дистанцируется от нее, говоря по минимуму, но, с другой стороны, моя коллега именно такая и есть, и ждать от нее чего-то другого по отношению к Регине странно. Я в курсе, что мое поспешное решение жениться не имеет одобрения, но и осуждения - тоже. Это только мое дело, и я счастлив, когда Регина, глядя мне в глаза, отвечает, что согласна стать моей женой.

- Беру тебя в законные жены, Регина Люция, и даю слово мужчины и офицера охранять тебя, быть с тобой каждую минуту и оберегать, - я надеваю кольцо на ее безымянный палец, и оно приходится точно в пору, как и мне - мое. Это добрый знак?

Мы отмечаем нашу свадьбу небольшим застольем, но непродолжительным, потому что назавтра после полудня мы улетаем, а меня ждет брачная ночь.
- Ты так красива в этом п-платье, - обнимаю ее за талию и уточняю, - была, - потому что оно уже слетело с нее. Не представляю, как расстанусь с нею на эти десять дней... Ведь за то время ничего не случится? Регина не передумает остаться в Капитолии, найдя себе какое-нибудь место в социальной службе? Или не решит, что лучше будет сама отвечать за себя, не связывая ни с кем, вроде меня?

Мы прощаемся перед отлетом, и я уже чувствую такую безумную тоску по ней, так что беру ее руку  и целую палец с обручальным кольцом. Мое будет напоминать мне, что все случившееся - не сон, что это ощущение счастья внутри - не обман.
- Я буду скучать п-по тебе.
Нам не созвониться эти дни, и дело не в перестраховке властей и проверке нас на чувства, ну или по крайней мере, не только в них. Тринадцатый пока закрыт абсолютно, и вся связь с отсльным Панемом строго контролируется. Так что я даже не могу рассказать Регине о своем прилете и о том, как быстро у нас распространяются новости. Мои друзья и сослуживцы удивляются, не верят, изумляются, поздравляют и в один голос говорят, что им не терпится увидеть мою капитолийскую жену. Дураки.

Вечером меня ловит Лорен, окликает, когда я выхожу во двор подышать вечерним воздухом. Я не сразу замечаю ее в сумерках.
- Ты меня напугала, - иду к ней и становлюсь по свою сторону от живой изгороди из буйного зеленого хмеля.
Лорен - дочь моих соседей справа, Джека и Дебры, и после смерти моей собственной сестренки Лорен, ее тезки, мне она как сестра, тем более что они были подружками и погодками.
- Неужели ты в самом деле женился? - спрашивает Лорен, и этот вопрос я слышу уже, наверное, сотый раз за день.
- В самом деле, - мои руки в карманах джинс, но я касаюсь пальцами кольца. В самом деле.
- Должно быть, она очень красивая, твоя жена.
Смотрю на нее и не могу сдержать улыбку.
- Она очень красивая, Лорен, и я безумно скучаю п-по ней, будто не видел вечность! - смеюсь. Наверное, я сошел с ума.
- Когда она приедет?
- Через десять дней, это п-порядок. - Как же долго! Что она делает сейчас, интересно?
- Надеюсь, ей понравится у нас, хотя какая же мы столица, - улыбается Лорен. - Не терпится увидеть ее.

И я надеюсь, что понравится, поэтому эти дни до ее приезда провожу с толком. Конечно, дом не достроить, но вот обзавестись посудой, диваном и еще несколькими комплектами постельного белья я вполне успеваю. Ах, да, и еще я ставлю ванну, правда, чтобы искупаться придется греть воду на плите и набирать ее полную. Да, знаю, что не густо и нет никаких удобств, но чем богаты. В конце концов, я рассказывал Регине, что мой дворец скорее похож на дом лесника. Но зато он мой, и вместе мы что-нибудь придумаем. И мне тоже не терпится увидеть ее.

Я считаю дни до рейса в Капитолий, который выпадает не через десять, а через девять дней после нашей регистрации, так что у нас будет еще несколько дней до обратного вылета, чтобы Регина могла попрощаться с домом. Вместе со мной.
Если честно, я не ожидаю увидеть ее  в аэропорту, когда я прилетаю как пассажир небольшим рейсом, но чертовски рад увидеть ее в холле, солнечную и красивую. За моими плечами рюкзак, так что я с лету подхватываю ее на руки и кружу.
- П-привет, миссис Левия. - Да, знаю, что брак вступает в силу только завтра, но ведь один день ничего не решает? Целую свою жену и не могу оторваться от ее губ. Теряю голову и заново влюбляюсь. Я счастливчик, я встретил свою женщину так случайно и так необратимо.

- Я боялся, что ты мне п-причудилась.

....
.

+1

23

Аарон улетает, а я остаюсь на следующие девять дней в столице до его приезда. Мы условились, что он приедет раньше назначенного срока, чтобы мы еще немного провели время вместе с Капитолии. Впрочем, это уже неважно. Главное, что теперь процесс необратим и мне действительно стоит паковать чемоданы.
Я возвращаюсь домой и неожиданно для себя замечаю, каким пустым стал лофт без Аарона, хотя мужчина пробыл здесь совсем немного. Как будто наваждение какое-то. Я слишком привыкла к нему за короткий срок. А может, это и хорошо и мне будет легче адаптироваться потом в Тринадцатом. В конце концов, это сделать легче, когда ты у кого-то под крылом, чем если бы я делала это одна. Я всегда полагалась на кого-то и одна выживать не умею. А Аарон с его пунктиком заботы и романтики очень даже в тему.
Прощаться мне особо не с кем, но на неделе я пересекаюсь с Беа, которая еще не в курсе перемен в моей жизни.
- Ну что, Регина, ускакал от тебя твой хороший знакомый? Ни себе, ни людям. – смешливо фыркает она, проводя пальчиком по пухлым губам.
- С чего ты это взяла? – спрашиваю я, показывая ей руку с обручальным кольцом и победно ухмыляясь.
У бедной глаза сейчас выкатятся, а от того, как широко она открыла рот, по любому лопнут либо губы, либо пластика на подбородке.
- Да ладно? Неужели он…?
- Представляешь! – подтверждаю ее догадки. – Развела меньше, чем за неделю. Он сам предложил пожениться и переехать к нему. Куда там Мэри до моих высот. Я так горжусь собой. – ловлю ноготком капельку, стекающую по холодному стакану мохито.
- Не продешевила ли ты с Тринадцатым?
- Продешевила? Ты не понимаешь, да? Туда сейчас все деньги стекаются. Они теперь элита, не мы. И я – одна из них. – не думала, что когда-нибудь буду с таким воодушевлением об этом думать. – Да еще и буду под крылом майора. Никогда еще не встречала мужчин подобных ему. – и правда ведь не встречала. Капитолийцы не богаты на такую заботу о ближнем. Тем более, дальнем. – И он хорош.
- Говоришь так, будто влюблена в него. – едко прыскает Беатрис и, конечно, просто хочет задеть меня. Только херли у нее уже это получится. Я на троне и я в безопасности, в отличие от нее. Ее же тоже ждет такая же бумажечка из мэрии дома.
- Дура. Я получила от него то, что хотела. Поживем четыре годика и найду себе какого-нибудь генерала.
- А как же ты четыре года продержишься?
- Я хорошая актриса. – пожимаю плечами. Это меня уже меньше всего волнует.
- А если он детей захочет через год? Они там все помешанные на детях. – Беа крутит пальцем у виска.
Мохито застревает в горле и я пытаюсь откашляться. Такого вопроса я точно не ожидала. И не думала об этом.
- Обойдется. Скажу, что не готова. О, боги, да что угодно можно придумать! Это уже детали. Главное… - и я снова показательно рассматриваю свое кольцо.
Хотя Аарон и рассказывал про свой дом, но все равно трудно понять из его описания, насколько все херово. Аарон такой восторженный тем, что у него есть свой дом, что ему по барабану, есть ли там койка или просто матрас. Да, он рассказывал, что первое время спал именно на матрасе у камина, когда было холодно. Варварство. Но вроде как койка появилась, так что я более менее спокойна.
Надо бы захватить одежду приличную. Да, вечеринок там не будет, но все равно я везде должна выглядеть как хозяйка положения. Они ждут капитолийку, с ненавистью ли или вызовом, и они ее получат. Понять бы еще, какие вещи мне действительно пригодятся. Нельзя показаться слишком тряпишницей, а с другой стороны, я же навсегда типа переезжаю.
Вообще-то ближе уже к приезду Аарона становится как-то тоскливо. Я планировала оттянуться в последние дни так, как только возможно. Только это невозможно в моем положении. Если я начну кутить, то я обязательно выпью. А от алкоголя до чего-нибудь покрепче дорога короткая. Мне нельзя терять хрупкую договоренность, которую я установила со своей зависимостью. Я ничем ее не соблазняю, а она взамен периодически встряхивает мой организм до скрежета зубов. И от этого аж на стену хочется лезть. Хорошо, что Аарон этого не застал. Было бы неловко.
В общем, я слоняюсь по дому оставшиеся дни, когда чемоданы уже собраны и остались только мелочи разного рода, типа косметики, шампуней и прочей гигиены. Часами разглядываю свое кольцо и думаю о том, как Аарон представил ситуацию с нашим браком в Тринадцатом. Больше всего меня беспокоит смогу ли я сдержать себя, когда попрет критика от этих немощных. Не спалиться бы только перед мужем, а остальное можно уладить, типа нервничаю.
Мужем…
Муж возвращается и я с порога налетаю на него, целуя и обнимая за шею, не желая отпускать. Я бы поехала в аэропорт, но реально проморгала время его прилета. Неделя с лишним пролетела как мгновение, а порой длилась, словно вечность, но вот сейчас я понимаю, что ничего не забыто и после короткого антракта, спектакль продолжается.
- Мне нравится, как это звучит. Привет, муж. – миссис Левия? Регина Левия? Честно говоря, пробовала на язык и так и этак, чтобы привыкнуть, но так и не привыкла. Но «миссис жена майора Левия» это намного круче. - Я очень соскучилась и думала о тебе каждую ночь. – стягиваю с него рюкзак и так же обнимая провожаю до спальни. Очевидно, что муж хочет принять душ. – Днем тоже думала, но при свете как-то неприлично. Иди в душ и спускайся есть. Нет, я не пойду с тобой в душ. – смеюсь я, сжимая ладонями его задницу и вырываясь, чтобы спуститься вниз.
Чувствую себя странно. Как будто… Как будто бы все наконец на своих местах. Ну, конечно, на своих! Теперь я жена и муж дома и у меня обеспеченная жизнь, которую я не сгнию в Восьмом или Двенадцатом, а проведу под крылом ближайшую пятилетку у мужчины, который меня обожает. Что еще надо для счастья?
Этот вечер мы точно никуда не выберемся. Но на следующий, днем, ближе к закату, отправимся в тот самый ресторан на крыше высотки. Просто вид оттуда отличный, на весь Капитолий и я впервые за все время, что была с Аароном, высказываюсь по поводу того, что меня действительно беспокоит. Слова как-то внезапно вырываются.
- Несмотря на то, что я знаю, какое дерьмо мой город, но действительно грустно расставаться с ним. – мы с мужем сидим в обнимку и моя голова на его плече. – Здесь у всех за спиной нож и ты знаешь это, храня и свой. Здесь есть все, чтобы заполнить пустоту дорогими вещами и нет ничего, чтобы ты почувствовал себя по-настоящему счастливым. И все же, пусть это и была иллюзия, но я была здесь счастлива. – наверно, я позволила себе слишком много. – С тобой. – трусь носом о шею мужчины и понимаю, что тошнотворный спазм вопреки ожиданиям не подкатывает к горлу. Очень странно. – Ты сказал своим, что теперь женат на враге народа? Мне нужно доставать силиконовые доспехи и страпон в виде меча?

+1

24

Регина спроваживает меня в душ. Эй, что за намек? Я так паршиво пахну? Но, если честно, да, хочу ополоснуться, и хотел бы с моей женой, но она улепетывает приготовить что-нибудь поесть.
- Куда ты! Я так соскучился! - смеюсь, становясь под горячую воду и закрываю глаза. Здесь хорошо, да, но скоро мы полетим домой. Вместе.
Этим вечером мы никуда не выбираемся, а вот на следующий идем в тот ресторанчик, в котором у Регины бессрочный абонемент. Она устраивается рядом со мной, потягивая красное вино небольшими глотками, и вдруг заговаривает о Капитолии. Мы пришли сюда попрощаться.
- П-потому что этот город - твой, каким бы он ни был, - да, я его не смог бы полюбить никогда, но это не значит, что я не верю, что это ни для кого в принципе невозможно. Да, не понимаю, но не отрицаю. Кто-то, например, не представляет, как мы могли столько времени держаться за шесть стен Тринадцатого и не сходить с ума. И я понимаю, что она преувеличивает, говоря, что была здесь счастлива только со мной. Я - просто повод уйти от грустной темы.

- Я сказал, - смотрю на нее, - что женат на красавице, и им не терпится увидеть тебя. Не волнуйся.
Про силиконовые доспехи я что-то улавливаю, а вот про страпон...
- Что это?
Регина смотрит на меня, решая, прикидываюсь ли я или нет, но этот взгляд я опознаю только после того, как она мне объясняет. Да, я не знал, что такое страпон до этого момента, и уверен, что предпочел бы не знать!
- Фу, бля, Регина! - отфыркиваюсь, а она смеется, вдаваясь в детали про то, каке эти штуки бывают. - Умоляю, замолчи! - сгребаю ее в охапку и целую.

Домой мы возвращаемся пешком, наш обратный рейс завтра в полдень, в Тринадцатом мы будем в семь часов вечера. Вещи Регины собраны, и я прикидываю, что они как раз займут весь шкаф и, в перспективе, нужно завести еще один. Застаю ее, когда она стоит среди собранных вещей, скользя по ним взглядом и словно прикидывая, все ли она взяла. Подхожу и сажусь в кресло, подзывая ее и усаживая к себе на колени.
- Готова? - зарываюсь носом в ее волосы, целую шею. - Все будет хорошо.

Утром мы оба немного нервные. Регина собирается быстро, но всякий раз вспоминает о том, что она могла забыть, и перепроверяет. Таксист уносит последний чемодан, и мы остаемся в лофте вдвоем. Я держу Регину за руку, когда она покидает свой дом, оставляя ключи у двери, и когда мы спускаемся с трапа небольшого пассажирского самолета в Тринадцатом. Такие рейсовые пташки летают в столицу раз в неделю. Наши документы проверяют второй раз, и третий будет на КПП на подъезде в город.
Погода отменная, солнечная, и нас встречает на машине Джей-Джей, мой, пожалуй, единственный настоящий лучший друг. Он старше меня на девять лет, холост, нагл и в доску свой. Пока вещи грузят, он встречает нас.

- Ого! Да ты красотка! - без особых церемоний он стискивает Регину в объятиях. - Ну, и что ты в нем нашла? Сопляк же. Советую присмотреться к мужчинам постарше!
Вижу, что Регина ему по душе с первой фразы, так что, когда мы садимся, он успевает бросить мне: - Огонь.
От аэропорта до Поселка двадцать минут езды, и на въезде в город мы останавливаемся на КПП. Дистрикт в прямом смысле оцеплен стеной и колючей проволокой. Солдат изучает документы Регины, сверяется с базой. С полуночи Регина - гражданин Дистрикта за своим личным номером.
- Добро пожаловать в Дистрикт Тринадцать.
- И больше ее никто не видал, - поддакивает Джей-Джей, когда мы пересекаем полосу.

Дистрикт сейчас - большая стройка, особенно в районе Поселка, жилого квартала. Здесь простая и понятная планировка, широкие улицы и дома достаточно отстоят друг от друга, одинаковые, но разве что покрашенные по-разному. Одинаковые лужайки перед ними, но кто-то уже разбивает палисадники. И огромное количество деревьев. Мы сохранили целые аллеи, так что другую улицу просто не видно, все теряется. На тротуарах и детской площадке много людей, рабочий день окончен, так что кто-то гуляет перед ужином, кто-то только возвращается домой.

Джей-Джей помогает выгрузить вещи, но я их позже сам занесу, а пока отворяю Регине дверь и переставляю ее через порог. Волнуюсь ли я? Очень. Она точно к такому не привыкла, а еще мне трудно угадывать ее настроение, потому что все семь часов перелета она молчала или дремала. Больше всего я боюсь, что она с первых минут пожалеет о своем решении.
- Здесь гостиная, кухня, ванная комната. Вода еще не п-подведена, п-поэтому я буду носить ее с колодца. Наверху две комнаты, одна из них - спальня, а насчет второй я не п-придумал. Есть свет. Внизу небольшой п-погреб, но он п-п-пуст. Из кухни выход на террасу. Вот, кажется, и все, - я чащу, знаю. Но это от волнения. - Не молчи, п-п-пожалуйста. Я знаю, все это сильно далеко от того, к чему ты п-привыкла, но ты скажи, что ты хочешь, и я постараюсь все сделать. Но вода - не раньше августа, увы.

Я люблю свой дом, но сейчас я смотрю на него ее глазами. Я был бы в панике.

- Я занесу вещи.

....
.

+1

25

Мы покидаем Капитолий и я оставляю в этом городе значительную часть себя. Но я уверена, что вернусь. Когда-нибудь, когда срок нашего с Аароном брака истечет и я смогу с ним развестись, а моя жизнь будет в безопасности от вшивых дистриктов, вот тогда я точно вернусь, потому что Аарон прав, Капитолий – мой дом.
Аарон держит меня за руку все наше путешествие и мне кажется, он таким образом просто пытается удержать меня от побега, как заключенную. Как будто я вновь пленная и меня надо конвоировать в Тринадцатый, но на этот раз уже насовсем.
По прилету нас встречает какой-то Джей Джей, который совсем не церемонится и «с порога» обнимает меня так, что я едва не вскрикиваю от ужаса. Он залез в мое личное пространство. Не люблю когда без моего разрешения лезут в мое пространство.
- Я бы и присмотрелась, - встряхиваюсь, проверяя все ли косточки целы и пытаясь при этом улыбаться. – Но у меня есть глупая мечта умереть с мужем в один день.
Тринадцатый поражает своей… заколоченностью. Эти люди так стремились к свободе, к вседоступности, но до сих пор живут за колючей проволокой и надзором. Аарон с таким восторгом говорил о переменах, о домах, о другой жизни. А что изменилось? По сути, они просто выползли из земли как внезапно обретшие зрение кроты после долгой спячки, а теперь не знают, что делать с этим солнцем и небом над головой.
Мы проезжаем мимо совсем новых и редких частных домов. Конечно, о многоэтажных высотках здесь и речи быть не может, как будто эти люди готовы в любой момент, если понадобится, вновь уйти под землю. Всюду зелень, лес за домами, какие-то реденькие лужайки, на которых только начинают расти цветы, некоторые дома и вовсе не покрашены. Я смотрю на это все и понимаю, что я очень сильно влипла. Что, сука, Аарон просто сбил меня с толку, когда сказал, что у него есть дом. Но как я могла знать, что это будет дом по сути в чистом поле?
Плотность населения здесь явно уступает Капитолию и вообще все это выглядит как дешевые декорации на какой-то малобюджетный фильм, денег в котором хватило только на переднюю панель домов, а позади все окажется пустышкой.
Я молчу. Ужас во мне настолько подступил к горлу, что если я сейчас хоть слово попытаюсь сказать, то выплеснется вся истерика разом. Как же так? И вот здесь мне жить следующие четыре года?
Мы подъезжает к дому и я выхожу на аккуратную лужайку, которая, в отличи от некоторых совсем не пестрит посаженными цветами или садовыми украшениями. Ну да, Аарон не похож на того, кто будет заниматься садом. Забавно, в Капитолии декор всегда был неотъемлемой частью города и я никогда не задумывалась кто за этим следит. А здесь бросается в глаза. Потому что пусто и голо.
Мы проходим в дом, раньше, чем мои чемоданы, потому что муж решает сначала показать мне мой новый дом. И если прежде я еще как-то держала себя в руках, то обстановка в жилище добивает меня окончательно, потому что я замираю в гостиной и не могу сделать ни шагу. Аарон рассказывает мне нынешнее положение дел, а я просто таращусь на пространство вокруг меня. В моем лофте было просторно, но тут или там стояли какие-то мелочи типа вазочек, горшком и прочей фигни. Здесь – только мебель и ее минимум.
Голос мужчины пробивается сквозь шум в моей голове и даже если бы я хотела что-то сказать, чтобы реабилитироваться в этой ситуации, то я не могу. Я просто в таком шоке, что всю мою смелость и уверенность в себе, в том, что я смогу здесь выжить, как ветром сдувает.
Аарон уходит за чемоданами, а я делаю пару шагов и буквально падаю на подлокотник дивана, потому что ноги совсем не держат. И как слабоумная сижу и осматриваю дом, который никогда не станет мне домом. И это тоже забавно, потому что никогда я не думала о своем лофте, как о настоящем доме, а теперь лишившись всего…
Аарон сказал, что воды нет и не будет раньше августа, ее придется носить из колодца. Прощай ванна. А еще он уточняет, что свет есть. Он уточняет! Блядь, свет! Потрясно, это должно меня как то успокоить?
Я, блядь, не знаю, что делать. Аарон спросил меня, чего я хочу и он все устроит. Постарается. А я… Я хочу домой. Я хочу в свой лофт, хочу в Капитолий, хочу к большой ванне, куче полочек, гардеробной, к тусовкам, к большим видовым окнам, к свету, о котором не надо думать, есть он или нет. Я хочу домой!
Чувствую руку на своем плече и только теперь чувствую, что плачу.  Поднимаю взгляд на Аарона и замечаю, как перекашивается его лицо. Черт, черт, черт! Надо быстро собрать себя в кучу и реанимировать ситуацию, пока еще возможно. А то проблем не оберусь. Хотя, блядь, вся вот эта жизнь уже моя проблема. Или проблема – это жизнь?
- Извини. – я касаюсь руки Аарона на моем плече и слабо улыбаюсь, быстро вытирая слезы другой рукой. – Я просто… - от ужаса, который переполняет меня я не могу задействовать мозг. – Это сильные перемены. Дай мне время, милый, ладно? – «милый» же сработает? – Я привыкну. Обживусь. Обживусь и привыкну.
Обживусь и привыкну. Да уж, очень разумно с моей стороны. Я ни разу в своей жизни нигде не «обживалась и не привыкала».
- Знаешь, мне просто нужно снять стресс. – поднимаюсь на ноги и обнимаю Аарона. – Все это непросто, но, если ты будешь рядом, то мне будет легче. – целую его. – Я в шоке не потому что мне чего-то не хватает или мне что-то не нравится, а потому что для меня это ново. Мне просто нужно немного времени. Но я вижу, что дом чудесный.
Я повторяюсь, потому что найти подходящие слова трудно, а я… Ну я не очень хочу, чтобы у нас сразу возникли проблемы после моего приезда. А еще почему-то не хочется видеть Аарона таким расстроенным. Ведь дело даже не в нем, а в той дыре, которую он называет домом.
- Лучше помоги мне обжиться. – прижимаюсь теснее к мужу и забираюсь руками под его рубашку, расстегивая пуговицы и касаясь торса. – Предлагаю начать с дивана. После перелета у меня мышцы затекли. – запускаю руку в его джинсы и белье, сжимая в руке член. – Неплохо бы размять.
Следующие несколько дней я обживаюсь в доме. Стараюсь во всяком случае, потому что с водой реально беда, как и со многим другим. Например, я пыталась уложить волосы, только поняла, что это абсолютно бесполезно, а мыть голову каждый день совершенно нереально. По ночам я все еще спотыкаюсь о мебель, пока иду в туалет, потому что обстановка мне не знакома. Да и днем тоже не пестрю ловкостью.
Аарон днем работает, помогая отстраивать дома своих друзей или необходимые объекты, а вечером занимается своим домом. Он много работает и по вечерам приходит совершенно уставший. Еще одна причина, по которой я бы хотела вернуться в столицу. Там нам не нужно было работать. Моя работа ждала меня через неделю.
А пока что, воскресным утром, после чудесного утреннего секса, который все так же был хорош и был чуть ли не единственной радостью в этой деревне, я готовлю завтрак на кухне, когда в дверь раздается стук. Вообще-то мы никого не ждем, так что я расхаживаю в одной простыне. В ней же и открываю дверь, не стыдясь. Передо мной стоит молодая красивая девушка с пирогом в руках. Она таращится на меня, и явно для нее мой вид очень неожиданный.
- Привет. – нарушаю тишину.
- Привет. Ты, наверно, Регина.
- Наверно, Регина. – подтверждаю я в ответ на несмелый голом незнакомки.
- А я – Лорен. Соседка Аарона.
Соседка? Как мило. Какая симпатичная у него соседка. Прям скажем удача, а не соседка.
- Правда? – внезапно зажигаюсь энтузиазмом и с улыбкой встречаю гостью. – Прости, Аарон мало что успел рассказать пока что. – эй, я же в простыне, ты же понимаешь, почему он не успел рассказать. Хотя может, он и рассказывал, а я не слушала. Не самая интересная тема. Но теперь мне интересно. – Проходи. – пропускаю девушку внутрь, все так же мило улыбаясь. – Прости, что я в таком виде, мы не ждали гостей.
- Я просто хотела познакомиться. – неловко, да?
- Я как раз приготовила завтрак. Проходи на кухню. Скажу Аарону, чтобы он оделся.
Черт, так хочется оскалиться, но нельзя. А ведь в Капитолии я бы точно это сделала. Не знаю, не нравится мне эта девчонка. Уж слишком симпатичная для просто соседки. А муж как раз спускается со второго этажа.
- К нам соседи. – оборачиваюсь к Аарону и щеголяю мимо него, целуя. – Неловко вышло.

новый дом

http://savepic.ru/9349672.jpg
http://savepic.ru/9354792.jpg

Отредактировано Lucia Varys (Ср, 13 Апр 2016 18:51)

+1

26

Я вижу, что глаза Регины блестят не от счастья, а от... а от того, что она увидела здесь. Да, я ничего ей не обещал, но, черт, у меня все опускается, и она, понимая это по моему лицу, с которым я просто ничего не могу поделать, пытается убедить меня, что ей просто потребуется время привыкнуть к переменам. Знаю, что потребуется, но легче от этого мне не становится. Я не хочу, чтобы она мучилась тут, я в самом деле сделаю все, чтобы дом был готов, и ей здесь было уютно.
- Я п-понимаю, - целую ее, а она увлекает меня на диван, освобождая себя и меня от одежды. Может, все выглядит так непросто только на первый взгляд?

Следующие несколько дней Регина просто не показывает носа на улицу, и я не гоню ее, хотя было бы неплохо, если бы она познакомилась с кем-нибудь, и для начала с соседями, потому что их любопытству нет предела. Однако я отвечаю, что ей нужно освоиться, и они только качают головой с улыбкой на тот счет, что, верно, капитолийке просто боязно, что она оказалась в лесу. В конце концов, неделя на адаптацию дается, видимо, не зря, но скоро Регине нужно будет явиться в нашу мэрию, чтобы ей определили работу. Профицита рабочих рук у нас нет.
Так как я преимущественно занят все время на стройке, то прошу, чтобы по возможности Регина помогала мне там. Не хочу, чтобы мы были порознь, пока она приживается. Мне сложно представить себя на ее месте, поэтому и хочу быть рядом. И еще как же необычно возвращаться домой и видеть в окне свет!

Каждый вечер я приношу воду с колодца. Точнее даже привожу, в больших жестяных флягах, чтобы Регина могла помыться и сделать все свои женские штучки.
- Здесь неподалеку есть озеро, так что, когда ночи станут теплые, можно будет ходить купаться, - предлагаю я и вижу большие глаза Регины. - П-поверь, там здорово.
Впрочем, на подходе май, а там до наступления абсолютного тепла рукой подать, если весна продолжится такой же солнечной и ясной.

Ночью я часто просыпаюсь и прислушиваюсь к дыханию Регины. Я больше всего боюсь услышать, что она плачет. Иногда я не нахожу ее рядом, потому что она выходит в туалет, и дожидаюсь, когда она возвращается, забираясь под одеяло и закутываясь. Обнимаю ее всякий раз, сквозь полусон целуя в плечо. Она обязательно привыкнет, когда получше узнает людей и места.
И раз уж Регина не спешит завязывать знакомства, знакомства спешат завязаться сами. Я слышу голоса внизу, пока лежу в постели, потягиваясь. Пожалуй, у нас не все так плохо, если такой отличный секс... От приятных мыслей меня отвлекает разговор, отголоски которого разносятся по пустому дому, так что я поднимаюсь, одеваясь. Натягиваю домашние фланелевые брюки и футболку, быстро спускаясь по лестнице, и вижу Лорен, неловко мнущуюся в гостиной с пирогом в руках. Регина идет на встречу, проскальзывая мимо меня с шлейфом простыни. Она готовила завтрак по привычке именно в простыне, накинутой на то, в чем мать ее родила. Целую ее на ходу. Она кружит мне голову, и сегодня такое солнечное позднее воскресное утро...

- П-привет, Лорен.
- Привет, Аарон, - девушка смущена, да, и опережает мой вопрос. - Я зашла принести вам пирог и пригласить к нам на ужин. Отец вернулся с охоты и принес фазанов, мы приготовим их и еще что-нибудь из овощей. Приходите.
На самом деле, было бы здорово познакомить Регину именно с этими людьми, они отличные. Вот и Регина спускается  нам.
- Лорен и ее родители п-приглашают нас на ужин. П-предлагаю согласиться. Дебра, мама Лорен, отменный п-повар, гарантирую, - Регина становится рядом, и я обнимаю ее, ожидая ответа.
- Регина, соглашайся. Мы будем очень рады, - Лорен розовая от смущения. Ну да, то, как Регина встретила ее... У меня бы тоже кровь прилила, разве что не к щекам. Лорен не отводит от Регины глаз, рассматривая ее, и это не укрывается, хотя выглядит ненавязчиво.

- Я думаю, мы п-примем п-приглашение?
Моя хорошая, прятаться вечно не получится, и иначе не обживешься и не привыкнешь, а эти люди - действительно очень хорошие. - Лорен, ты п-приготовишь то п-печенье?
- Конечно! - спохватывается девушка. "То" - это самое простое, но с орехами.
- Регина, ты должна п-попробовать.

....

+1

27

Пока я переодеваюсь в домашнее, я прикидываю, где я слышала имя Лорен. Кажется, именно так звали сестру Аарона, которая умерла во время эпидемии оспы в Тринадцатом. Родители Аарона тоже умерли именно от этой болезни. Выжил только он и, наверно, именно поэтому он особо не вдавался в подробности и вообще не вспоминает о семье. Ну а что тут вспоминать? Про своих я тоже особо не болтала, сказала, что погибли в автокатастрофе. А брат… Ну нам уже давно нет дела друг до друга, со смерти родителей. Зажили каждый своей жизнью. Даже не знаю, где он сейчас и попал ли под какую-нибудь программу. Никогда не просила у него ни денег, ни защиты. Так бывает. В Капитолии порой семейные связи ничего не значат.
Спускаюсь вниз в тот самый момент, когда мелькает уже призрачная договоренность о встрече вечером. Становлюсь рядом с Аароном и запускаю руку ему под футболку, пробегая пальчиками по спине. Смотрю на Лорен и пытаюсь понять, что эта девчушка собой представляет. Миловидная, вроде даже ухоженная, ни капли макияжа, да ей это и не мешает. Все еще смущена, божий одуванчик. И как мила!
- О, - только и выдаю я, когда слышу приглашение с обеих сторон. Аарон, я по голосу слышу, очень одобряет идею сходить на ужин к родителям Лорен.
А потом мой муж предлагает девушке испечь «то печенье», что она с радостью подхватывает. Почему я чувствую себя третьей лишней рядом с этой парочкой? Лорен так на него смотрит, с готовностью отзывается. Да быть не может! Хотя, почему же не может, очень даже возможно и реально, что Аарон ей нравится. Но я еще не уверена. Надо бы присмотреться к девчуле.
- Ну раз будет «то» печенье, то я просто не могу отказаться. – подхватываю я беззаботный тон. – Мы придем обязательно.
Ну как я могу пропустить такое? Хоть какое-то развлечение… Докатилась. Ужин в деревне с семьей соседей уже воспринимаю как развлечение.
- Тогда мы будем вас ждать. – кивает Лорен и ставит пирог на стол, собираясь ретироваться.
- Спасибо за пирог. – благодарю я и провожаю девушку до двери, закрывая за ней. Поворачиваюсь к мужу и пристально смотрю на него. – Ты не говорил, что у тебя такая симпатичная соседка. Мне уже начинать ревновать? – смеюсь, ага. Все это безумно смешно.
Ох уж эти мне соседки…
Пока у Аарона день свободный, мне действительно приходится выбраться из дома. Мы решаем немного пошляться и муж показывает мне свой дом, который растет не по дням, а по часам. Ну это он так думает, ему, конечно, виднее. Для меня это не больше чем глухая улица с домами и лужайками, полупустая и в перспективе в общем-то она должна ожить. Но это же в перспективе. Я как будто попала на начало вечеринки, где еще никто не успел напиться и все дико скучные.
Мужу я, конечно, ничего подобного не говорю, держу лицо и пытаюсь выглядеть заинтересованно. Хотя меня немного все-таки сбивает, что так близко дикая природа. Но дикая тут не только природа, но и люди. Она вроде как и ведут себя вежливо, но чужого узнают сходу. Так что пялятся и не упустив возможности, подходят и здороваются. И раз сто я за день услышу одну и ту же фразу.
- Так это твоя новая жена, Аарон? – или его еще называли «стрижик». Как позже мне уже объяснил муж, это его позывной в пилотной карьере. Очень символично, да.
- Давай я просто напишу на лбу или повешу на шею табличку, что я твоя жена. – бурчу я, после очередных знакомых Аарона, которые выразили почтение. – Надо было меня предупредить, я бы заказала майку что ли… О, или лучше 2 майки, тебе и мне.
Ну, ладно, звучу я все равно добродушно. Столько внимания, столько улыбок. Знать бы, что они реально думают.
- Я еще долго буду отвыкать от чувства, что за улыбками прячется презрение.
А вечером мы идем на ужин. Я надеваю не самое свое нарядное платье, предполагая, что ужин будет не таким уж и торжественным. Крашусь, только подчеркивая глаза, от драгоценностей и вовсе отказываюсь. Только оказывается, я вообще зря так парюсь и уменьшаю свои нормы подготовки к ужинам, потому что когда мы приходим, очевидно, что в платье оказываюсь одна я и при параде только я.
- Отлично выглядишь, Регина. – улыбается Лорен как ни в чем не бывало, но по глазам ее вижу, что она удивлена.
Бросаю острый взгляд на Аарона. Вообще-то мог бы меня и предупредить, что наряжаться нет смысла и можно идти в семейках и майке навыпуск.
Я знакомлюсь с родителями Лорен, Деброй и Джеком. Они кажутся мне очень милыми людьми. Ну конечно! Тут каждый первый очень милый человек и откуда бы появилась еще такая милашка, как Лорен.
И весь вечер идет как-то по пизде.
- Дебра, птица потрясающая. – искренне восхищаюсь я, потому что реально очень вкусно. – Какие травы вы туда добавляли? Я знаю, что для птицы очень хорошо подходит бадьян и фенхель, но честно говоря, не чувствую их.
- Просто смесь перца и соли. – как-то заторможено отвечает женщина, неловко улыбаясь.  – Наверно, тебя сбило с толку мясо.
Блядь, меня сбило с толку то, что в Капитолии у нас без приправ не обходятся, а здесь используют только сраный перец и соль.
- Наверно. – тихо отвечаю и я стискиваю зубы до боли от тупости ситуации.
- А где ты работала в Капитолии, Регина? – спрашивает Джек, пытаясь скрасить ситуацию и нихрена ее не скрашивает.
- Я не работала. Не нашла дела по душе.
- Дело должно приносить пользу обществу. – глубокомысленно изрекает Джек с улыбкой. – Тебе, наверняка, найдут работу, где ты сможешь помочь отстроить свой новый дом.
Какая прелесть. Наверно, пора перенаправить разговор и как-то сбавить градус моей неловкости, потому что я чувствую себя рядом с ними каким-то ленивым эгоистичным отстоем. И мне не нравится, как эти люди заставляют меня чувствовать себя. Края…
- Понимаю, что вы знаете Аарона вечность, поэтому не могу не спросить: есть ли у него какие-нибудь скелеты в шкафу? Самое время для неловких воспоминаний. – поворачиваюсь к Аарону и подмигиваю ему.
- Мы все знаем друг друга практически с рождения. Помню, как Аарон и Лорен играли  вместе, когда наша девочка подросла. У Лорен была странная привычка залазить на дерево, но как котенок, не могла слезть обратно. Аарон всегда ей помогал.
Ах вот оно как. С детства вместе, да?
- На дерево? – не понимаю я. – У вас в бункере были деревья?
По комнате слышен тихий смех и от этого мне становится снова неуютно и хочется уйти. Но только улыбка замерзает на моих губах.
- Нет. Нам разрешила выходить три раза в неделю и весной дети часто играли в лесу или поле. Аарон с Лорен были очень близкими друзьями.
- Мама. – Лорен просит остановиться мать и этот жест для меня красноречивее всего. Дебра может и имеет в виду только дружбу, но видно, что для Лорен это нечто большее. Она то и дело подкладывает Аарону еду, если он просит и они смеются на какие-то свои темы.
Только бы не раскрошить зубы и не сломать приборы к концу вечера.

+1

28

Регина не может не согласиться, потому что мы с Лорен буквально прижали ее к стенке. Ну в самом деле, родная, пора начинать осваиваться, а эти люди, пожалуй, одни из самых близких мне. Моя сестра была дружна с Лорен, как только могут быть девчонки, а когда я остался один, Джек и Дебра стали для меня совсем своими. Любви они не навязывали, не жалели меня, просто я всегда знал, к кому могу обратиться за помощью.
Наконец моя жена соглашается, и Лорен быстро прощается, оставляя нас. Регина провожает ее и закрывает дверь, оборачиваясь ко мне.
- Ты о Лорен? - смеюсь. - Ну, конечно, она симпатичная, но ревновать, - подхожу к ней, обнимая и забираясь руками под ее майку, - не к чему. Она мне как сестра, - целую ее осторожными легкими поцелуями. Подбородок, скулы... - И я женат на самой красивой девушке в мире. - Регина улыбается, жмурясь. Обожаю ее длинные темные ресницы и эти губы... Моя. Даже не верится, что мы вместе здесь.

После нашего позднего завтрака, который по времени скорее выходит ужином, я вытаскиваю Регину прогуляться. Это ее первый выход, что называется, в свет, и, конечно, все внимание приковано только к ней. Я устраиваю ей небольшую экскурсию, но она все равно выходит очень продолжительной, потому что мы то и дело останавливаемся, и я знакомлю Регину со своими друзьями и знакомыми. Смеюсь, когда спрашивают про "новую жену".
- Эдди, ты говоришь так, словно я меняю их каждый год! Не слушай его, родная.
Эдди - мой механик, славный парень и очень толковый.
С Региной знакомятся, рассматривают, и конечно это очень утомительно, но Регина все-таки шутит на данный счет.
- Не ищи ничего за этими улыбками, за ними ровно то, что и на них. Им любопытно, как ты, такая красоточка, устраиваешься здесь, вот и все, - пожимаю плечами. Вспоминаю то, что она говорила о Капитолии. - Не жди ножа. Я не стану говорить, что все тут сплошь замечательные, ты сама увидишь, кто и чего стоит. Мне легче - я п-прошел с ними огонь, воду и медные трубы.

А потом мы возвращаемся домой, чтобы пойти на ужин, куда мы приглашены, и я жду Регину, пока она собирается. Она надевает платье, и так красива в нем, что я любуюсь и не могу ничего сказать некоторое время. Она совершенная, невероятная.
Лорен открывает нам и сторонится, давая пройти.
- Аарон! - Джек и Дебра встречают нас.
- П-познакомьтесь, моя жена Регина. Регина, это Джек и Дебра, мои близкие друзья.
- Мы слышали, что ты красива, но не представляли, насколько! - восхищается Дебра, беря Регину за руки и улыбаясь, но спохватывается и ведет всех к столу.
- Все хорошо, ты им нравишься, - шепчу Регине, подвигая ей стул.
Только если бы все было хорошо, не было бы ощущения, что не все хорошо. Да, идет пустяковый разговор, но я всякий раз ловлю моменты, когда Регина будто вся подбирается, и не могу найти этому объяснение только в волнении. Ей неловко и некомфортно здесь?

- Регина скорее всего будет п-помогать в кухне в столовой, - отвечаю я Джеку, и он качает головой, одобряя.
- Это хорошо. У нас хорошие люди, Регина, вот увидишь.
А Регина переводит разговор на меня, и в ответ Дебра вдается в воспоминания.
- А однажды она упала с него, я п-помню. П-полазеня, - смеюсь. Лорен росла сорванцом. Моя сестренка была такой же. - Я не усмотрел, и думал, что Джек меня убьет.
- Но досталось мне, - вставляет Лорен.
- Конечно, ты уже была взрослой, чтобы понимать, куда взбираешься, - возражает Джек.

- Дебра, ужин восхитительный, спасибо.
- Небогато, но...
- П-перестань. Смотри, Регина решила, что ты творишь чудеса, а она гурман, п-поверь, - целую свою жену в висок.
У меня есть скелет, ему много лет, однако тревожить его не станет никто и никогда. Да и не о такого рода тайнах говорит Регина. Может быть однажды я расскажу ей о Джесс. Конечно, расскажу. Но не сейчас.

- Аарон, я попрошу тебя помочь мне привезти воды. Что-то я последние дни наломал спину.
- Конечно, Джек, какие п-проблемы!
- Регина, Аарон показывал нам нашу баню? Мы строим ее на три семьи, - спрашивает Дебра. - Конечно, летом, возможно, от нее нет толка, но осенью и зимой она будет то, что надо. Ну и когда наконец будет вода. Все-таки очень неудобно и хлопотно ходить к колодцу.
Вообще-то да, Регине может показаться странным, но нам тоже не привычно в таких условиях, так что она не одинока.

Мы пробуем десерт - пудинг и, конечно, печенье.
- Я же обещала, - говорит Лорен, подавая большую тарелку со свежей ароматной выпечкой.
- Ты не могла меня обмануть!
Я очень надеюсь, что Регина освоится в этом кругу и подружится с Лорен и Деброй, они замечательные, и, возможно, станут ей подругами, которых у нее не было в Капитолии.
- Какая же ты отважная, Регина. Выйти замуж вот так, влюбившись и решившись... - улыбается Дебра.
- Ну еще бы, такой хороший парень, - добродушно смеется Джек. - Нам бы такого зятя, верно, дочка?

....
.

+1

29

Я по ходу единственная, кто в этой компании напрягается и это тоже меня напрягает. Разве я должна чувствовать себя неловко? Это они должны! Потому что я спустилась со своей поднебесной до их приземленного уровня. Но по факту, правда в том, что я на их территории и я одна и именно поэтому переживаю я, а не они. А еще я чувствую себя диковиной зверушкой, на которую все смотрят то ли с умилением, то ли с ожиданием чего-то необычного. Ведь именно об этом Аарон сказал, когда говорил, что всем интересно, как я тут обживаюсь.
Между делом поднимается вопрос о том, что я возможно буду помогать на кухне и столовой. Простите, что? Смотрю на Аарона удивленно. Во-первых, откуда он знает, если даже я еще не знаю? Хотя не удивительно, он-то в отличие от меня в эти дни выбирался на работу. Но я надеялась, что меня как-нибудь пронесет. У меня вообще-то ногти, эй!
Баня… Ладно бы просто баня. Но на три семьи! Люди, вы в курсе вообще, чем обычно занимаются в бане? Что за разврат на три семьи? Фу! И у нас в Капитолии это называлось сауной.
- К сожалению, я мало что видела. – поджимаю губы, сожалея и покачивая головой. – Я тут всего несколько дней и… Аарон был на работе, а я не хотела выходить без него.
- Ну что ты, Регина, мы совсем не кусаемся. – смеется женщина.
Да, блядь, очень смешно.
Мы переходим к десертам и Лорен подает на стол свои сраные печенья, о которых они с Аароном условились сегодня утром. И от меня не укрывается, как она смотрит на моего мужа, когда говорит, что обещала. Черт, теперь для меня точно не остается никакой загадки во всем этом. Может, Аарону она и действительно как сестра, но вот Лорен… В этом нежном взгляде, в этом румянце на щеках, в этом жесте, когда она заправляет прядь волос за ухо, опуская глаза… Оторвите мне язык, если я окажусь не права, но Лорен сохнет по Аарону. Точнее, мокреет. Дела…
То есть я для нее оказалась внезапным сюрпризом? Поди ненавидит меня всем своим большим нежным сердечком. И конечно, родители в курсе того, как она ночами думает о моем муже. Иначе не звучали бы сейчас эти шутки о зяте. Вот как? Не гуляли ли подробные фантазии свадьбы в этой блондинистой головушке?
- Мне очень жаль, если я увела у вас потенциального зятя. – внезапно влезаю я, не давая Лорен оборвать отца и обращаясь непосредственно к Джеку. Но мой посыл услышан верно, потому что вступает Лорен.
- Нет, Регина, пожалуйста, не слушай папу. Он шутит. Просто Аарон… Мы с детства вместе и всегда были хорошими друзьями. Отсюда и пошли эти шутки о нашей женитьбе. – ох уж этот ее смущенный взгляд на Аарона. Вот сука невинная. – Я рада, что Аарон теперь счастлив. Ты очень красивая.
О, да неужели, милочка? Это ли ты думаешь на самом деле? Ну что, дорогой, действительно ли у Лорен на лице то, что и на душе? Очень сомневаюсь. Думаю, она давно поджидает случая, чтобы запустить свои отсутствующие ноготки в твою спину. Да только вот незадача, я подвернулась. Мне достался дохрена популярный мужик. Умею же я выбирать…
- Наверно, только этим и взяла. – пожимаю плечами, улыбаясь и глядя на Лорен. – Потому что иначе не могу найти другой причины, - поворачиваюсь к мужу и опускаю руку на его колено под столом, - почему он выбрал меня. – а ведь если подумать, то ведь и правда за красоту. Честно говоря, сейчас становится немного обидно. Я всегда хвалилась и использовала свой удачный фасад, но дальше дела не заходили. – Тем более, когда в Тринадцатом есть такие хозяйственные девушки, как Лорен.
А последнее уже обращение к родителям девушки и они принимают похвалу, смеясь и отнекиваясь, что все это действительно была только шутка, а Лорен и правда очень хозяйственная.
- Мне еще многому предстоит научиться.
- Но ты же хорошо готовишь, насколько я поняла. – вмешивается Дебра.
- Просто большую часть сознательного возраста  я провела с нашей кухаркой. У нее и научилась.
- А родители?
- Работа занимала большую часть их времени. – как ни в чем не бывало говорю я. Меня это не задевает. Уже больше нет. Я научилась о родителях вообще не вспоминать.
- Кстати, Регина, как твои родители отнеслись к столь скорому браку? – спрашивает Джек.
- Полагаю, они в восторге.
- Ты им не сказала?
- Увы, у меня нет такой возможности. – с улыбкой отвечаю я. – Они погибли 8 лет назад, так что… - вновь пожимаю плечами.
- Очень жаль. – Дебра действительно как будто сожалеет. О чем? О людях которых она не знала?
- Все нормально. Это же давно было. - свалить хочется. – Очень вкусное печенье, Лорен!
Мы заканчиваем ужин чаем и десертом, потом еще немного разговариваем и наконец-то расходимся. Как же здорово выйти на свежий воздух и глотнуть ночной тишины. Мы прощаемся друг с другом улыбками, а Дебра говорит, что я могу заходить в любое время, если мне понадобится помощь. Премного благодарна, надеюсь, боги милуют.
Идти нам с Аароном недалеко и я действительно устала и хочу домой. Разговаривать с Тринадцатыми это как будто прохаживаться на шпильке по минному полю. И, конечно, у меня многое накипело, что я выплескиваю, едва мы с Аароном перешагиваем порог дома.
- Ты мог бы предупредить, что мне не нужно так наряжаться. Я выглядела как идиотка во всем этом. – не сдерживаю порыва и хочется чем-нибудь швырнуться, да дом такой пустой на всякий декор, что рукой не за что схватиться. Могла бы, швырнула бы Аарона. – Я и звучала как идиотка. Ну, о чем мне с ними говорить? О чем я могу рассказать? О том, что никогда не работала? Что тратила деньги, просаживая их в заведениях? О том, что прошла реабилитацию в наркологической клинике, после передоза? О том, что родители умерли? – меня реально как-то пробирает, как будто это последняя капля. Просто сегодня было задано очень много вопросов, на которые у меня совершенно не находилось ответов. А если и находились, то почему-то становилось стыдно. Они все такие чистенькие, работящие, хозяйственные, правильные. Чувствую себя рядом с ними говном. – Мы никогда друг друга не поймем. Они всегда будут смотреть на меня, как на капитолийку! Эгоистичную, капризную, не умеющую ни-че-го! Да Лорен по сравнению со мной – сказка, а не жена!
И мне бы задуматься еще и о том, что я сравниваю себя с Лорен с той точки зрения, что для Аарона она была бы лучшей партией, идеальной! Мне бы задуматься, что мне стало неловко, потому что я рядом с Аароном выгляжу нелепо. Не он рядом со мной, а я рядом с ним!
- Все такие добрые, гостеприимные. – мечусь по гостиной, потирая руки вдоль вен на локтях. Хочется курить или выпить. Но нельзя. – Я вообще здесь ни к месту. Я не добрая и никогда такой не стану.
Меня как-то нехило пидорасит и мне не нравится, то, что я чувствую. Я впервые в жизни чувствую неуверенность в себе и поэтому и срываюсь. Только так я могу набрать очков уверенности.

+1

30

Конечно, разговоры о том, что мы с Лорен могли быть тили-тесто-жених-и-невеста, это не более, чем шутка, но вечер приятный, так почему бы не поднять тему, которая нет-нет да всплывала. Джек иногда шутил, не знаю ли я другого такого парня, как я сам, чтобы познакомить с Лорен, и мы оба знали, что круг знакомых у нас один. Теперь в нем появилась Регина, которая почему-то не сразу говорит Дебре, что ей просто не с кем было поделиться новостью о своей свадьбе, а тянет до последнего, и хотя хочет звучать спокойно, но все-таки что-то такое есть в ее голосе... Какое-то раздражение. Однако вечер подошел к концу, и мы расходимся.

Вечер теплый, и мы очень долго идем эти несколько ярдов до нашего дома, в полном молчании, наслаждаясь тишиной и темнотой. В живой изгороди поют сверчки, и у лампы на крыльце кружат мотыльки. Я перестаю слышать одних и думать о вторых, едва мы заходим в дом, но не потому, что здесь искусственный свет, а дверь закрыта, а потому что Регина вдруг срывается. Словно спусковой крючок наконец отпустило.

Я слушаю ее, наблюдая за тем, как она мечется по гостиной, говоря о том, что она тут лишняя, что ей не о чем разговаривать с людьми, которые совсем иные, чем те, к которым она привыкла. Она говорит, что они никогда не примут ее и весь багаж, который она тянет с собой. Ее образ жизни, ее... лечение от зависимости, ее привычки, ее нрав - она не видит никаких точек соприкосновения, ничего общего ни сейчас, ни в будущем.

Я догадывался о том, что у Регины проблемы с алкоголем, потому что помню тот вечер, наш первый вечер, когда она отказалась выпить со мной, объяснив тем, что ей просто нельзя, но к этой истории мы не возвращались. Я знал, что ее родителей нет в живых, что произошла авария, но и на этом все. Кто они были? Какими они были? Хотя, ведь и Регина не знает о моих. Даже удивительно. Мы как будто говорили с нею о многом, но не о главном, и все закрутилось так быстро... нам бы по-хорошему все еще узнавать друг друга и решать, готовы ли мы связывать жизни, а мы уже связали. Нет, это не отменяет того, что я влюблен и теряю голову, просто, наверное, будь мы в иных, нормальных условиях, узнавать мой мир Регине было бы легче и в интерес, а не в вынужденную тягость. Она не видит здесь для себя места. Ни среди моих друзей, ни даже в этой гостиной.

Я встаю у нее на пути, беру за плечи и останавливаю ее метания. Она в истерике, смотрит на меня своими кошачьими зелеными глазами, и словно ждет, что я скажу, но только для ровного счета, потому что как будто у нее на все есть ответ, и ее ни в чем не убедить, кроме того, что она уже знает. Думает, что знает.

- Регина, п-послушай. Ты была красива, и это п-платье очень идет тебе. Мне п-просто не п-пришло в голову, что оно не уместно! - во все глаза смотрю на нее. - Ты говоришь глупости, ты п-понравилась им, в тебе не видят врага, и не нужно стараться п-понравиться им, рассказывая сокровенное. Да, ты капитолийка, иначе кто ты? Но не увеличивай разрыв между собой и ими. Ты считаешь, что ты одна капризная? Что больше никого нет? Боги, Регина, эта семья хотела п-понравиться тебе! Тебе! Думаешь, это были только твои смотрины? И что за чушь ты несешь! Лорен славная девчонка, кому-то она станет отличной женой, но не надо п-подбирать мне другую жену, хорошо? Если ты считаешь, что я, п-предлагая тебе п-поехать со мной, совершенно не п-представлял, какая ты, то ты ошибаешься. Я не думал, что ты сама скребешь п-полы щеткой в своей квартире и стираешь одежду, что ты душа компании, - я очень хочу ответить на все и сразу, чтобы развеять ее сомнения и тревоги, но выходит путано, знаю. - Да, мы не обсуждаем моду и мало что смыслим в изысканных блюдах. Мы говорим о стройке и о том, как успеть покрыть крыши, п-потому что это важно. Не суди о нас строго, дай нам шанс. Я бы очень хотел, чтобы однажды этот дом стал твоим, и, возможно, тогда ты бы поняла, что мы не такие уж скучные, что мы тоже ссоримся и миримся, что среди нас достаточно эгоистов. Люди всюду одинаковые, просто живут они п-по-разному. Ты не добрая и не злая, ты - это ты. Не строй стен между собой и всеми. Да, на тебя смотрят с любопытством, но только п-потому что ты новенькая, а у нас таких радостей мало.

....

+1

31

Я слетаю с катушек, хотя казалось, что терпения во мне больше. А по факту я здесь еще недели не провела, а уже чувствую себя так херово. И чувствую я себя так по многим причинам и Аарон – главная.
Даже сейчас, особенно сейчас, когда он ловит меня за плечи и начинает говорить, все внутри меня рвется, потому что хочу кричать на него, бить и желательно потом сбежать как можно дальше. Этот человек заставляет меня чувствовать себя отвратительно. Потому что я-то знаю все правду, я знаю, как и почему сюда попала, и то как он относится ко мне выбивает почву из-под ног. Нас всегда учили, что люди из дистриктов мелкие крысы, которые ненавидят нас и завидуют нам. Но а сегодня я ни разу не почувствовала ни единой негативной эмоции, за которую могла бы схватиться и удержаться, оправдать свою грубость.
Но нет, ничего подобного не произошло. И хотя я сейчас высказываю Аарону за то, в чем он пути не виноват и в чем только моя вина, он все же пытается убедить меня, что все наладится, а я не такая уж и плохая, как о себе думаю. И что все люди одинаковы. Не одинаковы, Аарон, иначе я бы сейчас не впадала в такую истерику.
Он так старается, я реально впервые замечаю, что Аарон действительно старается ради меня, он пытается убедить меня, что все не так плохо, как я себе это представляю. Он принимает мои капризы, он терпит мои едкие комментарии, он не спрашивает о моем прошлом. Он считает, что он вполне был готов к тому, что я тут буду выкидывать, когда брал меня в жены. Только он ничего на самом деле не знает.
А мне становится паршиво от самой себя и от того, что этот мужчина для меня делает, хотя я ничего из этого не заслуживаю.
- Ты ничего обо мне не знаешь. – внезапно тихо и как-то резко выдаю я. – А если бы знал, то ни за что не пустил бы меня в свой дом. – и почему-то на губах появляется злая ухмылка. Просто я не знаю, как себя вести, я чувствую себя гадко из-за того как поступаю с Аароном, внезапно мне стало небезразлично, что он верит мне. Но в итоге делаю только хуже. – Это не я должна давать вам шанс, Аарон. Это вы мне его даете. Шанс начать жить правильно, приносить пользу обществу… - фыркаю и конечно, я не могла забыть эту фразу. – Таков план новой государственной системы. А я чувствую себя говном цветнике. Легко быть сволочью, когда другие не лучше.
И все же Аарон не прав, все равно здесь люди другие, они… они – люди, человеки. А в Капитолии, да, серпентарий и огромная ферма различных свиней, козлов и куриц. И там мне было жить легче.
- Я не знаю, станет ли это место когда-нибудь мне домом. – я часто дышу и шумно вдыхаю воздух, потому что не хватает времени, чтобы сказать все, что я думаю. Аарон сказал, что платье мне шло и ему не пришло в голову, что оно будет неуместным. Он кажется даже не допускает мысли, что мне надо меняться. А мне надо. И у меня не выйдет. – Но я знаю, что Капитолий всегда будет частью меня. И эту часть ты будешь ненавидеть больше всего. Потому что с нее все началось.
Я передергиваю плечами, сбрасывая руки Аарона и мне хочется убежать. Время уже позднее и хочется на свежий воздух, но я совсем не знаю местности и если уйду, знаю, что точно не вернусь. Заблужусь где-нибудь в лесу и сдохну. Ведь так и должно было быть изначально. Но я только иду к лестнице наверх, а потом вдруг останавливаюсь, оборачиваясь к Аарону. У меня ощущение, что я под дозой, потому что перед глазами все плывет.
- А хочешь я расскажу? Хочешь расскажу, что я делала? Ты же хочешь узнать меня, да? – я внезапно срываюсь с места и в мгновение оказываюсь рядом с мужем, хватая его за руки. – Хочешь, я все-все расскажу? Тогда ты уже не сможешь сказать, что я не плохая. – смотрю на мужа и вижу, как он хмурится, ведь и я уже кажусь себе сумасшедшей. – Дело не в моде и не в крышах, милый. А в том, как отзывается здесь… - кладу свою ладонь на грудь Аарона, аккурат на сердце.

0

32

Регина слушает меня, глядя снизу вверх, а потом, когда я замолкаю, едва слышно говорит о том, что я ничего о ней знаю, а если бы знал, то ее сейчас бы здесь не было. Да, она права, что мне о ней мало известно, а с расспросами я никогда не забирался далеко, однако это не потому, что мне не интересно, а потому что я успел понять, что ее прошлого лучше не касаться, на нем - блок. Только ведь я точно так же могу сказать, что ей ничего по сути не известно обо мне, так что мы квиты.

Она захлебывается, выплескивая свои мысли и ощущение по поводу того, что с нею здесь происходит, и почему она всегда будет здесь чужая. Треклятый Капитолий обвиняется в том, что он неискореним, но все равно я чувствую, что даже в таких нелестных словах присутствует тоска по этому городу. Для меня - "этому городу", а для Регины - дом. Для меня новый порядок - мой порядок, для нее - система, которая строит ее под себя. Да, я против переселений, по мне так пусть каждый в Капитолий выбирал бы, чем ему заняться, а выбрав, жил с этим, но мне по душе то, что происходит сейчас с Панемом. Хотя... Регина ведь не об этом. Она о том, что не понимает и не принимает этих новых установок, которые диктуют, как жить. ...Дело не в том, что ее не было бы здесь, знай я что-то о ней такое, что изменило бы мое отношение, а в том, что не будь этой новой системы, ее здесь бы не было. Эта мысль возникает из ниоткуда и она мне не нравится. Гоню ее от себя, а Регина сбрасывает мои руки с плеч и бежит наверх. Не пытаюсь остановить ее, потому что не могу сообразить, что сказать ей, чтобы успокоить и примирить с собой, но вдруг она возвращается и словно в безумном бреду спрашивает, хочу ли я рассказа обо всем, о том, кто она есть. Я не уверен, что хочу, но не потому, что мне страшно разочароваться, а по другой причине.

- Я не хочу ничего знать, когда ты так взвинчена и готова взять на себя все п-преступления мира, Регина, - смотрю на нее, не касаясь. Только ее рука на моем сердце. - Дело не в том, что отзывается здесь. Дело в том, что здесь, - и только теперь я касаюсь пальцем ее виска. - В твоей голове мысли о том, что ты чужачка и всегда будешь ею. Шанс, который, как ты считаешь, должны мы дать тебе, не важен. Дай его себе. И не решай за меня, что я буду в тебе ненавидеть, п-потому что пока из нас двоих только ты ненавидишь себя за то, что как будто не соответствуешь нам. Ты сама создаешь какую-то линейку и меряешь по ней. Не нужно. Я буду рядом и п-помогу тебе.

Мне так больно смотреть на нее, такую хрупкую и потерявшуюся. Я не хочу, чтобы она страдала, и тем более от того, что сама навыдумывала себе.
- Ты здесь меньше недели, и даже я не жду от тебя, что ты сразу п-привыкнешь ко всему. Дай нам время.

Нам - себе и мне. Себе и людям, которые окружают нас здесь. Себе и Тринадцатому. Теперь это дом, хочешь или нет, и другого нет. Да, розы не сразу не прижимаются в диком грунте, но зато выживают самые стойкие.
Держу ее руки в своих ладонях.

...

+1

33

У меня истерика. Я реально это понимаю, когда Аарон так спокойно и вдумчиво отвечает на мой бред, подбирая слова так, чтобы до меня дошла причина моего страха. Это действительно страх. Но не страх быть отвергнутой обществом, как считает Аарон. Нет, я ненавижу себя не потому что не соответствую тринадцатым. Я не соответствую твоему доверию мне, Аарон. Потому что оно мало того что не оправдано, так оно еще и ложно. Наивный мальчик, как же ты мог поверить мне, если я и сама себе не верю?
А еще я чувствую разочарование в себе. То ли тем, что вопреки своим ожиданиям я так быстро сдалась и перестала вести свою игру, то ли тем, что Аарон так относится ко мне, не зная, что на самом деле все наши отношения, весь наш брак – сплошная ложь. Я действительно чувствую себя говном рядом с Аароном, потому что он искренне меня оберегает, помогает мне, а я использую все это, чтобы удержаться на плаву. Только ведь говно не тонет, так чего же я так стараюсь и цепляюсь за его слова о том, что я действительно не так плоха? Может, потому что мне хочется ему верить?
Аарон – хороший человек, я заметила это еще в Капитолии и этим и воспользовалась. А здесь это вдвое, втрое сложнее делать, когда вокруг все его так хвалят, так любят и я понимаю, что все это правда, а я просто этим пользуюсь, как потребитель. Как капитолийка. Никогда прежде я не ощущала себя так сильно капитолийкой.
Что-то меняется во мне и мне это не нравится. Как будто до этого я смотрелась в мутное зеркало и не различая деталей считала себя красавицей. А кто-то протер зеркало от пыли и оказалось, что лицо мое все в прыщах и гнойниках, что одежда старая и воняет, а кожа сухая и покрыта пятнами. Аарон смотрит на меня с нежностью, тревогой, а все что я вижу, это свое безобразное отражение.
Я зациклена на себе, так всегда было. Так было проще, когда важна только собственная шкура. А теперь тяжело видеть, когда кто-то смотрит на тебя такими глазами и ты знаешь, что очень зря он это делает, что ты не такая. Но так хочется оправдывать это доверие.
- Ты прав. – наконец сдаюсь я и опускаю взгляд. – Ты прав. Извини. Я запаниковала и совсем потеряла контроль над собой. Просто они такие хорошие люди и я не хочу, чтобы они подумали о тебе плохо из-за меня и моего поведения. Мне кажется, я совсем не справляюсь. Но я постараюсь измениться, я уже меняюсь, Аарон. – поднимаю на него глаза и подхожу ближе, обнимая его за шею. – Потому что ты делаешь меня лучше. Без тебя бы я точно не справилась.
И это, пожалуй, первая правда из всего, что я говорила прежде. Аарон действительно делает меня лучше, потому что я начинаю чувствовать стыд и совесть, которые раньше если и мелькали, то притуплялись алкоголем, наркотиками. И которые по человеческим нормам и делают меня человеком. Просто, оказывается, это больно и я хочу сбежать от этого.
- А еще я, наверно, влюбляюсь в тебя и это для меня немного ново.
Говорю ли я это для того, чтобы Аарон забыл обо всем, что я говорила до этого и глубже заглотнул наживку? Нет. Совершенно точно я испытываю что-то к мужу. Влюбленность ли это или запоздалая симпатия. Нельзя отрицать тот факт, что мне с ним было комфортно и хорошо в Капитолии. И если уж быть до конца честной, если бы я совсем была к нему холодна, то даже ради спасения своей жизни, ни за что бы не пошла за него да и точно бы не поехала в Тринадцатый.
- Пойдем наверх. – прижимаюсь теснее, целуя шею мужа, скользя губами по колючей бороде и поднимаясь к его губам, пока мои руки разбираются с верхними пуговицами его рубашки. – Все эти разговоры про жениха и невесту и несостоявшегося зятя возбудили меня в неправильно направлении и мне срочно необходимо перенаправить энергию в другое русло.
Аарону завтра на работу и слишком поздно ложиться ему нельзя, но свое время я забираю сполна, держась руками за спинку кровати, стоя на коленях, прогибаясь в спине и двигаясь навстречу Аарону, пока он берет легкий тайм-аут, передавая инициативу мне и скользя теплыми ладонями по моим ягодицам. Секс всегда потрясающий, но сейчас я ловлю себя на мысли, что мне не хотелось бы его лишаться, потому что секс такой потрясающий именно с Аароном.
Через несколько дней меня вызывают, чтобы приставить меня к общественному и полезному делу. Аарон не прогадал и меня действительно решили определить в столовку, куда стекались все, кто работал на стройке.
- Что вы умеет, Регина? – спрашивает меня тучная женщина и вообще странно, что она такая большая, потому что вроде харчами тут никого не балуют. Но кто знает. Может гормональное.
- Ну, я вроде как неплохо готовлю.
- Понятно. – она что-то отмечает в папке с бумагами. Бумаги? Папки? О компьютерах здесь не слышали? – Тогда мы определим вас на кухню. Будете отвечать за посуду и за зал, вместе с другими.
Э, что?
- А до готовки я ростом не вышла? Или боитесь, что травану?
Женщина зыркает на меня опасно и я улыбаюсь, поджимая губы. Шучу. Юмор у меня такой.
- Это будет ваш испытательный срок. А там, в перспективе можно поговорить о готовке.
- И сколько будет длится этот испытательный срок?
- Столько, сколько потребуется.
В общем-то на этом все и закончилось. Она сказала, что назначит мне кого-нибудь, кто сможет поводить меня по столовке и объяснить, что да как.
Стоит ли говорить, что домой я прихожу злая как не знаю кто? Хорошо хоть возвращаюсь я раньше Аарона и успеваю выместить свой гнев на… да здесь же выместить его не на чем. Надо бы придумать что-нибудь. В Капитолии я пила и нюхала. После лечения, ну, курила иногда, но это как-то не прижилось. А вообще спасал тренажерный зал. Только, думаю, в Тринадцатом вместо всяких тренажерок – покрытие черепицей и обработка дерева.
В общем, когда муж возвращается вечером домой, я только и говорю о том, что меня назначили на кухню и завтра меня ждет экскурсия.
- Ко мне приставят куратора, кого-то из поваров, чтобы я не сыпанула хинина в еду. – а сама накладываю ужин Аарону. Дома для меня готовить было не в тягость. Куда сложнее обстояли дела со стиркой и уборкой. – Помечу твою тарелку как-нибудь, чтобы не овдоветь.
И, блядь, это просто издевательство какое-то, потому что приставляют мне в качестве экскурсовода именно Лорен.
- Не волнуйся, Регина. Я все тебе покажу. Ничего сложного у нас нет.
Да я, пиздец, как счастлива, овечка ты блондинистая!
- Только, наверно, тебе стоит все-таки надевать спецформу. – она обращает внимание на то как я одета. А что не так, родная? Мои шорты и майка тебя не устраивают? – Все-таки не хочется испортить такие хорошие вещи.
Да уж получше, чем у некоторых.
- Время к обеду. Я сейчас закончу готовку, потом обед. Отпустим ребят и я все тебе покажу. – ты смотри, какая же ты прелесть, моя золотая. Все она мне покажет. Наверно и сама думает, что я как злой рок на нее свалилась. Мало того, что мужика увела, так еще и на работу к ней явилась.
- Кормежка посменная?
- Ага. – быстро отвечает девушка, пока крутится над плитой. – Аарон всегда приходит во второй, потому что у них времени на обед как-то больше получается. - да что ты говоришь, лапуля!
Она улыбается, но как будто спохватывается и бросает на меня осторожный взгляд.
- Ну я к тому, что было бы здорово тебе его увидеть. Он же много работает, а ты – одна.
Я улыбаюсь в ответ. Ну конечно, обо мне она озаботилась, как же. И ведь я даже за язык не тянула.
- Не думала об этом.
- Правда? – она реально, искренне удивляется.
- Но, по-моему, это отличная идея.
И точно, повидаю мужа в его привычной рабочей обстановке.

0

34

Регина смотрит на меня, поджав губы и словно сдерживая себя от того, чтобы перебить меня в любую минуту, но она не делает этого, а когда я замолкаю, словно сдувается, подается ко мне на встречу и становится такой мягкой, податливой в моих руках, так что я прижимаю ее к себе. Она шепчет, что я прав, и что ей не следует так накручиваться, что все будет хорошо, что я меняю ее и делаю лучше.

- Эй, капитолийка, не будь такой эгоцентричной! - смеюсь я, целуя ее в макушку. - Не думай, что все вращается вокруг тебя. Здесь не меня оценивают п-по тебе, а тебя - п-по мне, так что все тебя любят, а некоторые даже хотят выйти за тебя замуж, - Регина что-то бормочет мне в плечо, и чувствую, что ругательства, а потом принимается целовать меня и говорит, что, наверное, влюбляется в меня.
- Ну вот, а я думал, что ты влюбилась сразу, как увидела меня! - пытаюсь возмутиться, но не могу. Я понимаю, о чем она. И еще трудно не понять, чего она хочет, предлагая пойти наверх. Уж точно не спать.

Обстановка в спальне по-прежнему та же самая, простая и минимальная, хотя появились вещи Регины, и они все-таки оживили ее женским присутствием. Я по-военному не привык оставлять вещи, где попало, но мне чертовски нравится, что, например, ее сорочка всегда висит перекинутой через спинку кровати. Ту самую, о которую Регина сейчас опирается, постанывая. Моя жена чертовски, безумно, невероятно красивая. Я целую ее между лопаток, покусываю нежную кожу на плечах и у шеи, скользя ладонями по ее животу и груди. Эти ощущения потрясающие и, когда мы кончаем, я привлекаю ее к себе, укладывая рядом и прижимаясь к ней всем телом. Она что-то шепчет, оборачиваясь ко мне и целуя. Кажется, что-то о том, что теперь спать она будет очень крепко.

Конечно, мой подъем для нее несусветная рань, но что поделать. Впрочем, я и сам бы мог приготовить себе завтрак, но Регина всегда просыпается, говоря, что доспит после того, как я уйду. и ей полезно привыкать к новому распорядку. В самом деле, через несколько дней она выходит на работу. Я предлагаю пойти с ней, но она ничего не хочет слышать, сказав, что запомнила, где столовая и что ни за что не пропадет. Да, мы много гуляли по Тринадцатаму, здесь кругом стройка - где-то деревянная, где-то каменная, но повсюду люди, так что действительно дорогу подскажут. Хотя, я ведь и не о маршруте беспокоюсь, а о том, как все пройдет.

Вечером я спешу домой узнать, как прошло первое знакомство с новыми обязанностями, и Регина сообщает, что она распределена на кухню, но готовить ей не доверили - только контроль за порядком и всем таким. Сама она кружит сейчас в нашей кухне, и аромат от ужина восхитительный. На рынок привозят самые свежие продукты, так что всегда есть, что выбрать.
Хотя Регина и язвит, вижу, что в общем и целом она в неплохом расположении духа.
- Боятся, что ты быстро станешь всем заправлять, - пробую жаркое. - Воу! П-потрясающе, - и нет, нисколько не привираю. Действительно очень вкусно.

Регина потихоньку берет обязанности по дому, хотя вижу, что ей непросто. Например, полы она точно не умеет мыть, и от плохо выжатой тряпки остаются следы. Однако пока в первый раз она провернула уборку без меня, и по возвращении я хвалю ее инициативу. Как-нибудь потом подскажу ей, как управляться со шваброй. А что до стирки... Знаю, что с этим в принципе тяжело из-за воды. Поскорее бы уже запустили водонапорную систему! Короче, свои вещи я стираю сам, а что-то типа постельного белья можно отнести в прачечную. Да, такая у нас есть. 

Сегодня первый день официального выхода Регины на службу. Утром я провожаю ее и спешу на стройку. Давно поймал себя на мысли, что, живи я в мирное время, то был бы отличным плотником. Мне нравится это ремесло и у меня получается. Я часто теряю ощущение времени, но только в этот раз с нетерпением жду час обеда, потому что не терпится увидеть Регину.
- Твоя жена сегодня на кухне? - спрашивает Джон, наш техник по безопасности.
- Да, п-первый день.
- Моя Кейти говорит, она неплохая девчонка. Видела ее.
- Она отличная девчонка, Джон, - смеюсь, слазя с лесов и снимая рукавицы.
- Дайте боги.

Ну и я надеюсь, что Лорен поможет ей освоиться.

Надо ли говорить, что я спешу в столовую, и мне кажется, что первая смена сегодня просто забыла, что она не единственная. Вхожу и первым делом ищу взглядом Регину, но не вижу. Впереди меня небольшая очередь, девчонки на раздаче все в белых форменных халатах и платках, и каково мое удивление увидеть среди них мою красотку! Она разливает в чашки чай и компот, и такая сосредоточенная на этом деле, что мне приходится заставить ее оторвать взгляд от половника.
- Красавица, а морс из таких же сладких ягод, как ты? - она вздрагивает и, видя меня, шикает, улыбаясь. Зато вот Марта, босс этой смены, зыркает на меня и говорит, чтобы я не морочил девчонкам головы, даже если и своей жене.
- Все в п-порядке? - спрашиваю я, конечно, задерживая очередь, и парни подтрунивают надо мной, что не один я хочу полюбоваться на мою жену.
- Левий, или ешь! - командует Марта. Но Марта только с виду грозная, и через десять минут просит Лорен подменить Регину, чтобы она смогла подсесть ко мне.

....
.

+1

35

Конечно, Аарон воспринимает мою новую работу легче, чем я и готова поспорить, он почти уверен, что все будет нормально, потому что без помощи я не останусь. Признаться, это тоже немного меня бесит. И у меня создается впечатление, что я вечно всем недовольна, но… Просто, когда я готовилась к переезду, я думала здесь все будут смотреть на меня с ненавистью и готовые к атаке или, как минимум, к защите. По крайней мере, это было бы мне понятнее.
Но Аарон оказывается прав, что обо мне судят именно по нему и из-за уверенности, что такой хороший парень не могу выбрать себе в жены какую-нибудь лживую лицемерную суку. Как же они все ошибаются.
Так вот бесит меня то, что все идет вопреки моим ожиданиям. Вместо ненависти, эти люди хвалят меня и помогают и я чувствую себя немощно и еще как будто совсем нелепой и ничего не умеющей. В Капитолии это было нормой, а здесь… В общем, немного раздражает, даже если эти люди не преследуют цели меня унизить. Я просто и без них прекрасно чувствую себя униженной.
Например, вот сейчас, когда медленно, еще не навострившись и сосредоточенно разливаю по чашкам и стаканам, то чай, то компот. Компот… Вообще даже не знаю, что это. Я скучаю по мохито. И сексу на пляже… Во всех значениях.
От жалости в самой себе меня отвлекает Аарон, который появляется будто ни откуда и про которого я совсем забыла, что подошла его смена. На лица я уже и не смотрю, одно сплошное пятно.
Муж отвешивает мне комплимент и тем самым как-то разряжает мое волнение и напряжение, от которого уже мышцы затекли. И я устало, но улыбаюсь, против воли.
- Попробуй. Тебе же есть, с чем сравнить.
Аарон все эти дни, пока я моталась с работой, да и вообще, все это время, что я здесь, очень поддерживал меня, терпел. Истерик я ему больше не закатывала и научилась выплескивать раздражение наедине с собой. Не потому что Аарону это не нужно, а потому что нам это не нужно. Ситуация и так острая, не хочу испортить все окончательно. Я знала, что процесс обживания будет тяжелым и сама себе обещала, что вытерплю. Вот и терплю.
А Аарон помогает, как может и я принимаю его помощь, потому что больше у меня никого и ничего нет. Муж становится единственной причиной, по которой я мирюсь с окружающей меня бедностью. И это держит меня, да, это помогает. Хотя бы потому что по вечерам, когда он совсем уставший после работы, невероятно здорово после ужина валяться на диване без дела и целоваться, обмениваясь незначительными и тихими диалогами.
- Не задерживайте очередь, майор. – шикаю я, когда позади Аарона начинают притоптывать и посмеиваться его друзья. А муж все равно спрашивает, как у меня дела. Не хочу слышать этот вопрос, потому что тоже научилась на него отвечать. – Иди.
Через некоторое время подходит Лорен и говорит, что меня сменит.
- Нет, все нормально. – отнекиваюсь я. Не хочу выглядеть жалко.
- Отдохни. Аарон, наверняка, тебя ждет. – ты смотри, какая забота. Не люблю я Лорен, вот просто не люблю. Потому что знаю, что таится за этим ободряющим взглядом и миловидной улыбкой. Больно, да, красавица? Больно, когда твоего мужика лапает другая женщина?
Но я все же ухожу и нахожу в столовой мужа. Он сидит с ребятами и они о чем-то говорят и за столом разносится смех.
- Привет. – я подхожу к их столу и смотрю сначала на всех, а потом на мужа. Но отзывается мне кто угодно и даже с соседних столов, но только не Аарон. Смеюсь. Ну что сказать, люблю внимание к себе противоположного пола. – Оцените обслуживание по шкале от одного до пяти.
Присаживаюсь рядом с Аароном и пока ребята отзываются о сплошных пятерках, целую мужа у всех на глазах. А он снова справляется, как мои дела.
- Все хорошо. – ну да, примерно так я теперь и отвечаю. Мне многое надо держать в себе, чтобы не повторились истерики. Не знаю, что выдам в следующий раз.
- Аарону теперь наверно, добавка будет положена. – подтрунивает один из парней.
- Что ты хочешь услышать? – спрашиваю у него. – Что добавка будет вечером? Так она будет.
За столом протягивают долгое «оооо», а я надолго не задерживаюсь. Мы уговорились с Аароном, что вечером, после работы он заберет меня и мы пойдем домой.
- Тогда буду ждать.
День длится чертовски долго, особенно, когда после обеда мы начинаем уборку и на меня сваливается гора посуды. Да, я не одна ее мою, есть такие же как и я, кто не умеет готовить, но отвечает за порядок. А мне кажется это убогим. Я даже в самых страшных кошмарах не представляла для себя такой жизни. Называется, сбежала с первым попавшимся, думала, получу привилегии. А хер!
Дни как-то так и сливаются и постепенно начинают пролетать за работой, за форс мажорами, когда я обламываю себе ногти до крови, то задевая об стол, то во время мытья посуды. Мы носим перчатки, но после них руки пахнут резиной и ни один мой крем, который я привезла не может вытравить этот запах и он въедается в кожу. И сами по себе руки становятся неухоженными. Рабочими. Гадость.
- Что ж, пока программа по декапитолизации проходит успешно. – невесело шучу я, пока усиленно растираю руки кремом. Только, блядь, что будет, когда все мои крема закончатся? Я начну стареть как ненормальная.
Май совсем теплый и под жужжание пчел, от который я усиленно отмахиваюсь и скрываюсь за спиной Аарона, мы болтаем на заднем дворе, сидя на ступеньках и попивая холодный чай.
- Знаешь, здесь было бы неплохо сделать беседку. Продлить крыльцо и сделать зону отдыха.
Вообще, я только недавно начала замечать, что весь дом пахнет деревом и смолой. Может быть, еще и поэтому я была такой спокойно. А еще мы с Аароном по выходным ходили в лес. И хотя я подскакивала от каждой букашки, чуть ли не забираясь на мужа с ногами, но было вроде даже здорово. Ощущение дикости не всегда неприятное.
Мы с мужем вообще много времени проводили вместе, когда он не работал. Редко, но ходили к кому-нибудь на ужин. Но я всегда держалась рядом с Левием, всегда. Я могла разговаривать с кем-то, но тут же заводила руку за спину, пытаясь нащупать мужа и хваталась за первое попавшееся, рубашка ли это, задний карман джинс, его рука. Иногда приводило и к неловким ситуациям, когда я задевала молнию его джинс, а ведь схватиться за это тоже порой очень хотелось. Хотелось увести его посреди ужина в какую-нибудь комнату и завалить. Об этом я порой говорила ему с совершенно непроницаемым выражением лица, нашептывая, как будто говорила о погоде или еде.
А вот дома могли вестись совсем другие разговоры.
- Почему ты заикаешься? У тебя это с рождения или после какого-то происшествия? – спрашиваю я у мужа, наблюдая за раскрасневшимся в закате небом, за спокойной гладью воды и вытянув уставшие ноги на пирсе у озера.

+1

36

Ну конечно парни оценивают сервис на пятерку, а мне достается поцелуй. Регина говорит, что у нее все хорошо и что мне перепадет добавка вечером дома. Ох, моя девочка. Что хотите, но я испытываю гордость, когда она удаляется, а парни вытягивают шеи, чтобы проследить за нею.
- Аарон, черт бы тебя побрал, она красавица!
Хмыкаю, пожимая плечами. Что есть, то есть.

Мы теперь всегда возвращаемся домой вместе, я ухожу вовремя, чтобы добежать до столовой и забрать Регину, которая даже если заканчивает свои дела раньше, ждет меня на крыльце, поставив лицо вечернему теплому и не обжигающему солнцу. Беру ее за руку, а она всегда норовит спрятать ладонь, говоря, что лучше мне пожать наждачный лист - и то приятнее. Дурочка.
- Не говори глупости, - ловлю ее пальцы и целую. Да, я знаю, что ее руки терпят не лучшие времена, и по вечерам Регина устраивает какие-то ванночки для них, растирает кремами. Она сидит на постели, завернутая в полотенце после приема ванны, и я не могу удержаться, чтобы не устроиться рядом с нею. Наблюдаю за нею, тянусь, чтобы поцеловать колени и выше.
- Ты самая п-прекрасная женщина.

И самая прекрасная женщина действительно старается освоиться в Тринадцатом. Больше мы не поднимали ту тему, которая зазвучала после ужина к Джека и Дебры, и это было добрым знаком. Мы подолгу гуляли, и даже уходили в лес. Правда, Регина готова была погибнуть от самого крохотного паука, но вообще мы неплохо проводили время. Пожалуй, она даже стала проявлять интерес к тому, что вокруг, и в первую очередь к дому, когда вдруг предложила изменить веранду. С удивлением смотрю на нее. Мне нравится ее идея, хотя пока не знаю, что именно она имеет в виду. Да какая разница! Я согласен!
- Считаешь? - спрашиваю ее. - А что, неплохая идея. Можно что-то п-придумать. Можно было бы устроить тут гамак...
Регина переспрашивает, всерьез ли я, и я отвечаю, что да. Абсолютно.

Мы выбираемся в гости, и однажды даже на небольшое торжество по случаю свадьбы. Ну, как небольшое... Гостей тьма, но, конечно, с капитолийскими вечеринками не сравнится. Однако мне кажется, что Регине пришлось по душе, и мы даже танцевали в тот вечер. К слову о танцах... Ребята-плотники, участвующие в обустройстве площади, решили, что, может, административные здания и не терпят суеты, а вот хорошая танцевальная площадка на ней должна появиться как минимум к концу мая, так что в примыкающем к ней сквере с фонтаном работа шла уже полным ходом. Ну а пока во время очередной прогулки мы дошли до озера, и здесь так тихо и хорошо, что не лишним будет небольшой привал.

Мы устраиваемся на причале, и я лежу на теплых досках головой на коленях Регины, закрыв глаза и чувствуя, как ветерок и ее пальцы перебирают мои волосы. И вдруг она спрашивает меня о заикании. Нет-нет, тайны никакой нет, просто неожиданно.
- На самом деле я не заикаюсь. Это все из-за того, что девчонкам нравится, - отвечаю я, специально подбирая слова так, чтобы не было "п", а Регина тянет меня за волосы, и я айкаю. - Окей. Не знаю. Это с детства. Может быть, что-то и случилось, но рассказать мне уже некому. Никогда не считал это п-проблемой, п-пока не решил стать п-пилотом. Доктора считали, что это может быть связано с каким-то расстройством, но так ничего и не нашли. Тебе не нравится мое заикание? Ты не находишь его п-предельно эротичным? - смотрю на нее снизу вверх, и Регина смеется.

- У меня для тебя кое-что есть. Я обещал п-подумать, - хлопаю себя по краманам и достаю сложенный белый лист бумаги. На нем - набросок того, как я увидел возсожность переустроить нашу веранду, и, надеюсь, угадал. - И вот. С материалами п-проблем не будет, а ты обставишь все так, как захочешь. Ты и в доме можешь п-придумать, что хочешь. Конечно, выбор у нас небольшой, но если ты хочешь что-то специальное - то можешь заказать, и нам это п-привезут. О деньгах не беспокойся. У меня есть небольшое п-приданное.
И жалованье. Помимо плотничества я таки остаюсь пилотом, и за испытания мне очень неплохо платят. Непривычно получать жалованье, но привыкаешь. За год у меня даже кое-что скопилось, ведь тратить мне особо было не на что. Дом и самая необходимая мебель в нем предоставлены мне Дистриктом как и всем остальным.

....

+1

37

На самом деле, пока я могла находиться с Аароном вот так наедине, весь окружающий мир меня не трогал и не заботил. Ни моя вынужденная работа, ни люди, которые все еще были мне непривычны и напрягали своей заботой, ни отсутствие воды. Когда-то я сказала Аарону, что он смотрит на меня не так как все, без жалости, без ненависти, как на обычного человека. Да, конечно, к этому взгляду сейчас примешивалась нежность и даже чувство любви, которое я ощущала. Но все же, до сих пор, даже с учетом, что здесь ко мне относились не так, как я думала прежде, но Аарон оставался все-таки тем, кто… Он много для меня значит, иначе бы я не чувствовала рядом с ним такой покой.
И я менялась рядом с мужем. В Капитолии все было игрой, но в Тринадцатом я поняла, что совсем не играю, а веду себя так, как веду, как чувствую. Да, я многое скрываю из своих мыслей, своих раздражений, говоря, что все хорошо, что я справляюсь. Но справляюсь я только пока у меня есть Аарон. Я ожидала, что отыграю роль и разведусь с ним, а по факту, тянусь к мужчине, желая, чтобы он и дальше хотел делить со мной свою жизнь.
Рядом с ним я забываю о себе.
Рядом с ним я думаю только о нем.
Да, мой вопрос про заикание оказался неожиданным, но Аарон не теряется, тут же выдавая шутку и намекая, что он тот еще бабник. Кстати об этом… Скольким же барышням, кроме Лорен я перебежала дорогу?
Ненавязчиво тяну мужа за волосы и он исправляется, говоря, что понятия не имеет, откуда такое появилось. Вскользь говорит о работе. Мы никогда с ним не обсуждаем его работу, а я только и знаю, что он пилот. Но все это время, что я здесь, он больше ни разу никуда не летал, занимался на стройке. Но судя по тому, что ему запретили рассказывать мне о своих миссиях, чем-то, но он промышляет в своей родной профессии. Знать бы только, чем.
Столько вопросов… Я понимаю, что действительно не знаю его. А он – меня. Но мое прошлое – не то, что нужно обсуждать. А его прошлое и настоящее теперь вроде как часть нашей жизни. И все же молчим об этом.
- Я нахожу его п-парадоксально п-притягательно-п-привлекательным. – смеюсь я, наклоняясь к мужу и целуя его. Оторваться очень трудно, учитывая обстановку. Не пляж, конечно, но располагает. – Хорошо, что меня зовут не Поппея. А то были бы у нас проблемы. Ты бы точно не взял меня в жены.
Уже очередь мужа смеяться, но потом он вдруг говорит, что у него для меня что-то есть и выуживает из кармана джинс бумажку с планом на веранду, о которой я заикалась. Я присматриваюсь к рисунку, он сделан очень неплохо и, что самое главное, понятно. Аарон неплохо рисует, кажется. И то что я вижу, мне очень нравится. Я реально визуализирую это в своей голове.
- О, Аарон, это очень здорово. – выдыхаю я. – Мне очень нравится. Ты сам это придумал? – Аарон кивает не без гордости и я не могу удержаться, чтобы снова поцеловать его. – Это очень классно пряничек. Ты – очень классный. Вот здесь, - показываю ему на рисунке, - можно будет поставить кресла качалки. Здесь – повесить гамак. По краям поставим какие-нибудь цветы. Хотя пчел будет дофига, но ничего, будем валяться в герметичных скафандрах. 
Аарон говорит, что о деньгах можно не беспокоиться, но думаю, что все-таки придется. Мне кажется он и не подозревает, что для меня значит фраза «не беспокоиться о деньгах». Особенно в тех масштабах, что я тратила раньше. Любовнички хорошо меня обеспечивали. И даже когда с финансами у меня настала полная задница, я все равно не могла контролировать себя. Всему приходится учиться.
- Это очень круто, милый. Пора обставлять твое холостяцкое жилище. И когда-нибудь твой дом станет полон всякого домашнего барахла, которое будет скапливаться на чердаке и ты будешь сбегать от уборки на рыбалку или охоту.
Забавно, но только что я абстрактно, но описала наше с Аароном будущее, которого никогда не должно было случиться.
Вода еще холодная, так что искупаться без вариантов, хотя я бы нырнула даже, если бы была возможность. Настроение хорошее, вот и я не привередничаю. Нет, порой меня все еще ужасает столь дикий образ жизни, какой ведут Тринадцатые, но, наверно, ко всему постепенно привыкаешь и даже такая как я не может идти против этого правила. Потому что, иначе почему я говорю мужу, что помогу ему с обустройством веранды, если ему вдруг понадобится помощь моих корявых рук.
- Зато я умею очень красиво подносить прохладительные напитки и эротично разливать чай в чашки.
Талант, хули.
- Зато ты компенсируешь все мои недостатки своими талантами. Ты у меня просто молодец. Бородатый красивый молодец. – тихо смеюсь, почесывая его бороду и улыбка моя становится шире, когда я вижу, как довольно жмурится мой милый. – Но если серьезно, как так получилось, что до меня никто не прибрал тебя к рукам? У вас много красивых девчонок, многие твои друзья женаты, ты не похож на заядлого холостяка. Или тебе не хватало разврата в жизни и поэтому ты полетел в Капитолий на поиски?
Ведь, с другой стороны, какими бы ни были мои изначальные цели склонить Аарона к браку и обеспечить целостность моей шкурки, но по факту Аарон довольно быстро согласился забрать меня. Любовь ли это с первого взгляда или что, но будь у него интерес к женщинам из его дистрикта, я бы ничего не смогла сделать.

+1

38

Регина шутит насчет моего заикания, и как оно могло повлиять на мой выбор жены. Поппея... О да, зови ее так, у нас были бы п-п-проблемы.
- Я бы звал тебя п-по фамилии. Моей фамилии, - улыбаюсь, глядя на нее. Мне кажется, я бы влюбился в нее даже если бы в ее имени были только буквы "п" без любых других. А пока Регина рассматривает мой набросок, и я вижу, как проясняется ее лицо, и она на ходу додумывает к моему плану детали обстановки. И называет меня "пряничек". Звучит глупо, но мне безумно нравится.
- О, я могу полюбить охоту? - смеюсь. Вообще, да, я не против рыбалки, с ребятами мы часто ходили к реке во время выхода на поверхность, а сейчас, вот парадокс, выбрались только несколько раз. - Какие еще увлечения я смогу п-приобрести, сбегая от домашних дел?
Сладко потягиваюсь на ее коленях, а Регина как коту почесывает мне бороду, осыпая комплиментами.
- Кстати о красивом и эротичном, разливай чай менее эротично, а то ведь тебя от меня уведут. Ты не п-представляешь, какие у нас тут есть настоящие красавцы, п-плечистые, высокие, - жмурюсь от ее прикосновений, и Регина снова наклоняется, чтобы поцеловать меня. И еще она перехватывает инициативу и спрашивает о том, почему я еще холостой, когда вокруг столько красивых девчонок.

Поднимаю голову, осматриваясь:
- Где? - и она укладывает меня обратно, щелкая по носу.
- Хорошо-хорошо! Буду серьезен, - сажусь напротив нее. - П-просто ни с кем не срослось, наверное, а я люблю красивых развратных девушек. Наверное, в п-прошлой жизни я был капитолийцем, - снова смеюсь. Регина смотрит на меня с осуждением, но и с улыбкой. Окончательно решила, что не дождется серьезного ответа? А я... - У меня была девушка, с которой мы бы точно п-поженились, но ее не стало. Это было давно, п-почти восемь лет назад, как будто в другой жизни, - ерошу волосы и вздрагиваю. Очень давно не вспоминал об этом, хотя и корю себя. Только поделать ничего не могу, Джесс уходит все дальше и дальше, и если бы не оставшееся фото, то, наверное, и лицо ее уже стерлось бы из памяти. Я не говорю о неродившемся ребенке и ни об одной из женщин, которые были у меня после Джесс. Наверное, это потому, что с нею все было по-настоящему сильно. - Кстати, может быть из-за Джесс никто и не удивился, что я внезапно женился на капитолийке. Нет, вы нисколько не п-похожи, п-просто... Наши шутили, что ее к нам п-подкинули, такая она была взбалмошная и ненормальная. В хорошем смысле.

...И еще сегодня какой-то совершенно волшебный вечер, потому что под занавес Регина предлагает устроить в ближайшие выходные небольшую вечеринку для друзей у нас. Она бы приготовила что-нибудь вкусное для компании. Правда, сама она не имеет представления, кого можно пригласить, потому что пока не обзавелась друзьями, и отдает инициативу мне. Что же... Думаю, Джек, Дебра и Лорен не обсуждаются? В конце концов, мы им задолжали хороший прием. Приглашаю Джей-Джея, Райана с Моникой, пилота и сестру из госпиталя, сладкую парочку и моих хороших друзей, моего второго пилота Питти, Тессу и Брайана с женой. В конце концов, последние - наши свидетели. И никто не приходит с пустыми руками домашний хлеб, вино, выпечка, так что стол просто ломится от еды, потому что Регина постаралась на славу, вытащив меня в субботу с утра на рынок. Это был тот случай, когда моя жена вскочила ни свет, ни заря и расталкивала меня. Я иду с нею, но не вмешиваюсь в выбор продуктов. Мне просто нравится наблюдать, как моя жена, легкая и словно бы светящаяся в утренней дымке, решает, что ей подойдет, а что - нет, с самым деловитым видом. Волосы у нее собраны в пучок на макушке, но непослушная прядь выбилась, и она всякий раз возвращает ее за ухо, когда водит своим вздернутым носиком над фруктами, решая, стоит он покупки или нет. Вообще, нам привозят все самое свежее, но у Регины свои стандарты выбора. И ого-го-го, она умеет торговаться, так что фермеры из Одиннадцатого, которых в субботу всегда доставляют лично, просто ошарашены, впервые сталкиваясь с такой бойкой покупательницей в наших краях. Меня эти люди знают, иногда я бываю одним из тех пилотов, кто прилетает за ними.
- Твоя жена, Левий? Бойкая-бойкая!
- Отдыхай, Билли, Левия не выберет у тебя сыр, она знает, что настоящий - это у меня!

....

+1

39

Мы замечательно сидим вдвоем, любуясь видом и обсуждая нашу жизнь. Народ вокруг нет-нет, но мелькает вреди деревьев, но нас никто не тревожит. Стоит отметить, что здесь в чужое личное пространство никто навязчиво не лез и для меня это было ново, но в то де время и нравилось.
Аарон поддерживает мою шутку об уборке и увлечениях.
- Приобретая одни развлечения, ты лишаешься других. – назидательно качаю головой и улыбаюсь мужу.
Аарон снова не сразу прямо отвечает на мой вопрос о его холостяцких наклонностях, но на это раз я не угадываю за его словами попытку собрать себя в кучу для серьезного ответа. Зато когда он звучит, я уже не улыбаюсь и не поддерживаю оптимизм. Оказывается, что Аарон должен был связать свою жизнь с девушкой и довольно давно, но только ее не стало и все планы порушились. Он говорит, что это было восемь лет назад, значит, она умерла не вместе с его родителями от эпидемии оспы. Впрочем, много ли нужно было Тринадцатым, чтобы подхватить сопли и довести их до воспаления легких?
А еще он говорит, что поэтому никто не удивляется, что мой мужчина женился на мне, потому что Джесс была не такой как другие. Я вижу, что к ней у него все еще не переболело, хотя и было это давно. Это наверно было сумасшедшее чувство, безумная любовь, если он хотел жениться на ней в… сколько ему сейчас? Вроде 27. То есть женился бы он не достигнув 20. Это точно была безумная любовь, жениться в столь раннем возрасте могут только безумцы. Наверно, он тяжело переживал ее смерть.
Когда Германих словил передоз, все что я сделала, это после его похорон ударилась в такой загул, что сейчас даже не помню первый месяц после его смерти.
- За ненормальностью, это ко мне. – подвигаюсь к Аарону и целую его обнимая. – Слушай, мы же так и не устроили ужин для твоих друзей в честь моего приезда и свадьбы. Я не зарекомендовала себя как хорошая жена, которая умеет хоть что-нибудь. Давай устроим что-то такое на следующих выходных? Я приготовлю ужин, пригласи, кого считаешь нужным.
Аарон соглашается на мое неожиданное предложение и мы действительно планируем ужин.
Приходят друзья Аарона, но многих я знаю, мой милый старается не захламлять мою голову большим количеством имен, постепенно вводя в наш круг общения новые лица. И все они, конечно, очень хорошие люди. Из всех них выделяется разве что Кассия, которая более лаконичная и не растекается ванилью, как другие.
- А как тебе озеро в лесу, Регина? Еще рано пока купаться, но летом там будет очень здорово.
- В прошлом году мы устроили праздник там с костром и музыкой. Думаю, это может войти в традицию.
Джек и Дебра развлекают нас рассказами о том, как было здорово в прошлом году.
- А помните, как в прошлом году, во время купания у Лорен свело ногу. Мы уже думали, что она не выберется. Счастье, что Аарон оказался рядом.
- Это точно, Левий для нее как ангел хранитель. Столько раз уже спасал.
Смешки раздаются по комнате, а я улыбаюсь вместе со всеми, наблюдая украдкой за Лорен, которая ведет себя чрезвычайно весело и бросает взгляды на Аарона. Они переглядываются и ржут над прошлыми воспоминаниями.
- А может, наоборот? Может, все дело именно в том, что Аарон всегда был где-то рядом с Лорен.
Все снова смеются, а я чувствую, что сейчас сточу зубы до мелкого крошева, потому что очевидно нельзя не заметить, как рада была Лорен, что Аарон ее «ангел хранитель».
- Что ж, наверно, поэтому я и клюнула на него. Люблю оказываться в беде, чтобы меня спасали. – смеюсь и, конечно, я шучу и целую мужа, морща нос, когда он тихо ругается на меня за мою шутку.
- На самом деле, Аарон действительно во многом мне помогал, когда я попадала в беду. Мы с Лорен часто чудили на пару. У него не было другого выхода, кроме как присматривать за нами.
Имя Лорен звучит очень осторожно и мягко и сучка Лорен бросает на Аарона предупредительный взгляд, готовая в любой момент перевести тему, но все вроде нормально. Кроме, конечно, того, как он рассказывает и козыряет тем, что с Аароном она с самого детства была рядом. Хочешь показать свое выигрышное положение? Так толку? Он все равно женат на мне.
- А Джей-Джей присматривал за всеми вами. – и снова смех.
Нас с Аароном спрашивают, как мы познакомились в Капитолии и оказывается, что никто до этого момента не был в курсе, что я была пленницей Тринадцатого когда-то очень давно. И нельзя пропустить шутку на эту тему.
- Так вот почему ты вернулась. Тогда не получилось охомутать нашего стрижика.
В общем, беседа идет даже очень неплохо, разве что остальных я слушаю вполуха, а вот любые сказанные Лорен слова откладываются в голове очень ясно и четко.
- Время переходить к десерту! – я хлопаю в ладони и поднимаюсь из-за стола. – Стрижик, не поможешь мне?
Мы с Аароном принимаемся уносить тарелки, убеждая гостей, что мы справимся и им ничего не нужно делать. Тем более, что я не просто так объявила о десерте, потому что я хочу его больше всех. И едва мы с Аароном оказываемся на кухне, как я ставлю свои тарелки на стол, забираю его, а потом прижимаю обнимаю моего мужа и в порыве целую, утаскивая его за угол к стене.
- Какой же ты… - только и выдыхаю, забираясь руками под его рубашку и, черт возьми… - Хочу чтобы ты поимел меня прямо сейчас…
У меня крышу сносит. Все мои прежние поглаживания его колена за столом были ни о чем, а теперь я реально вся горю. И было бы все отлично, если бы не звук разбитых тарелок совсем рядом с нами.
Аарон отрывается от меня и мы оба вздрагиваем от неожиданности. Я оборачиваюсь и вижу Лорен. Какая… удача! Я и представить не могла что мне так повезет и она увидит нас. Честное слово, я совсем не планировала это! Я действительно просто хотела прижать мужа, но с таким бонусом…
А бедная девочка смотрит на Аарона, испуганно и, боги, надеюсь, она не разревется сейчас, потому что точно будет неловко.
- Простите… - тихо выдает она. Сколько горечи в этом взгляде.
- Боги, Лорен, ты не поранилась? – я подхожу к ней, а на шум из-за угла выныривает Джей-Джей, становясь позади Лорен.
- Все в порядке?
- Лорен решила разбить тарелки на счастье. И правда, его много не бывает. – смеюсь я, все еще проверяя ее руки.
- Простите меня, я не хотела…
- Брось, Лорен! Главное, что с тобой все нормально.

+1

40

Кажется, вечер очень и очень удается, потому что темы для разговоров не иссякают, и я вижу, что мои друзья довольны тем, как их встретили, и, когда они хвалят Регину за вкусный ужин, я совершенно точно не нахожу на их лицах даже тени простой вежливости. Они действительно приятно удивлены, уж что-что, а своих я знаю как облупленных, и если бы им что-то было не по душе, это промелькнуло бы.
- Регина, колбаски просто... я сейчас тоже начну заикаться, потому что теряю волю! Обалденно! - Джей-Джей поглощает горячее и громко хвалит таланты моей жены. Потом, наклонившись только к ней, так, чтобы не ранить ничьи больше уши, он поинтересуется, с натуры ли она лепила их такого размера. Сучок. Ведь я слышу.
- Очень нежные на вкус, даже поразительно, - соглашается Дебра, кивая, а Джей-Джей поигрывает бровями.
- Все очень вкусно, Регина, - Тесса как всегда немногословна. Честно, я не рассчитывал, что она примет приглашение, потому что она в принципе была нелюдима. Райан, Моника, Брайан и его жена единогласно соглашаются и предлагают выпить за новую хозяйку дома.
- Приручила нашего мальчика, умница, - Райан даже роняет крокодилью слезу.

Может быть воспоминания не кажется Регине интересными, но ребят не унять, хотя, ей не будет лишним узнать, как мы жили. Так речь заходит о моей сестре, потом плавно перетекает снова к Регине и к тому, что она бывала в Тринадцатом.
- Уже тогда она приметила наше секретно оружие! - ржет Джей-Джей, сгребая меня в охапку. - Ну расскажи, он тогда пленил тебя? Что сказал? П-привет, п-прекрасная? - он пародирует меня и даже весьма похоже, так что все смеются.
- Нет, я сказал "П-пройдите, п-пожалуйста, п-присядьте, - кривляюсь.
- Какой ты милый! - Джей-Джей треплет меня на щеку.

Мне нравится наблюдать за Региной, за тем, как она внимательна ко всем, предлагает попробовать то одно, то другое, и она такая красавица в этом зеленом платье, и глаза у нее от него становится невообразимо яркими.

Ну конечно я помогу ей с десертом, а заодно захватываю несколько тарелок со стола и иду за ней. Правда, в кухне вместо ожидаемого мною вопроса "Ну как ты считаешь? Все хорошо?" Регина вдруг буквально зажимает меня в углу. Вернее, мною зажимает себя, шепча, что хочет меня прямо сейчас, и я мгновенно прихожу в состояние раздрая. Во-первых, в столовой сидят наши друзья. Во-вторых, предложение Регины звучит так... непристойно, что меня обдает жаром, и я хочу ее.
- Все услышат, как ты стонешь, - только и успеваю ответить я, как звон тарелок отбрасывает нас друг от друга. Лорен вошла и наверняка могла слышать. Регина тут же оборачивается лисой и как ни в чем ни бывало спешит к ней, спрашивая, все ли в порядке. Как будто это не она только что предлагала мне наскоро трахнуться.

Возникает Джей-Джей. Ну да, не удивительно, что он отреагировал при его-то внимании к Лорен...
- Все хорошо, Джей.
Ловлю блестящий влажный взгляд Регины и готов... Ох, черт, она сведет меня с ума, только бы продержаться до того, как гости разойдутся. А расходятся они рано, у нас не принято докучать, но и ужин действительно вышел отменным, и мы провожаем ребят, выйдя на улицу. Погода отличная, в воздухе пахнет крокусами и влажной листвой, потому что мы и не заметили, как прошел дождь.

Мы возвращаемся по гравиевой дорожке к дому, и рука моя по мере приближения сползает с талии Регины на ее потрясающий зад, и я сжимаю ее ягодицы.
- П-привет, п-прекрасная, - но при этом не смотрю на нее намеренно. - Что это было в кухне?

...Конечно, я помогаю ей убрать со стола и помыть посуду. Ее много, и я лишний раз хожу к колодцу, но зато, когда воцаряется порядок, такой кайф.
- Следующие п-пару дней я буду работать на Базе, в ангарах, так что п-придется тебе п-поскучать на обеде без меня, а в среду я улетаю в п-Первый, но буду и в Капитолии. Тебе п-привезти что-нибудь? Я вернусь в воскресенье, - спрашиваю я у Регины, подавая ей одну тарелку за другой, а она расставляет их в шкафу.

....

+1


Вы здесь » THG: ALTERA » Callida junctura » It won't go away


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC